Глав: 22 | Статей: 71
Оглавление
«АРТИЛЛЕРИЯ — БОГ ВОЙНЫ» — справедливость этой формулы победы доказана всей военной историей. Даже на полях сражений Второй Мировой, которую не зря окрестили «войной моторов», именно артиллерия зачастую играла решающую роль — с артиллерийской подготовки начиналось любое успешное наступление, без серьезной артиллерийской поддержки невозможно было создать устойчивую оборону, в отрыве от мобильной артиллерии танки и пехота несли неоправданные потери.

Громкие победы Вермахта в начале войны объясняются не только превосходством немецких танковых войск, авиации, связи, но и наличием мощной, прекрасно обученной, великолепно организованной и чрезвычайно эффективной артиллерии. Однако Artilleriewaffe остались в тени знаменитых Люфтваффе и Панцерваффе — до сих пор на русском языке не опубликовано ни одной серьезной работы на данную тему. ЭТА КНИГА — ПЕРВАЯ. Здесь впервые представлена исчерпывающая информация об артиллерии Вермахта и войск СС — полевой, пехотной (включая минометы), горной, реактивной, противотанковой, зенитной, как буксируемых систем, так и самоходных установок, — всесторонне рассмотрены особенности ее организации, тактики и боевого применения.

Артиллерия РГК

Артиллерия РГК

Формирование артиллерии резерва главного командования (Oberkommando des Heeres — OKH) началось в 1933 г. (хотя уже в 1931 г. две моторизованные батареи тяжелых полевых гаубиц, вооруженные предсерийными образцами новых артсистем и полугусеничных тягачей вошли в состав учебно-опытового командования — Lehr— und Versuchskommando). Характерной чертой её организации в вермахте было почти полное отсутствие крупных организационных единиц — полков. Артиллерия РГК состояла из многочисленных отдельных дивизионов и батарей, придаваемых армиям и корпусам. Подобная система просуществовала практически до конца войны. В соответствии с ней, в каждой полевой армии создавалось командование артиллерии, приравнивавшееся к дивизии — H?hereartilleriekommando, сокращенно H?h.Arko. На уровне корпусов также существовали командования артиллерии — ?rtilleriekommando, сокращенно Arko. Ни корпусные, ни армейские командования артиллерии не имели постоянного состава и штатных частей — им придавались дивизионы и батареи РГК.

По состоянию на 1 сентября 1939 г. артиллерия РГК имела в своем составе 75 артиллерийских дивизионов, главным образом, тяжелых, и 12 батарей железнодорожной артиллерии. Кроме того, имелись 19 моторизованных противотанковых дивизионов и несколько батарей сверхтяжелой артиллерии. Наконец, в состав артиллерии РГК входили дивизионы артиллерийской инженерной разведки (АИР) — каждому корпусному командованию артиллерии придавался один (реже два) таких дивизиона. Типичный дивизион АИР состоял из трех рот — топографической, метеорологической и визуальной разведки. Со второй половины 1941 г. в дивизионы АИР стали включать роты привязных аэростатов. Такие средства, казалось бы, безвозвратно ушедшие в прошлое, оказались как нельзя более подходящими для корректировки артиллерийского огня во время войны против Советского Союза. Самолетов-корректировщиков попросту не хватало на всю протяженную линию фронта. К тому же, аэростаты имели одно неоспоримое преимущество — им не требовались аэродромы.

На вооружении артиллерии РГК к началу Второй мировой войны состояли арстистемы, преимущественно, германского производства. Но появились и иностранные орудия — причем сначала не импортные, а закупленные за рубежом, а конкретно — в Чехословакии. Правительство этой страны после подписания Мюнхенского соглашения решило не оказывать Германии вооруженного сопротивления и продать за границу большинство артиллерийских орудий. Покупателем оказалась именно Германия, 11 февраля 1939 г. подписавшая соглашение о поставке 122 80-мм полевых пушек, 110 150-мм гаубиц, 18 210-мм мортир, шести 240-мм пушек и 17 305-мм мортир. Вместе с орудиями поставлялись арттягачи и специальные автопоезда с электрической трансмиссией для перевозки тяжелых орудий. Если 80-мм и 150-мм артсистемы нашли применение на дивизионном уровне, то более тяжелые орудия стали вооружением артиллерии РГК. Например, все 240-мм пушки поступили на вооружение сформированного 24 апреля 1940 г. 2-го дивизиона 84го артполка, имевшего три двухорудийные батареи (1-й дивизион этого полка использовал 240-мм пушки К 3 германского производства).

Единой структуры корпусной артиллерии не существовало. Как образец организации на начальном этапе войны можно привести организацию артиллерии 1-го армейского корпуса (11-я, 61-я и 217-я пехотные дивизии) времен польской кампании. Управление корпусной артиллерией осуществляло 123-е артиллерийское командование с приданными 1-м и 11-м дивизионами АИР. Основу артиллерийской группировки составлял 501-й артполк (три дивизиона, в общей сложности шесть батарей 150-мм гаубиц sFH 18 и две — 105-мм пушек К 18). Полку была придана отдельная моторизованная батарея «Доктор Бек» с двумя чешскими тяжелыми 305-мм мортирами Mrs (t). Кроме того, корпусная артиллерия включала один отдельный тяжелый дивизион (две гаубичные и пушечная батареи) и три отдельные батареи — две 105-мм пушек и одна 150-мм гаубиц. Наконец, двум из трех дивизий корпуса было придано по одному гаубичному дивизиону. Таким образом, корпус получил сверх штатной артиллерии дивизий ещё 15 гаубичных батарей (60 sFH 18), пять пушечных (20 К 18) и одну мортирную (две 305-мм мортиры).


Противотанковая пушка Pak35 выпуска 1938–1939 гг.

В короткий промежуток времени между окончанием войны против Польши и начало кампании во Франции в вермахте велось интенсивное формирование новых артчастей РГК. По состоянию на 15 апреля 1940 г. в составе артиллерии РГК насчитывалось:

— 45 командований артиллерии (Arko);

— 34 штаба артиллерийских полков;

— 33 дивизиона 105-мм пушек;

— 21 смешанный дивизион (по две батареи 150-мм гаубиц и одной 105-мм пушек);

— 43 дивизиона 150-мм гаубиц;

— два смешанных дивизиона мортир (по две батареи 210-мм мортир и одной 170-мм пушек);

— 10 дивизионов 210-мм мортир;

— два дивизиона тяжелых мортир (в каждом одна батарея 210-мм мортир и две двухорудийные батареи чешских 305-мм мортир);

— дивизион сверхтяжелых мортир (батарея с 420-мм мортирой «Гамма», батарея с чешской 420-мм гаубицей и батарея 355-мм мортир);

— четыре дивизиона 150-мм пушек;

— два дивизиона 240-мм пушек (в каждом по две двухорудийные батареи).

Кроме того, имелась железнодорожная артиллерия — два штаба полков, семь штабов дивизионов, а в их составе — 16 батарей (в общей сложности 33 артустановки калибров 150, 170, 240 и 280 мм). Флот располагал 42 батареями береговой артиллерии с орудиями калибром от 75 до 280 мм.

Совершенно новым элементом артиллерии РГК стали штурмовые орудия StuG III. Эти полностью бронированные самоходки с низким силуэтом, вооруженные 75-мм орудиями, предназначались для сопровождения пехоты. Во французской кампании принимали участие первые две батареи штурмовых орудий — 559-я и 560-я (по шесть StuG III). Но уже с 1941 г. началось массовое развертывание частей штурмовой артиллерии.

Вследствие победы над Францией в руки вермахта попало огромное количество трофейного оружия, в том числе и тяжелых артиллерийских орудий. Но «освоение» этого наследства шло медленно. Причин было несколько, но, прежде всего — недостаточное количество и крайне плохое качество боеприпасов. Например, когда во время боев за Киев в 1941 г. немцы попытались применить несколько дивизионов французских 155-мм гаубиц и 220-мм мортир, оказалось, что около половины выпущенных снарядов попросту не взрываются. Пришлось отложить ввод в бой французских артсистем до налаживания производства новых боеприпасов к ним. В конечном итоге, большинство трофейных тяжелых орудий попало в части береговой артиллерии.

К моменту начала операции «Барбаросса» в структуре артиллерии РГК произошли очередные изменения. Увеличилось количество органов управления — теперь в вермахте было 59 артиллерийских командований и 35 штабов артполков. До 39 увеличилось количество дивизионов АИР. Как уже отмечалось, в связи с формированием новых дивизий в их состав передали 17 дивизионов — восемь тяжелых гаубичных и девять смешанных. Но это отнюдь не означало ослабления артиллерии РГК — уменьшение количества стволов калибра 105 и 150 мм компенсировали формированием новых частей крупнокалиберной артиллерии. В частности, количество дивизионов 210-мм мортир возросло почти вдвое — с 10-ти до 19-ти. Также очень быстро росла численность штурмовой артиллерии — в мае 1941 г. вермахт располагал шестью дивизионами штурмовых орудий (в каждом — три батареи по семь орудий) и двумя отдельными батареями. Все шире распространялась реактивная артиллерия — к началу войны против СССР вермахт располагал 18-ю дивизионами реактивных установок (девять из них объединили в три полка, остальные были отдельными). Велись работы и в области сверхтяжелой артиллерии — на вооружение приняли 600-мм мортиры «агрегат 040» (более известны как «Карл») и 800-мм железнодорожную установку «Дора». Численность железнодорожной артиллерии возросла, главным образом, за счет увеличения с восьми до 13-ти количества батарей 280-мм установок. На вооружение были приняты и трофейные французские железнодорожные установки — две 340-мм пушки и две 400-мм гаубицы.

Организация управления артчастями РГК во время начального периода войны против СССР существенных изменений не претерпела. Новшеством стало формирование т. н. «артиллерийских полковых штабов особого назначения», предназначенных для управления разнотипными артдивизионами и отдельными батареями, приданными тем или иным общевойсковым либо танковым соединениям. Например, 23 июля 1941 г. 4-й танковой группе был передан 802-й артиллерийский полковой штаб особого назначения, в подчинении которого находилось в общей сложности четыре дивизиона: 1-й и 2-й дивизионы 84-го артполка с немецкими и чешскими 240-мм пушками, 768-й артдивизион с 210-мм мортирами и 680-й артдивизион с 150-мм пушками.

Весной 1942 г. в составе артиллерии РГК появились первые части, вооруженные трофейными советскими орудиями — 1-й и 2-й стационарные артдивизионы «Смоленск». Каждый из них имел в своем составе пять батарей — четыре со 122-мм и 152-мм гаубицами и одну с 76,2-мм пушками Ф-22. Во второй половине года в составе артиллерии РГК появились первые части, вооруженные самоходными орудиями — 1-й и 2-й самоходно-артиллерийские полки. Они были сформированы во Франции и вооружены САУ на шасси трофейных транспортеров «Лоррэн». Каждый полк имел шесть шестиорудийных батарей. Пять из них были вооружены самоходными 150-мм гаубицами, а шестая — 105-мм гаубицами. 1-й самоходно-артиллерийский полк был расформирован уже в декабре 1942 г., а его матчасть распределили между тремя дислоцированными во Франции пехотными дивизиями. 2-й же полк в 1943 г. вошел в состав воссоздаваемой после разгрома в Тунисе 21-й танковой дивизии и стал именоваться 155-м панцерартиллерийским полком.

Несмотря на первоначальные успехи в войне против СССР, вермахт уже в 1941 — начале 1942 г. понес весьма тяжелые потери, в том числе и в артиллерии. Поначалу их удавалось компенсировать — количество артиллерии РГК летом 1942 г. не отличалось от количества в начале войны. Но вот в качественном составе произошли определенные изменения. В составе артиллерии РГК появились моторизованные дивизионы 105-мм легких гаубиц — летом 1942 г. их было 15. В качестве средства тяги в этих дивизионах применялись гусеничные тягачи RSO. Эта машина, простая и дешевая в изготовлении, представляла собой типичный «эрзац» военного времени. Максимальная скорость буксировки гаубиц составляла всего 17 км/ч (против 40 км/ч для полугусеничных тягачей). Было сформировано и несколько новых батарей железнодорожной артиллерии, вооруженных, главным образом, французскими установками. Вообще же представляется непонятным упорство командования сухопутных войск в развитии железнодорожной артиллерии — подобные установки не находили применения в концепции «блицкрига». Они были пригодны разве что при осаде крепостей либо в системе береговой обороны. Но единственной крепостью, при осаде которой вплоть до конца 1943 г. применялась железнодорожная артиллерия, оставался Ленинград. Применение же таких установок в системе береговой обороны также нельзя признать особо эффективным — рассредоточенные вдоль побережья орудия без обеспечения превосходства в воздухе ни в одном случае не смогли противостоять высадке вражеских десантов.

1943 г. ознаменовался резким снижением численности артиллерии РГК ввиду гибели многих дивизионов в сталинградском «котле». В июле 1943 г. насчитывалось лишь 20 дивизионов 105-мм пушек, 12 смешанных дивизионов и 23 дивизиона 150-мм гаубиц. Сократилось и количество 150-мм пушек — за год с лета 1942-го по лето 1943 г. было расформированы семь из восьми дивизионов таких артсистем. В артиллерии РГК остался один дивизион и 15 отдельных батарей 150-мм пушек, но к декабрю 1943 г. были расформированы и последний дивизион, а также восемь отдельных батарей. Их матчасть, главным образом, была передана береговой артиллерии. Компенсировано сокращение 150-мм пушек было за счет увеличения количества 170-мм пушек. К концу 1943 г. было сформировано два новых дивизиона (763-й и 764-й) и восемь отдельных батарей таких пушек, а также две батареи и составе смешанного 2-го дивизиона 84-го артполка (две другие батареи этого дивизиона были вооружены чешскими 240-мм пушками). Если в январе 1941 г. вермахт располагал всего четырьмя 170-мм пушками, то к маю 1942 г. их было уже 114, и количество таких систем продолжало увеличиваться. Также в частях РГК возросло количество трофейных советских орудий. Например, в мае 1943 г. были сформированы три моторизованных дивизиона — 456-й, 457-й и 460-й — каждый из которых включал две батареи 152-мм гаубиц-пушек KH 433/1(r) и одну — 122-мм пушек К 390(r).

Существенно возросло количество дивизионов штурмовой артиллерии — летом 1942 г. их было 19, а год спустя — 25 (и три отдельные батареи). Возросла и их огневая мощь за счет увеличения количества орудий в батареях штурмовой артиллерии с семи до 10. Наряду с 75-мм орудиями StuG III штурмовая артиллерия начала получать 105-мм штурмовые гаубицы StuH 42 — они вводились по три единицы в каждую батарею.

В июне 1943 г. были сформированы и два отдельных самоходных артдивизиона — 753-й и 757-й, вооруженные 150-мм САУ Sd.Kfz.165 «Хуммель». Эти части были очень сильными — каждый дивизион имел шесть огневых батарей (четыре по 6 орудий и две по 4, а всего 32 САУ — что равнозначно почти трем дивизионам буксируемых гаубиц). Но в дальнейшем большинство «Хуммелей» поступало не в артиллерию РГК, а в панцерартиллерийские полки танковых дивизий.

Во второй половине 1943 г. в составе артиллерии РГК началось формирование крупных артиллерийских соединений. Первым из них стала созданная в сентябре

1943 г. 18-я артиллерийская дивизия (кстати, так и оставшаяся единственной артиллерийской дивизией вермахта). Её основу составили части разгромленной 18-й танковой дивизии — 88-й панцерартиллерийский полк, транспортный батальон, батальон связи, а также медицинские и ремонтные части. Кроме того, в состав дивизии включили 288-й и 782-й моторизованные артполки. 88-й полк имел в своем составе три дивизиона легких гаубиц (в общей сложности, 36 leFH 18) и самоходный артдивизион обычного для танковых дивизий состава (12 «Веспе» и шесть «Хуммель»). В состав 288го артполка вошли два дивизиона 150-мм гаубиц (24 sFH 18), дивизион 105-мм пушек (12 орудий) и дивизион 210-мм мортир (девять). 782-й артполк имел лишь один артдивизион с девятью 170-мм пушками; кроме того, в его состав входили дивизион АИР и зенитный дивизион (четыре батареи; в общей сложности, восемь 88-мм, девять 37-мм и 18 20-мм зениток, а также две самоходные счетверенные 20-мм установки на полугусеничных тягачах Sd.Kfz. 7/1. В январе 1944 г. 18-я артиллерийская дивизия прибыла на Восточный фронт, войдя в состав 24-го танкового корпуса 4-й танковой армии, а вскоре была передана в состав 1-й танковой армии. Но «карьера» 18-й артдивизии оказалась недолгой — уже в апреле 1944 г. её расформировали.


Противотанковое орудие Pak40

Вплоть до осени 1944 г. численность артиллерии РГК поддерживалась примерно на одном уровне, хотя в структуре и происходили определенные изменения. В частности, продолжало увеличиваться количество батарей 170-мм пушек. Формировались новые дивизионы с советскими орудиями. К осени 1944 г. их было уже шесть — один со 122-мм пушками и пять смешанных, со 122-мм гаубицами и 152-мм гаубицами-пушками. Среди них были и моторизованные дивизионы, и частично моторизованные, и стационарные — без собственных транспортных средств. Наряду с восемью дивизионами РГК, вооруженными французскими артсистемами, пятью — чешскими и двумя батареями с польскими 155-мм гаубицами, было сформировано шесть дивизионов с итальянскими орудиями, ставшими трофеями в сентябре 1943 г., после перехода Италии на сторону антигитлеровской коалиции. Возросла численность самоходной артиллерии — в середине 1944 г. в составе РГК было семь дивизионов по 12 САУ «Хуммель». Также увеличилось количество дивизионов 105-мм гаубиц — до 27-ми (четыре моторизованных с полугусеничными тягачами и 23 с тягачами RSO). В составе РГК появляются и части, вооруженные безоткатными орудиями — 105-мм LG 40 и LG 42. Было сформировано два дивизиона таких орудий (423-й и 424-й), а также одна отдельная батарея (429-я).

Отдельно следует сказать об артиллерийских частях люфтваффе. Формирование в декабре 1943 г. в Италии 1-го парашютного корпуса привело к необходимости создания артиллерийских частей поддержки. В состав корпуса вошло 122-й артиллерийское командование (из состава сухопутных войск), а также 11-й парашютный артполк и 1-я (позже переименованная в 11-ю) парашютная бригада штурмовых орудий, вооруженная трофейными итальянскими самоходками. Естественно, ничего «парашютного», кроме подчинения люфтваффе, в этих частях не было, а применялись они как обычные сухопутные части.

До осени 1944 г. единственной попыткой создать в вермахте мощное артиллерийское соединение оставалась просуществовавшая лишь несколько месяцев 18-я артиллерийская дивизия. В то же время, в Красной армии уже в конце 1942 г. было 26 артиллерийских дивизий, штат каждой из которых предусматривал наличие 356 орудий калибром от 76 до 203 мм. Причины подобного положения вещей кроются в военной доктрине Германии. Концепция «блицкрига» недооценивала значение артиллерии — предполагалось, что главную ударную мощь вермахта составят танковые «клинья», поддержанные авиацией. И почему-то никто ни в Германии, ни за её пределами, кроме СССР, не учел тот факт, что предложенные Гудерианом принципы массирования и концентрации на главном направлении удара применимы не только к танковым войскам, но и к артиллерии. Лишь в конце 1944 г. немецкие военные попытались учесть опыт войны, приступив к формированию относительно крупных артиллерийских соединений — фольксартиллерийских бригад и корпусов. Приставка «фолькс?», т. е. «народный», начиная с июля 1944 г. начала появляться в названиях многих частей и соединений вермахта (например, фольксгренадерских дивизий). Она должна была свидетельствовать о «демократизации» армии, но в действительности означала, что в формировании таких частей и соединений было задействовано Главное управление СС. Это управление отвечало за подбор офицерских кадров для «народных» соединений, такие соединения подчинялись дисциплинарным уставам и судовым органам СС, но при этом оставались в составе вермахта.

Несмотря на свои громкие названия, немецкие бригады и корпуса артиллерии не шли ни в какое сравнение по ударной силе с советскими соединениями. Фольксартиллерийская бригада, включавшая три-четы-ре дивизиона, соответствовала по огневой мощи полку. Корпус же был сильнее бригады лишь на два-три дивизиона — именно он соответствовал советской бригаде. Было и ещё одно отличие — бригады в советских артиллерийских дивизиях вооружались однотипными артсистемами, в то время как фольксартиллерийские бригады и корпуса имели на вооружении орудия нескольких типов.

Формирование фольксартиллерийских бригад началось в сентябре 1944 г. Согласно штатам, бригада насчитывала 1753 чел. личного состава, 24 150-мм гаубицы sFH 18, три 170-мм пушки К 18 и девять 210-мм мортир М 18, а также 52 тягача и 244 автомобиля. Легкое вооружение включало, кроме индивидуального стрелкового оружия, 27 ручных пулеметов и целых 500 «Панцерфаустов». К тому времени преимущество противника в бронетехнике стало подавляющим, и в попытках компенсировать его германское командование старалось максимально насытить части противотанковыми средствами — «Панцерфаусты» получали даже зенитные дивизионы, прикрывавшие промышленные центры рейха. Организационно бригада состояла из трех артдивизионов (двух со 150-мм гаубицами и одного смешанного — со 170-мм пушками и 210-мм мортирами), а также частей обеспечения.

Для фольксартиллерийских корпусов, начавших формироваться в ноябре 1944 г., было разработано несколько вариантов штатов. Согласно одному из вариантов, моторизованный корпус насчитывал 3271 чел. личного состава. В его составе было шесть артдивизионов:

— два противотанковых (18 88-мм пушек Рак 43 и 18 75-мм Рак 40);

— два легких гаубичных — один с 18 105-мм гаубицами leFH 18, другой с 12 трофейными 122-мм гаубицами sFH 396(r);

— тяжелый гаубичный дивизион с 12 150-мм гаубицами sFH 18;

— тяжелый смешанный дивизион с тремя 170-мм пушками К 18 и шестью 210-мм мортирами М 18.

Во всех дивизионах батареи были шестиорудийными, за исключением тяжелого смешанного с трехорудийными батареями. Вспомогательное вооружение включало 67 ручных пулеметов и 500 «Панцерфаустов». Парк транспортных средств корпуса насчитывал 111 тягачами (51 полугусеничный и 60 RSO), а также 406 автомобилями. Но ввиду нехватки транспортных средств, а в первую очередь — топлива, было предусмотрено формирование корпуса по частично моторизованным штатам. В таком случае количество тягачей увеличивалось на десять RSO, а вот автопарк был уменьшен в 2,5 раза — до 157 единиц. Уменьшалось и штатное количество личного состава — до 2612 чел.

Второй вариант штатов предусматривал наличие пяти артдивизионов:

— противотанкового (18 Рак 40);

— двух легких гаубичных — одного с 18 105-мм гаубицами leFH 18, другого с 12 трофейными 122-мм гаубицами sFH 396(r);

— тяжелого пушечного (18 105-мм пушек sK18);

— тяжелого гаубичного — 18 трофейных 152-мм гаубиц-пушек KH 433/1(r).

Предусматривалось комплектование такого корпуса либо в полностью, либо в частично моторизованном варианте. В первом случае корпус насчитывал 2343 чел. личного состава, 284 автомобиля и 84 арттягача (24 полугусеничных и 60 RSO). Во втором случае количество личного состава уменьшалось до 2025 чел., а автомобилей — до 124-х, но дополнительно вводились ещё пять RSO. Наконец, предусматривалась возможность придания корпусу дивизиона реактивных минометов, имевшего в трех батареях 27 210-мм пятиствольных установок Nebelwerfer 42.

По состоянию на 1 января 1945 г. вермахт располагал восемью фольксартиллерийскими бригадами — 88-й, 261-й, 704-й, 732-й, 777-й, 888-й, 959-й и Учебной. При этом 704-я бригада именовалась «легкой», а 261-я — «штурмовой». При этом почти все бригады имели состав, отличный от штатного. Например, Учебная бригада имела трехбатарейные гаубичные дивизионы, причем в одном из них одна из батарей была заменена пушечной (в общей сложности, 30 150-мм гаубиц и шесть 105-мм пушек).


Самоходная установка с 37-мм Flak36

А вот 210-мм мортир было меньше, чем требовалось по штату — шесть вместо девяти. 704-я легкая бригада располагала двумя дивизионами 105-мм гаубиц и одним — 150-мм. 88-я бригада была сформирована на основе уже упоминавшегося 88-го панцерартиллерийского полка, от которого «унаследовала» самоходный артдивизион (12 САУ «Хуммель» и шесть «Веспе»). Вместо второго тяжелого гаубичного дивизиона в бригаде был легкий с орудиями leFH 18. Состав 261-й штурмовой бригады установить не удалось, но можно предположить, что часть её вооружения составляли штурмовые орудия.

Осенью 1944 г. было сформировано больше фольксартиллерийских бригад, но некоторые из них практически сразу были реорганизованы в корпуса. Большинство бригад были задействованы на Восточном фронте: 88-я, 70-я и 732-я — в составе группы армий «Центр», 777-я и 888-я — в группе армий «А», 261-я и 959-я — в группе армий «Юг». Лишь Учебную фольксартиллерийскую бригаду перебросили в Италию, в состав группы армий «С».

Фольксартиллерийских корпусов по состоянию на 1 января 1945 г. было сформировано 12: моторизованные 388-й, 401-й, 402-й и 766-й, а также частично моторизованные с номерами от 403 до 410. Состав этих корпусов также отличался от предусмотренного штатами — например, в 408-м корпусе вместо батареи 170-мм пушек была батарея 128-мм противотанковых орудий Рак 44. В 1945 г. появились новые фольксартиллерийские корпуса — 88-й и 888-й моторизованные, реорганизованные из бригад с теми же номерами, а также вновь сформированные частично моторизованные 411-й и 412-й корпуса. Два последних соединения стали единственными фольксартиллерийскими корпусами, получившими приданный дивизион «Небельверферов».

Единственной возможностью проверить на практике возможность применения крупных артиллерийских соединений в наступлении стала для вермахта наступательная операция в Арденнах. В ней задействовали восемь фольксартиллерийских корпусов: 5-я танковая и

7-я полевая армии получили по два таких соединения (соответственно, 401-й и 766-й, а также 406-й и 408-й), а 5-я танковая армия СС — целых четыре (388-й, 402-й, 405-й и 410-й). После того, как наступление в Арденнах захлебнулось, часть корпусов была переброшена на Восточный фронт. Здесь фольксартиллерийские корпуса и бригады были рассредоточены и приданы армиям и корпусам — единственно верное решение для действий в обороне. Для иллюстрации приведем состав артиллерийских частей усиления 26-го армейского корпуса, оборонявшего в составе 3-й танковой армии в декабре

1944 г. линию р. Неман. Насчитывавший четыре пехотные дивизии, корпус получил 88-ю фольксартиллерий-скую бригаду, 6-ю ракетную бригаду, дивизион 210-мм мортир, батарею 170-мм пушек, три бригады штурмовых орудий (203-ю, 276-ю, 277-ю) и два дивизиона АИР. Согласно идеям, заложенным при их создании, фольксартиллерийские корпуса и бригады предполагалось применять в полном составе. Но в конце войны обстановка часто требовала обратного, и эти соединения приходилось «растаскивать» на составляющие. Например, один дивизион 704-й легкой бригады оказался в составе 4-го танкового корпуса СС, а остальная её часть — в 23-м армейском корпусе.

Создание в конце 1944 г. крупных артиллерийских соединений уже никоим образом не могло повлиять на ход войны. Такие соединения были бы гораздо более полезны в тот период, когда вермахт вел активные наступательные действия. Характерно, что генерал Гальдер, начальник генерального штаба сухопутных войск, уже через месяц после начала операции «Барбаросса» в своем дневнике отмечал, что включение в состав дивизионных артполков 150-мм гаубиц является нецелесообразным — более рациональным было бы сосредоточить их на корпусном уровне. Но это замечание так и осталось всего лишь дневниковой записью. В итоге, вермахту никогда не удавалось достичь на участках прорыва концентрации артиллерии хотя бы равной этому показателю для Красной армии. В СССР уже в 1941 г. считалось, что для прорыва полевых укреплений необходима концентрация артиллерии в 100 стволов на километр фронта. В ходе войны этот показатель постоянно возрастал. Немецкие же генералы в начале войны считали возможным обходиться концентрацией всего в 40 стволом на километр фронта на участке прорыва. В дальнейшем при наступательных операциях концентрация артиллерии вермахта составляла от 60 до 140 стволов на километр. Рекордных показателей было достигнуто под Курском, где 9-я армия на участке прорыва имела 200 орудий на километр, а 4-я танковая армия — 150. Но что это по сравнению с противостоящими соединениями Красной армии, сосредоточившими на участках немецкого наступления 900-1000 стволов артиллерии на километр фронта! Самая низкая концентрация артиллерии была в декабре 1941 г. во время советского контрнаступления под Москвой и в июне 1944 г. при высадке союзников в Нормандии. В первом случае вермахт располагал 10 орудиями на километр фронта, во втором — всего 1,5!

Согласно сообщению немецкой разведки, в ноябре 1944 г. на Восточном фронте Красная армия располагала трех-четырехкратным преимуществом в артиллерии. Реально же преимущество было ещё выше — главным образом, благодаря более рациональной организации артиллерии. Например, группа армий «Южная Украина» располагала 581 батареей, в то время, как противостоящие её советские соединения — 1850 батареями. То есть, в количестве орудий преимущество действительно примерно трехкратное. Но из советской артиллерии 1050 батарей относилось к «внедивизионной» артиллерии, которую можно было быстро сосредоточить на ключевых участках. А из упомянутых 581 немецкой батареи «внедивизионными» были только 71, что существенно ограничивало возможности маневра артиллерией. На Западном фронте преимущество союзников не было столь ощутимым и составляло около 50 % по количеству стволов. Но союзники также значительную часть артиллерии — около половины — сосредоточили вне дивизий. Например, в конце июля 8-й американский армейский корпус (одна танковая и четыре пехотные дивизии) поддерживало 12 дивизионов артиллерии РГК. То есть, и на Западном фронте за счет увеличенных возможностей маневра артиллерией противники вермахта имели многократное преимущество на ключевых участках.

Парадоксально, но своей вершины развитие артиллерии РГК в вермахте достигло в то время, когда положение Третьего рейха уже было катастрофическим — в декабре 1944-го и в начале 1945 г. В то время были созданы артиллерийские корпуса и бригады, а количество отдельных артдивизионов оставалось примерно на прежнем уровне. Более чем вдвое по сравнению с летом 1944 г. увеличилось количество бригад реактивной артиллерии. Развился новый род артиллерии — крепостная, в составе которой сформировали 327 батарей. Наконец, существенно возросло количество бригад штурмовой артиллерии — до 46 (в июле 1943 г. их было лишь 26).

Оглавление книги


Генерация: 0.314. Запросов К БД/Cache: 0 / 0