Глав: 22 | Статей: 71
Оглавление
«АРТИЛЛЕРИЯ — БОГ ВОЙНЫ» — справедливость этой формулы победы доказана всей военной историей. Даже на полях сражений Второй Мировой, которую не зря окрестили «войной моторов», именно артиллерия зачастую играла решающую роль — с артиллерийской подготовки начиналось любое успешное наступление, без серьезной артиллерийской поддержки невозможно было создать устойчивую оборону, в отрыве от мобильной артиллерии танки и пехота несли неоправданные потери.

Громкие победы Вермахта в начале войны объясняются не только превосходством немецких танковых войск, авиации, связи, но и наличием мощной, прекрасно обученной, великолепно организованной и чрезвычайно эффективной артиллерии. Однако Artilleriewaffe остались в тени знаменитых Люфтваффе и Панцерваффе — до сих пор на русском языке не опубликовано ни одной серьезной работы на данную тему. ЭТА КНИГА — ПЕРВАЯ. Здесь впервые представлена исчерпывающая информация об артиллерии Вермахта и войск СС — полевой, пехотной (включая минометы), горной, реактивной, противотанковой, зенитной, как буксируемых систем, так и самоходных установок, — всесторонне рассмотрены особенности ее организации, тактики и боевого применения.

Дивизионная артиллерия

Дивизионная артиллерия

При формировании своих артиллерийских частей германские военные старались в максимальной степени учесть опыт Первой мировой войны. К началу той войны полевая артиллерия германских дивизий (так же, как и французских и русских) состояла, главным образом, из легких пушек, идеально подходивших для маневренной войны. Но переход боевых действий в позиционную фазу вскрыл все недостатки этих артсистем, прежде всего — настильную траекторию огня и малую мощность снаряда, что в совокупности не позволяло эффективно поражать полевые укрепления. Германское командование быстро извлекло уроки, оперативно насытив войска полевыми гаубицами. Если соотношение количества пушек к гаубицам в 1914 г. составляло 3:1, то в 1918 г. — только 1,5:1. Версальский же трактат означал откат назад не только в абсолютном количестве гаубиц, но и в удельном весе этих орудий в артиллерийском парке рейхсвера. Естественно, после денонсации военных статей Версальского договора были приняты меры к насыщению артиллерийских частей гаубицами. Кроме чисто военных, тому имелись и экономические предпосылки — гаубицы были значительно дешевле пушек, меньше была трудоемкость их изготовления. К примеру, 105-мм гаубица leFH 18 обходилась казне в 16 400 марок, а трудоемкость её изготовления составляла 3200 человеко-часов. 75-мм пушка leFК 18 стоила 20 400 марок, а трудоемкость её изготовления была выше на целую тысячу человеко-часов. Следует отметить, что решение о «гаубизации» казалось отнюдь не бесспорным. На страницах специализированной прессы велась острая дискуссия по этому поводу. Сторонники пушек приводили, в частности, тот аргумент, что при одинаковом калибре гаубичные снаряды существенно дороже пушечных. Высказывалось и мнение, что с изъятием пушек дивизионная артиллерия утратит тактическую гибкость. Тем не менее, руководство прислушалось к мнению «гаубичной фракции», стремясь стандартизировать вооружение, избежать многотипности в производстве и в войсках. Существенным аргументом в пользу гаубиц было стремление обеспечить огневое преимущество над армиями стран-соседей — в большинстве из них основу дивизионной артиллерии составляли пушки калибра 75–76 мм.

Согласно штатам мирного времени, пехотная дивизия вермахта располагала двумя артиллерийскими полками, полностью вооруженными гаубицами — то есть, пушек в ней не было вовсе. Один полк имел три трехбатарейных дивизиона 105-мм гаубиц leFH 18 на конной тяге — в общей сложности, 36 орудий. Второй полк вооружался тяжелыми 150-мм гаубицами sFH 18 и имел два трехбатарейных дивизиона — один на конной тяге и один моторизованный (всего 24 орудия). Такая организация была удобной для административных нужд мирного времени, но в боевых условиях вела к ограничению возможности маневра артиллерией на уровне корпусов и армий. Поэтому накануне начала Второй мировой войны дивизионы на тяжелые артполки в составе пехотных дивизий были упразднены. Их дивизионы на конной тяге были введены в состав легких артполков, а моторизованные дивизионы — выведены в состав артиллерии РГК.

Таким образом, к сентябрю 1939 г. штатный состав артполка пехотной дивизии предусматривал наличие трех дивизионов легких и одного — тяжелых гаубиц, а в общей сложности — 48 орудий (36 105-мм leFH 18 и 12 150-мм sFH 18). Вся артиллерия была только на конной тяге — даже развитая автомобильная промышленность Германии не поспевала за разраставшимися, как на дрожжах, потребностями вермахта. Батарея 105-мм гаубиц на конной тяге насчитывала 171 чел. личного состава (четыре офицера, 30 унтер-офицеров, 137 рядовых), Имелось 153 лошади и 16 повозок. Батарея 150-мм гаубиц, как ни странно, была меньше по составу — 163 чел. личного состава (три офицера, 29 унтер-офицеров, 131 рядовой), 125 лошадей, 26 повозок, а кроме того — ещё и два автомобиля. Следует учесть, что массовое внедрение новых 105-мм гаубиц leFH 18 началось лишь с 1937 г., а до того основу дивизионной артиллерии составляли старые гаубицы leFH 16: в 1934 г. их насчитывалось 496, а в 1937-м — уже 980.


Гаубица le.F.H.18M. Это орудие изготовлено в 1937 г., а впоследствии модернизировано до уровня le.F.H.18M. Фото из музея Войска Польского (Варшава)

Штатную численность артчастей удавалось соблюсти далеко не всегда. В вермахте дивизии формировались так называемыми волнами. И даже 35 дивизий первой волны не удалось укомплектовать полностью — вместо положенных 140 артдивизионов в их составе было только 135. В 16-ти дивизиях 2-й волны не хватало 11-ти артиллерийских дивизионов — главным образом, тяжелых. А в дивизиях 3-й и 4-й волны приемлемую укомплектованность артполков к началу польской кампании удалось достичь, лишь передав им артиллерию бывшей чехословацкой армии.

Организация и вооружение артполков четырех имеющихся на 1 сентября 1939 г. в вермахте моторизованных дивизий (2-й, 13-й, 20-й и 29-й) соответствовали штатам пехотных дивизий — три легких и один тяжелый дивизионы, 36 105-мм и 12 150-мм гаубиц. Но вся артиллерия в этих дивизиях была на мехтяге. Естественно, моторизованными были и артполки танковых (и легких) дивизий. Но их состав был гораздо слабее. Типичный артполк танковой дивизии (ТД) имел лишь два моторизованных дивизиона 105-мм гаубиц — всего 24 орудия, вдвое меньше, чем в пехотных или моторизованных дивизиях. Были и исключения. 74-й артполк 2-й ТД имел в своем составе один дивизион легких гаубиц и смешанный тяжелый дивизион (одна пушечная и две гаубичные батареи) — в общей сложности, 12 105-мм и восемь 150-мм гаубиц, а также четыре 105-мм пушки. 10-я танковая дивизия вообще не имела артполка, а лишь один дивизион с дюжиной 105-мм гаубиц. Наконец, танковой дивизии «Кемпф» был придан моторизованный артполк СС с тремя легкими гаубичными дивизионами (36 105-мм гаубиц). Численность личного состава моторизованных батарей была существенно меньше, чем батарей на конной тяге. Например, моторизованная батарея гаубиц sFH 18 согласно штату 1943 г. насчитывала 125 чел. личного состава (три офицера, 25 унтер-офицеров, 97 рядовых), 27 тягачей и автомобилей, два мотоцикла.

Единственное существующее в вермахте на 1 сентября 1939 г. кавалерийское соединение — 1-я кавбригада — имела в своем составе один дивизион 75-мм орудий (12 единиц).

В промежутке между завершением польской кампании и началом активных боевых действий на Западном фронте в структуре дивизионной артиллерии вермахта произошли некоторые изменения. Прежде всего, были предприняты меры к усилению артиллерии танковых дивизий — в состав артполков некоторых из них включили по тяжелому дивизиону. И если в 10-й ТД такой дивизион имеет тот же состав, что и во 2-й (две батареи 150-мм гаубиц и одна — 105-мм пушек sK 18), то в 1-й ТД тяжелый дивизион имел три гаубичных батареи (12 sFH 18). Серьезной реорганизации подверглись моторизованные дивизии — вместо трех мотопехотных полков в их составе оставили по два. Соответственно, из состава артполков этих дивизий было изъято по одному легкому гаубичному дивизиону (осталось 24 105-мм и 12 150-мм гаубиц).

К концу 1940 г. в составе вермахта было сформировано шесть горных дивизий. В их составе имелись горноартиллерийские полки, организация и вооружение которых соответствовали требованиям ведения боевых действий в горах. Такой полк состоял из четырех дивизионов: легкого гаубичного стандартной организации (12 105-мм гаубиц), двухбатарейного тяжелого гаубичного (восемь 150-мм гаубиц) и двух двухбатарейных горных артдивизионов (по восемь 75-мм горных орудий GebG 36 либо более старых GebK 15) — в общей сложности, 36 орудий. Легкопехотные дивизии, именуемые с июня 1942 г. егерскими, имели организацию артполков такую же, как и у горных дивизий. Исключение составляла 164-я легкая африканская дивизия, в артполку которой было два дивизиона трехбатарейного состава — 105-мм гаубиц и 75-мм горных пушек. С 1942 г. начались поставки в горные дивизии 105-мм горных гаубиц GebH 40, производившихся австрийской фирмой «Бёлер». Но таких орудий было очень немного.

Осенью 1940 г. единственную кавалерийскую бригаду вермахта развернули в 1-ю кавалерийскую дивизию. В её составе сформировали артполк, имевший два трехбатарейных дивизиона 105-мм гаубиц на конной тяге (24 орудия). В мае 1941 г. в состав полка включили 7-ю батарею, также вооруженную 105-мм гаубицами, но на мехтяге.

Существующая в составе сухопутных войск 22-я воздушно-десантная дивизия была реорганизована из пехотной и сохраняла её организацию — в том числе и артиллерийского полка с тремя легкими и одним тяжелым дивизионами. Впрочем, части этой дивизии лишь однажды были задействованы в качестве посадочного десанта — в мае 1940 г., а затем 22-я дивизия применялась в качестве обычной пехотной. В то же время, 7-я авиационная дивизия, представлявшая собой парашютное соединение в составе люфтваффе, обладала очень слабой артиллерией — к маю 1940 г. в её составе была лишь одна четырехорудийная батарея, вооруженная 75-мм горными пушками GebG 36. К маю 1941 г., т. е., к моменту высадки на Крите, батарея была развернута в трехбатарейный дивизион, на вооружение которого поступили 75-мм и 105-мм безоткатные орудия. А уже осенью того же года в составе 7-й дивизии был сформирован артполк (два дивизиона).

К началу операции «Барбаросса» все танковые дивизии получили в состав своих артполков тяжелый дивизион. В большинстве случаев он имел три батареи 150-мм гаубиц, но во 2-й, 3-й, 4-й, 7-й и 14-й дивизиях — две батареи гаубиц и одну 105-мм пушек. Подобный смешанный состав получили тяжелые дивизионы артполков 16-й и 60-й моторизованных дивизий (МД), а чуть позже — 14-й, 18-й и 20-й МД. Остальные моторизованные дивизии сохраняли чисто гаубичное вооружение. При этом на комплектование тяжелых дивизионов артполков дивизий весной 1941 г. пришлось обратить часть артиллерии РГК (9 тяжелых гаубичных и 8 смешанных дивизионов). Особняком стояла сформированная в начале 1941 г. для действий в Африке 5-я легкая дивизия. Это импровизированное соединение вместо артполка имело лишь один дивизион 105-мм гаубиц, но при реорганизации летом 1941 г. в 21-ю танковую дивизию получило артполк стандартного состава. Осенью 1941 г. в составе Африканского корпуса была сформирована 90-я легкая африканская дивизия, имевшая в своем составе лишь один легкий артдивизион, причем поначалу двухбатарейного состава (в декабре 1941 г. в его состав ввели легкую зенитную батарею, а в феврале следующего года — третью батарею 105-мм гаубиц).

Особо следует сказать о войсках СС. К моменту начала войны против СССР дивизии «Рейх», «Тотенкопф» и «Викинг» имели в своем составе артполки, соответствовавшие пехотным дивизиям вермахта — по три легких и одному тяжелому гаубичных дивизионах. Горная бригада СС «Норд» в артполку имела два дивизиона 105-мм гаубиц (24 орудия) и тяжелый дивизион (восемь 150-мм гаубиц и четыре 105-мм чешских пушки). Наконец, моторизованная дивизия (формально бригада) «Лейбштандарт СС Адольф Гитлер» имела в артполку два дивизиона: стандартный 105-мм гаубиц (12 орудий) и смешанный, включавший две батареи 150-мм гаубиц и две — 88-мм зенитных пушек. Впоследствии некоторые отличия в организации артиллерии войск СС по сравнению с дивизиями вермахта продолжали сохраняться. Например, 7-я горнострелковая дивизия «Принц Ойген» имела в составе артполка два горных дивизиона (по восемь 75-мм пушек), один легкий гаубичный (восемь 105-мм пушек) и один смешанный тяжелый (восемь 150-мм гаубиц и четыре 105-мм чешских пушки).

Вновь создаваемые дивизии получали, как правило, более слабый артиллерийский компонент. Например, сформированные в апреле 1941 г. пехотные дивизии 15-й волны (их номера начинались с 700) вместо артполка получили лишь один дивизион легких гаубиц. Правда, большинство этих дивизий на фронт не попало, а вплоть до 1944 г. использовалось в качестве оккупационных войск в Норвегии, Франции и на Балканах. Также по одному легкому гаубичному дивизиону получали охранные дивизии, формируемые для борьбы с партизанами. Учебно-полевые же дивизии вообще могли не иметь артчастей — в лучшем случае, один дивизион. В оккупационных войсках находились резервные и стационарные дивизии. Их слабые артиллерийские части, как правило, вооружались трофейными орудиями.

Затянувшаяся война против СССР привела к таким потерям вермахта, которых никто в руководстве Германии не ожидал. Промышленность не успевала восполнять потери, поэтому пришлось прибегнуть к экстраординарным мерам. В апреле 1942 г. было разрешено отправлять на фронт пехотные дивизии с «урезанным» составом артиллерии — по три орудия в батарее вместо четырех. Правда, при этом предписывалось при первой же возможности доукомплектовывать артполки до штата.

В октябре 1942 г. началось формирование 22-х авиа-полевых дивизий, подчиненных командованию люфтваффе (реально, правда, сформировали только 21). По своему составу и боевым возможностям авиаполевые дивизии скорее соответствовали бригадам, весьма слабой была и их артиллерия. Каждая дивизия располагала лишь одним артдивизионом, состав и вооружение которого несколько отличались в различных дивизиях. К примеру, 1-я, 2-я, 7-я и 8-я авиаполевые дивизии располагали только двумя четырехорудийными батареями чешских 75-мм горных пушек GebK 15 на конной тяге. В артдивизионах 3-й, 4-й, 5-й, 6-й, 9-й и 10-й дивизий было по две батареи 150-мм шестиствольных реактивных пусковых установок Nebelwerfer 41, обычно называемых в русскоязычной литературе «реактивными минометами» (в общей сложности 12 установок). Большинство дивизий также имело в артдивизионе по одной батарее штурмовых орудий StuG III. Лишь с передачей авиаполевых дивизий 31 октября 1943 г. в подчинение командования сухопутных войск их артиллерия была несколько усилена, а их артдивизионы переформированы в артиллерийские полки. При этом матчасть оставалась устаревшей, главным образом, трофейной. Например, действовавшие в составе 18-й полевой армии группы армий «Север» 12-я и 21-я авиаполевые дивизии были вооружены в основном французскими орудиями. По состоянию на апрель 1944 г. 12-я дивизия располагала 22 75-мм пушками и тремя немецкими 105-мм гаубицами, а в 21-й дивизии было девять 105мм гаубиц и 31 французское орудие — 19 75-мм пушек и 12 155-мм гаубиц.


Самоходная установка «Хуммель»

Важные изменения в составе артполков танковых дивизий были связаны с поступлением на их вооружение самоходных артиллерийских установок (САУ). В конце 1942 г. в части начали поступать такие системы двух типов — 105-мм САУ Sd.Kfz.124 «Веспе» (с артиллерийской частью гаубицы leFH 18) и 150-мм Sd.Kfz.165 «Хуммель» (с артиллерийской частью гаубицы sFH 18). Их ввели в штат танковой дивизии «образца 1943 г.». Её артполк, теперь именовавшийся не моторизованным артиллерийским, а панцерартиллерийским, включал три дивизиона. Два из них — легкий (12 105-мм гаубиц) и смешанный тяжелый (восемь 150-мм гаубиц и четыре 105-мм пушки) — сохраняли буксированные артсистемы. А вот третий дивизион получил самоходки — две батареи «Веспе» (12 САУ) и одну «Хуммель» (шесть орудий). Таким образом, в панцерартиллерийском полку согласно штату насчитывалось 42 орудия, из них 18 самоходных. Подобное штатное расписание сохранялось до конца войны. По состоянию на май 1944 г. самоходные дивизионы были в артполках 22-х танковых дивизий (правда, в 21-й ТД такой дивизион вместо стандартных самоходок был вооружен САУ на трофейных французских шасси, а в 8-й ТД не имелось «Хуммелей», а самоходный артдивизион был полностью вооружен Sd.Kfz.124). Стандартные дивизионы «Веспе»/«Хуммель» имели к 1944 г. и семь ТД «ваффен СС».

Дивизии СС вообще отличались существенно более сильной артиллерией, по сравнению с дивизиями вермахта. В частности, в октябре 1942 г. в артполки моторизованных дивизий «Рейх», «Тотенкопф» и «Викинг» ввели по четвертому дивизиону — зенитному. Такой дивизион имел в своем составе три батареи. Одна из них — тяжелая — имела четыре 88-мм и три 20-мм зенитки. Две других вооружались самоходными зенитками на шасси полугусеничных тягачей: в одной было 9 37-мм орудий, в другой — 10 20-мм установок (восемь одноствольных и две счетверенные). Ещё более сильным был зенитный дивизион артполка дивизии «Лейбштандарт СС Адольф Гитлер». В нем было три тяжелых и две легких батареи, а всего — 12 88-мм, 18 37-мм и 9 20-мм зениток. Кроме того, в легких гаубичных дивизионах этого артполка одна из батарей имела вместо 105-мм гаубиц — 150-мм (таким образом, с учетом тяжелого дивизиона, насчитывалось 16 105-мм и 20 150-мм гаубиц). Наконец, в составе артполка имелась отдельная батарея 150-мм реактивных установок (шесть единиц). Такую же организацию артполка, как в «Лейбштандарте», имела и элитная дивизия вермахта «Гроссдойчланд». А по состоянию на декабрь 1944 г. в артполку дивизии «Лейбштандарт СС Адольф Гитлер» имелся самоходный и смешанный тяжелый дивизионы стандартной организации, легкий гаубичный (18 leFH 18), дивизион «Небельверферов» (18 150-мм и шесть 210-мм ПУ) и зенитный дивизион (18 88-мм и 18 37-мм зениток).

Самоходные артбатареи имели довольно сложную структуру. Например, батареи «Веспе» формировались по штату KStN 431(t.G.), утвержденному в январе 1943 г. Батарея состояла из штаба и трех взводов — управления, снабжения и огневого. Штаб располагал одной машиной наблюдения Panzerbeobachtungswagen на шасси танка Pz.KpfW. II либо Pz.KpfW. III, командирским «кубельвагеном» (легковым автомобилем) и мотоциклом.

Взвод управления имел в своем составе два отделения — связи и артиллерийских измерений. Он располагал шестью автомобилями — четырьмя легкими и двумя грузовиками (в том числе одной подвижной радиостанцией Kfz.17 или Kfz.31). Взвод снабжения имел в своем составе один полугусеничный тягач Sd.Kfz.3 «Маультир» (вариант известного грузовика Опель «Блитц») или — реже — Sd.Kfz.7, один «кубельваген» и шесть грузовиков. Огневой взвод включал две огневые секции по три самоходки и одному транспортеру боеприпасов. Кроме того, взвод располагал машиной управления на базе полугусеничного бронетранспортера Sd.Kfz.250/4 либо Sd.Kfz.251/6, двумя-тремя легкими автомобилями и одним-двумя мотоциклами — обычными или полугусеничными Sd.Kfz.2 («кеттенк-рафтрад»).

1 ноября 1943 г. утвердили измененные штаты батареи легких самоходных гаубиц. Количество подразделений не изменилось, но их структура и численность претерпели некоторые изменения. Теперь батарея включала:

— штаб (2 офицера, 5 унтер-офицеров, 2 рядовых; два «кубельвагена» и один «кеттенкрафтрад»);

— взвод управления (в общей сложности 6 унтер-офицеров, 18 рядовых; два Panzerbeobachtungswagen?а (Sd. Kfz.143) на базе танка Pz.III, три полугусеничных БТР — по одному Sd.Kfz.250/2, Sd.Kfz.250/5 и Sd.Kfz.251/11, два «кубельвагена»);

— взвод снабжения (7 унтер-офицеров, 23 рядовых; один 1-тонный полугусеничный тягач Sd.Kfz.10, 8 3-тонных грузовиков, один «кубельваген»);

— огневой взвод в составе двух секций: огневой и боепитания (в общей сложности один офицер, 16 унтер-офицеров, 49 рядовых; шесть САУ, два транспортера боеприпасов, 4 3-тонных грузовика, 4 «кубельвагена», один «кеттенкрафтрад»).

Таким образом, батарея образца ноября 1943 г. насчитывала 129 человек личного состава, шесть САУ, 7 других бронемашин, 24 небронированных транспортных средства. Укомплектованная по штату батарея самоходных гаубиц являлась довольно сильным артиллерийским подразделением, обладая, к тому же, значительной автономностью — средства управления батареи в целом соответствовали дивизионному уровню для буксируемой артиллерии.

Состав артполков пехотных дивизий, в отличие от элитных формирований, в 1943 г. продолжал ухудшаться. Прежде всего, почти никогда не удавалось укомплектовать артполки согласно штату. Часто количество орудий в батарее сокращалось до трех, или же при штатном количестве орудий в дивизионе было только две батареи. Таким образом, гаубичный дивизион вместо положенных 12 орудий располагал лишь 8–9. Многие артполки вместо четырех дивизионов имели лишь три — отсутствовал один из легких дивизионов, либо (гораздо чаще) тяжелый. Трофейные системы, ранее допускавшиеся только для тыловых соединений, все чаще появлялись и во фронтовых дивизиях. Французскими 155-мм орудиями, чешскими 150-мм и советскими 122-мм гаубицами заменяли штатные гаубицы sFH 18, а взамен 105-мм гаубиц leFH 18 вводили трофейные пушки — советские 76,2-мм или же 75-мм, которых было взято великое множество в европейских странах — от Польши до Франции. Многие дивизии сохраняли в своем составе старые 105-мм гаубицы leFH 16 — такие орудия были даже в составе пехотных дивизий, действующих на главном направлении в операции «Цитадель». Ещё одним «эрзац-вариантом» стала замена части гаубиц leFH 18 шестизарядными реактивными пусковыми установками Nebelwerfer 41. Уже в начале

1942 г. в артполки формировавшихся в то время пехотных дивизий 18-й и 19-й волн ввели по две батареи «Небельверферов». Позже они появились и в других дивизиях, причем единой организации для подразделений реактивной артиллерии не существовало. Например, в 9-й ПД в одном из легких дивизионов две батареи вооружили «Небельверферами» (по шесть единиц), третья же сохранила четыре гаубицы leFH 18. В 45-й и 383-й ПД один из легких дивизионов был полностью перевооружен реактивными установками (согласно штату — 18 единиц). Иногда реактивный дивизион был двухбатарейным (например, в 336-й ПД). Наконец, существовал вариант, когда в каждом легком гаубичном дивизионе одна из батарей вместо leFH 18 получала «Небельверферы» (как в 111-й ПД).

Теоретически штат артполка с четырьмя дивизионами (тремя легкими и одним тяжелым) оставался действующим вплоть до мая 1944 г. На практике же его редко придерживались. Формируемые в начале 1944 г. дивизии 25-й волны имели в своих артполках по три дивизиона. Состав тяжелого оставался прежним — три батареи по четыре 150-мм гаубицы. Два легких дивизиона были двухбатарейными, но при этом в батарее имелось шесть орудий вместо четырех. Таким образом, такая дивизия имела 12 150-мм и 24 105-мм гаубицы. Но и в пределах одной волны также имелись отступления — 88-я и 91-я ПД 25-й волны вместо одного из легких гаубичных дивизионов получили по тяжелому зенитному дивизиону (12 88-мм пушек).

С мая 1944 г., начиная с 29-й волны, вместо пехотных дивизий стали формировать гренадерские, а с 32-й волны — фольксгренадерские дивизии. Их артполки существенно отличались по организации от «старых» пехотных дивизий. Три легких дивизиона артполка гренадерской дивизии имели смешанный состав: по две четырехорудийных батареи 105-мм гаубиц и одной — 75-мм противотанковых пушек Рак 40 (шесть единиц). Тяжелый дивизион имел две батареи по четыре 150-мм гаубицы. Таким образом, а артполку насчитывалось 24 105-мм и восемь 150-мм гаубиц, а также 18 75-мм противотанковых пушек. В фольксгренадерских дивизиях артполк имел три гаубичных дивизиона — два легких и тяжелый — по две шестиорудийные батареи в каждом. Количество личного состава и транспортных средств в шестиорудийных батареях, естественно, было большим, чем в четырехорудийных. Например, батарея тяжелых гаубиц имела 192 чел. личного состава (три офицера, 30 унтер-офицеров, 159 рядовых), 138 лошадей, 27 повозок и два автомобиля. Четвертый дивизион артполка был противотанковым — три шестиорудийные батареи 75-мм пушек. Допускалось вместо этого дивизиона вводить в состав фольксгренадерской дивизии отдельный моторизованный батальон с двумя ротами 75-мм пушек (по 12 орудий). Таким образом, артиллерия фольксгренадерской дивизии насчитывала 24 105-мм и 12 150-мм гаубиц, а также 18–24 75-мм противотанковых пушек. Важным новшеством стало появление в артполках пехотных, гренадерских и фольксгренадерских дивизий гусеничных арттягачей RSO — до того их артиллерия использовала исключительно конную тягу. RSO применялись для буксирования легких гаубиц и 75-мм противотанковых пушек — в тяжелых дивизионах продолжала использоваться исключительно конная тяга. Гаубицы sFH 18 транспортировались раздельной возкой — отдельно ствольная и лафетная повозки. В условиях бездорожья вместо положенной шестерки лошадей в ствольные повозки и лафеты приходилось запрягать по 8–10 лошадей. К тому же, в таких условия лошади быстро уставали. Но в конце войны ввиду катастрофической нехватки топлива конная тяга имела преимущества по сравнению с механической. Майор фон Вангеров, инспектировавший в апреле 1944 г. артиллерийские части 1-й танковой армии, отмечал, что артиллерия на мехтяге при отступлении практически встала из-за отсутствия топлива и поломок тягачей и автомобилей. В то же время, части на конной тяге успешно продвигались, снабжаясь буквально «подножным кормом».

В парашютных дивизиях люфтваффе согласно штату 1943 г. имелся артполк из трех гаубичных дивизионов — двух легких и тяжелого. В общей сложности в нем насчитывалось 24 105-мм и 12 150-мм буксируемых гаубиц. Наличие столь тяжелого оружия, к тому же, неприспособленного для воздушного десантирования, не должно удивлять — к тому времени парашютные дивизии уже не участвовали в десантных операциях, а применялись в качестве элитной пехоты.

В 1944 г. самоходные орудия появились в составе некоторых панцергренадерских дивизий, пришедших на смену моторизованным. Дивизионы самоходных гаубиц стандартной организации (две батареи «Веспе» и одна — «Хуммелей») вошли в состав артполков 3-й, 29-й дивизий и дивизии «Фельдхернхалле» (впрочем, в последней к концу 1944 г. «Веспе» уже не имелось; вместо них появилась вторая батарея «Хуммелей»). Ввели такой дивизион и в дивизию «Гроссдойчланд», формально гренадерскую, но фактически — танковую. Несмотря на то, что выпуск «Веспе» и «Хуммелей» был прекращен задолго до окончания боевых действий, эти системы использовались в боях вплоть до последних дней войны. Например, в состав сформированной в ноябре 1944 г. 150-й танковой бригады — соединения, специально созданного для наступления в Арденнах — вошла отдельная батарея этих САУ (6 единиц). Имелись они и артполках танковых дивизий, участвовавших в этом сражении — 1-й, 2-й, 9-й и 12-й ТД СС, 2-й, 116-й и учебной ТД вермахта. Но количество орудий в большинстве случаев было далеким от штатного. По состоянию на 10 декабря 1944 г. 2-я ТД имела в своем составе пять «Веспе», 116-я — три, 11-я — семь, 9-я ТД СС «Гогенштауфен» — шесть. То есть, вместо положенных двух батарей Sd.Kfz.124, далеко не все дивизии располагали хотя бы одной полнокровной батареей.


Самоходная установка «Веспе»

Характерно, что в утвержденном 25 марта 1945 г. штате танковой дивизии «образца 1945 г.» при существенном сокращении по сравнению с прежним штатным расписанием количества танков, количество САУ оставалось неизменным — 12 «Веспе» и 6 «Хуммель». Но реалии мало соответствовали штатам. Большинство сформированных в 1945 г. импровизированных танковых дивизий («именных», в отличие от прежних «номерных») имели гораздо меньшее количество самоходной артиллерии. Например, созданная в феврале 1945-го на базе 233-й резервной ТД дивизия «Гольштейн» имела в своем составе не артполк, а смешанный дивизион, состоявший из трех батарей. Одна из них насчитывала 4 105-мм гаубицы, вторая — 4 150-мм гаубицы, а третья — четыре самоходки (2 «Веспе» и 2 «Хуммель»). Единственным исключением была танковая дивизия «Татра», получившая полноценный самоходный артдивизион, вооруженный «Веспе» (без 150-мм САУ). Правда, и сформирована она была ещё летом 1944 г. Встречались в частях, формируемых в конце войны, и довольно экзотические артсистемы. Например, созданная в январе 1945 г. 3-я кавалерийская бригада получила дивизион 105-мм безоткатных орудий LG 42, изначально предназначенных для парашютных частей.

Как видим, потери, понесенные на фронтах, находили свое отражение в организации артполков в дивизиях вермахта. Наиболее «страдали» при этом пехотные дивизии — попросту, они были наиболее многочисленны. Изъятие из каждой ПД посредством изменения штатов даже одной гаубичной батареи высвобождало в масштабах вермахта несколько сотен орудий, которые можно было обратить на формирование новых дивизий или воссоздание уничтоженных. Других дивизий — тех же горных, танковых, либо панцергренадерских — было существенно меньше. Поэтому сокращение их штатов не имело смысла — оно не давало значительной экономии в масштабах всей армии.

Сравнивая состав дивизионной артиллерии вермахта с армиями противников, нельзя не отметить её качественное превосходство благодаря наличию тяжелых гаубиц. Например, польская пехотная дивизия образца 1939 г. имела лишь три 155-мм гаубицы, остальные же артсистемы — легкие и устаревшие 100-мм гаубицы и 75-мм пушки. Французская ПД имела 24 155-мм гаубицы, но 105-мм систем в ней не было вовсе. Советские стрелковые дивизии в начальный период имели в своем составе 152-мм гаубицы, но вскоре эти орудия были изъяты из дивизий в артиллерию РГК. Не было подобных артсистем и в британских дивизиях, обходившихся лишь 25-фунтовыми (87,6-мм) гаубицами-пушками. Лишь американские пехотные дивизии по составу артиллерии соответствовали германским — три дивизиона 150-мм и один — 155-мм гаубиц. Естественно, насыщение дивизий тяжелыми гаубицами имело и отрицательную сторону — это ограничивало огневую мощь артиллерии РГК, вследствие чего вермахт никогда в течение войны не мог создать таких сильных артиллерийских «кулаков», как Красная армия. Но, с другой стороны, дивизия, имеющая тяжелую артиллерию, была более самостоятельной в тактическом отношении и меньше зависела от поддержки корпусной либо армейской артиллерии.

Оглавление книги


Генерация: 0,621. Запросов К БД/Cache: 3 / 0