Главная / Библиотека / Зиновий Колобанов. Время танковых засад /
/ Прорыв Лужского рубежа: бои 8–9 августа 1941 года

Глав: 15 | Статей: 15
Оглавление
В начале войны с Советским Союзом немцы применили на Восточном фронте ту же тактику молниеносной войны, что и в Европе. В приграничных сражениях наши танковые дивизии пытались контратаками остановить немецкие бронированные колонны, но это привело к катастрофе. Немцы были лучше подготовлены, у Вермахта было идеально отлажено взаимодействие между родами войск. Постепенно от тактики контрударов советские танкисты стали переходить к очень эффективной тактике танковых засад, и именно она стала своего рода «противоядием» от «Блицкрига».

Август 1941 года стал поистине временем танковых засад. Именно в этот месяц советские танкисты 1-й Краснознаменной танковой дивизии на дальних подступах к Ленинграду стали массово применять эту новую тактику. 4-я немецкая танковая группа неожиданно натолкнулась на глубокоэшелонированную систему танковых засад, и это стало для Панцерваффе очень неприятным сюрпризом.

20 августа 1941 года экипаж тяжелого танка КВ-1 старшего лейтенанта Зиновия Колобанова провел один из самых результативных танковых боев в мировой истории. На дальних подступах к Ленинграду, при обороне предполья Красногвардейского укрепрайона, наши танкисты из засады уничтожили, 22 танка противника, а всего рота Колобанова, состоящая из 5 танков КВ, уничтожила в этот день 43 танка. Танковый погром, который учинили Панцерваффе танкисты Зиновия Колобанова, – это пик развития данной тактики, своего рода идеально проведенная танковая засада.

Вот уже многие годы среди историков не затихают ожесточенные споры.

Подтверждают ли немецкие документы феноменально высокий результат советских танкистов? Технику какой немецкой дивизии уничтожили наши воины? Как повлиял бой Колобанова на обстановку под Ленинградом в целом?

В своей книге автор представляет на суд читателя развернутые ответы на эти важные вопросы.

Прорыв Лужского рубежа: бои 8–9 августа 1941 года

Прорыв Лужского рубежа: бои 8–9 августа 1941 года

8 августа 1941 года немецкие войска начали генеральный штурм Лужского рубежа. Из-за дождя, идущие в атаку штурмовые группы, не могла поддержать авиация противника. К тому же, на опасных участках наши войска за три недели смогли создать глубокоэшелонированную оборону. Под Ивановским, Сабском и городом Луга тонкая линяя укреплений Лужского рубежа превратилась в полноценный укрепрайон.

Штурмовые группы противника пошли в атаку, но натолкнулись на упорное сопротивление красноармейцев и ополченцев. Под городом Луга захлебнулась атака 4-й дивизии СС «Полицай». Попав под огонь артиллерийских полков, и будучи контратакованы солдатами 177-й стрелковой дивизии, немцы с тяжелыми потерями откатились назад. Провалом закончилась и атака соседней 296-й пехотной дивизии противника. Понеся тяжелые потери, обе немецкие дивизии, смогли лишь немного вклиниться в советскую оборону. Основные потери наносила противнику артиллерия, которая буквально сметала с поля боя немецкие штурмовые группы.

Тяжелые бои развернулись в районе Кингисеппского участка Лужского рубежа. 6-я танковая и 1-я пехотная дивизии, понеся тяжелые потери под Сабском, прекратили атаки. Хорошо подготовленным немецким солдатам оказались «не по зубам» позиции, которые обороняли ленинградские ополченцы 2-й ДНО. На этом рубеже мужественно сражались танкисты сводного учебного полка ЛКБТКУКС.

6-я танковая и 1-й пехотная дивизии действовали шаблонно и понадеялись на силу своей артиллерии. Хотя немцы и вклинились в наши боевые порядки и захватили Среднее Село, прорвать оборону 2-й ДНО они не смогли. Утром в районе Среднего Села наши артиллеристы подбили четыре вражеских танка, но по отчетам 4-й танковой группы в этот день безвозвратно не был потерян, ни один танк. Возможно, артиллеристы подбили немецкие танки, но после боя их отремонтировали. Первые три не подлежащие восстановлению Pz.35(t) из 6-й танковой дивизии в отчетах 4-й группы зафиксированы 11 августа.


Вопреки всем теоретическим выкладкам о том, что ополченческие дивизии сражаются хуже кадровых, как раз в полосе обороны кадровой дивизии немцы и прорвали Лужский рубеж. В районе Сабского плацдарма оборона 90-й стрелковой дивизии не выдержала энергичной атаки частей 1-й танковой и 36-й моторизованной дивизий противника. Находясь в обороне на Лужском рубеже, 90-я дивизия не смогла восстановить свои силы после жестоких боев в Прибалтике.

В 1-й танковой дивизии немцев, помимо собственно танков, имелось два сильных мотопехотных полка (1-й и 113-й) двухбатальонного состава. При этом в каждом из этих полков первый батальон был полностью оснащен бронетранспортерами. Наличие в дивизии 150 бронетранспортеров и броневиков делало ее особенно опасной при прорыве линии укреплений. Танкисты этой дивизии могли атаковать советские полевые укрепления на высокой скорости, зная, что пехота, прикрытая бронетранспортерами, не отстанет и не будет отсечена огнем стрелкового оружия от танков.

8 августа 1941 года, во время прорыва Лужского рубежа, командир 1-й танковой дивизии генерал-майор Вальтер Крюгер применил военную хитрость. Он, верно, определил, что перед ним находится мощная советская артиллерийская группировка, которая могла поставить непреодолимую «стену» заградительного огня. По этой причине немцы начали наступление неожиданно, без артиллерийской подготовки. В результате, советская артиллерия не успела вовремя открыть огонь, и немецкая мотопехота прорвала позицию 90-й стрелковой дивизии.

Впереди, в пешем строю, шла боевая группа подполковника Вестхофена (2-й батальон 1-го мотопехотного, 2-й батальон 113-го мотопехотного полков и один батальон соседней 36-й моторизованной дивизии). Эти подразделения, используя тактику штурмовых групп, прорвали нашу оборону. В образовавшуюся брешь устремились первые батальоны мотопехотных полков на бронетранспортерах и танковая рота в составе боевой группы Витерсхайма. В ее состав входили: 1-й батальон 1-го мотопехотного и 1-й батальон 113-го мотопехотного полка и одна танковая рота. Примерный численный состав группы, по мнению автора, был 20–25 танков и около 100 бронетранспортеров и бронеавтомобилей.

Прорвав оборону, немцы стали уничтожать советские тыловые части. Вскоре танки 2-й роты 1-го батальона 1-го танкового полка совместно с солдатами 113-го мотопехотного полка после тяжелого боя захватили Ганьково, где находился штаб 90-й стрелковой дивизии. В результате, управление дивизии было окончательно нарушено. Противник нарушил телефонную связь между полками, радио связь не действовала, 90-я стрелковая дивизия была разбита. Ее разрозненные подразделения стали отходить в общем направлении Батово – Сиверская – Суйда.

Но так как немецкое командование опасалось, что 1-я танковая дивизия, находящаяся на узком участке фронта может попасть в окружение, был дан приказ отойти на исходные позиции.

Но командир немецкой боевой группы подполковник Витерсхайм, находившийся в Ганьково, категорически отказался этот приказ выполнять. В свою очередь командир 1-й танковой дивизии генерал-майор Крюгер поддержал своего подчиненного. В свою очередь Крюгеру не пришлось сильно уговаривать командующего 41-м моторизованным корпусом генерала Рейнгарда. Генерал был очень амбициозным человеком, и всегда стремился только наступать. В результате 1-й дивизии «дают добро» идти вперед. Это волевое решение и принесло немцам долгожданную победу.

Продолжая наступление, 1-я танковая и 36-я моторизованная дивизии нанесли удар по двум основным направлениям. На встречу 6-й танковой, заходя в тыл нашей 2-й ДНО, шла 36-я моторизованная, а в направлении железнодорожной станции Молосковицы – 1-я танковая. После прорыва советского фронта 6-й танковой дивизией, немецкие соединения должны были наступать в направлении Молосковиц и вырваться из глухих лужских лесов и болот на шоссейные дороги, ведущие в Ленинград. При благоприятном развитии наступления командование 4-й танковой группы было готово бросить в бой свой резерв – 8-ю танковую дивизию.

Советское командование попыталось контратаковать прорвавшиеся танковые части противника, но, к сожалению, не смогло организовать управление боем. 9 августа 1-ю немецкую танковую дивизию контратаковали наши танки. По немецким данным эту контратаку им удалось отбить и на поле боя остались 12 пылающих КВ. Немцы утверждают, что в бой машины вели рабочие. По советским данным в этой атаке действовали танки учебного полка ЛКБТКУКС, этим и объясняется, наличие в экипажах рабочих. Личный состав данного танкового подразделения в основном состоял из командиров – преподавателей танковых курсов, и рабочих ленинградских заводов.

Отразив советскую контратаку, немецкие танкисты продолжили наступление, и уже 10 августа захватили Сумск.

В окончательном отчете о потерях 4-й немецкой танковой группы указаны следующие данные (данных предварительного отчета за этот период нет): 8 августа 1941 года: потерь нет, 9 августа 1941 года: два реактивных миномета Nebelwerfer, три пехотные гаубицы. Потери личного состава 1-й немецкой танковой дивизии убитыми, ранеными:8 августа 1941 года – 146 человек, 9 августа 1941 года – 44 человек. Данные по потерям 6-й и 8-й танковой дивизии за этот период не обнародованы.

Данные о захваченных советских пленных и трофейной технике в окончательном ежедневном отчете 4-й немецкой танковой группы за эти дни указаны следующие:

8 августа 1941 года захвачено 50 пленных;

9 августа в полосе наступления 1-й немецкой танковой дивизии – 17 танков, 18 артиллерийских орудий, три противотанковых пушки.

Анализируя немецкие данные, можно сделать выводы, о том, что в первые дни наступления максимально активно действовала артиллерия противника, так как она имела значительные потери.

Основной урон в танках приходится на боевую технику учебного полка ЛКБТКУКС.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.038. Запросов К БД/Cache: 0 / 0