Главная / Библиотека / Артиллерия Вермахта /
/ Железнодорожная артиллерия

Глав: 22 | Статей: 71
Оглавление
«АРТИЛЛЕРИЯ — БОГ ВОЙНЫ» — справедливость этой формулы победы доказана всей военной историей. Даже на полях сражений Второй Мировой, которую не зря окрестили «войной моторов», именно артиллерия зачастую играла решающую роль — с артиллерийской подготовки начиналось любое успешное наступление, без серьезной артиллерийской поддержки невозможно было создать устойчивую оборону, в отрыве от мобильной артиллерии танки и пехота несли неоправданные потери.

Громкие победы Вермахта в начале войны объясняются не только превосходством немецких танковых войск, авиации, связи, но и наличием мощной, прекрасно обученной, великолепно организованной и чрезвычайно эффективной артиллерии. Однако Artilleriewaffe остались в тени знаменитых Люфтваффе и Панцерваффе — до сих пор на русском языке не опубликовано ни одной серьезной работы на данную тему. ЭТА КНИГА — ПЕРВАЯ. Здесь впервые представлена исчерпывающая информация об артиллерии Вермахта и войск СС — полевой, пехотной (включая минометы), горной, реактивной, противотанковой, зенитной, как буксируемых систем, так и самоходных установок, — всесторонне рассмотрены особенности ее организации, тактики и боевого применения.

Железнодорожная артиллерия

Железнодорожная артиллерия

Вермахт использовал очень широкую гамму типов железнодорожных артиллерийских установок, хотя большинство из них встречалось в лучшем случае в нескольких экземплярах. Для вооружения железнодорожных транспортеров применялись как пушки специальной конструкции, так и переделанные полевые и морские орудия. Довольно много железнодорожных артустановок было захвачено во Франции, военное руководство которой традиционно уделяло весьма значительное внимание подобным системам.

Из германских систем наиболее старой конструкции были установки 15 cm K(E) и 17 cm K(E) — литера Е в обозначении артустановок означала Eisenbahn, т. е. «железная дорога». Обе системы представляли собой воспроизведение конструкций, применвшихся кайзеровской армией во время Первой мировой войны, в обеих применялись корабельные орудия. В 1937-38 гг. фирма «Крупп» изготовила четыре установки 15 cm K(E), поступивших на вооружение 655-й батареи железнодорожной артиллерии и батареи «Гнейзенау», а также шесть 17 cm K(E), которыми вооружили 717-ю и 718-ю батареи. В 1940 г. вермахт получил шесть 280-мм железнодорожных установок «Курфюрст». Эти системы находились на вооружении кайзеровской армии, а после поражения Германии в Первой мировой войне были переданы Бельгии. Вернувшись к своим прежним хозяевам, установки «Курфюрст» использовались в системе береговой обороны.

Примером применения морских орудий современного образца для вооружения железнодорожных транспортеров стала артсистема 20,3 cm K(E). В ней использовалась 203,2-мм пушка 20,3 cm SK C/34, созданная для вооружения тяжелых крейсеров типа «Адмирал Хиппер». Вермахт получил восемь таких установок: две в 1940 г., четыре в 1941-м и две — в 1942-м. Поскольку калибр 203,2 мм был нестандартным для вермахта, велись работы по перестволиванию установок путем замены лейнеров на калибр 210 мм. Но после захвата союзниками в Нормандии в 1944 г. шести установок 20,3 cm K(E) из восьми построенных, эти работы утратили смысл. В боекомплект входили два типа фугасных снарядов весом 122 и 124 кг, а также бронебойный снаряд, весивший 122,2 кг.

Для вооружения железнодорожных транспортеров применялись и более старые морские пушки, в частности, 240-мм орудия, спроектированные в конце XIX века для вооружения броненосцев и броненосных крейсеров. Эти орудия существовали в двух вариантах — K L35 и SK L40, различавшихся длиной ствола (35 и 40 калибров).


Гаубица slG 33

Железнодорожные установки с такими орудиями получили обозначения «Теодор Бруно» и «Теодор» соответственно, а сокращенно — Th.Br. K(E) и Th. K(E). Лафеты обеих установок обеспечивали определенный угол горизонтального обстрела, но могли применяться и со специально оборудованных позиций с поворотными кругами, обеспечивающими круговой обстрел. Боекомплект состоял из 148,5-кг фугасных и 151-кг бронебойных снарядов. В 1937-39 гг. вермахт получил три установки «Теодор» и шесть — «Теодор Бруно», поступивших на вооружение 664-й, 721-й и 722-й железнодорожных батарей.

На железнодорожных транспортерах монтировали и старые 280-мм морские пушки. Применялись три типа таких орудий — SK L40, SK L45 и K L42, различающиеся длиной ствола. Железнодорожные установки с такими орудиями получили обозначение соответственно «Курце Бруно» («Короткий Бруно»), «Ланге Бруно» («Длинный Бруно») и «Швере Бруно» («Тяжелый Бруно»), а сокращенные индексы — kzBr. K(E), lgBr. K(E) и sBr. K(E). Первая из них стреляла 240-кг снарядами, две другие вели огонь боле тяжелыми, 302-кг снарядами. Так же, как и в случае с 240-мм установками, предусматривалась возможность установки лафета на специально подготовленную позицию с целью обеспечения кругового обстрела. Вермахт получил в 193738 гг. восемь «Коротких Бруно», три «Длинных» и два «Тяжелых».

Два типа новых 280-мм железнодорожных установк своему появлению обязаны ситуации, которая с трудом «стыкуется» с представлением о хваленой германской педантичности и порядке. Одно и то же ведомство (Управление вооружений вермахта) заказало одному и тому же разработчику (концерну «Крупп») два совершенно разных образца одинакового калибра, принятых на вооружение под обозначением «Нойе Бруно» («Новый Бруно», а сокращенно — nBr. K(E)) и К 5(Е). В последнем случае цифра «5» указывала на дальность стрельбы в десятках километров. «Нойе Бруно» имела ствол длиной 58 калибров. Фирме «Крупп» заказали четыре таких транспортера и дополнительно 19 стволов для перевооружения уже имеющихся железнодорожных установок серии «Бруно». Изготовлено же было лишь три транспортера (последний сдан в феврале 1942 г.) и ни одного дополнительно ствола — производственные мощности были переключены на выпуск установок К 5(Е).

Установка К 5(Е) отличалась гораздо более длинным стволом — 76 калибров. Объем заказа на такие установки был необычно велик — 30 единиц, причем рассматривалась возможность его увеличения до 44 установок. Реально же изготовли 22 К 5(Е) — 5 в 1939 г. (из них три до 1 сентября), 3 в 1940-м, две в 1941-м, 8 в 1942 г. и две последние — в 1943-м. В исходном варианте К 5(Е) имела ствол с 12-ю глубокими (10 мм) нарезами, а снаряды, соотвественно, снабжались ведущими поясками с 12-ю выступами. Впоследствии применялись стволы с 60-ю мелкими (3 мм) нарезами и снаряды традиционной конструкции, проводились и опыты с 310-мм гладкими стволами. В последнем случае огонь велся подкалиберными 136-кг снарядами на дальность до 90 км. Для 280-мм ствола был разработан активно-реактивный снаряд весом 247 кг, обеспечивающий дальность стрельбы 86,5 км, но рассеивание на такой дальности было слишком велико, а поражающий эффект ничтожен ввиду малого количества ВВ в снаряде (14 кг). Обычный фугасный снаряд для К 5(Е) весил 255,5 кг и содержал 30 кг ВВ.

Установки К 5(Е) применялись, как правило, в составе двухорудийных батарей. К началу 1941 г. вермахт располагал четырьмя такими батареями — 710-й, 712-й, 713-й и 765-й. Все они были сосредоточены у Булони и Кале. Затем такие установки применялись на Восточном фронте — в 1942-43 гг. они обстреливали Севастополь, Сталинград и Ленинград. Дольше всего — до середины 1944 г. — на Всоточном фронте находилась 688-я батарея, но и она была выведена ввиду отсутствия подходящих целей. Предполагалось перебросить одну батарею К 5(Е) в Северную Африку, но эти планы так и не были реализованы ввиду поражения германо-итальянских войск. В 1944 г. 712-я батарея воевала в Италии у Анцио, нанеся войскам союзников значительные потери. Но здесь же в полной мере проявилась уязвимость железнодорожных установок — бомбардировщики союзников разрушили железнодорожные пути, отрезав устанвокам путь к отступлению.

В 1934 г. по заказу Управления вооружений вермахта концерн «Крупп» начал разработку сверхдальнебойной железнодорожной артустановки калибра 210 мм. В основу была положена концепция знаменитой «Парижской пушки» времен Первой мировой войны. Установка получила чрезвычайно длинный — 33,3 м (158 калибров) — ствол, снабженный специальным натяжным устройством для предотвращения провисания под действием силы тяжести. Ствол имел 8 нарезов, а снаряд — соответственно, 8 выступов на ведущем пояске, совпадающих с нарезами для предотвращения прорыва из канала ствола пороховых газов, давление которых достигало 4000–5000 атмосфер. Фугасный снаряд, весивший 107,5 кг, из-за огромных нагрузок, воздействующих на него, пришлось сделать толстостенным. В итоге, масса ВВ в снаряде составляла всего 7,85 кг, что отрицательно сказалось на его могуществе. Максимальная масса метательного заряда достигала 241 кг.

Установку приняли на вооружение под индексом 21 cm K 12(E), где цифра «12» обозначала максимальную дальность стрельбы в десятках километров. Вермахт получил два экземпляра K 12(E) — первый в 1938 г., а второй — в 1940 г. Обе установки вошли в состав 701-й батареи и были размещены на атлантическом побережье Франции для обстрела прибережных районов Англии. С сентября 1940 г. до середины 1941 г. было выпущено всего 72 снаряда по городам Рейнхэм, Дувр и Истборн, не причинивших, однако, никакого вреда. В апреля 1941 г. при подготовке агрессии против СССР 701-ю батарею отправили на Восток, но подходящих целей для K 12(E) так и не нашлось, и орудия вернули во Францию. В дальнейшем применялись лишь эпизодически ввиду низкой живучести стволов, составлявшей всего 90 выстрелов. Например, за весь 1942 г. из K 12(E) было сделано всего 11 выстрелов! Таким образом, эти железнодорожные установки стали одним из многих примеров крайне нерационального расходования ресурсов, которые можно было бы с гораздо большей эффективностью обратить на производство других, более традиционных вооружений.

Наиболее мощной железнодорожной установкой, способной без частичного демонтажа перемещаться по обычным путям, был транспортер, вооруженный морской 380-мм пушкой 38 cm SK C/34, разработанной для вооружения линкоров типа «Бисмарк» и модифицированной для применения в береговой артиллерии. Предварительные исследования по созданию подобного транспортера начались в КБ концерна «Крупп» в 1938 г., а в следующем году был выдан заказ на производство восьми таких транспортеров, получивших наименование «Зигфрид» — 38 cm Siegfritd K(E). Срок готовности первой установки определялся в апреле 1942 г., остальные должны были быть готовы к октябрю 1943 г. Реально же к намеченному сроку было готово лишь три «Зигфрида», четвертый хоть и изготовили в декабре 1943 г., но в действующую армию так и не передали. На этом производство «Зигфридов» было свернуто. Имеющиеся три установки применялись на Западном фронте. Дальнейшим развитием «Зигфрида» должна была стать установка «Адольф» с 406-мм пушкой 40 cm SK C/34, предназнавчавшейся для вооружения так и не построенных линкоров типа Н. Судьбу линкоров разделили и железнодорожные установки с такими же орудиями — ни один «Адольф» не был готов к моменту, когда в 1942 г. Управление вооружений отменило на них заказ.

Наиболее тяжелыми артиллерийскими орудиями вермахта, да и вообще самыми большими артиллерийскими орудиями за всю историю человечества являлись 800-мм железнодорожные установки, известные как «Дора» и «Густав». Разработка подобной артсистемы, предназначенной для поражения сверхмощных укреплений линии Мажино, началась в 1937 г. В сентябре 1941 г. состоялись первые стрельбы с полигонного лафета, а в ноябре — со штатного железнодорожного транспортера. Наконец, в январе 1942-го орудие, получившее официальное обозначение 80 cm K(E), поступило на вооружение специально сформированного 672-го артдивизиона. Личный состав прозвал орудие «Дора» — под таким именем оно и стало известно общественности.

Из-за больших размеров и массы (вес самой пушки достигал 400 т!) конструкторам пришлось спроектировать специальный транспортер, занимавший две параллельные железнодорожные колеи. При этом на позицию правая и левая «половинки» доставлялись по отдельности. На позиции они соединялись поперечными коробчатыми балками, образуя своеобразный нижний станок. На него устанавливался верхний станок с люлькой и противооткатной системой, затем производился монтаж ствола пушки и сборка платформы для заряжания. В боекомплект входили два типа снарядов — бетонобойный и фугасный. Первый весил 7100 кг. Он содержал «всего» 250 кг взрывчатки, но при этом имел стенки толщиной 18 см, а также массивную закаленную головную часть. Такой снаряд гарантированно пробивал восьмиметровое бетонное перекрытие и метровую металлическую плиту, после чего донный взрыватель подрывал заряд ВВ, довершая разрушение бункера. Фугасный снаряд весом 4800 кг содержал семь центнеров взрывчатки.

В феврале 1942 г. 672-й дивизион с орудием «Дора» передали в распоряжение 11-й армии, части которой осаждали Севастополь. Подготовка огневой позиции заняла несколько месяцев и была завершена лишь к началу июня. Помимо личного состава 672-го дивизиона (около 350 чел.) к обеспечению боевого применения орудия «Дора» привлекли ряд других частей общей численностью до 4 тыс. чел. — зенитный дивизион, подразделения охраны, саперов и пр. На фоне приложенных усилий полученные результаты оказались несоизмеримо малыми — с 5 по 17 июня 1942 г. по осажденному Севастополю было выпущено всего 48 снарядов. Было зафиксировано лишь одно удачное попадание, вызвавшее взрыв склада боеприпасов на глубине 27 м. К тому времени ствол, из которого сделали (с учетом полигонных испытаний) порядка 300 выстрелов был уже изношен, и его отправили на завод для ремонта. Сам транспортер начали перевозить под Ленинград. Туда же собирались доставить и вторую 800-мм пушку «Густав». Но после начала операции совестких войск по прорыву блокады оба орудия эвакуировали. Таким образом, из трех изготовленных «сверхпушек» лишь одна реально учатвовала в боевых действиях, да и то без особого эффекта.

ТТХ железнодорожных артустановок германского производства см. приложение.

Все французские трофейные железнодорожные установки относились к периоду Первой мировой войны.

19,4 cm K(E) 486(f) — 194-мм установка, созданная с применением качающейся части береговой пушки обр. 1870/93 г. Имевшее длину ствола 30,4 калибра, орудие отличалось довольно низкими баллистическими характеристиками. Тем не менее, начиная с 1915 г. было построено 32 железнодорожных транспортера с такими орудиями. Характерной особенностью транспортера было наличие просторной бронированной башни, в общем нехарактерной для железнодорожных установок. По обе стороны от башни на транспортере находились бронипрованные погреба для боеприпасов. В вермахте часть K(E) 486(f) использовалось в первоначальном виде, а с части орудия были демонтированы и установлены на береговых батареях.

24 cm K(E) 557(f) и K(E) 557/1(f) — 240-мм установки «Шнейдер» на транспортерах разработки фирмы «Батиньоль». Отличались применяемыми орудиями: в K(E) 557(f) — обр. 1884 г. с длиной ствола 27,9 калибров, а в K(E) 557/1(f) — обр. 1917 г. с длиной ствола

28,5 калибров. Было изготовлено 8 установок. Подробности об использовании в вермахте неизвестны.

24 cm K(E) 558(f) — 240-мм установка фирмы «Сен-Шамон» с морской пушкой обр. 1893/96 г. От предыдущего образца отличалась гораздо более длинным стволом. Наиболее тяжелая из французских железнодорожных установок, обладающая возможностью кругового обстрела. К началу Второй мировой войны французская армия располагала 8 такими установками. Все они стали трофеями вермахта. В 1942-43 гг. орудия сняли с транспортеров и установили на стационарных береговых батареях.

27.4 cm K(E) 592(f) — 274-мм установка фирмы «Шнейдер». Эта и большинство более тяжелых французских систем относились к установкам т. н. «скользящего» типа — их транспортеры не обеспечивали кругового обстрела, а наведение орудия в горизонтальной плоскости достигалось путем передвижения по криволинейным железнодорожным веткам. К марту 1944 г. вермахт располагал тремя такими установками.

28.5 cm K(E) 605(f) — 285-мм установки, полученные путем рассверливания 274-мм орудий.

32 cm K(E) 651(f) и K(E) 652(f) — 320-мм установки на транспортерах, аналогичных 274-мм орудиям. Различались длиной ствола — соответственно, 30 и 37 калибров. Характерной их чертой было отсутствие противооткатных устройств — транспортер после выстрела откатывался по железнодорожному пути. Вермахтом захвачено не менее 8 таких установок.

34 cm K(E) 673(f) и K(E) 674(f) — 340-мм установки, различавшиеся типом транспортера. Первая из них (разработки фирмы «Шнейдер») принадлежала к системам «скользящего» типа, вторая, созданная фирмой «Сан-Шамон», имела лафет «с люлькой», обеспечивающий при огне с подготовленной позиции определенный угол горизонтального обстрела. Правда, для подготовки такой позиции требовалось 4–5 дней. Баллистические характеристики орудий были совершенно одинаковы. Вермахтом использовалось несколько (возможно, до шести) установок K(E) 673(f), а также четыре K(E) 674(f). Последние находились в составе 674-й железнодорожной батареи.

37 cm H(E) 711(f) — 370-мм гаубица обр. 1915 г. на лафете «с люлькой» разработки фирмы «Батиньоль». Орудие представляло собой укороченный и рассверленный до калибра 370 мм ствол морской 305-мм пушки. Для подготовки огневой позиции под это орудие требовалось около 10 часов. К началу Второй мировой войны французская армия располагал 7 такими гаубицами. Вермахт захватил пять установок, вошедших в состав 695-й и 711-й батарей (соответственно, три и две).

40 cm H(E) 752(f) — 400-мм гаубица обр. 1915/16 г. на лафете «с люлькой» разработки фирмы «Батиньоль». Орудие представляло собой укороченный и рассверленный до калибра 400 мм ствол морской 340-мм пушки. Было изготовлено 10 установок, из них восемь в 1940 г. стали германскими трофеями. Две гаубицы поместили в резерв, остальные 6 вошли в состав 693-й и 696-й батарей, применявшихся под Ленинградом.

52 cm H(E) 871(f) — 520-мм гаубица обр. 1916 г. на т. н. «упругом» лафете, сочетающим качества «скользящего» лафета и лафета «с люлькой». Орудие, в отличие от всех прочих французских железнодорожных установок — специальной разработки. Все операции по подаче боеприпасов и заряжанию механизированы, а на тележках транспортера установлены электродвигатели для перемещения установки по криволинейным участкам пути (осуществления горизонтальной наводки) без помощи локомотива. Электропитание обеспечивается дизель-генератором, находящимся в специальном вагоне. Одна из двух изготовленных установок в июле 1918 г. взорвалась при испытаниях. Вторая в 1940 г. стала трофеем вермахта. Применялась под Ленинградом, в январе 1944 г. захвачена советскими войсками.

ТТХ железнодорожных артустановок французского производства см. приложение.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.479. Запросов К БД/Cache: 3 / 0