Глав: 22 | Статей: 71
Оглавление
«АРТИЛЛЕРИЯ — БОГ ВОЙНЫ» — справедливость этой формулы победы доказана всей военной историей. Даже на полях сражений Второй Мировой, которую не зря окрестили «войной моторов», именно артиллерия зачастую играла решающую роль — с артиллерийской подготовки начиналось любое успешное наступление, без серьезной артиллерийской поддержки невозможно было создать устойчивую оборону, в отрыве от мобильной артиллерии танки и пехота несли неоправданные потери.

Громкие победы Вермахта в начале войны объясняются не только превосходством немецких танковых войск, авиации, связи, но и наличием мощной, прекрасно обученной, великолепно организованной и чрезвычайно эффективной артиллерии. Однако Artilleriewaffe остались в тени знаменитых Люфтваффе и Панцерваффе — до сих пор на русском языке не опубликовано ни одной серьезной работы на данную тему. ЭТА КНИГА — ПЕРВАЯ. Здесь впервые представлена исчерпывающая информация об артиллерии Вермахта и войск СС — полевой, пехотной (включая минометы), горной, реактивной, противотанковой, зенитной, как буксируемых систем, так и самоходных установок, — всесторонне рассмотрены особенности ее организации, тактики и боевого применения.

Пехотные орудия

Пехотные орудия

Позиционный характер боевых действий Первой мировой войны породил целый класс пехотной (траншейной) артиллерии, представленной различными орудиями и минометами, предназначенными для ведения навесного огня, разрушения полевых укреплений и поражения укрытых пулеметных расчетов — настоящего «бича Божьего» для пехоты. В кайзеровской армии поначалу для этих целей применялись тяжелые и средние минометы калибров 250 и 170 мм, но вскоре появились и более легкие, 76-мм минометы. В сентябре 1916 г. в армии насчитывалось уже 1345 таких систем. Но общим недостатком всех минометов была малая мобильность — определенно, они больше годились для обороны, чем для наступления. А ведь задача уничтожения пулеметных гнезд являлась гораздо более актуальной именно при наступательных действиях. В ряде конструкторских бюро, в т. ч. Круппа, к 1918 г. разработали несколько образцов легких пехотных орудий, предназначенных для сопротивления пехоты, но ни один из них не был принят на вооружение.

В соответствии с Версальским договором, Германии запрещалось иметь в армии пехотные орудия. Но в частях остались минометы. Каждый пехотный полк рейхсвера получил в своем составе минометную роту в составе трех взводов легких минометов (в общей сложности, шесть 7,6 cm leichte Minenwerfer neuer Art — легких минометов нового образца) и одного — средних (два 17 cm Mittlere Minenwerfer neuer Art — средних минометов нового образца). В кавалерийских полках имелось по взводу легких минометов (две единицы). Минометы могли с успехом применяться против живой силы противника, но вот для разрушения укреплений при наступлении предпочтительнее были орудия. Разработка новых пехотных орудий осуществлялась германскими специалистами в 20-е годы, и она отнюдь не оказалась легкой задачей. Дело в том, что поначалу весьма привлекательной казалась идея универсального орудия, способного поражать как подвижные бронецели, так и стационарные укрытия. Но противотанковое амплуа требовало высокой начальной скорости снаряда, а, следовательно — довольно длинного ствола, что, в свою очередь, затрудняло ведение навесного огня. В конце концов, было признано разумным создавать специализированные противотанковые и пехотные орудия. Уже в 1927 г. на вооружение было принято 75-мм легкое пехотное орудие leIG 18, а в 1933 г. в пехотную артиллерию начали поступать 150-мм тяжелые пехотные орудия sIG 33.

Организация и вооружение подразделений пехотной артиллерии, так же, как и в случае с дивизионными артполками, зависела от волны, в которой формировалась та или иная дивизия. В дивизиях 1-й и 2-й волн, с которыми вермахт вступил в войну, каждый пехотный полк располагал отдельной 13-й ротой пехотных орудий, имевшей шесть leIG 18 и два sIG 33, а всего в дивизии насчитывалось 18 легких и 6 тяжелых пехотных орудий. ПД 3-й и 4-й волны имели лишь легкие пехотные орудия — по 6 в полку, а в дивизиях 5-й волны пехотных орудий не было вовсе. В пехотных полках дивизий 7-й и 8-й волн имелось лишь по четыре легких пехотных орудия. Весной 1941 г. во всех вновь формируемых дивизиях полковая артиллерия формировалась по образцу дивизий 1-й волны (18 leIG 18 и 6 sIG 33); в уже существующие дивизии также вводились тяжелые пехотные орудия.

Внедрение 150-мм орудий в пехотные полки стало шагом беспрецедентным — ни одна другая армия не имела в пехотных частях столь мощных артсистем. Огневая мощь таких орудий, стреляющих 38-кг снарядами, давала немецким пехотным полкам ощутимое преимущество на поле боя и позволяла в целом ряде случаев самостоятельно решать задачи, для которых в армиях других стран приходилось привлекать дивизионную артиллерию. По самой своей природе пехотные орудия размещались в непосредственной близости к переднему краю, что сокращало время реакции и позволяло максимально быстро подавлять вскрытые цели.


Самоходная установка с 47-мм Pak(t)

Моторизованные дивизии к сентябрю 1939 г. имели лишь легкие пехотные орудия — по восемь в полку. В танковых дивизиях пехотная артиллерия была передана на уровень батальонов. Каждый моторизованный пехотный батальон имел в своем составе роту тяжелого оружия с парой leIG 18 и тремя 37-мм противотанковыми пушками, такая же рота была в составе дивизионного разведывательного батальона. Исключение составляла 5-я ТД, в которой в ротах тяжелого оружия имелся двойной комплект leIG 18 — по четыре. В общей сложности, эта дивизия располагала двумя десятками легких пехотных орудий. 1-я, 2-я и 3-я ТД имели по восемь leIG 18, 4-я, 10-я ТД и ТД «Кемпф» — по десять. Так же, как и в танковых, была организована пехотная артиллерия в легких дивизиях (в 1-й легкой дивизии имелось 10 leIG 18, 3-й — 12, а 2-й и 4-й — по 20). И в танковых, и в легких дивизиях, как видим, полностью отсутствовали тяжелые пехотные орудия. Дело в том, что в то время для транспортировки sIG 33 применялась лишь конная тяга — попробуйте представить себе шестерку лошадей, тянущих такое орудие в одном строю с танками… Лишь насыщение дивизионной артиллерии полугусеничными тягачами позволило выделить часть этих машин для пехотной артиллерии, и в мотострелковых полках танковых дивизий начали появляться взводы sIG 33.

В горных дивизиях, подобно танковым, легкие пехотные орудия были переданы на батальонный уровень, а тяжелые отсутствовали вовсе. Каждый горнострелковый батальон имел в своем составе роту поддержки с двумя орудиями leIG 18 и шестью 81-мм минометами.

Орудия leIG 18 были единственными артсистемами, находящимися на вооружении 1-й кавалерийской бригады. Она располагала двумя дюжинами таких орудий. Как уже упоминалось, 12 из них находились в бригадном артдивизионе. Остальные же были распределены по четыре в каждый из двух кавалерийских полков и мотоциклетный батальон.

7-я авиационная дивизия люфтваффе, согласно штату, должна была иметь в составе каждого из двух своих парашютных полков по роте пехотных орудий, но реально такая рота к маю 1940 г. была создана лишь в 1-м полку. В парашютных дивизиях люфтваффе с 1943 г. в штат пулеметных рот парашютных батальонов были введены 75-мм безоткатные орудия LG 40 — по две единицы на роту.

Опыт боев в Польше ярко показал как положительные черты тяжелых пехотных орудий, так и отрицательные — прежде всего, большой вес — 1700 кг, — затруднявший перекатывание системы на поле боя силами расчета. Запрячь же лошадей под вражеским огнем представлялось трудной задачей. Поэтому части пехотной артиллерии несли довольно ощутимые потери во время вражеских контратак. Вполне логичным решением для повышения мобильности представлялось создание самоходного варианта sIG 33. Первой попыткой стала самоходка на шасси легкого танка Pz.Kpfw. I Ausf. B — крайне примитивной конструкции, представлявшая собой орудие sIG 33 на штатном колесном лафете установленное на корпус танка и прикрытое высокой бронированной рубкой. Но примитивизм конструкции позволил очень быстро наладить производство таких самоходок — уже к моменту начала кампании во Франции было сформировано шесть рот тяжелых пехотных орудий, каждая из которых располагала шестью САУ. Их придали танковым дивизиям вермахта. В частности, 701-ю роту подчинили 9-й ТД, 702-ю — 1-й, 703-ю — 2-й, 704-ю — 5-й, 705-ю — 7-й, и, наконец, 10-я ТД получила 706-ю роту тяжелых пехотных орудий. Но на этом все и закончилось — после изготовления 38 самоходок их выпуск прекратили. В ещё меньшем количестве — всего 12 единиц — выпустили самоходные 150-мм орудия на шасси Pz.Kpfw. II Ausf. B. Эти системы поступили в 707-ю и 708-ю роты тяжелых пехотных орудий, весной 1942 г. отправленных в Северную Африку, где их придали полкам 90-й легкой пехотной дивизии.

Как уже отмечалось, накануне нападения на Советский Союз подразделения пехотной артиллерии были существенно усилены. Прежде всего, все пехотные дивизии получили тяжелые орудия. Эти системы появились и в моторизованных дивизиях. В каждом из двух полков такой дивизии теперь имелась рота с двумя sIG 33 и шестью leIG 18, кроме того, два leIG 18 было в разведбате. Таким образом, моторизованная дивизия располагала четырьмя 150-мм и 14 75-мм пехотными орудиями. В мотострелковые полки танковых дивизий также ввели роты пехотных орудий, но более слабого состава — два sIG 33 и четыре leIG 18. Однако при этом в батальонах этих полков остались по два легких пехотных орудия, равно как и в дивизионном разведбате. Таким образом, ТД образца 1941 г. располагала четырьмя sIG 33 и 18 leIG 18. Кроме того, шесть ТД (1-я, 2-я, 5-я, 7-я, 9-я и 10-я) располагали отдельными ротами самоходных тяжелых пехотных орудий.

Весной 1943 г. было возобновлено производство САУ с артчастью sIG 33. На этот раз в качестве шасси применили чешский танк Pz.Kpfw. 38(t). Новая САУ, получившая наименование «Грилле», была введена в штат танковых дивизий образца 1943 г. Каждый из двух панцергренадерских полков такой дивизии располагал ротой САУ (шесть установок). А вот легких пехотных орудий осталось очень мало — всего шесть единиц (по две в роте охраны штаба дивизии, в разведбате и в одном из панцергренадерских батальонов). В штате ТД образца 1944 г. leIG 18 вовсе отсутствовали, а в 1945 г. количество «Грилле» в каждой роте сократили до четырех. В панцергренадерских дивизиях образца 1944 г. также изъяли легкие пехотные орудия, а в полковых ротах теперь имелось по четыре sIG 33. Часть панцергренадерских дивизий получила САУ «Грилле» (3-я, 20-я, 29-я, а также панцергренадерская дивизия «Фельдхернхалле»).

Легкие пехотные (с июня 1942 г. — егерские) дивизии по своей организации приближались к горным, соответственно была организована и пехотная артиллерия. В каждом батальоне было два орудия leIG 18. С 1942 г. в полки этих дивизий ввели взводы тяжелых пехотных орудий — по два sIG 33, но в 1944-м их изъяли. Авиаполевые дивизии пехотными орудиями вообще не располагали.

В 1944 г. впервые с начала войны против СССР изменился штат горных дивизий. В их штат дополнительно ввели 75-мм орудия leIG 37 — по три в каждый из двух горнострелковых полков и четыре в разведывательный батальон. Такие орудия представляли собой артиллерийскую часть leIG 18, установленную на лафет 37-мм противотанковой пушки Рак 35/36.

Штаты пехотных, гренадерских и фольксгренадерских дивизий образца 1944 г. предусматривали значительное увеличение количества пехотных орудий. Теперь каждый пехотный батальон должен был располагать четырьмя leIG 18, а полк — двумя sIG 33. На дивизию в сумме это давало 24 легких и шесть тяжелых пехотных орудий.

Оглавление книги


Генерация: 0.129. Запросов К БД/Cache: 3 / 1