Главная / Библиотека / 100 великих воительниц /
/ Двадцатый век / Героиня двух войн Мария Захарченко

Глав: 14 | Статей: 114
Оглавление
На протяжении многих веков война была любимым мужским занятием. Однако традиция участия женщин в войнах также имеет очень давнюю историю и отнюдь не является феноменом XX века.

Если реальность существования амазонок еще требует серьезных доказательств, то присутствие женщин в составе вооруженных формирований Древней Спарты – документально установлено, а в Древнем Китае и Индии отряды женщин охраняли императоров. Женщины участвовали в походах Александра Македонского, а римский историк Тацит описывал кельтское войско, противостоящее римлянам, в составе которого было много женщин. Историки установили, что у германцев, сарматов и у других индоевропейских народов женщины не только участвовали в боевых действиях, но и возглавляли воинские отряды.

О самых известных воительницах прошлого и настоящего рассказывает очередная книга серии.
Сергей Нечаевi / Олег Власовi / Литагент Вечеi

Героиня двух войн Мария Захарченко

Героиня двух войн Мария Захарченко

Мария Владиславовна Захарченко (урожденная Лысова) родилась в 1892 году в Пензе в семье надворного советника, члена Пензенского окружного суда В.Г. Лысова.

Некоторые историки утверждают, что она происходила из старинного дворянского рода, однако дворянским этот род был только в третьем поколении.

Мать Марии умерла сразу после родов, а отец был все время занят по службе. В результате она была отдана в руки гувернанток и одиноко проводила детские годы в пензенских имениях отца. Жизнь в деревне девочке нравилась, и именно в это время она полюбила лошадей, став их большим знатоком. Тогда же она пристрастилась и к конной охоте с борзыми собаками.

Потом Мария училась в женской гимназии, а в 15 лет она поступила в 3-й класс Смольного института благородных девиц, который в 1911 году окончила с золотой медалью. Затем она год провела в пансионе в Лозанне (Швейцария). В 1913 году, находясь в Санкт-Петербурге, она познакомилась с поручиком Иваном Сергеевичом Михно, участником Японской кампании. А 14 октября того же года она вышла за него замуж.

В 1914 году началась Первая мировая война, и в августе ставший штабс-капитаном Михно отправился на фронт, получив должность начальника команды конных разведчиков. Осенью он получил тяжелую контузию, его перевезли в Пензу, и 19 ноября он умер на руках у своей жены. Мария на тот момент была беременна, и ребенок родился через три дня после смерти отца.

Вероятно, это потрясение и стало причиной ее последующего выбора. Она оставила дочь на попечение кормилицы и гувернантки, а сама направилась в столицу, где подала прошение вступить в 3-й Елисаветградский гусарский полк. Однако, понимая очевидность отказа, она обратилась непосредственно к шефу полка – великой княжне Ольге Николаевне, старшей дочери императора Николая II. Плюс она написала и императрице Александре Федоровне, и та лично попросила Николая II помочь определить молодую женщину в полк. В результате весной 1915 года Мария Владиславовна отправилась на фронт: в чине вольноопределяющегося и под вымышленным именем Андрей Михно. Она вступила в 5-й эскадрон Елисаветградского гусарского полка. Эскадроном командовал ротмистр П.П. Обух.



Мария Захарченко. Фото 1910-х гг.

Любопытные воспоминания оставил о ней Б.Н. Архипов, офицер того же 5-го эскадрона:

«Мария Владиславовна недурно ездила верхом по-мужски, но, конечно, никогда не обучалась владению оружием и разведке: значит, с боевой точки зрения была бесполезна. Мало того, постоянно, днем и ночью присутствие молодой женщины, переодетой гусаром, очень стесняло офицеров и солдат. Командир полка и не прочь был бы избавиться от такого добровольца, но ему подтвердили, что все сделано по личному желанию Государя Императора».

Короче говоря, всем пришлось смириться со совершившимся фактом.

Первое время Мария размещалась с людьми своего взвода: сама убирала и кормила свою лошадь, чистила оружие и снаряжение. Лошади вообще были ее страстью. Потом, как и другие вольноопределяющиеся, она разместилась с офицерами и питалась в офицерской столовой. Ей даже дали вестового по уходу за лошадью. Но свою службу она несла по-прежнему: наравне с другими гусарами назначалась часовым, дозорным и в разъезды.

Все тот же Б.Н. Архипов писал о ней так:

«Она была среднего роста, некрасива, но хорошо сложенная, очень энергичная и выносливая, несколько экзальтированная, но скромная и умственно хорошо развитая <…> Наружность Марии Владиславовны не бросалась в глаза – небольшого роста, худенькая, быстрая в движения. Лицо с выдающимися немного скулами, волосы темные, не густые, нос небольшой, довольно правильный, губы тонкие, сжатые, глаза серые, меняющиеся в зависимости от внутренних переживаний, загорающиеся веселыми искорками в минуты воспоминаний <…> Жила она нервами, жаждала опасности и деятельности, состояние отдыха и покоя, казалось, было для нее страданием».

Ее отчаянная храбрость и удивительная выносливость вызывали уважение, а безжалостное отношение к врагу поражало даже видавших виды солдат. Сослуживцы даже несколько побаивались ее, а она заражала всех вокруг своей беззаветной отвагой, умела подчинить себе людей и повести их за собой.

Она всегда носила с собой два револьвера, нож и яд на случай пленения. Со временем ее лицо огрубело, и Марию Владиславовну стало трудно отличить от обыкновенного солдата. Своей невероятной храбростью же она даже любила щегольнуть, спокойно гуляя под огнем из неприятельских окопов и всегда самостоятельно вызываяась на самые опасные задания.

Нет возможности перечислить все бои и разведки, участницей которых она была.

Не замедлило себя ждать и повышение. Однажды в ходе разведывательного рейда она очутилась рядом с офицером Новороссийского драгунского полка. Оба они попали под огонь противника. Офицер был тяжело ранен, и Мария вынесла его буквально на руках, за что ее наградили Георгиевским крестом 4-й степени с последующим производством в унтер-офицеры.

Во время другой вылазки Мария с двумя рядовыми нарвалась на немецкую засаду. Один солдат был убит сразу же, другого, получившего ранение в живот, она, к тому моменту уже раненная в руку, под огнем вынесла на себе к своим. После этого ее шинель оказалась пробитой в нескольких местах.

В ноябре 1916 года командир 4-го кавалерийского корпуса генерал-лейтенант Яков Федорович фон Гиленшмидт подписал приказ о награждении Марии Владиславовны Георгиевским крестом 3-й степени. Эту награду она получила за поиск под деревней Локница. Тогда она добровольно вызвалась быть проводником команды разведчиков дивизии и ночью провела их в немецкий тыл. Затем команда вышла к заставе, которую занимала рота противника. Разведчики напали внезапно и перекололи врагов штыками, взяв несколько пленных. В тот день Мария лично участвовала в штыковом бою.

Зимой Елисаветградский полк был отведен с фронта на отдых и в конце января 1917 года стоял в Бессарабии. Вскоре пришла новость о беспорядках в Петрограде. Февральскую революцию Мария переживала как национальное бедствие. Но дисциплина в полку пока сохранялась.

А потом произошел Октябрьский переворот, и она на одном из солдатских митингов заявила, что уезжает в свое имение. На Рождество 1917 года почти все офицеры покинули полк, так и не признав советскую власть. Командир полка с еще несколькими офицерами пытались пробиться к Добровольческой армии на юге России, но по дороге их арестовали и расстреляли.

Приехав в Пензенскую губернию, Мария попыталась организовать из недавних гимназистов и студентов отряд самообороны «Союз самозащиты», призванный оказывать вооруженное сопротивление большевистским отрядам, орудовавшим на территории усадеб. Плюс она тайно занималась отправкой офицеров-добровольцев на Восточный фронт. Ей никто не помогал. Она одна укрывала у себя бывших офицеров и, снабдив их документами, отправляла к белым. Это был ее первый опыт подпольной работы в тылу большевиков. Кстати сказать, среди отправленных так оказался генерал-лейтенант Сергей Николаевич Розанов, бывший командир 162-й пехотной дивизии, позднее – генерал-губернатор Иркутской и Енисейской гурберний при адмирале Колчаке.

Вскоре Мария уехала из Пензы в Москву, где скрыться было куда проще. Некоторые авторы утверждают, что там она ночью «охотилась на комиссаров». В целом этот период жизни героини окутан тайнами и домыслами.

Весной 1918 года она встретила друга своего покойного мужа Григория Алексеевича Захарченко. Раненым он попал к ней в дом, а пока выздоравливал – они сблизились. Вскоре она вышла за него замуж.

Он был офицером 15-го уланского полка, выпускником Тверского кавалерийского училища и Офицерской кавалерийской школы, участником Русско-японской войны, а в 1911 году служил в Персии инструктором персидской кавалерии (по другим данным – военным атташе русской миссии и разведчиком).

После женитьбы он предложил супруге отправиться в путешествие в Иран и Курдистан. Однако вскоре они вернулись в страну, где уже развернуло свои знамена Белое движение. Путь в Добровольческую армию был очень длинным. Григорию Захарченко удалось раздобыть документы персидских подданных, и под видом «персов» супруги попали сначала в Армению, совершив морское путешествие через Персидский залив и Суэцкий канал. По другой версии, их путь пролегал через Индию.

Как бы то ни было, они оказались в Новороссийске, и там Г.А. Захарченко принял командование Кавказским полком, а Мария стала при нем ординарцем. Так она снова оказалась в седле. И вновь она отличалась бесстрашием в боях и жестокостью по отношению к пленным, которых предпочитала не брать, за что получила прозвище Бешеная Мария. В 1920 году под Каховкой супруги получили тяжелые ранения.

Мария Владиславовна была ранена в грудь, а потом переболела тифом. Но ей удалось выжить, а вот полковник Захарченко умер от заражения крови. Уже из госпиталя, получив обморожение рук и ног, она догнала добровольцев в Керчи и успела эвакуироваться на пароходе в Галлиполи.

Там она вместе со всеми переносила все тяготы, выпавшие на долю армии, работала в столовой, пыталась достать вещи и продукты для семей обездоленных офицеров. Считается, что там она познакомилась с генералом А.П. Кутеповым.

Осенью 1921 года Мария Захарченко попала в Сербию. А потом, устав от бездеятельности, она отправилась в Париж. Вскоре она получила аудиенцию у Кутепова и была принята в Русский обще-воинский союз (РОВС). Как известно, главным предназначением этой организации было установление контактов эмиграции с антибольшевистским подпольем в Советской России и подготовка к возможному восстанию.

Первая акция, в которой приняла непосредственное участие Мария Захарченко, прошла в октябре 1923 года, когда она вместе с капитаном Георгием Радкевичем перешла эстонско-советскую границу для разведки и выяснения, реально ли существует тайная монархическая организация. Шли они под видом семейной пары Шульц, шли через болота и топи, минуя пограничные посты.

Были у нее и еще псевдонимы: например, Березовская, Племянница и др. Кстати, некоторые авторы в связи с этим ошибочно называют ее реальной племянницей генерала Кутепова.

Шульцам удалось выяснить, что существует тайная организация – некий Высший Монархический Совет (ВМС), руководит которым бывший член Государственной думы Н.Е. Марков 2-й. Якобы существует связь с генералом Врангелем, а официально организация подчинена великому князю Николаю Николаевичу, и имеются полномочия издать манифест от его имени, когда это станет необходимым.

Москва произвела на Марию Владиславовну угнетающее впечатление, и она решила, что из оцепенения людей можно вывести только громкими и смелыми акциями, доказывающими несостоятельность новой власти. Так сформировалась идея террористических актов, которые предполагалось исполнять членам кутеповской организации. Они должны были стать своеобразным «детонатором» народного волнения. Но потом выяснилось, что вся организация – это секретная спецоперация ГПУ, ставшая впоследствии знаменитой как операция «Трест».

А Марии Владиславовне пришлось вновь бежать за границу. Потом, в начале июня 1927 года, из Финляндии в СССР вновь проникли две группы боевиков. Одну из групп возглавляла Захарченко. С нею шли Юрий Петерс и Эдуард Опперпут. Ее группа должна была совершить террористическую акцию в Москве, в доме № 3/6 по Малой Лубянке, которое являлось общежитием сотрудников ОГПУ. Однако взрывное устройство было обнаружено чекистами. Мария Владиславовна попыталась снова уйти от преследования за границу. Согласно официальной версии, она пробиралась к западной границе в районе Рудни, и там ее настигли. Якобы в перестрелке она была убита. По другой версии, 23 июня 1927 года она сама выстрелила себе в висок, чтобы не попасть в плен. Так погибла эта убежденная сторонница и идеолог террора, прожившая необыкновенно яркую жизнь в необыкновенно сложное и противоречивое время.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.378. Запросов К БД/Cache: 3 / 1