Глав: 21 | Статей: 139
Оглавление
18 января 1911 года Эли Чемберс посадил свой самолет на палубу броненосного крейсера «Пенсильвания». Мало кто мог тогда предположить, что этот казавшийся бесполезным эксперимент ознаменовал рождение морской авиации и нового класса кораблей, радикально изменивших стратегию и тактику морской войны.

Перед вами история авианосцев с момента их появления и до наших дней. Автор подробно рассматривает основные конструктивные особенности всех типов этих кораблей и наиболее значительные сражения и военные конфликты, в которых принимали участие авианосцы.

В приложениях приведены тактико-технические данные всех типов авианесущих кораблей.

Эта книга, несомненно, будет интересна специалистам и всем любителям военной истории.

Захват Сайпана

Захват Сайпана

В то время как к западу от Сайпана разыгрывалась воздушная битва, американская морская пехота и солдаты с боем прокладывали себе дорогу по острову. Японцы упорно сопротивлялись. 17 июня американские транспорты отошли от Сайпана, и среди солдат сразу поползли слухи, что флот бросил высаженный десант, как это произошло на Гуадалканале после боя у острова Саво. Японцам уход транспортов придал уверенности. Они увидели в этом признак того, что американские быстроходные авианосцы разбиты. Эта ложная уверенность была усилена пропагандистскими радиопередачами Токио, в которых было объявлено, что потоплены 11 американских авианосцев.

Пока быстроходные авианосцы ожидали подхода японского флота, а затем наносили удар по кораблям адмирала Одзавы, «Уайлдкэты» и «Авенджеры» 7 эскортных авианосцев десантного соединения постоянно патрулировали над Сайпаном. Они уничтожали все замеченные японские самолеты и оказывали поддержку войскам на берегу.

Как раз перед наступлением темноты 17 июня (D + 2) «авианосцы-джипы» подняли 5 маленьких наблюдательных самолетов OY-1, принадлежавших частям артиллерии морской пехоты. Они благополучно прибыли на берег, вероятно, совершив первый полет этих «кузнечиков» с авианосцев. 22 июня около 10.00 эскортный авианосец «Нетома Бей» поднял 24 армейских истребителя P-47D «Тандерболт», которые перелетели на захваченный береговой аэродром. Теперь войска на берегу имели свои собственные воздушные силы. 23 июня «Нетома Бей» отправил на берег еще 12 «Тандерболтов», а «Манила Бей» – 4. Оставшиеся на борту этого авианосца 33 армейских истребителя перелетели на берег 25 июня. Все 73 «Тандерболта» благополучно сели на Сайпане. Их прибытие немного разгрузило эскортные авианосцы. Ранее они обеспечивали поддержку войск на берегу, прикрывали плацдарм с воздуха, обеспечивали воздушное и противолодочное прикрытие кораблей и транспортов десантного соединения. Выполняя все эти задачи, эскортные авианосцы понесли некоторые потери. Вечером 17 июня несколько японских бомбардировщиков атаковали американские корабли, находящиеся возле Сайпана. Одно из десантных судов было серьезно повреждено, и 250-фн бомба попала в кормовой элеватор авианосца «Фэншо Бей». Корабль уже не мог проводить летные операции и был вынужден вернуться на Эниветок для ремонта. Воздушный патруль, отражавший эту атаку, был вынужден садиться уже в полной темноте, поэтому 19 самолетов разбились. Пилоты истребителей заявили, что сбили 8 японских бомбардировщиков, зенитные орудия кораблей уничтожили «еще несколько».

На следующую ночь японские самолеты снова атаковали десантное соединение, повредив 3 танкера. Истребители эскортных авианосцев и зенитные орудия сбили 5 японских бомбардировщиков. Ночная посадка 18 июня стоила эскортным авианосцам 31 самолета. Это вынудило «Калинин Бей» отправиться на Эниветок за дополнительными истребителями.

К исходу первой недели июля организованное сопротивление японцев на Сайпане закончилось, хотя отдельные стычки продолжались еще месяц. Дополнительная группа истребителей ВВС и морской пехоты перелетела на берег, со временем полностью освободив эскортные авианосцы от необходимости поддерживать действия войск. В конце июля авиация на Сайпане впервые применила новое жестокое оружие – «зажигательные бомбы». Сначала это были подвесные баки, наполненные смесью дизельного топлива и бензина. Потом ее заменила смесь напалма и бензина. Один такой бак, сброшенный самолетом, летящим на высоте 50 футов, выжигал все живое в радиусе от 75 до 200 футов.

10 августа адмирал Спрюэнс объявил, что захват и очистка Сайпана завершены. Но даже после этого на острове еще остались несколько упрямых японцев. Интересно упомянуть, что 6 июля в одной из пещер покончил с собой вице-адмирал Тюити Нагумо. Он застрелился из пистолета. Нагумо командовал Первым воздушным флотом и ударным авианосным соединением, которое в начале войны смертоносным вихрем промчалось от Пирл-Харбора до Тринкомали. Нагумо завершил свою карьеру на посту командующего Флотом центральной части Тихого океана, штаб которого находился на Сайпане. После ударных авианосцев командовать патрульными судами, катерами и наземными частями ВМФ было не слишком почетно.

Проигранная битва авианосцев и падение Сайпана стали ударом для японского правительства и японского народа. Сайпан не был территорией, захваченной в ходе войны. Этот остров являлся частью довоенной империи. Японцы получили новый сильнейший удар, когда 48 тяжелых бомбардировщиков В-29 «Сверхкрепость» бомбили сталелитейный центр Явата на юго-западе Японии. Бомбардировщики, вылетевшие с китайских аэродромов, причинили мало вреда, но сам факт налета, первого со времен рейда Хэлси-Дулитла в апреле 1942 года, оказал большое психологическое воздействие на японское верховное командование и на народ. Захват Сайпана и создание там аэродромов ставили большую часть Японии в пределы досягаемости В-29. После морского сражения, пока еще шли бои на Сайпане, часть японских официальных лиц начала искать пути дипломатического завершения войны. 18 июля, в день, когда в Японии было официально объявлено о падении Сайпана, правительство Хидэки Тодзио ушло в отставку. Потеря Сайпана и отставка Тодзио оказали большое влияние на среднего японца, ведь ему продолжали втолковывать, что каждый бой, каждое самое мелкое столкновение завершаются победой японцев.

Среди военных, особенно среди моряков, больше не было непоколебимой уверенности в конечной победе. Большинство высших флотских офицеров считало, что Мидуэй и Гуадалканал стали поворотными пунктами в ходе войны. Сайпан был потерян, когда перелом уже совершился. Те, кто после Мидуэя еще надеялся изменить характер войны, теперь поняли, что нанести поражение союзникам теперь не удастся. Вице-адмирал Сигеру Фукудомэ, начальник штаба Объединенного Флота, в середине 1944 года отмечал:

«Я точно знал, что если эта линия <Марианские острова – Палау> однажды будет прорвана, то нашу оборонную мощь восстановить уже не удастся... Если эта линия будет прорвана, уже не останется шансов на успех в дальнейшем. Потеря Марианских островов стала для меня тяжелым моральным ударом. Я никогда не имел плана обратного захвата Марианских островов и не имел уверенности, что это вообще возможно. Но хотя потеря Марианских островов стала для меня тяжелым моральным ударом, она не подорвала моего желания сражаться, так как с самого начала я был полон решимости драться до последней капли крови. Это лишь означало, что я больше не видел шансов на успех».

Начальником авиационного отдела штаба Объединенного Флота во время боя у Марианских островов служил капитан 1 ранга Мицуо Футида, который командовал первой волной японских самолетов во время налета на Пирл-Харбор. После войны он сказал, что операция А-ГО «должна была стать решающей, потому что все мы чувствовали: если Марианские острова будут потеряны, мы не сумеем удержаться и на Филиппинах».

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.082. Запросов К БД/Cache: 3 / 0