Глав: 21 | Статей: 139
Оглавление
18 января 1911 года Эли Чемберс посадил свой самолет на палубу броненосного крейсера «Пенсильвания». Мало кто мог тогда предположить, что этот казавшийся бесполезным эксперимент ознаменовал рождение морской авиации и нового класса кораблей, радикально изменивших стратегию и тактику морской войны.

Перед вами история авианосцев с момента их появления и до наших дней. Автор подробно рассматривает основные конструктивные особенности всех типов этих кораблей и наиболее значительные сражения и военные конфликты, в которых принимали участие авианосцы.

В приложениях приведены тактико-технические данные всех типов авианесущих кораблей.

Эта книга, несомненно, будет интересна специалистам и всем любителям военной истории.

Приманку взяли

Приманку взяли

Начиная с 14.00, эфир наполнился сообщениями авианосных разведчиков и «Каталин». Были обнаружены все 3 японских авианосца, которые находились в 200 милях на северо-запад от американского соединения. Несколько самолетов «Энтерпрайза» нашли «Рюдзё», а затем и «Сёкаку» и «Дзуйкаку». «Доунтлессы» атаковали парами, но попаданий не добились. Когда «Сёкаку» поворачивал на 30-узловом ходу, чтобы уклониться от бомб, один «Зеро» соскользнул с полетной палубы в море вместе с 6 моряками, цеплявшимися за него. Все они погибли. Американские пикировщики ушли от зенитного огня, а в воздушном бою даже сбили один японский истребитель. Один из «Доунтлессов» «Энтерпрайза» попытался атаковать японский крейсер, но был сбит истребителями. Теперь на сцене появились самолеты «Саратоги». Первый из пикировщиков «Сары» выбрал своей целью «Рюдзё» и в 15.50 начал пикировать на этот авианосец с высоты 14000 футов. Один за другим 30 SBD сбросили бомбы на несчастный корабль. Его же атаковали 5 «Авенджеров», шедшие низко над водой. «Рюдзё» получил попадания по крайней мере 10 бомб и 2 торпед, однако он сослужил свою службу как приманка.

Почти одновременно с обнаружением японских авианосцев гидросамолет одного из японских крейсеров сообщил, что видит американские авианосцы. Он тут же был сбит истребителями. Но в 15.00 с «Сёкаку» и «Дзуйкаку» взлетела первая ударная волна, состоящая из 10 «Зеро» и 27 «Вэлов», а через час стартовала вторая волна из 9 «Зеро» и 27 «Вэлов».

На кораблях обоих американских соединений ожидали японской контратаки. 3 японских самолета-разведчика были сбиты недалеко от авианосцев, а теперь возвращались взлетевшие утром разведывательные бомбардировщики, за которыми могли увязаться японские самолеты. Антенны радаров медленно вращались, разыскивая атакующих в затянутом тучами небе, у всех зенитных орудий стояли расчеты. Часть «Уайлдкэтов» патрулировала над соединением, а остальные стояли на палубах авианосцев в готовности к немедленному взлету. Американские авианосцы держались на расстоянии примерно 12 миль один от другого. В 16.08 на экранах радаров появились «призраки» – неопознанные самолеты. Американские самолеты были оборудованы электронной системой опознания «свой-чужой», которая давала особые отметки на экране радиолокатора. Эти же самолеты такой системы не имели. Когда они приблизились на расстояние 88 миль, с авианосцев в воздух поднялись все имеющиеся истребители. Теперь в воздухе находились 53 «Уайлдкэта» – больше, чем когда-либо выделялось для прикрытия авианосного соединения. В воздухе находились и несколько «Доунтлессов» противолодочного патруля. Когда оба авианосца приготовились к бою, с «Саратоги» взлетели 2 «Доунтлесса» и 5 «Авенджеров», а с «Энтерпрайза» – 12 «Доунтлессов» и 7 «Авенджеров», чтобы атаковать японские авианосцы.

Все было готово, и все ждали. Офицер наведения истребителей на «Энтерпрайзе» пытался направить «Уайлдкэты» воздушного патруля на перехват японских самолетов, но радиосвязь была слишком плохой, в основном из-за того, что большинство пилотов говорило на одной частоте.

Бой начался примерно в 17.00. 53 «Уайлдкэта» врезались в строй атакующих японских самолетов, и всюду – вверху и внизу – закипела сумасшедшая свалка, в которую ввязались и «Доунтлессы» противолодочного патруля. Позднее к ней присоединились и возвращающиеся после атаки бомбардировщики. Один из пилотов истребителей уоррент-офицер Дональд Раньян сбил 3 японских пикирующих бомбардировщика и 1 «Зеро», а еще 1 «Зеро» повредил.

Зенитные орудия всех кораблей открыли огонь по самолетам противника. Один из офицеров «Энтерпрайза» в запале даже начал стрелять из своего пистолета, когда японцы пролетали у него над головой.

2 отчаянно маневрирующих авианосца были главной целью японцев. В 17.14 «Энтерпрайз» получил первое с начала войны попадание. Бомба попала в угол элеватора № 3, прошла через пустой ангар и взорвалась в отсеках третьей палубы. Взрыв убил 35 человек, разорвал палубу и борт и вызвал пожар. Огонь сильно мешал действиям аварийной партии, которая пыталась справиться с водой, хлеставшей через пробоину в борту. Менее чем через минуту всего в 10 футах от первой в «Энтерпрайз» попала вторая бомба. Бомба взорвалась на орудийном спонсоне, убив 39 человек. Сдетонировало много снарядов, и в результате четверть корабельной артиллерии вышла из строя. Через пару минут в «Энтерпрайз» попала третья бомба. Она упала сразу позади островной надстройки, пробила полетную палубу и взорвалась в ангаре. Эта бомба явно была неисправной, так как взрыв получился очень слабым. Однако и он проделал большую дыру в полетной палубе и вывел из строя элеватор № 2. На этот раз никто не погиб.

В 17.17 атака закончилась. Из всех американских кораблей пострадал только «Энтерпрайз». Его повреждения были довольно тяжелыми, но авианосец сохранил ход, и непосредственной угрозы гибели корабля не было. В течение часа экипаж тушил пожары, выравнивал крен, ремонтировал полетную палубу. В 18.17 «Энтерпрайз» развернулся против ветра и начал принимать самолеты. В разгар этой операции его руль был заклинен в положении 20? на правый борт. На циркуляции авианосец едва не протаранил один из эсминцев охранения. Корабль беспомощно кружил на месте со скоростью 10 узлов, и сразу превратился в заманчивую мишень. Аварийная партия выбивалась из сил, чтобы исправить рулевой механизм, поврежденный разрывом бомбы. Внезапно радар сообщил о появлении новой группы «призраков» на расстоянии 50 миль. Это была вторая волна, взлетевшая с японских авианосцев «Сёкаку» и «Дзуйкаку». К счастью для американцев, самолеты противника пролетели мимо, не найдя авианосцы.

Как мы уже говорили, когда американские авианосцы готовились отражать воздушную атаку, «Энтерпрайз» поднял 19 бомбардировщиков, а «Саратога» – 7. Самолеты «Энтерпрайза» противника не нашли и на остатках топлива благополучно сели на аэродром Гендерсон. Самолеты «Саратоги» обнаружили несколько японских кораблей, в том числе гидроавианосец «Титосэ», который и атаковали. Корабль увернулся от всех торпед, но близкие разрывы бомб серьезно повредили его.

Приняв все самолеты, кроме 17 погибших, американские авианосцы пошли на юг, в спасительную темноту.

Японцы потеряли легкий авианосец «Рюдзё» и 56 авианосных самолетов, 2 летающих лодки и 3 базовых бомбардировщика. «Сёкаку» и «Дзуйкаку» остались невредимы и, несмотря на потерю 38 самолетов, еще представляли серьезную силу. Японские транспорты продолжали тащиться к Гуадалканалу, пока утром их не обнаружили 25 пикирующих бомбардировщиков морской пехоты и флота. После атаки «Доунтлессов» большой транспорт водоизмещением 9300 тонн, объятый пламенем, начал тонуть. Попадания добился бомбардировщик «Энтерпрайза». Был поврежден легкий крейсер, сопровождавший транспорты. Один из японских эсминцев подошел к борту горящего транспорта, чтобы снять людей, когда прилетели 8 тяжелых бомбардировщиков В-17. Эсминец не двинулся с места, так как никогда еще тяжелые бомбардировщики ВВС не добивались ни одного попадания в корабль. Но все случается в первый раз, – 3 бомбы попали в эсминец и отправили его на дно. Еще один эсминец был поврежден близкими разрывами. Позднее командир потопленного эсминца не без ехидства сказал: «Однажды даже В-17 могут попасть в цель». В этот день уцелевшие японские солдаты не высадились на Гуадалканал. Потеряв много самолетов в атаках против американских авианосцев, японцы решили, что транспортам слишком опасно продолжать путь к Гуадалканалу. Солдат перегрузили на эсминцы и высадили на берег через 3 дня уже без тяжелого вооружения.

Бой у Восточных Соломоновых островов стал третьим боем авианосцев и завершился победой американцев. Японцы потеряли легкий авианосец, эсминец, транспорт и 61 самолет. Потери американцев ограничились тяжелыми повреждениями «Энтерпрайза». Вскоре после этого он отправился в Пирл-Харбор и стал на ремонт. 19 его пикирующих бомбардировщиков, севшие на аэродром Гендерсон, оставались там еще месяц, помогая морской пехоте.

Бой возобновил споры о диспозиции авианосцев в бою. «Энтерпрайз» и «Саратога» действовали в отдельных оперативных соединениях, что заставило самолеты «Саратоги» принять на себя всю тяжесть наступательных действий, тогда как «Энтерпрайз» пострадал от тяжелых ударов японской авиации. Это была та же тактика, что и в Коралловом море. Командир «Энтерпрайза» капитан 1 ранга Артур К. Дэвис заявил:

«Совместные действия более чем 2 авианосных групп слишком сложны. Это приводит к неизбежным задержкам в визуальной связи, а также к задержкам и сложностям в тактическом управлении. Сомневаюсь, что любое количество учений и тренировок смогут исправить внутренние недостатки этой схемы настолько, чтобы она начала отвечать требованиям боевой обстановки.

Когда авианосные оперативные соединения действуют вместе, их объединение в сложный строй редко будет являться необходимостью, его следует избегать насколько это возможно... Гибкость и скорость операций также уменьшаются сложным строем. Мы не должны применять такой строй, когда нужны немедленные действия. Мы начинаем бояться, что изменим строй, и мы начинаем бояться, что не изменим его.

Далее, исключением, а не правилом должны быть совместные действия авианосных соединений на дистанции менее 10 миль друг от друга. Эта дистанция должна составлять 15 – 20 миль, если совместные действия все-таки необходимы. Суть в том, что попытка совместных действий подставляет под удар оба корабля, когда расстояние слишком мало. 24 августа «Саратога» отчасти совершенно случайно оказалась довольно далеко от «Энтерпрайза», в противном случае она почти наверняка была бы тоже атакована».

С ним не был согласен командир оперативного соединения вице-адмирал Флетчер:

«Мои последние впечатления таковы, что тремя оперативными соединениями руководить столь же легко, как и двумя. Я уверен, что и 4 соединения могут действовать совместно без больших трудностей. Преимущества такой концентрации воздушных сил будут значительно больше, чем любые ее недостатки... Когда мы перейдем в наступление, будет наблюдаться тенденция все больше увеличивать число авианосцев, действующих совместно».

И еще процитируем адмирала Флетчера:

«Я не согласен с предложением держать авианосцы на расстоянии 15 – 20 миль, когда бой становится неизбежным. Для атакующей авиагруппы совершенно безразлично, 5 или 20 миль разделяют авианосцы, но для защиты это может иметь огромное значение. Когда расстояние между авианосцами составляет 15 – 20 миль, всегда существует опасность, что не удастся бросить в бой все истребители, как это случилось при Мидуэе, где лишь одна из трех американских истребительных эскадрилий участвовала в бою».

Оглавление книги


Генерация: 0.051. Запросов К БД/Cache: 0 / 0