Глав: 21 | Статей: 139
Оглавление
18 января 1911 года Эли Чемберс посадил свой самолет на палубу броненосного крейсера «Пенсильвания». Мало кто мог тогда предположить, что этот казавшийся бесполезным эксперимент ознаменовал рождение морской авиации и нового класса кораблей, радикально изменивших стратегию и тактику морской войны.

Перед вами история авианосцев с момента их появления и до наших дней. Автор подробно рассматривает основные конструктивные особенности всех типов этих кораблей и наиболее значительные сражения и военные конфликты, в которых принимали участие авианосцы.

В приложениях приведены тактико-технические данные всех типов авианесущих кораблей.

Эта книга, несомненно, будет интересна специалистам и всем любителям военной истории.

Погоня и итоги

Погоня и итоги

Когда Оперативное Соединение 58 завершило ночную посадку самолетов, на борту поврежденного «Дзуйкаку» вице-адмирал Одзава получил приказ командующего Объединенным Флотом отходить. Первый мобильный флот еще насчитывал 6 авианосцев, 5 линкоров, 13 крейсеров, 33 эсминца и 4 танкера. Однако он имел только 34 исправных самолета, а потому был совершенно бессилен. Корабли увеличили скорость до 20 узлов, постепенно отрываясь от американцев. Японцы оставили на месте боя несколько эсминцев подбирать сбитых летчиков.

Адмирал Спрюэнс следовал за японцами в надежде догнать поврежденные и отставшие корабли. Летчики сообщали, что потоплены 1 авианосец и 2 танкера и повреждены несколько кораблей. (Пока еще никто не знал, что подводная лодка атаковала «Тайхо», и все считали, что «Кавэлла» только повредила «Сёкаку».) Патрульный самолет РВМ, который преследовал отступающие японские корабли, сообщил, что некоторые из них оставляют за собой нефтяной след. Ночью с «Банкер Хилла» и «Энтерпрайза» взлетели на разведку «Авенджеры», оснащенные радарами. На рассвете в 6.00 за ними последовали F6F «Хеллкэты», вооруженные 500-фн бомбами. Пролетев 300 миль, «Хеллкэты» не нашли японцев и повернули назад.

«Авенджеры» все-таки обнаружили японцев, которые теперь находились в 360 милях от Оперативного Соединения 58. Адмирал Спрюэнс приказал линкорам адмирала Ли и авианосцам «Банкер Хилл» и «Уосп» увеличить скорость и попытаться догнать поврежденные корабли противника. Но соединение адмирала Ли было вынуждено снизить скорость, чтобы заправить эсминцы. Адмирал Спрюэнс неохотно прекратил погоню, и Оперативное Соединение 58 повернуло назад к Марианским островам. Первый мобильный флот продолжил отход без помех со стороны американцев и бросил якоря в бухте Накагасуку на Окинаве.

Пятая и самая крупная битва авианосцев на Тихом океане завершилась, как и все предыдущие, стратегической победой американцев. Как и Мидуэй, это также была тактическая победа. Американские подводные лодки и самолеты Оперативного Соединения 58 потопили 3 японских авианосца и 2 танкера. Зенитные орудия и самолеты американцев уничтожили около 400 авианосных и 100 базовых самолетов противника, а также множество гидросамолетов и линкоров и крейсеров. К сожалению, чрезмерная осторожность адмирала Спрюэнса лишила американцев возможности уничтожить большее число японских кораблей. Вспомним, что адмирал Митчер хотел начать бой броском на запад, чтобы атаковать японцев.

Адмирал Спрюэнс, самый скрытный из высших офицеров союзников, категорически отказался писать или помочь написать свои мемуары. Известно, что лишь однажды он публично объяснил свои решения в этом бою. 30 октября 1946 года на лекции в Королевском Обществе он заявил:

«Было бы гораздо лучше, если бы вместо ожидания на месте я пошел на запад, чтобы отыскать японский флот. Однако существовала вероятность, что нас отвлекает одно японское соединение, в то время как другое попытается обойти нас с фланга и ударить по десантным судам возле Сайпана. Японцы ранее часто действовали несколькими широко разбросанные соединениями: при Мидуэе и на юге Тихого океана. Позднее они поступили так же в боях за Лейте. Для нас было исключительно важно захватить Марианские острова, и в период критической ситуации на Сайпане следовало исключить всякий риск. Позднее мы перевели с Эниветока на Сайпан наши большие плавучие базы гидросамолетов и большое количество патрульных самолетов. После этого начались ежедневные поисковые полеты на большое расстояние. Я должен был иметь достоверную информацию, чтобы начать преследование вражеского флота, согласившись на разумную степень риска».

Но 7 старых линкоров и 7 эскортных авианосцев, находившиеся возле Сайпана, вполне могли остановить любое японское соединение или, по крайней мере, задержать его. Можно было оставить у Сайпана одну оперативную группу из состава Оперативного Соединения 58, а с 12 остальными авианосцами разыскать и атаковать японцев. Самолеты эскортных авианосцев и летающие лодки могли заранее обнаружить приближение любых японских кораблей, и остальные авианосцы вполне успели бы выслать самолеты на помощь. Как бы то ни было, адмирал Митчер был вынужден написать в своем рапорте: «Противник ушел. Единственная воздушная атака, проведенная в тот момент, когда он оказался в пределах досягаемости, причинила ему мало вреда. Вражеский флот не был уничтожен».

Однако японские авианосные авиагруппы были уничтожены полностью, и никогда больше японские авианосцы не атаковали корабли союзников. Бесспорно, адмирал Спрюэнс выиграл эту большую битву. Адмирал Нимиц в своем рапорте об операциях июня 1944 года писал: «Можно бесконечно гадать, как следовало разыгрывать данный расклад, и как можно было бы победить, если карты бы легли иначе». Через два десятилетия после боя адмирал Арлей Берк скажет автору этой книги: «Один военный критикует другого за то, что его действия далеки от совершенства. Это подрывает авторитет критикуемого гораздо сильнее, чем того заслуживают допущенные им мелкие неточности». Сам Берк в звании коммодора во время боя у Марианских островов служил начальником штаба адмирала Митчера и сразу после боя сурово раскритиковал действия Спрюэнса.

Японцы поняли, что проиграли сражение, и поняли, почему именно. Адмирал Одзава управлял своими кораблями и самолетами превосходно. Он обнаружил и атаковал Оперативное Соединение 58, а свой собственный Первый мобильный флот долгое время удерживал необнаруженным. Его заслуги были признаны сразу после боя. Одзава хотел подать в отставку, но командующий Объединенным Флотом адмирал Тоёда отказался принять ее.

Плохое качество подготовки японских пилотов было отмечено и официальным документом, получившим пышное название «Впечатления и уроки боев <в воздухе> в ходе операции А»:

«Хотя мы не могли контролировать судьбу сражения, мы все же хотели бы сказать, что боевая мощь каждого авиационного соединения была недостаточна вследствие слишком большой поспешности, с которой комплектовался воздушный флот. После того как авиационное соединение было организовано, 1-я эскадрилья была введена в бой после шестимесячного обучения, 2-я эскадрилья – после двухмесячного, а 3-я после трехмесячного обучения. Как будет сказано ниже, уровень подготовки не удовлетворял требованиям современного боя. Что касается 2-й эскадрильи, то боевая подготовка ее личного состава и материальной части несколько запоздала и началась только в конце апреля. Таким образом, когда летчикам в начале мая пришлось вступить в бой, они едва могли водить самолеты-монопланы, и их маневрирование было чрезвычайно неуверенным. Например, в эскадрилье разведчиков самолеты были отрегулированы только перед вылетом, и ни один из летчиков не налетал более 100 морских миль. Что касается связи, то на «Тэндзане»[9] они ни разу не практиковались в приеме и передаче, а радиолокаторы были совершенно непригодны к использованию. У 1-й эскадрильи было достаточно много дней для подготовки после сформирования, однако вследствие быстроты продвижения в южную часть Тихого океана и того, что члены экипажей были более молодые по возрасту, моторы и самолеты беспрерывно получали повреждения, и это препятствовало правильному содержанию самолетов. Степень подготовки экипажей ненамного отличалась от подготовки экипажей 2-й эскадрильи, а 3-я эскадрилья не отличалась от остальных двух. Кроме того, после сосредоточения в Тави-Тави авиаэскадрильи в течение месяца оставались там без дела, что снизило эффективность их подготовки. Исходя из результатов операции, первый ударный отряд 1-й и 3-й эскадрилий и часть второго ударного отряда 2-й эскадрильи прорвались к объекту 19 июня, но почти половина атакующих самолетов, несмотря на все усилия, совсем не дошла до объекта. Причины этого требуют тщательного изучения, но нет никаких оснований сомневаться, что одной из причин была недостаточность подготовки и практического летного опыта».[10]

Рапорт рекомендовал изменить тактику, усилить противолодочную оборону. Для этого рекомендовалось специально выделить из состава флота малый авианосец. Указывались меры по уменьшению опасности взрывов бензина на авианосцах.

Оглавление книги


Генерация: 0.042. Запросов К БД/Cache: 0 / 0