Глав: 21 | Статей: 139
Оглавление
18 января 1911 года Эли Чемберс посадил свой самолет на палубу броненосного крейсера «Пенсильвания». Мало кто мог тогда предположить, что этот казавшийся бесполезным эксперимент ознаменовал рождение морской авиации и нового класса кораблей, радикально изменивших стратегию и тактику морской войны.

Перед вами история авианосцев с момента их появления и до наших дней. Автор подробно рассматривает основные конструктивные особенности всех типов этих кораблей и наиболее значительные сражения и военные конфликты, в которых принимали участие авианосцы.

В приложениях приведены тактико-технические данные всех типов авианесущих кораблей.

Эта книга, несомненно, будет интересна специалистам и всем любителям военной истории.

Первый десант

Первый десант

Ночь 6 августа 1942 года застала американские силы вторжения входящими в Соломоново море. В его составе были 3 авианосца с 240 самолетами на борту, 1 быстроходный линкор, 14 крейсеров (из них 3 австралийских), 31 эсминец, 5 эсминцев-тральщиков, 5 танкеров и 23 войсковых транспорта и грузовых судна, на которых находились 19000 морских пехотинцев со своим оружием и техникой. Ударными силами командовал Фрэнк Джек Флетчер, теперь уже вице-адмирал. Кроме того, он командовал оперативной группой, в которую входил авианосец «Саратога» – его флагманский корабль. Контр-адмирал Лейф Нойес являлся тактическим командующим 3 авианосцами, которые были сведены в Соединение воздушной поддержки.

ОПЕРАТИВНОЕ СОЕДИНЕНИЕ 61

Вице-адмирал Флетчер

Соединение воздушной поддержки (ОС 61.1)

Контр-адмирал Нойес

Оперативная группа 61.1.1

Вице-адмирал Флетчер

Саратога

2 тяжелых крейсера

4 эсминца

Оперативная Группа 61.1.2

Контр-адмирал Кинкейд

Энтерпрайз

1 линкор

1 тяжелый крейсер

1 крейсер ПВО

5 эсминцев

Оперативная группа 61.1.3

Контр-адмирал Нойес

Уосп

2 тяжелых крейсера

6 эсминцев

Четвертый американский авианосец («Хорнет») находился в Пирл-Харборе в 24-часовой готовности. Он мог выйти в море для защиты Гавайев, если японцы предпримут неожиданную атаку.

Каждый из 3 авианосцев являлся флагманским кораблем отдельной оперативной группы. Сосредоточение всех авианосцев в одной или двух группах могло бы усилить ПВО соединения и облегчить управление. Но командование потребовало, чтобы все 3 группы действовали в пределах прямой видимости, чтобы координировать их действия, хотя это был плохой компромисс.

АВИАГРУППЫ АМЕРИКАНСКИХ АВИАНОСЦЕВ


Высадка первого американского десанта с тех пор, как закончилась Испано-американская война, началась 7 августа в 6.15, когда корабли начали обстрел Гуадалканала и Тулаги. 44 самолета с «Энтерпрайза» и «Саратоги» бомбили и обстреливали Гуадалканал. Один «Уайлдкэт» потопил шхуну, везущую бензин. «Уосп» поднял 30 самолетов для атаки Тулаги и соседних островов Гавуту-Танамбого примерно в 18 милях севернее Гуадалканала. 15 истребителей и 15 пикирующих бомбардировщиков «Уоспа» уничтожили японскую базу гидросамолетов, сожгли 19 гидросамолетов и 2 четырехмоторные летающие лодки.

В 8.00 морская пехота высадилась на берег Тулаги, а в 9.15 она появилась на берегу Гуадалканала. Сопротивление японцев на островах Тулаги и Гавуту-Танамбого было ожесточенным, но американцы имели подавляющее превосходство в силах и захватили эти маленькие островки к полудню 8 августа. На Гуадалканале находились около 600 японских солдат, однако они бежали из береговой зоны, не оказав сопротивления. Вскоре неоконченная взлетная полоса была в руках американцев. (Ее назвали «аэродром Гендерсон» в память о летчике морской пехоты, погибшем в бою у Мидуэя.) Немедленно начались работы по достройке аэродрома.

Японский командующий в Рабауле вскоре был извещен о высадке американских десантов. Перед тем как было получено это сообщение, из Рабаула вылетели 27 двухмоторных бомбардировщиков «Бетти» и 18 истребителей «Зеро», чтобы атаковать противника в бухте Милн недалеко от Порт-Морсби. Эти самолеты сразу же были перенацелены против сил вторжения возле Гуадалканала. Расстояние между Рабаулом и Гуадалканалом равнялось 640 милям, что было тяжелым испытанием для топливных запасов «Зеро» и выносливости пилотов. 13 бомбардировщиков В-17, вылетевших из Порт-Морсби, совершили налет на Рабаул в день высадки, но это не помешало японцам провести контратаку.

В 13.15 радар одного из крейсеров, находившихся у берега Гуадалканала, обнаружил японские самолеты, когда они находились еще в 43 милях от цели. Плотный зенитный огонь и истребители не позволяли японцам даже повредить хоть один транспорт.

Один из «Зеро» пилотировал унтер-офицер Сабуро Сакаи. К моменту высадки американцев на Гуадалканале он уже сбил 56 китайских, голландских и американских самолетов. 7 августа Сакаи сбил истребитель F4F «Уайлдкэт» прямо над соединением вторжения. Затем истребитель Сакаи был поврежден огнем пикирующего бомбардировщика SBD, который Сакаи все-таки сумел сбить. Его личный счет составлял уже 58 самолетов. Потом он атаковал группу самолетов, которые принял за истребители «Уайлдкэт». Сакаи раньше никогда не видел «Авенджеры», которые были довольно похожи на «Уайлдкэты». Свою ошибку он обнаружил слишком поздно, оказавшись под огнем хвостовых пулеметов торпедоносцев. Его «Зеро» был изрешечен пулями, а сам Сакаи получил несколько ранений. Левая часть тела у него была парализована, череп пробит. Пилот потерял правый глаз и был ранен в левый. Несмотря на ужасные ранения, Сакаи сумел довести поврежденный «Зеро» до Рабаула и посадить. Он провел в воздухе 8,5 часов. Таким было качество подготовки пилотов Императорского японского флота! (Сакаи позднее оправился от всех ран, за исключением потери глаза. Несмотря на это, он продолжал летать и к концу войны увеличил свой счет до 64 самолетов.)

Второй налет совершили 16 японских пикирующих бомбардировщиков, которые не были обнаружены радаром. Во время этого налета был поврежден 1 эсминец. На сей раз японские самолеты были встречены плотным зенитным огнем, и на перехват были брошены почти все 99 истребителей с 3 авианосцев. К концу дня японцы потеряли 14 бомбардировщиков и 2 истребителя. Потери американцев составили 11 «Уайлдкэтов» и 1 «Доунтлесс».

Следующую атаку японцы провели 8 августа ближе к вечеру. 26 «Бетти», вооруженных торпедами, попытались прорваться к транспортам. Береговые наблюдатели союзников на Соломоновых островах и радар заблаговременно предупредили о приближении вражеских самолетов. Поэтому авианосные истребители сбили несколько торпедоносцев, прежде чем те успели сбросить торпеды. Потом они попали под огонь зенитных орудий, и спаслись только 9 из 26 «Бетти». В цель попали 2 японские торпеды. Одна тяжело повредила эсминец, который был потоплен во время последующих японских воздушных налетов. Вторая торпеда попала в транспорт, который взорвался и затонул. Остаток дня прошел относительно спокойно, зато ночь оказалась бурной.

Утром 7 августа японское соединение из 5 тяжелых и 2 легких крейсеров и 1 эсминца вышло из Рабаула и направилось к Гуадалканалу. Американская подводная лодка и несколько самолетов видели это соединение, но их сообщения так и не были получены командирами морских сил союзников, находящихся возле острова. Гидросамолет одного из японских крейсеров утром 8 августа обнаружил десантные силы союзников и сумел благополучно уйти от истребителей и зениток. Ночью 8/9 августа японцы неожиданно атаковали крейсерское соединение союзников, находившееся между Гуадалканалом и Тулаги. Японские корабли не имели радара и открыли огонь, используя прожектора. Менее чем за час артиллерией и торпедами были потоплены 4 тяжелых крейсера союзников (из них 1 австралийский). 1 тяжелый крейсер и 1 эсминец были серьезно повреждены. Союзники потеряли более 100 человек в этом коротком бою. Японские корабли в ходе ночной стычки получили лишь незначительные повреждения. Первые 4 корабля союзников затонули в районе между Гуадалканалом и Тулаги, который вскоре станет известен как «залив Железное Дно».

Находившиеся далеко к югу от места боя американские авианосцы медленно уходили от Гуадалканала. Адмирал Флетчер сообщил командующему силами вторжения, что авианосцы не могут оставаться вблизи Гуадалканала более 2 дней из-за угрозы со стороны японской базовой авиации. Вечером 8 августа, после 36 часов пребывания в районе боев, адмирал Флетчер радировал командующему морскими силами союзников на юге Тихого океана: «Количество истребителей сократилось с 99 до 78. Учитывая наличие в этом районе большого числа вражеских торпедоносцев и бомбардировщиков, я рекомендую отвести мои авианосцы. Нужно немедленно выслать вперед танкеры, так как топливо на исходе».

Сегодня, пожалуй, можно сказать, что и 78 истребителей обеспечили бы надежную защиту соединения еще день или два, особенно учитывая наличие радара на американских кораблях. Кроме того, японским самолетам приходилось пролетать большое расстояние от Рабаула до района боев. Нехватка топлива на кораблях тоже была спорным вопросом. Бортовые журналы показывают, что соединение могло действовать еще несколько дней без дозаправки. 9 августа в 3.00 все 3 авианосца находились далеко на юго-восток от места боя у острова Саво, когда было получено сообщение о разгроме. Командир «Уоспа» капитан 1 ранга Форрест П. Шерман попросил разрешения на своем авианосце вместе с несколькими эсминцами совершить бросок на север на большой скорости, чтобы утром атаковать японские корабли. Контр-адмирал Нойес, который держал флаг на «Уоспе», трижды отказывал ему в этой просьбе. Некоторое время спустя было получено разрешение командира района на отход всех 3 авианосцев. Оно было послано до того, как пришло сообщение о ночном бое, однако адмирал Флетчер больше не пытался получить информацию о ситуации в районе Гуадалканала, а повел свои корабли на юг. Более чем вероятно, что стремительный бросок «Уоспа» поставил бы утром японские крейсера под удар его бомбардировщиков.

Без воздушного прикрытия и после потери 4 крейсеров войсковые транспорты и грузовые суда союзников больше не могли оставаться в районе плацдарма. Вечером 9 августа они отошли на юг. Некоторые из них так и не успели выгрузить оружие и снаряжение, так необходимое морским пехотинцам на берегу. Теперь солдаты морской пехоты были предоставлены самим себе. Они дрались с японцами и строили аэродром. Японские самолеты, корабли и подводные лодки совершенно безнаказанно бомбили и обстреливали плацдарм. Требовалось захватить господство в воздухе, чтобы спасти морскую пехоту.

Аэродром Гендерсон был объявлен построенным 12 августа, но на нем не имелось ни самолетов, ни топлива, ни патронов, ни бомб, ни инструментов, ни наземного персонала. В этот день пробную посадку совершила лишь одна летающая лодка PBY «Каталина». Вечером 15 августа 4 эсминца-транспорта доставили все необходимое, кроме самолетов. К вечеру 18 августа аэродром был подготовлен к приему самолетов, и морские пехотинцы принялись с нетерпением ожидать их прибытия. Самолеты прилетели минута в минуту, но на их крыльях красовалось Восходящее Солнце. Большое соединение японских бомбардировщиков атаковало аэродром, добившись 17 попаданий во взлетную полосу. Морской пехоте пришлось заделывать воронки.

Через 2 дня, 20 августа, снова все было готово. На этот раз прилетели американские самолеты: 12 истребителей F4F «Уайлдкэт» и 12 пикирующих бомбардировщиков SBD «Доунтлесс», пилотируемые летчиками морской пехоты. Самолеты взлетели с эскортного авианосца «Лонг Айленд», который подошел на расстояние 200 миль к Гуадалканалу. На следующий день начались бои с японскими самолетами. А еще через день начали прибывать армейские истребители. Дела, казалось, пошли... почти...

Оглавление книги


Генерация: 0.093. Запросов К БД/Cache: 3 / 0