Главная / Библиотека / 100 великих воительниц /
/ Восемнадцатый век / Елена Сарандова и «амазонская» конная рота

Глав: 14 | Статей: 114
Оглавление
На протяжении многих веков война была любимым мужским занятием. Однако традиция участия женщин в войнах также имеет очень давнюю историю и отнюдь не является феноменом XX века.

Если реальность существования амазонок еще требует серьезных доказательств, то присутствие женщин в составе вооруженных формирований Древней Спарты – документально установлено, а в Древнем Китае и Индии отряды женщин охраняли императоров. Женщины участвовали в походах Александра Македонского, а римский историк Тацит описывал кельтское войско, противостоящее римлянам, в составе которого было много женщин. Историки установили, что у германцев, сарматов и у других индоевропейских народов женщины не только участвовали в боевых действиях, но и возглавляли воинские отряды.

О самых известных воительницах прошлого и настоящего рассказывает очередная книга серии.
Сергей Нечаевi / Олег Власовi / Литагент Вечеi

Елена Сарандова и «амазонская» конная рота

Елена Сарандова и «амазонская» конная рота

Исключения из правил в русской армии составляли так называемые «показные» женские формирования. Так, например, в марте 1787 года к визиту императрицы Екатерины II в Крым в Балаклавском полку подполковника Чапони по приказанию светлейшего князя Г.А. Потёмкина была сформирована «амазонская конная рота из жен и дочерей балаклавских греков в числе ста особ», которой командовала жена ротного капитана Елена Ивановна Сарандова.

В тот год все в Российской империи готовились к грандиозному путешествию императрицы на юг. Путешествие было своего рода политической демонстрацией перед всей Европой. В это время Турция, подстрекаемая Великобританией, Пруссией и Францией, готовила ультиматум, требуя возвращения Крыма и признания Грузии вассальным владением турецкого султана. Россия отвергла ультиматум, и Турция объявила ей войну, которая длилась до 1791 года.

Путешествие на юг тщательно готовилось, для участия в нем были приглашены иностранные дипломаты и некоторые монархи. Отвечал за путешествие светлейший князь Г.А. Потёмкин, который выполнил поручение с большим размахом и выдумкой. Известное выражение «потемкинские деревни» стало с тех пор нарицательным.

А незадолго до путешествия князь Потёмкин рассказал императрице, что Балаклаву и окрестные места в Крыму заселили греки, отличившиеся, в том числе и женщины, храбростью в борьбе против турок, и что там есть некий Балаклавский греческий батальон. Императрица попросила доказать «восхваляемую храбрость» гречанок. Князь пообещал сделать это и тут же послал соответствующий приказ командиру Балаклавского полка Чапони.

Подполковник Чапони оказался в большом затруднении. Как исполнить такое повеление? Но, посоветовавшись с капитаном Сардановым, он решил предложить всем военным дамам участвовать в так называемой «амазонской роте». Так как Сарданов был старшим ротным капитаном, то Чапони предложил жене его, Елене Ивановне, родившейся в 1755 году, быть ротным капитаном.

В результате светлейший князь приготовил для Екатерины Великой множество сюрпризов, среди которых была и упомянутая рота «греческих амазонок».



«Амазонская» рота встречает Екатерину II в Крыму. Гравюра конца XVIII в.

На них была особая красивая форма, состоявшая из «юбок малинового бархата, отороченных золотым галуном и такою же бахромой. Их курточки были из спенсоров зеленого бархата, обшитых золотым галуном, а головные уборы представляли собой белый тюрбан с золотыми блестками и страусовым пером».

Все «амазонки» имели ружья «при трех патронах пороху». Плюс их спешно обучили стрельбе, фехтованию и умению держаться в седле.

В мае 1787 года Балаклаву посетили Екатерина II и австрийский император Иосиф II. И был устроен торжественный смотр.

«Встретить положено было близ Балаклавы у деревни Кадыковка, – вспоминала потом Елена Ивановна. – И рота под моим начальством была построена в конце аллеи, уставленной апельсинными, лимонными и лавровыми деревьями. Прежде приехал австрийский император Иосиф II верхом, осмотреть Балаклавскую бухту и развалины древней крепости».

Не выходя из кареты, императрица подозвала к себе Е.И. Сарандову, подала руку, поцеловала в губы и, потрепав по плечу, сказала:

– Поздравляю вас, амазонский капитан! Ваша рота исправна: я ею очень довольна!

Затем император Иосиф II слез с коня и, видимо, воодушевленный бравым парадным видом роты, поприветствовал ее и тоже поцеловал их командира в губы, что вызвало в рядах «амазонок» волнение.

Но тотчас же раздался суровый окрик Елены Ивановны:

– Смирно! Чего испугались? Вы ведь видели, что император не отнял у меня губ и не оставил своих.

Слово «император» подействовало на «амазонок», которые и знать не знали, кто был этот подъехавший.

«Из Кадыковки императрица изволила отправиться в Бахчисарай, куда я, – пишет Елена Ивановна, – последовала, желая еще раз взглянуть на великую монархиню, и имела счастье еще раз представляться Ее Величеству».

Позже из Симферополя, куда прибыла императрица, потрясенная необычайным зрелищем, эффектно подготовленным по приказу князя Потёмкина, Е.И. Сарандовой был прислан бриллиантовый перстень стоимостью 1800 рублей ассигнациями, а всей роте подарено 10 тысяч рублей серебром. До конца своей долгой жизни Е.И. Сарандова (по второму браку Шидянская) потом вспоминала благодеяния императрицы и ее именитых спутников.

Что же касается ее роты, то в связи с тем, что ее формирование носило скорее экзотический, чем военный характер, она, просуществовав всего два месяца, после визита императрицы была расформирована. То есть ни в каких боевых действиях не участвовала, а ее миссия была исключительно парадной – встретить и удивить императрицу, путешествовавшую по Крыму.

Что же касается капитана Е.И. Сарандовой (Шидянской), первой в Российской империи женщины-офицера, пышные формы которой отнюдь не вязались с мифическими «безгрудными» амазонками, то она прожила долгую жизнь и скончалась 4 сентября 1849 года. После смерти титулярного советника Гавриила Шидянского она ослепла и жила в крайней нужде. Это заставило гордую женщину, никогда ни к кому не обращавшуюся за помощью, напомнить о себе императорской семье.

В результате в сентябре 1848 года князь М.С. Воронцов сообщил министру императорскаго двора князю П.М. Волконскому, что получил письмо из Симферополя от вдовы титулярнаго советника Елены Шилянской, в котором она объясняет, «что, командуя еще в царствование императрицы Екатерины ротою амазонок и имев счастие представить роту Ее Величеству, была осыпана ее милостями, что, достигнув теперь 90 лет, лишась зрения, она хотя с того времени и не беспокоила царствовавших августейших монархов просьбами об оказании ей пособия, но, находясь в крайней бедности, просит об исходатайствовании ей от щедрот Его Императорскаго Величества единовременнаго пособия».

От себя лично князь Воронцов написал, что все вышеупомянутое справедливо и что Шидянская заслуживает благодетельного внимания государя императора.

И кончилось все это тем, что 29 сентября 1848 года Елене Ивановне были выданы 300 рублей серебром и благодаря этому пособию она смогла порадоваться хотя бы в последние отведенные ей судьбой десять месяцев жизни, а также быть достойно похороненной.

Кстати, похоронена она была в Симферополе, на старом кладбище, и там был поставлен памятник из простого песчаника в форме Георгиевского креста, на котором высекли надпись: «1849 года сентября 4-го скончалась капитан амазонской роты Елена Шидянская на 95-м году жизни».

На том же кладбище была похоронена как минимум еще одна «амазонка» – Екатерина Бухольцева, красавица черкешенка, также состоявшая в «амазонской» роте в 1787 году.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.051. Запросов К БД/Cache: 0 / 0