Главная / Библиотека / Авианосцы, том 1 /
/ 2. Между войнами / Второе поколение авианосцев

Глав: 21 | Статей: 139
Оглавление
18 января 1911 года Эли Чемберс посадил свой самолет на палубу броненосного крейсера «Пенсильвания». Мало кто мог тогда предположить, что этот казавшийся бесполезным эксперимент ознаменовал рождение морской авиации и нового класса кораблей, радикально изменивших стратегию и тактику морской войны.

Перед вами история авианосцев с момента их появления и до наших дней. Автор подробно рассматривает основные конструктивные особенности всех типов этих кораблей и наиболее значительные сражения и военные конфликты, в которых принимали участие авианосцы.

В приложениях приведены тактико-технические данные всех типов авианесущих кораблей.

Эта книга, несомненно, будет интересна специалистам и всем любителям военной истории.

Второе поколение авианосцев

Второе поколение авианосцев

Авианосцы, вошедшие в строй между 1917 годом и серединой 20-х годов, были первым поколением этих кораблей. Большинство из них было перестроенными крейсерами, вспомогательными и торговыми судами. Только английский «Гермес» и японский «Хосё» являлись авианосцами специальной постройки. Вашингтонская конференция дала толчок появлению второго поколения авианосцев. 7 линкоров и линейных крейсеров были превращены в авианосцы.

Как раз перед вступлением Соединенных Штатов в Первую Мировую войну конгресс утвердил постройку 6 линейных крейсеров. Они имели водоизмещение 35300 тонн и длину 874 фута, каждый из них был вооружен 10 орудиями калибра 456 мм. Турбоэлектрическая машинная установка позволяла им развивать скорость 35 узлов. Дым котлов выводился через 7 (!) труб. Но уже на начальной стадии строительства проект был пересмотрен. Водоизмещение кораблей увеличилось до 43500 тонн, а скорость сократилась на 2 узла. Новое вооружение составляли 8 орудий 406 мм. Ни один из этих кораблей не был заложен до окончания военных действий, и ни один не был спущен на воду, когда 8 февраля 1922 года их строительство было приостановлено. В соответствии с решениями Вашингтонской конференции Соединенные Штаты получили разрешение перестроить 2 крейсера в авианосцы водоизмещением не более 33000 тонн. 1 июня 1922 года было принято решение достроить линейные крейсера «Лексингтон» (готовность 33,8%) и «Саратога» (готовность 35,4%) как авианосцы. Однотипные с ними «Конститьюшн», «Констеллейшн», «Рейнджер» и «Юнайтед Стейтс» были разобраны.

Прежде чем был подписан договор об ограничении морских вооружений, флот планировал постройку авианосца водоизмещением 35000 тонн. Большая часть подготовленных для него чертежей была использована при перестройке «Саратоги» и «Лексингтона». Они должны были стать самыми крупными и самыми сильными кораблями этого класса в мире. Их корпуса, сохранившие стремительные линии линейных крейсеров, имели длину 888 футов. Поэтому новые авианосцы были самыми большими военными кораблями до начала Второй Мировой войны. Официально каждый авианосец имел стандартное водоизмещение 33000 тонн, фактически они были на 3000 тонн больше. Американский флот утверждал, что этот вес разрешен статьями Вашингтонского договора, которые не учитывали вес добавочных средств защиты от воздушных и подводных атак. Единственным кораблем, который превосходил их по водоизмещению, был английский линейный крейсер «Худ» (42100 тонн), однако он был на 27,5 футов короче. Каждый авианосец имел турбоэлектрическую установку, развивающую мощность 180000 ЛС, что в 6 раз превышало мощность машинных установок современных линкоров. Проектная скорость авианосцев равнялась 33 ? узла, но оба авианосца превзошли ее. «Лексингтон» однажды в течение часа развил скорость 34,5 узла при мощности 210000 ЛС, а «Саратога» поставил рекорд, достигнув 34,99 узла. Мощность машинных установок этих кораблей была так велика, что зимой 1930 года «Лексингтон» был подключен к городской электросети в Такоме (штат Вашингтон), когда городская электростанция вышла из строя, и авианосец в течение 30 дней обеспечивал электроэнергией целый городской район. За время этой аварии «Лексингтон» выдал 4251160 квт-часов электроэнергии.

Сначала американцы хотели оставить полетную палубу авианосцев совершенно свободной от всяких надстроек, но после испытаний в аэродинамической трубе было решено объединить посты управления, трубу и орудия в массивной островной надстройке по правому борту. Этот остров, растянувшийся почти на треть длины корабля, включал в себя массивную трубу, выводившую дым из 16 корабельных котлов, и башни артиллерии главного калибра.

По условиям Вашингтонского договора на авианосцах можно было устанавливать орудия калибром до 203 мм, чем американцы и воспользовались. При проектировании «Саратоги» и «Лексингтона» было решено установить орудия максимального калибра плюс большое количество зениток. Бюро Аэронавтики выступило против, заявив: «Необходимой защитой авианосца от самолетов будут самолеты, которые несет он сам, поэтому нет необходимости устанавливать зенитные орудия на борту авианосца». Кроме того, Бюро Аэронавтики в качестве главного калибра отстаивало орудия 152 мм. Однако Генеральный Совет ВМФ взял верх, заявив, что, хотя «авианосец во многих случаях будет способен с успехом защитить сам себя собственными самолетами, однако главной задачей этих самолетов является не защита собственного авианосца, поэтому вполне может так случиться, что они будут отсутствовать, когда потребуется защищать авианосец. Кроме того, самолет будет совершенно бесполезен как оборонительное оружие ночью и в плохих погодных условиях». Как часто бывает, самым лучшим выходом стал компромисс.

Войдя в строй, эти авианосцы имели 8 орудий калибра 203 мм в 4 башнях, 2 впереди и 2 позади надстройки. Эти орудия имели дальность стрельбы 28000 ярдов. Кроме них, каждый авианосец имел 12 универсальных орудий калибра 127 мм на спонсонах по краям полетной палубы, не считая зенитных пулеметов.

Главным оружием авианосцев должны были стать их собственные самолеты. При спуске «Лексингтона» на воду адмирал Моффет пророчески сказал: «Этот огромный авианосец... представляет собой мощное наступательное оружие. Я убежден, что атаку бомбардировщиков, поднятых с такого авианосца в неизвестном месте в неизвестный момент и с неизвестной заранее целью, самолеты берегового базирования отразить не смогут».

«Саратога» вошла в состав флота 16 ноября 1927 года. Примерно через месяц, 14 декабря, завершил приемные испытания «Лексингтон». Каждый из них имел на борту по 4 эскадрильи, общая численность которых равнялась 72 самолетам. Контр-адмирала Джозефа М. Ривза, командующего воздушными силами Линейного Флота, это число не удовлетворяло. Вскоре после того, как авианосцы поступили в его распоряжение, он начал эксперименты с целью увеличения авиагрупп. Постепенно к марту 1929 года авиагруппа «Лексингтона» увеличилась до 120 истребителей и бомбардировщиков. Но Ривз считал, что в его ангар еще можно втиснуть 30 самолетов. Он рассмотрел план, по которому каждый из 3 авианосцев – «Лексингтон», «Саратога» и «Лэнгли» – должен действовать только одним типом самолетов. Это облегчило бы обслуживание самолетов. Серия экспериментов убедила адмирала, что на «Саратоге» могут базироваться до 200 истребителей. Однако сам же Ривз высказался против такой новации, так как потеря одного авианосца лишала флот всех его истребителей, бомбардировщиков или торпедоносцев. Адмирал Ривз лично руководил погрузкой самолетов на «Лэнгли» и разместил на палубе 42 машины. При этом еще оставалось свободное место для взлета этих самолетов.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.299. Запросов К БД/Cache: 3 / 0