Главная / Библиотека / Авианосцы, том 1 /
/ 2. Между войнами / Операции американских авианосцев

Глав: 21 | Статей: 139
Оглавление
18 января 1911 года Эли Чемберс посадил свой самолет на палубу броненосного крейсера «Пенсильвания». Мало кто мог тогда предположить, что этот казавшийся бесполезным эксперимент ознаменовал рождение морской авиации и нового класса кораблей, радикально изменивших стратегию и тактику морской войны.

Перед вами история авианосцев с момента их появления и до наших дней. Автор подробно рассматривает основные конструктивные особенности всех типов этих кораблей и наиболее значительные сражения и военные конфликты, в которых принимали участие авианосцы.

В приложениях приведены тактико-технические данные всех типов авианесущих кораблей.

Эта книга, несомненно, будет интересна специалистам и всем любителям военной истории.

Операции американских авианосцев

Операции американских авианосцев

После того, как в 1925 году «Лэнгли» вошел в состав американского флота, он начал принимать участие в различных учениях и маневрах. Сначала его линкоры использовались только для защиты линкоров от атак береговой авиации.

На учениях 1928 года «Задачи флота VIII», проведенных на Гавайских островах, самолеты «Лэнгли» совершили неожиданный налет на Пирл-Харбор, «разбомбив» некоторые аэродромы армии и флота. Пока флот находился на Гавайях, в строй вошел «Лексингтон», а после возвращения флота в Калифорнию к нему присоединилась и «Саратога». Два больших авианосца участвовали в учениях 1929 года под кодовым названием «Задачи флота IX» и оказали огромное влияние на ход операций. В большинстве предыдущих игр гидросамолеты-разведчики с линкоров и крейсеров изображали авианосные самолеты, и их использование было чисто теоретическим. Так как «Саратога» и «Лексингтон» не были связаны черепашьей скоростью «Лэнгли» (15 узлов), то они сумели продемонстрировать, на что способны авианосные самолеты.

Когда начались маневры 1929 года, предполагалось, что военные действия продлятся несколько месяцев. Адмирал Уильям В. Пратт на Тихом океане командовал силами «Черных», или наступающих. Они состояли из 10 линкоров, 1 легкого крейсера, 42 эсминцев, 15 подводных лодок и, как сначала планировалось, авианосцев «Саратога» и «Лэнгли». Потом оказалось, что «Лэнгли» не успевает закончить ремонт вовремя, чтобы участвовать в маневрах, поэтому гидросамолеты OL-8 с плавбазы «Арустук» должны были изображать 24 самолета «Лэнгли». Сами эти самолеты были переведены на «Саратогу».

Силы «Черных» должны были атаковать Панамский канал, который защищало соединение «Голубых», состоящее из 4 линкоров, 5 легких крейсеров, 29 эсминцев, 24 подводных лодок, авианосца «Лексингтон» и береговой авиации армии и флота, базирующейся в зоне канала.

Если по огневой мощи соединение «Черных» превосходило соединение «Голубых», то в воздухе сильнее были «Голубые». Они имели 152 самолета против 116 самолетов «Черных».


(На «Лексингтоне» также находились 6 истребителей F6С, но для них не имелось пилотов. Оба авианосца имели многоцелевые самолеты OL?8. На плавбазе «Арустук» находилось 5 таких самолетов.)

Прежде чем соединение «Черных» сумело атаковать Панамский канал, соединение «Голубых», в том числе и «Лексингтон», успело пройти в Тихий океан. Корабли адмирала Пратта должны были «уничтожить» канал. Адмирал Ривз, находившийся на «Саратоге», предложил такой план: «Саратога» сделает большой крюк к югу и поднимет самолеты для атаки тихоокеанского входа в канал. Этот маневр позволит авианосцу атаковать с неожиданного направления и, вероятно, обойти морские и воздушные патрули. Одновременно гидросамолеты «Арустука», изображающие самолеты «Лэнгли», проведут атаку атлантического входа в канал. Они взлетят на таком расстоянии от цели, что уже не смогут вернуться на корабль. Отбомбившись, пилоты приземлятся и сдадутся в плен.

Единственным недостатком этого плана было то, что «Саратоге» требовался хотя бы 1 корабль сопровождения для обеспечения безопасности полетов. Он должен был подбирать пилотов, чьи самолеты упадут в море. Адмирал Пратт опасался, что гибель хотя бы одного пилота вызовет неблагоприятную реакцию общественности в Соединенных Штатах. Но единственным кораблем «Черных», который имел скорость и дальность плавания, позволяющие ему сопровождать «Саратогу», был их единственный легкий крейсер «Омаха». Но, так или иначе, 22 января «Саратога» и «Омаха» отправились в смелый поход.

Днем 25 января разведывательный самолет «Саратоги» обнаружил эсминец, а вскоре авианосец открыл огонь по нему. Посредники объявили, что эсминец «потоплен» орудиями авианосца. Затем эсминцу было приказано следовать за авианосцем для обеспечения безопасности полетов, так как на крейсере, долгое время следовавшем со скоростью 30 узлов, кончалось топливо.

Через 2 часа авианосец «Саратога» встретился с другим кораблем «Голубых» – легким крейсером «Детройт». Хотя он был «потоплен» 203-мм орудиями «Саратоги», «Детройт» успел сообщить по радио координаты авианосца «Черных». Авианосцу «Голубых» «Лексингтону» было приказано атаковать противника.

Однако в тот же день «Лексингтон» натолкнулся на дивизию линкоров «Черных» и в реальном бою был бы наверняка потоплен. Посредники объявили, что авианосец только «поврежден», так как его потеря на этой стадии военной игры исказила бы весь ход учений. Вместо этого было сказано, что скорость «Лексингтона» снизилась до 18 узлов. Но теперь «Лексингтон» уже не имел шансов на атаку «Саратоги».

В течение ночи «Саратога» шел к Панамскому каналу. Его самолеты были вооружены, заправлены, проверены и перепроверены. После этого их подняли на палубу и приготовили к взлету. В предрассветных сумерках пилоты «Саратоги» заняли свои места в кабинах и запустили моторы. Крейсер «Детройт», шедший следом за авианосцем, так описывал эту сцену по радио:

«Все самолеты «Саратоги» запустили моторы. Какое зрелище! Тысячи язычков красного пламени от выхлопов! Я включил опознавательные огни и зажег фальшфейеры, чтобы обозначить свое место. Но вдруг что-нибудь сорвет атаку? Это будет очень обидно...»

В 4.58, находясь в 140 милях от Панамского канала, авианосец начал поднимать самолеты. С него взлетели 49 истребителей-бомбардировщиков F2B и F3B, 17 вооруженных бомбами торпедоносцев Т4М, 3 разведчика O2U и 1 гидросамолет OL-8 для обеспечения связи между самолетами и авианосцем. Почти в это же время плавбаза «Арустук» подняла свой единственный самолет.

Немного позднее в то же утро с «Саратоги» взлетела вторая волна из 13 бомбардировщиков O2U «Корсар».

Авианосные самолеты достигли цели без помех. Во-первых, армию не известили, что единственный гидросамолет на самом деле изображает всю авиагруппу «Лэнгли». Во-вторых, несколько армейских истребителей, находящихся в воздухе, имели моторы с водяным охлаждением и значительно уступали самолетам флота, имевшим моторы воздушного охлаждения.

Атака увенчалась полным успехом. Самолет с «Арустука» «отбомбился» по атлантическому входу в канал, после чего его пилот сдался. Самолеты «Саратоги» «уничтожили» шлюз и аэродром на другой стороне канала, а затем улетели в море. 4 самолета сели на берегу из-за низкого давления масла в моторах. У одного F3В во время посадки на «Саратогу» закончилось топливо, и самолет упал в море. Пилот был быстро спасен. Остальные 78 самолетов сели на авианосец благополучно.

Но к этому времени и сам авианосец «Саратога» уже был «потоплен». Подняв первую ударную волну, авианосец столкнулся с дивизией линкоров «Голубых», которые немедленно его обстреляли. Если бы использовались настоящие боеприпасы, авианосец немедленно пошел бы на дно. (Дивизия линкоров «Черных», которая должна была защищать авианосец как раз от таких нежелательных встреч, не сумела встретиться с ним из-за навигационной ошибки.) Едва успел завершиться этот бой, как подводная лодка «Голубых» атаковала «Саратогу» и выпустила в авианосец 4 торпеды. В последний раз злосчастная «Саратога» была «уничтожена» самолетами «Лексингтона», когда его собственные самолеты летели к Панамскому каналу. «Саратога» не сумела контратаковать и была потоплена в третий раз за одно утро.

Хотя «Лексингтон» и потопил свой «систер-шип», авианосец «Голубых» далеко уйти не сумел. На следующее утро бомбардировщики «Голубых», вылетевшие с аэродромов в зоне канала, чтобы снова атаковать авианосец «Черных», около 7.00 заметили какой-то авианосец и ринулись в атаку. Слишком поздно они обнаружили, что авианосцем был «Лексингтон», принадлежавший «Голубым», а не «Саратога». Как заявило командование флота, ошибка была «понятной», так как выглядевшие совершенно одинаково авианосцы в этот момент находились на расстоянии всего 12 миль друг от друга. На крышах башен были нанесены опознавательные знаки, но толпы людей, стоявшие там, сделали опознание авианосцев просто невозможным. Позднее на трубе «Саратоги» была нанесена сплошная вертикальная полоса, а на трубе «Лексингтона» полоса шла горизонтально вокруг ее верхнего края.

Демонстрация воздушной мощи авианосцев оказала решительное воздействие на командование американского ВМФ. Главнокомандующий адмирал Г.А. Уайли заявил: «Взлет 83 самолетов с палубы «Саратоги» утром 26 января навсегда останется в истории авиации как одно из самых знаменательных событий. Ни одна операция, проведенная когда-либо с плавучей авиабазы, не говорила так красноречиво в пользу авианосца как составляющей части флота».

Адмирал назвал атаку «Саратоги» «наиболее блестяще выполненной и наиболее эффективной операцией в нашей истории».

Последовали новые учения с участием авианосцев. В 1930 году они были проведены дважды, и оба раза – в Карибском море. Сначала самолеты «Лексингтона» вывели из строя «Саратогу» и «Лэнгли» и повредили несколько линкоров, показав, как быстро может авианосная авиация уменьшить силу вражеского флота. В ходе этих учений флотам «противников» понадобилось 5 дней, чтобы установить контакт. Результатом этих и последующих учений стало увеличение до 18 числа разведывательных самолетов на больших американских авианосцах. Учения продолжались до конца 30-х годов, открыв новую эпоху в морской войне.

В 1938 году военные игры проводились на Тихом океане. Самолеты «Саратоги» провели неожиданную атаку укреплений армии и флота вокруг Пирл-Харбора. Но в это время американский флот базировался на калифорнийском побережье, и возможности авианосной атаки Пирл-Харбора никто не придал значения.

Когда авианосец, наконец, прочно вошел в состав американского флота, у него на борту появились самолеты корпуса морской пехоты. Соединенные Штаты были единственной страной, имевшей авиационные части, целиком укомплектованные личным составом морской пехоты. Первым из офицеров морской пехоты, получившим удостоверение пилота, стал в 1912 году лейтенант Альфред Э. Каннингхэм. Авиация морской пехоты быстро росла, многие ее летчики участвовали в боях Первой Мировой войны. Впервые они появились на борту американских авианосцев в 1931 году. 2 ноября этого года эскадрилья разведывательных самолетов VS-14M, принадлежащих морской пехоте, перелетела на борт «Саратоги». Эскадрилья VS-15M прибыла на борт «Лексингтона». Они базировались на авианосцах до 14 ноября 1934 года. За это время через 2 эскадрильи прошли 60 из 100 летчиков корпуса морской пехоты. В 30-х годах и другие эскадрильи морской пехоты периодически появлялись на авианосцах для проведения учений и тренировок. В январе 1939 года Генеральный Совет ВМФ решил, что авиация морской пехоты будет оснащена, организована и обучена: во-первых, для поддержки действий морской пехоты на берегу, а во-вторых, как замена авианосных эскадрилий ВМФ. На заключительном этапе Второй Мировой войны самолеты морской пехоты постоянно базировались на авианосцах. Часть авианосцев американского флота даже имели авиагруппы, целиком укомплектованные летчиками морской пехоты.

Оглавление книги


Генерация: 0.057. Запросов К БД/Cache: 0 / 0