Глав: 21 | Статей: 139
Оглавление
18 января 1911 года Эли Чемберс посадил свой самолет на палубу броненосного крейсера «Пенсильвания». Мало кто мог тогда предположить, что этот казавшийся бесполезным эксперимент ознаменовал рождение морской авиации и нового класса кораблей, радикально изменивших стратегию и тактику морской войны.

Перед вами история авианосцев с момента их появления и до наших дней. Автор подробно рассматривает основные конструктивные особенности всех типов этих кораблей и наиболее значительные сражения и военные конфликты, в которых принимали участие авианосцы.

В приложениях приведены тактико-технические данные всех типов авианесущих кораблей.

Эта книга, несомненно, будет интересна специалистам и всем любителям военной истории.

Северное море

Северное море

С окончанием Дарданелльской операции центр тяжести боевой деятельности КМВС переместился со Средиземного моря в Северное. Теперь морская авиация вела бои с цеппелинами над самой Англией и наносила удары по немецким позициям на континенте. Проводились многочисленные эксперименты с целью найти наиболее эффективный способ использования корабельных самолетов. 3 ноября 1915 года произошло замечательное событие. Лейтенант звена Г.Ф. Таулер поднял колесный «Бристоль-Скаут» с полетной палубы «Виндекса». Приспособлений для посадки обратно на палубу самолет не имел, однако он был оснащен поплавками и мог совершить вынужденную посадку на воду как гидросамолет.

В конце марта 1916 года «Виндекс» провел атаку против Хойера и Тондерна на захваченном немцами побережье Северного моря. В атаке участвовали 5 гидросамолетов. Несмотря на штормовую погоду, все они сумели подняться в воздух, однако не нашли ангары цеппелинов. Рейд был сорван появлением звена немецких самолетов, высланных на поиски «Виндекса» и сопровождавших его кораблей. Затем пришло известие, что главные силы немецкого флота выходят в море. Англичане немедленно вывели в море свой флот, чтобы принять бой, и немцы поспешно вернулись в порты.

Немецкая реакция на удары по базам цеппелинов подсказала англичанам, как попытаться заманить Флот Открытого Моря в ловушку. На сей раз гидроавианосцы «Виндекс» и «Энегедайн» с более чем скромным прикрытием вышли в море для набега на Тондерн. Соединение линейных крейсеров стояло в порту в готовности немедленно выйти в море, если немецкий флот попытается покинуть порты, чтобы уничтожить гидроавианосцы. Рано утром 4 мая 1916 года «Виндекс» и «Энгедайн» вышли в точку взлета самолетов. 11 машин были спущены на воду, но сильное волнение помешало им, и только 3 сумели взлететь. У остальных 8 либо просто оторвало пропеллер, либо залило магнето. Один из стартовавших самолетов врезался в антенну эсминца охранения и разбился. Другой из-за неполадок в моторе уже после нескольких минут полета был вынужден вернуться. Последний гидросамолет долетел до Тондерна, однако ангары цеппелинов были полностью скрыты утренним туманом.

Немецкий флот не поддался на провокацию. Появился было 1 цеппелин, но на него обрушился зенитный огонь всех английских кораблей. Цеппелин повернул было назад, однако стрельба подводной лодки Е-11, старого приятеля морских летчиков, достигла цели, и дирижабль был сбит.

Впрочем, Королевскому Флоту не пришлось ждать слишком долго, чтобы Флот Открытого Моря вышел в открытое море. В конце мая англичане заметили усиление немецкой активности в эфире, и Гранд Флит немедленно приготовился к выходу. Гидроавианосец «Кампэниа» был придан главным силам флота, а гидроавианосец «Энгедайн» должен был сопровождать линейные крейсера.

Гранд Флит базировался в Скапа Флоу, у северных берегов Шотландии. Маленькая база гидросамолетов находилась на северном берегу бухты Скапа. Там обычно стояли гидроавианосцы Гранд Флита, там накануне битвы стоял и «Кампэниа». Якорная стоянка линейных сил располагалась у южного берега бухты. Поэтому, когда был дан сигнал выходить, на «Кампэнии» его просто не заметили. В 1.45 гидроавианосец наконец выбрался в море, но уже слишком поздно, чтобы догнать свои линкоры. Гидроавианосец «Кампээниа» всегда был несчастливым кораблем, и он затонул после столкновения с линейным крейсером «Глориес» за несколько дней до перемирия в 1918 году.

«Энгедайн» вышел в море вместе с линейными крейсерами с якорной стоянки этого соединения возле острова Мэй на восточном побережье Шотландии. В полдень 31 мая адмирал Битти приказал «Энгедайну» поднять самолет, чтобы проверить, что за дымы видны вдалеке. Приказ пришел в 14.45, и через полчаса Шорт-184 находился в воздухе. (Для этого экипажу «Энгедайна» следовало выкатить самолет из ангара, расправить его крылья, запустить мотор и спустить машину на воду.) Лейтенант звена Ф.Дж. Ратленд и его наблюдатель Дж.Г. Тревин полетели в указанном направлении и обнаружили несколько немецких легких крейсеров и эсминцев. Ратленд передал по радио 3 донесения и продолжал преследовать немецкие корабли, пока в 15.47 разрыв трубки бензопровода не заставил его сесть на воду. Пилот сумел исправить неполадку и вернулся на свой корабль. Однако командир соединения не потребовал провести дополнительную разведку. Отчасти причиной этого была большая задержка при передаче информации с «Энгедайна» на флагман Битти линейный крейсер «Лайон».

Это был первый случай, когда самолет держал связь по радио с кораблем во время боя. К несчастью, Ратленду сильно помешали низкие тучи, вынудившие его лететь на высоте всего 900 футов. Это резко ограничивало видимый горизонт. Неспособность «Энгедайна» быстро передавать донесения самолета и малая скорость гидроавианосца, которая не позволяла ему действовать совместно с линейными крейсерами, значительно снижали ценность базирующихся на корабле самолетов.

Так закончилась «воздушная фаза» столкновения, которое позднее стало известно как Ютландская битва. Это был единственный бой линейных флотов за всю Первую Мировую войну. Обе стороны понесли некоторые потери, при этом потери англичан почти в 2 раза превосходили потери немцев. Интересно порассуждать, какое влияние могло бы иметь использование разведывательных самолетов на исход боя. Даже без «Кампэнии» 4 гидросамолета «Энгедайна», если бы их использовали должным образом, могли принести английскому флоту решительную победу – таково мнение историков. Но, в любом случае, Флот Открытого Моря, хотя и вернулся в свои порты, больше не рисковал выходить оттуда. Королевский Флот был вынужден до конца войны держать Гранд Флит в постоянной готовности к новому столкновению. Это связывало корабли, утомляло людей, рос расход топлива. А ведь этот флот мог найти лучшее применение в других местах.

Однако участие Ратленда в бою не ограничилось единственным полетом. Когда завязалась битва, «Энгедайну» было приказано выйти из района артиллерийского боя, учитывая малую скорость и исключительную уязвимость корабля. Вечером 31 мая тяжело поврежденный броненосный крейсер «Уорриор» вышел из боя. «Энгедайн» взял подбитый крейсер на буксир. Однако за ночь положение «Уорриора» ухудшилось, и к рассвету было принято решение оставить корабль. «Энгедайн» подошел к борту крейсера, чтобы снять 900 человек его экипажа. Когда последнего раненого переправляли на борт «Энгедайна», он соскользнул с носилок и упал в воду между кораблями. Командир «Уорриора» запретил добровольцам прыгать в воду, так как существовала опасность быть раздавленным между бортами. Но Ратленд соскользнул в воду по канату и поплыл к раненому. Он сумел доставить беднягу на борт гидроавианосца, но раненый от ран и шока скончался. Зато сам лейтенант звена Ратленд был награжден медалью Альберта 1-го класса за свою попытку спасти человека. Это была большая честь для летчика, так как он первым в Англии получил данную награду.

Оглавление книги


Генерация: 0.031. Запросов К БД/Cache: 0 / 0