Глав: 21 | Статей: 139
Оглавление
18 января 1911 года Эли Чемберс посадил свой самолет на палубу броненосного крейсера «Пенсильвания». Мало кто мог тогда предположить, что этот казавшийся бесполезным эксперимент ознаменовал рождение морской авиации и нового класса кораблей, радикально изменивших стратегию и тактику морской войны.

Перед вами история авианосцев с момента их появления и до наших дней. Автор подробно рассматривает основные конструктивные особенности всех типов этих кораблей и наиболее значительные сражения и военные конфликты, в которых принимали участие авианосцы.

В приложениях приведены тактико-технические данные всех типов авианесущих кораблей.

Эта книга, несомненно, будет интересна специалистам и всем любителям военной истории.

Post mortem

Post mortem

Когда все 4 японских авианосца вышли из строя, адмирал Ямамото, находившийся со своим соединением дальше к западу, приказал всем крейсерам и линкорам приготовиться к ночному бою с американскими кораблями. Он все еще имел больше артиллерийских кораблей, чем американцы. У Ямамото также имелись 2 легких авианосца – с его собственным соединением и Соединением вторжения вице-адмирала Кондо. Однако 5 июня в 2.55, опасаясь сокрушительных атак американских самолетов, Ямамото скомандовал общее отступление. За несколько минут до этого он отменил приказ 4 крейсерам и 2 эсминцам Соединения вторжения обстрелять Мидуэй. (Единственным японским кораблем, который обстрелял Мидуэй ночью 5/6 июня, была подводная лодка I-168, которая выпустила по острову целых 6 снарядов из палубного орудия.) Когда крейсера и эсминцы уходили от острова, был замечен перископ американской подводной лодки. Командир отряда приказал немедленно изменить курс, однако один из крейсеров не разобрал сигнал и врезался в другой крейсер. 2 поврежденных крейсера в сопровождении 2 эсминцев медленно потащились прочь. 2 других крейсера дали полный ход и тотчас скрылись.

Еще до того как занялся рассвет 5 июня, с Мидуэя на поиски японских кораблей были подняты в воздух все исправные летающие лодки PBY «Каталина». Следом за ними взлетели 12 бомбардировщиков ВВС В-17 «Летающая Крепость», чтобы атаковать обнаруженные цели. Одна из «Каталин» заметила поврежденные крейсера, и «Крепостям» было приказано атаковать их. Однако В-17 не нашли противника и вернулись на Мидуэй. При этом 2 «Крепости» были вынуждены сесть на воду из-за нехватки бензина. Это были единственные В-17, потерянные за весь бой. Затем с Мидуэя взлетели 6 «Доунтлессов» и 6 «Виндикейторов» морской пехоты, чтобы атаковать те же самые крейсера. В 8.05 они обнаружили японские корабли. Зенитный огонь был таким плотным, что ни одна из бомб в цель не попала. Однако один SB2U был подбит зенитным огнем и врезался в крейсер.

Адмирал Спрюэнс, находившийся дальше к востоку с авианосцами «Энтерпрайз» и «Хорнет», получил сообщение об этих 2 японских крейсерах. В полдень 5 июня он поднял группу из 32 «Доунтлессов» с «Энтерпрайза» и 26 «Доунтлессов» с «Хорнета» без истребителей сопровождения. Однако эти самолеты обнаружили только 1 эсминец, который был послан адмиралом Нагумо выяснить, затонул «Хирю» или еще нет. Отважный маленький эсминец ушел от всех пикирующих бомбардировщиков так же, как чуть ранее он ушел от 2 атак «Летающих Крепостей». Его орудия даже сбили один «Доунтлесс». На авианосцы эти самолеты сели, когда уже стемнело.

На рассвете 6 июня адмирал Спрюэнс поднял разведывательные самолеты, которые обнаружили 2 поврежденных японских крейсера, ползущие на запад. «Энтерпрайз» поднял 12 F4F, 31 SBD и 3 TBD. «Хорнет» поднял 8 F4F и 26 SBD. За ними последовала вторая волна – 8 F4F и 24 SBD с «Хорнета». Всего Спрюэнс отправил в атаку 112 самолетов. После взлета американские авианосцы пошли на запад, поэтому летчики могли видеть одновременно обе группы кораблей.

Японские крейсера подверглись новой яростной атаке. Уже поврежденный «Могами» получил 5 попаданий бомбами, однако уцелел и сумел добраться до Трука. Понадобились 2 года ремонта, чтобы вернуть его в строй. Крейсеру «Микума» повезло меньше. Он получил несколько попаданий бомбами, а когда эсминец подошел к нему, чтобы снять команду, самолеты обстреляли и его. Этой же ночью «Микума» затонул, унеся с собой около 1000 офицеров и матросов.

После захода солнца авианосцы Спрюэнса приняли свои самолеты. Их летчики совершали полеты в течение 3 дней и были очень утомлены. Заправив корабли с танкеров, высланных из Пирл-Харбора, Спрюэнс встретился с авианосцем «Саратога». С «Саратоги» взлетели 34 самолета для пополнения авиагрупп «Энтерпрайза» и «Хорнета». Получив сообщение о действиях японцев в районе Алеутских островов, Спрюэнс повел свои 3 авианосца на север. Однако адмирал Нимиц, опасаясь японской западни, приказал ему возвращаться.

Итак, бой закончился. Японцы потеряли потопленными 4 авианосца и 1 тяжелый крейсер. Еще 1 тяжелый крейсер был тяжело поврежден, 2 эсминца получили небольшие повреждения. Все 250 самолетов 4 авианосцев, их пилоты и авиамеханики погибли. И эти потери оказались для японцев роковыми.

Бой у Мидуэя стал первым поражением японского флота с 1592 года, когда корейский флотоводец Ли Сун-Син уничтожил японский флот под командованием Хидеёси у берегов Кореи. Мидуэй был зенитом японской экспансии, дальше японцы только оборонялись.

Американский флот потерял 1 авианосец и 1 эсминец, а также 109 самолетов, включая 11 машин, затонувших на борту «Йорктауна». Учитывая потери базовой авиации, число сбитых американских самолетов составило 150 машин, что все равно было много меньше потерь японцев. Наконец, даже «Йорктаун» можно было спасти, если бы корабли Оперативного Соединения 17 не бросили его так поспешно. Американцы просто не знали, какие повреждения может получить авианосец, но при этом остаться на плаву.

Мидуэй стал великой победой американцев. Эта победа была одержана благодаря действиям адмиралов Нимица, Флетчера, Спрюэнса и капитан-лейтенантов МакКласки и Лесли. Другие люди при подобном соотношении сил могли одержать не столь полную победу или даже потерпеть поражение.

Вклад самолетов ВВС и морской пехоты, базировавшихся на Мидуэе, а также 19 подводных лодок, развернутых вокруг атолла, оказался практически нулевым. Однако летчики морской пехоты летали на устаревших F2A «Буффало» и SB2U «Виндикейторах», и кое-кто из них после окончания летных школ провел в воздухе не более 4 часов. Зато летчики ВВС долго ждали именно такой ситуации, которая сложилась у Мидуэя. По словам командующего ВВС генерала Г.Г. Арнольда:

«Бой у Мидуэя был именно тем случаем, который ВВС отрабатывали годами. Пока мы не встретили сопротивления, мы даже не подозревали, насколько переоценивали себя.

Бой у Мидуэя стал для меня зудящей занозой на несколько месяцев потому, что нас критиковали со всех сторон за то, что мы не добились большего числа попаданий со своих высотных бомбардировщиков. Нас снова и снова спрашивали: уверены ли мы, что идем правильным путем?»

Однако именно атаки самолетов ВВС и морской пехоты с Мидуэя убедили адмирала Нагумо в том, что нужна вторая атака острова. Кроме того, летающие лодки PBY обнаружили японские силы.

Американская подводная лодка «Наутилус», атаковав японские авианосцы, заставила эсминец «Араси» отстать от соединения, а он привел капитан-лейтенанта МакКласки прямо к вражеским авианосцам. Перископ подводной лодки «Тамбор» заставил столкнуться 2 японских крейсера, что привело к потоплению одного и тяжелым повреждениям другого (хотя сама подводная лодка не сумела атаковать даже поврежденные крейсера).

Когда американцы одержали победу при Мидуэе, наверх выплыли все ошибки японцев. Однако отказ адмирала Ямамото задержать начало операции, как советовали несколько других высших офицеров, не был ошибкой. Отложив операцию на неделю, он мог получить еще один тяжелый авианосец – «Дзуйкаку», а отложив ее на месяц, – еще и «Сёкаку». Но задержка операции буквально на несколько дней дала бы американцам авианосец «Саратога», на Мидуэй были бы переброшены дополнительные самолеты. Новые задержки дали бы возможность участвовать в бою еще и авианосцу «Уосп».

Зато адмирал Ямамото допустил ошибки в организации флота в этой операции. 4 авианосца адмирала Нагумо должны были иметь более мощное прикрытие. 7 линкоров и 22 эсминца Главных сил с их сотнями зенитных орудий так и не вступили в бой. Также следовало бросить в бой авианосцы «Дзуньё» и «Рюдзё», направленные к Алеутским островам, и авианосцы «Хосё» и «Рюхо», приданные различным отрядам. Их можно было бы свести во второе ударное авианосное соединение. Хотя эти корабли были тихоходнее авианосцев Нагумо, все же это было бы мощное соединение, имеющее более 100 самолетов. Линкоры и крейсера Объединенного Флота были разделены между несколькими соединениями. Если бы эти корабли – особенно новые линкоры – были приданы авианосным соединениям, их ПВО была бы усилена множеством зенитных орудий, а часть американских самолетов была бы отвлечена от атаки авианосцев. Такая организация не помешала бы в случае необходимости выделить линкоры и крейсера и сформировать третье оперативное соединение – из артиллерийских кораблей. Именно так позднее действовали и американцы, и японцы.

Но даже после того как адмирал Ямамото раздробил японский флот на куски, адмирал Нагумо все-таки мог одержать победу. Однако он совершил несколько грубейших ошибок. Первая: Нагумо не сумел надлежащим образом организовать поиски американских авианосцев. Вторая: он неправильно разделил свои самолеты для атаки Мидуэя. Третья: Он отложил атаку американских авианосцев, после того как они были обнаружены.

Именно из-за плохой организации поисков 4 июня японские авианосцы были атакованы в тот момент, когда их палубы были забиты самолетами. Нагумо должен был организовать двухфазную разведку. Первая группа разведывательных самолетов должна была взлететь в темноте, чтобы на рассвете находиться в крайних точках полета. Вторая волна разведчиков должна была бы взлететь через несколько часов. При такой организации разведки американские авианосцы наверняка были бы обнаружены на несколько часов раньше. Но даже при использованной системе гидросамолет крейсера, который задержался из-за поломки мотора, следовало заменить немедленно, даже если бы для этого пришлось выделить самолет из состава ударной авиагруппы. Ведь именно этот самолет и обнаружил американские корабли. И, наконец, не следовало использовать в качестве разведчика гидросамолет линкора «Харуна», имевший малую дальность полета.

Второй ошибкой Нагумо стало использование самолетов со всех 4 авианосцев для формирования двух ударных групп. Использование самолетов сразу со всех авианосцев означало меньшее время, затраченное на взлет и посадку. Но в этом случае сразу все авианосцы оказывались связанными проведением полетов. Лучшим выходом было поднять первую волну с двух авианосцев (или второго соединения), а вторую волну оставить на палубах двух других авианосцев. В этом случае вторая волна могла бы взлететь немедленно, без задержки для приема самолетов первой волны.

И самая крупная ошибка Нагумо заключалась в том, что он не поднял все готовые к атаке самолеты, как только было обнаружено американское соединение, имевшее в своем составе авианосец. Риск посылки не прикрытых истребителями пикировщиков был велик, но все-таки он был меньше, чем риск оставить авианосцы с палубами, забитыми вооруженными и заправленными самолетами, в зоне действия вражеских авианосных самолетов. Атаки самолетов с Мидуэя показали адмиралу Нагумо, что его соединение обнаружено. Но эти атаки, а также опыт предыдущих 6 месяцев войны показали, что авианосных самолетов следует опасаться гораздо больше, чем базовых. Командир 2-й дивизии авианосцев контр-адмирал Ямагути сделал правильный вывод из обстановки, когда требовал немедленной атаки американских авианосцев всеми имеющимися самолетами.

Кроме этих ошибочных решений адмиралов, японцам помешала и скверная работа стратегической разведки, которая ничего не знала о передвижениях американских кораблей, тогда как американцы знали решительно все о намерениях японцев. Кроме того, японцы не имели радара. Когда началась операция по захвату Мидуэя, радар был установлен только на 2 линкорах Объединенного Флота, хотя в первую очередь следовало установить радар именно на авианосцах. Возможно, в этом случае они смогли бы уцелеть.

Мидуэй показал, что авианосец стал главным кораблем на Тихом океане. Потеряв 4 эскадренных авианосца, адмирал Ямамото был вынужден отступить, хотя в его распоряжении все еще оставалось около 100 кораблей, в том числе все 11 линкоров.

Уроки боя не пропали даром для американцев. После Мидуэя истребительные эскадрильи были увеличены с 27 до 36 самолетов, а для прикрытия авианосцев стали выделять еще больше крейсеров и эсминцев. Хотя в своем отчете о бое у Мидуэя адмирал Нимиц писал, что «надежное прикрытие из 4 крейсеров и эскадры эсминцев <9 кораблей> является необходимым минимумом для оперативного соединения, имеющего авианосец», такие силы имелись далеко не всегда.

Оглавление книги


Генерация: 0.222. Запросов К БД/Cache: 3 / 1