Главная / Библиотека / Авианосцы, том 1 /
/ 1. Крылья над морем / Морская авиация начинает воевать

Глав: 21 | Статей: 139
Оглавление
18 января 1911 года Эли Чемберс посадил свой самолет на палубу броненосного крейсера «Пенсильвания». Мало кто мог тогда предположить, что этот казавшийся бесполезным эксперимент ознаменовал рождение морской авиации и нового класса кораблей, радикально изменивших стратегию и тактику морской войны.

Перед вами история авианосцев с момента их появления и до наших дней. Автор подробно рассматривает основные конструктивные особенности всех типов этих кораблей и наиболее значительные сражения и военные конфликты, в которых принимали участие авианосцы.

В приложениях приведены тактико-технические данные всех типов авианесущих кораблей.

Эта книга, несомненно, будет интересна специалистам и всем любителям военной истории.

Морская авиация начинает воевать

Морская авиация начинает воевать

Великобритания получила возможность начать развитие морской авиации раньше Соединенных Штатов. В 1907 году братья Райт предложили свой летательный аппарат английскому правительству. Но как Адмиралтейство, так и военное министерство отвергли их предложение. Адмиралтейство ясно выразило свое мнение, заявив, что это нововведение «не будет иметь применения для военных целей». В этом заявлении видна традиционная точка зрения Адмиралтейства на любую новую систему оружия. Пример тому – отказ в 1805 году от подводной лодки Фултона и всех последующих проектов подводных судов буквально до самого начала ХХ века. Поэтому братья Райт вернулись в Америку, и в 1909 году американская армия приобрела у них первый самолет для военных целей.

Великобритания получила свой первый военный самолет в 1911 году. Так как эксперименты с летательными аппаратами шли по всему миру, Королевский Флот резко изменил свое отношение к морской авиации и занял более прогрессивную позицию. Полеты Юджина Эли вызвали большой интерес командования английского флота. Но увы, самый могущественный флот мира не имел ни пилотов, ни самолетов.

В 1908 году капитан 1 ранга Р.Г. Бэкон был отправлен во Францию в качестве наблюдателя на авиационную выставку в Реймсе. Через год Адмиралтейство ввело его в состав Правительственного консультативного комитета по аэронавтике. В начале 1909 года Королевский Флот выделил 35000 фунтов на постройку дирижабля жесткого типа для собственных нужд. В мае 1909 года капитан 1 ранга Мюррей Ф. Сьютер, один из пионеров-подводников, был введен в штаб Адмиралтейства в качестве инспектора по вопросам дирижаблей, а капитан 2 ранга Оливер Шванн был назначен его заместителем. Последующие 2 года все усилия Королевского Флота были сосредоточены на строительстве морского жесткого дирижабля, неофициально названного «Мэйфлай». В 1911 году он был достроен, но внезапно обнаружилось, что летать он не может. После ряда переделок испытания были назначены на сентябрь 1911 года. Когда дирижабль вывели из ангара, сильный порыв ветра подхватил громадину длиной 512 футов и оторвал его заднюю часть. Воздушный отдел Адмиралтейства был распущен, и капитан 1 ранга Сьютер и его штаб вернулись к своим обычным обязанностям.

Теперь на помощь Королевскому Флоту пришли 2 любителя-энтузиаста. Фрэнсис МакКлин добровольно согласился предоставить 2 самолета, а Джордж Кокберн предложил бесплатно обучать морских офицеров полетам. Адмиралтейство приняло их предложения и объявило набор добровольцев. Вызвались более 200 человек, из которых были отобраны только четверо: лейтенанты ВМФ Чарлз Р. Сэмсон, Артур М. Лонгмор, Р. Грегори и лейтенант морской пехоты Дж. Уайлдмэн-Лашингтон. Позднее к этой группе присоединился лейтенант морской пехоты Э. Геррард, так как Уайлдмэн-Лашингтон заболел. В сентябре 1911 года 5 пилотов закончили обучение. Лейтенант Сэмсон, первым совершивший самостоятельный полет, быстро убедил Адмиралтейство приобрести 2 самолета, на которых они обучались.

Однако они не были первыми офицерами Королевского Флота, поднявшимися в воздух. Лейтенант Дж.К. Колмор брал уроки по собственной инициативе и получил сертификат авиатора еще 21 июня 1910 года. Капитан 2 ранга Шванн из штаба Сьютера не только сам научился летать, но и приобрел аэроплан на свои деньги плюс средства, собранные другими офицерами и их женами. Шванн предложил систему поплавков, которая могла удержать этот самолет на плаву. 18 ноября 1911 года он успешно взлетел с воды, но разбил машину, когда попытался «приземлить» ее на море. 1 декабря лейтенант Лонгмор успешно посадил самолет Шорт S.27 на реке Медуэй возле Лондона.

После этого лейтенант Сэмсон решил повторить взлет Эли с палубы военного корабля. Он получил разрешение соорудить платформу на баке броненосца «Африка» (17500 тонн) и попытаться взлететь. На Чатамской верфи ВМФ быстро соорудили требуемую платформу, и биплан Шорт S.27 был принят на борт. Он был оснащен поплавками рядом с колесами. Именно эта конструкция позволила в свое время Лонгмору стартовать с воды. Оба летчика использовали один и тот же самолет.

Видимо, лейтенант Сэмсон совершил тайный полет с «Африки», когда броненосец стоял возле буя в Ширнессе в устье Темзы в декабре 1911 года. После короткого полета пилот посадил самолет у борта броненосца. Биплан снова был поднят на борт «Африки». 10 января 1911 года угольная баржа доставила самолет на борт «Ыфрики», и в 14.20 Сэмсон дал сигнал «отпускайте» и взлетел. На сей раз, он полетел на аэродром флота в Истчерче.

Авторитетный английский авиационный журнал «Аэроплан» так прокомментировал программу флота в номере от 18 января:

«Нельзя ни на мгновение подумать, что посадка биплана в тихой воде гавани и его взлет с большой и неуклюжей платформы, возведенной на баке броненосца, имеют какое-то отношение к действительно морской авиации... «Аэроплан» уже не раз подчеркивал, что единственно возможный флотский аэроплан, который будет использоваться в море, будет запускаться с борта корабля вспомогательным механизмом и садиться на воду у борта корабля как можно ближе к нему».

Были проведены дополнительные испытания оснащенных поплавками самолетов, были обучены новые пилоты и приобретены дополнительные самолеты. Было проверено на практике предложение сбрасывать с самолетов разрывные снаряды. Офицер-подводник лейтенант Г.А. Уильямсон написал статью, в которой рекомендовал использовать авиабомбы против подводных лодок. Он даже специально спроектировал бомбу весом 50 фунтов, которая взрывалась на глубине 20 футов, создав прообраз глубинной бомбы.

Тем временем Комитет Имперской Обороны занялся изучением всего комплекса вопросов, касающихся военной и военно-морской авиации. Лейтенанты Сэмсон и Грегори вошли в состав технического комитета. Рекомендации Комитета Имперской Обороны по развитию авиации были представлены парламенту 11 мая 1912 года в виде «Белой книги». Эти рекомендации в частности требовали создания отдельного воздушного рода войск, который позднее стал известен как Королевский Летный Корпус (КЛК). В его составе следовало иметь военное и военно-морское крылья. Требовалось создать централизованную летную школу, а также постоянный консультативный комитет из 12 человек, названный Военно-воздушным Комитетом. Однако КЛК не должен был иметь единого командующего или единого органа управления. Поэтому фактически предлагалось создать независимые армейскую и морскую авиации. «Белая книга» была принята правительством, но Адмиралтейство согласилось с ее положениями не полностью. Например, все морские летчики получали начальную летную подготовку в Истчерче, прежде чем попасть в общую летную школу в Апэйвоне (Уилтшир), которая находилась в ведении военного министерства. В Адмиралтействе снова был создан Авиационный Отдел во главе с капитаном 1 ранга Сьютером. Он занимал пост руководителя отдела до 1915 года, а позднее служил на других должностях, также связанных с авиацией.

Лейтенант Сэмсон получил временное звание капитана 2 ранга и был назначен командиром морского крыла КЛК. Журнал «Аэроплан» откликнулся на это назначение с большим пылом, чем на эксперименты Сэмсона на «Африке». Комментируя назначение Сэмсона, журнал назвал его великолепным начальником и заметил: «Разве могут быть сомнения, что найдется какой-нибудь другой офицер, который является пилотом такого же класса, который так же любит полет ради полета. Он хочет проводить все полеты сам, хотя здравый смысл помогает ему сдерживать подобные порывы».

Этот энтузиазм не разделяли некоторые офицеры, которые думали, что Сэмсон добивается известности в прессе. Они заявляли, что манеры у Сэмсона грубые, что у него мало такта. В такие обвинения трудно поверить, особенно если учесть прекрасные отношения, которые Сэмсон позднее установил с армией и иностранными коллегами и чиновниками. Сэмсон всегда был известен как верный друг, всегда готовый провести любой воздушный эксперимент.

Во время военно-морского смотра в Веймуте в мае 1912 года Сэмсон успешно взлетел на аэроплане с палубы броненосца «Хайберниа», когда корабль шел со скоростью 10,5 узлов. Через 2 месяца он повторил взлет с палубы броненосца «Лондон».

В конце 1912 года старый бронепалубный крейсер «Гермес» (не путайте с авианосцем под тем же названием) был выделен Сэмсону, чтобы послужить «отцом» корабельной авиации. Он был оборудован для базирования 2 «гидроаэропланов», которые взлетали на роликах с короткой полетной палубы, сооруженной на баке. Именно на «Гермесе» в 1913 году капитан 2 ранга Сэмсон испытал самолет со складывающимися крыльями. Эту идею в свое время выдвинул Уинстон Черчилль, тогда Первый Лорд Адмиралтейства. (Адер также описал самолет со складывающимися крыльями в своей книге «Военная авиация». Черчилль, не любивший термин «гидроаэроплан» , заменил его словом «гидросамолет» .)

Эксперименты с «Гермесом» в 1913 году были настолько успешными, что Адмиралтейство приобрело только что заложенное торговое судно, чтобы достроить его как авианосец для 10 гидросамолетов. Они взлетали бы с полетной палубы, размещенной на баке, используя ролики, как на «Гермесе». Однако работы шли вяло, и к началу войны переоборудование судна не было завершено, зато «Гермес» лишился своего авиационного оборудования.

Перед самым началом войны морская авиация была реорганизована, превратившись в авиационное подразделение ВМФ. Теперь она стала называться Королевской Морской Воздушной Службой (Royal Naval Air Service – RNAS, КМВС). Это название было утверждено 1 июля 1914 года, хотя вошло в употребление еще 2 года назад, примерно через месяц после создания КЛК. Теперь КМВС имела свою собственную систему званий.


Война пришла в Англию в августе 1914 года. Английский КЛК был отправлен во Францию. Это оставило военное министерство, отвечавшее за оборону метрополии, без истребителей. Адмиралтейство попросили взять на себя воздушную оборону всей Англии. Эта цель имела более высокий приоритет, чем чисто морские задачи флота – патрулирование и разведка. Но в начале войны немецких воздушных налетов на Англию просто не было, и КМВС продолжала использовать свои самолеты для поддержки действий флота. Так как гидросамолетам не хватало дальности полета, чтобы действовать совместно с кораблями, было решено создать корабли, которые смогут нести гидросамолеты.

Не ожидая завершения переоборудования торгового судна, работы на котором начались еще год назад, Адмиралтейство приобрело 3 парохода, курсировавших через Ла-Манш – «Эмпресс», «Энгедайн» и «Ривьера». Они были переоборудованы и смогли нести по 4 гидросамолета. Хотя эти корабли хорошо подходили для патрулирования у берега, им не хватало дальности плавания, чтобы действовать вместе с флотом. Тогда был приобретен старый лайнер компании «Кунард» «Кампэниа». У него на баке соорудили полетную палубу длиной 120 футов. Корабль водоизмещением 18000 тонн мог нести 10 самолетов. В 1916 году он прошел модернизацию. Его переднюю трубу разделили на две, стоящие по бортам, что позволило удлинить «полетную палубу» до 200 футов. «Кампэниа» могла развить скорость 22 узла, как и ламаншские пароходы. Однако океанский лайнер мог поддерживать эту скорость более долгое время. Он также имел неплохую мореходность, что делало этот гидроавианосец более подходящим для действий в составе флота.

Пока шли работы над этими проектами, КМВС неожиданно обнаружила, что вовлечена в воздушную войну над континентом, благодаря усилиям командира эскадрильи Сэмсона (он получил это звание уже в составе КМВС). В конце августа Сэмсону приказали перебросить его эскадрилью на бельгийское побережье в Остенде, чтобы поддерживать бригаду Королевской Морской Пехоты. Сэмсон поднял в воздух свои 9 самолетов (7 различных типов) и полетел в Остенде. Наземные службы последовали за ним на борту «Энгедайн» и угольщика. В Бельгии морские авиаторы начали проводить разведку для войск. Сэмсон быстро расширил сферу действий своей эскадрильи. Он наладил наземную разведку, используя гражданские автомобили, причем некоторые из них вооружил пулеметами. Когда морская пехота ушла из Бельгии, Сэмсон сумел убедить местное командование, представителей английского правительства и наконец Адмиралтейство, что его эскадрилью лучше оставить в Бельгии, как в военных целях, так и для улучшения отношений между союзниками. Эскадрилья осталась, получив благие напутствия самого Черчилля. Она вела наземную и воздушную разведку, а изредка даже боевое патрулирование. Сэмсон бронировал часть своих автомобилей. Так было создано Королевское Военно-морское Бронеавтомобильное Соединение. Чтобы эскадрилья смогла справиться с внезапно возросшим объемом задач, Сэмсону прислали 250 морских пехотинцев.

Хотя немецкие самолеты и цеппелины еще не бомбили Англию, угроза была слишком очевидной, и Черчилль лично дал разрешение атаковать ангары дирижаблей. Первый из этих налетов был назначен на 12 сентября. 3 самолета капитана 2 ранга Сэмсона должны были вылететь с передовой базы в Антверпене. Но прежде чем самолеты взлетели, налетел сильный шквал и разбил их прямо на земле, так как они стояли открыто. Неустрашимый Сэмсон назначил вылет 4 самолетов на 22 сентября. Машины взлетели, как и было запланировано. 2 самолета направились к Кельну, а 2 – к Дюссельдорфу. Каждый нес по 3 бомбы весом 20 фунтов. Хотя погода в районе английской базы была хорошей, очень скоро самолеты встретили туман. 3 машины вернулись в Антверпен. Однако один самолет проделал путь длиной 100 миль до Дюссельдорфа и нашел ангары цеппелинов. К сожалению, пилот летел слишком низко, когда сбрасывал бомбы. Вертушки предохранителей не сделали нужного числа оборотов, прежде чем бомбы упали на землю. 2 бомбы вероятно попали в ангар, но не взорвались, а третья разорвалась рядом с ангаром, убив двоих или троих солдат. Все самолеты благополучно вернулись домой. Это был первый налет английской авиации на немецкую территорию.

8 октября 2 морских самолета снова взлетели с аэродрома в Антверпене. Первый направился к Кельну, а второй – опять к Дюссельдорфу. Первому самолету помешал густой туман, и он сбросил бомбы на железнодорожную станцию. Второй летчик, лейтенант звена Р.Л.Г. Марикс, спикировал на ангар дирижабля возле Дюссельдорфа и сбросил 2 бомбы с высоты 600 футов. Ангар и армейский дирижабль Z.IX внутри него были уничтожены, так же, как и расположенная рядом механическая мастерская. Самолет Марикса был поврежден зенитным огнем, и пилот был вынужден сесть, не долетев до своей базы 20 миль из-за нехватки топлива. Марикс вернулся в эскадрилью на одолженном велосипеде.

Эти атаки были первыми, в ходе которых самолет сбрасывал бомбы в тылу противника, а не на поле боя. Позднее этот чахлый росток превратился в мощное древо стратегических бомбардировок.

Завершить первый год войны англичане планировали рейдом гидроавианосцев против ангаров цеппелинов в Куксхафене. В нем должны были участвовать переоборудованные ламаншские пароходы «Эмпрес», «Энгедайн» и «Ривьера», прикрывать которые должны были 2 легких крейсера, 10 эсминцев и 10 подводных лодок. Соединение вышло в море 24 декабря и утром в день Рождества находилось в 12 милях от Гельголанда. Каждый гидроавианосец имел на борту 3 гидросамолета, однако в воздух сумели подняться только 7 машин. Взлет проводился с воды.

Вскоре после вылета самолетов немецкие радиопереговоры усилились, а затем над «авианосным» соединением пролетели немецкие самолет и цеппелин. Они сбросили бомбы, но повреждений не нанесли, и были отогнаны огнем зениток.

Некоторое время спустя над соединением появились 3 английских гидросамолета. Они сели на воду и были быстро подняты на борт кораблей. Но не было никаких признаков 4 остальных гидросамолетов. После недолгих поисков эскадра повернула домой, но подводные лодки остались на месте. Е-11 находилась на поверхности, когда показался еще 1 гидросамолет в компании с немецким цеппелином. Гидросамолет сел на воду, и Е-11 попыталась взять его на буксир. Пока подводники возились с ним, появились еще 2 гидросамолета. Они быстро сели на воду, и лодка сняла их экипажи, состоявшие из 2 человек. Самолеты были уничтожены артиллерийским огнем, пока цеппелин маневрировал, чтобы атаковать Е-11. Еще более усилил замешательство внезапно появившийся перископ. Когда немецкие бомбы начали падать вокруг лодки, Е-11 поспешила погрузиться и вернулась в Англию. Неизвестная лодка на самом деле оказалась английской. Она поднялась на поверхность, чтобы окончательно удостовериться, что больше не осталось летчиков, которых нужно подобрать. Потом она снова погрузилась, провожаемая пулеметным огнем цеппелина, который он вел с высоты всего лишь 50 футов. В это время седьмой самолет сел у борта голландского траулера. Его пилот и механик были интернированы в Голландии.

В целом, если не считать драматическое спасение летчиков, налет на Куксхафен был неудачным. Хотя над кораблями небо было чистым, над сушей оно было затянуто низкими тучами и туманом. Все это, а также немецкий зенитный огонь помешали английским гидросамолетам атаковать ангары. Они предпочли бомбить портовые сооружения и корабли в гавани. Результат налета оказался почти нулевым. Однако он вынудил немцев перевести часть кораблей Кильским каналом в Балтийское море, где не было угрозы английских воздушных налетов.

За этот период Королевский Флот обзавелся еще несколькими авианесущими кораблями. Трио ламаншских гидроавианосцев было усилено переоборудованными пароходами «Бен-Май-Шри», «Манксмэн» и «Виндекс». В конце 1914 года наконец-то вошло в строй то самое торговое судно, работы на котором тянулись так долго. Оно превратилось в гидроавианосец «Арк Ройял» (просьба не путать с нормальными авианосцами более поздней постройки). Он имел водоизмещение 7020 тонн при длине 366 футов. Корабль мог развить скорость 10,5 узлов и нес 10 гидросамолетов. Это был первый в мире корабль, достроенный как авианосец (гидроавианосец).

1915 год начался ударом для Королевского Флота. В день Нового Года немецкая подводная лодка торпедировала и потопила броненосец «Формидебл». Теперь самолеты Королевского Флота были привлечены к участию в противолодочных операциях. При этом с них не сняли задачу отражать налеты цеппелинов, которые начали появляться в небе над Англией. В феврале 1915 года началась Дарданелльская операция, и морским самолетам пришлось отправиться на Средиземное море.

В марте были предприняты 2 попытки провести рейды гидроавианосцев на немецкую территорию. Одна сорвалась из-за сильного волнения на море, вторая – из-за нелетной погоды. Однако морская авиация продолжала действовать против немцев с береговых баз на континенте.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.139. Запросов К БД/Cache: 3 / 1