Глав: 6 | Статей: 137
Оглавление
Новая книга от автора бестселлеров «Штрафбаты и заградотряды Красной Армии» и «Бронетанковые войска Красной Армии». ПЕРВОЕ исследование истории создания и боевого применения советских танковых армий в ходе Великой Отечественной.

Они прошли долгий и трудный путь от первых неудач и поражений 1942 года до триумфа 1945-го. Они отличились во всех крупных сражениях второй половины войны – на Курской дуге и в битве за Днепр, в Белорусской, Яссо-Кишиневской, Висло-Одерской, Берлинской и других стратегических наступательных операциях. Обладая сокрушительной мощью и феноменальной подвижностью, гвардейские танковые армии стали элитой РККА и главной ударной силой «блицкригов по-русски», сломавших хребет прежде непобедимому Вермахту.
Владимир Дайнесi / Олег Власовi / Литагент «Яуза»i

Львовско-Сандомирская наступательная операция

Львовско-Сандомирская наступательная операция

(13 июля – 29 августа 1944 г.)

В ходе Проскуровско-Черновицкой операции командующий 1-м Украинским фронтом маршал Г.К. Жуков 25 марта 1944 г. представил И.В. Сталину доклад № 007/оп плана развития наступления на львовском направлении[310]. Этот план 28 марта был утвержден Ставкой ВГК. Однако, как уже отмечалось ранее, в начале апреля обстановка в полосе 1-го Украинского фронта резко изменилась, и его войска 17 апреля получили приказ Ставки ВГК о переходе к жесткой обороне. Поэтому план, разработанный под руководством маршала Жукова, пришлось временно отложить.

В конце апреля на совещании в Кремле был обсужден план летне-осенней кампании. Задачи Красной Армии были сформулированы в первомайском приказе И.В. Сталина. Их суть состояла в том, чтобы завершить изгнание противника с советской территории, восстановить государственную границу СССР на всем протяжении, вывести из войны на стороне Германии ее европейских союзников и освободить из немецкой неволи поляков, чехов, словаков и другие народы Западной Европы[311]. Для решения этой задачи намечалось подготовить и последовательно провести силами нескольких фронтов ряд стратегических наступательных операций на огромном пространстве – от Заполярья до Черного моря. На первом этапе кампании (июнь – август) планировалось нанести три мощных удара и поочередно разгромить крупные группировки противника: вначале на Карельском перешейке и в Южной Карелии, потом на центральном участке фронта – в Белоруссии, а затем в западных областях Украины на львовско-сандомирском направлении. На втором этапе (сентябрь – ноябрь) предусматривалось проведение наступательных операций на Балканах, в Прибалтике и на Крайнем Севере.

15 мая И.В. Сталин принял решение об изменениях в руководстве фронтами. Маршал Г.К. Жуков был освобожден от временного командования 1-м Украинским фронтом, чтобы дать ему возможность руководить в будущем действиями нескольких фронтов. Командующим этим фронтом, по предложению Г.К. Жукова, был назначен Маршал Советского Союза И.С. Конев. Войска 2-го Украинского фронта возглавил генерал армии Р.Я. Малиновский, а 3-го Украинского фронта – генерал армии Ф.И. Толбухин[312].

К летне-осенней кампании готовилось и Верховное Главнокомандование вермахта. Оно планировало упорной обороной на Восточном фронте не допустить дальнейшего продвижения Красной Армии, а на Западном фронте – вторжения американо-английских войск во Францию, захватить инициативу и изменить ход войны в свою пользу. Однако при оценке возможных действий Красной Армии был допущен серьезный просчет. Верховное Главнокомандование вермахта полагало, что основные события развернутся не на центральном, а на юго-западном направлении. Этим промахом умело воспользовались Ставка ВГК и Генеральный штаб Красной Армии.

Задачи войскам 1-го Украинского фронта были определены в директиве № 220122 Ставки ВГК от 24 июня[313]. Она требовала подготовить и провести операцию по разгрому львовской и рава-русской группировок противника и выходу на рубеж Грубешув, Томашув, Яворув, Миколаюв, Галич. С этой целью следовало прорвать оборону противника, нанося два удара. Первый удар – силами 3-й гвардейской и 13-й армий из района юго-западнее Луцка в общем направлении на Сокаль, Рава-Русская с задачей разгромить рава-русскую группировку противника и овладеть Томашувом, Рава-Русской. С выходом на западный берег р. Западный Буг приказывалось частью сил наступать на Грубешув, Замостье, содействуя продвижению левого крыла 1-го Белорусского фронта. Второй удар наносили 60, 38 и 5-я армии из района Тарнополя в общем направлении на Львов с задачей разгромить львовскую группировку противника и овладеть Львовом. С целью обеспечения удара на Львов со стороны Стрыя и Станислава намечалось выдвинуть на р. Днестр войска 1-й гвардейской армии.

В состав 1-го Украинского фронта к началу операции входили семь общевойсковых (1, 3 и 5-я гвардейские, 13, 60, 38, 18-я), три танковые (1-я и 3-я гвардейские, 4-я), две воздушные (2-я, 8-я – с 16 июля) армии, две конномеханизированные группы и 1-й Чехословацкий армейский корпус. Всего фронт насчитывал 1,1 млн человек, 16100 орудий и минометов, 2050 танков и САУ, 3250 самолетов. По другим данным, фронт имел около 2200 танков и САУ[314].

Перед войсками фронта оборонялась группа армий «Северная Украина» (генерал-полковник Й. Гарпе) в составе немецких 4-й и 1-й танковых армий, венгерской 1-й армии, поддерживаемых 4-м воздушным флотом. Противник насчитывал 900 тыс. человек, 6300 орудий и минометов, свыше 900 танков и штурмовых орудий, 700 самолетов[315]. Войска 1-го Украинского фронта на направлениях главных ударов превосходили противника в живой силе почти в 5 раз, в артиллерии – в 6–7, в танках и САУ – в 3–4, а в самолетах – в 4,6 раза.

Противник опирался на хорошо оборудованную в инженерном отношении оборону, которая включала три полосы глубиной примерно до 50 км. Города Броды, Губегаув, Рава-Русская, Львов, Галич, Бучач были превращены в сильно укрепленные оборонительные узлы. Несмотря на постоянное изучение группировки противника, командованию фронта к началу наступления не удалось в полной мере вскрыть систему огня и дислокацию его резервов, в том числе танковых дивизий на львовском направлении.

Замысел маршала Конева состоял в том, чтобы нанести удары по вражеской обороне на двух направлениях – на рава-русском и львовском. На рава-русском направлении должны были наступать 3-я гвардейская, 13-я армии, 1-я гвардейская танковая армия и конномеханизированная группа генерала В.К. Баранова. На Львов наступали 60-я и 38-я армии, 3-я гвардейская и 4-я танковая армии и конномеханизированная группа генерала С.В. Соколова.

Задачи войскам были определены в приказе № 00596/239/оп от 7 июля командующего 1-м Украинским фронтом[316]. Ввод в сражение танковых армий предусматривался на второй или третий день операции. Войска 1-й гвардейской танковой армии намечалось ввести в сражение на участке прорыва 3-й гвардейской и 13-й армий в целях стремительного развития наступления в направлении Сокаль, Рава-Русская, форсирования с ходу к исходу первого дня операции Западного Буга и овладения районом Городловице, Опульско, Крыстынополь, Копылув. В дальнейшем армии предстояло наступать в направлении Мошкув, Пшеводув, Ярчув и ударом с севера и северо-запада на четвертый день операции овладеть Рава-Русской и районом Мосты Малы, Верхрата, Домбрувка, Фарыны, Жички. Передовыми отрядами следовало захватить Немиров, Магеров, перерезать шоссе Любачув – Жолкев и не допустить отхода противника на запад. В районе Жолкева приказывалось войти в боевое взаимодействие с 3-й гвардейской танковой армией, а в районе Рава-Русской – с конномеханизированной группой генерала Соколова.

Обеспечение ввода танковой армии в прорыв и ее действий в глубине обороны противника возлагалось на 2-ю воздушную армию. Для поддержки 13-й и 1-й гвардейской танковой армий выделялся 5-й штурмовой авиационный корпус. Готовность войск к наступлению – к 20.00 12 июля.

Успех прорыва обеспечивался сосредоточением свыше 77 % артиллерии, более 90 % танков и САУ и 100 % авиации на участках, составлявших всего 6 % полосы, занимаемой фронтом. На участках прорыва на 1 км фронта приходилось 236–255 орудий и минометов и 14 танков и САУ[317]. Артиллерийскую подготовку планировалось провести в течение 1 часа 40 минут. Атаку пехоты и танков предусматривалось обеспечить огневым валом.

Чтобы скрыть замысел операции и перегруппировку войск, штаб 1-го Украинского фронта по указанию маршала Конева разработал план оперативной маскировки. Им предусматривалось имитировать сосредоточение двух танковых армий и танкового корпуса на левом крыле фронта. С этой целью осуществлялись ложные перевозки танков по железной дороге, имитировались районы выгрузки танковых соединений, обозначалось их выдвижение в районы сосредоточения и велись открыто радиопередачи. В ложных районах сосредоточения было выставлено большое количество макетов танков, автомашин, орудий и другой техники. «И все же нам, к сожалению, не удалось полностью обмануть противника, – вспоминал маршал Конев, – несмотря на принятые меры маскировки. Однако перегруппировка 1-й гвардейской танковой армии в район южнее Луцка и 4-й танковой армии в район Тарнополя все же осталась в тайне, что было очень важно для операции»[318].

Вечером 12 июля на рава-русском направлении была проведена разведка боем. Она установила, что противник начал отвод своих войск, оставив на переднем крае боевое охранение. В связи с этим маршал Конев принял решение немедленно перейти в наступление передовыми батальонами дивизий, находившихся на направлениях главных ударов 3-й гвардейской и 13-й армий. В течение 13 июля передовые батальоны преследовали противника, а сутки спустя в наступление перешли главные силы обеих армий. Им пришлось иметь дело с противником, отошедшим на вторую, заранее подготовленную полосу обороны. Чтобы сломить его сопротивление перед 13-й армией, командующий 1-й гвардейской танковой армией решил ввести в бой свой передовой отряд – 1-ю гвардейскую танковую бригаду полковника В.М. Горелова. Вплотную за стрелковыми частями двинулся и недавно прибывший в армию 6-й мотоциклетный полк. К исходу дня 13-я армия, преодолев систему вражеских укреплений, продвинулась на 15–20 км.

Преодолевая сопротивление противника, 1-я гвардейская танковая бригада первой вырвалась к р. Западный Буг неподалеку от Сокаля. К этому времени 44-я гвардейская танковая бригада полковника И.И. Гусаковского и 399-й гвардейский тяжелый самоходный артиллерийский полк полковника Д.В. Кобрина прорвались к Западному Бугу немного южнее Сокаля. Здесь оборона противника оказалась сравнительно слабой. Поэтому генерал Катуков принял решение нанести главный удар на участке 44-й гвардейской танковой бригады. Туда спешно перебрасывались основные силы армии. Они 17 июля форсировали Западный Буг и вошли в сражение в полосе шириной 10 км на глубине 40 км от бывшего переднего края обороны противника.

На львовском направлении прорыв проходил в более сложной обстановке, так как противник, опираясь на заранее подготовленную вторую полосу обороны, оказывал ожесточенное сопротивление. Несмотря на это войска 60-й армии при поддержке передовых бригад 3-й гвардейской танковой армии за три дня ожесточенных боев прорвали оборону противника на глубину до 18 км, образовав так называемый колтовский (колтувский) коридор шириной 4–6 км. В него маршал Конев 16 июля направил 3-ю гвардейскую танковую армию, не ожидая выхода стрелковых войск к намеченному рубежу. На следующий день командующий фронтом принял необычное и весьма рискованное решение – ввести в сражение через узкую горловину прорыва еще одну, 4-ю танковую, армию. Ей предстояло, не ввязываясь во фронтальные бои за Львов, обойти его с юга и отрезать пути выхода противника на юго-запад и запад. Ввод танковых армий обеспечивался действиями двух штурмовых, двух бомбардировочных и двух истребительных авиационных корпусов. С целью расширения горловины прорыва и обеспечения танковых частей с флангов использовались войска 60-й армии и крупные силы артиллерии, а также выдвинутые в район коридора 4-й гвардейский и 31-й отдельные танковые корпуса.

Последовательный ввод в сражение двух танковых армий с целью быстрейшего выхода к Львову позволил развить тактический успех, достигнутый в начале операции, в оперативный. К исходу дня 18 июля соединения 3-й гвардейской танковой армии совместно с конномеханизированной группой генерала Баранова завершили окружение до 8 дивизий бродской группировки противника, а главные силы 4-й танковой армии вышли в район Ольшанцы и устремились к Львову.

Войска 1-й гвардейской танковой армии, продолжая наступление, 18 июля установили взаимодействие с конномеханизированной группой генерала Баранова. Упорные бои развернулись на рубеже Сокаль, Крыстынополь. Но войска армии сломили сопротивление противника и, преследуя его, двинулись к берегам р. Сан, к древнему городу Ярославу. Общевойсковые армии, продвигаясь за танковыми бригадами, отрезали пути отхода вражеским дивизиям, засевшим под Бродами.

20 июля маршал Конев приказал повернуть 1-ю гвардейскую танковую армию на юго-запад и стремительно развивать наступление к р. Сан с тем, чтобы, форсировав ее, перехватить пути отхода противника на запад. В связи с поворотом 1-й гвардейской танковой армии на Ярослав и Перемышль и некоторой задержкой 3-й гвардейской армии образовался разрыв между войсками 3-й гвардейской и 13-й армий. Поэтому конномеханизированная группа Соколова получила задачу из района Рава-Русской нанести фланговый удар на Фрамполь и, действуя по вражеским тылам, облегчить продвижение войск 3-й гвардейской армии. С выходом в район Красник, Вильколаз конномеханизированная группа должна была установить взаимодействие с соединениями 1-го Белорусского фронта. В дальнейшем форсировать с ходу Вислу и захватить плацдармы.

Пока корпуса 3-й гвардейской танковой армии безуспешно пытались прорваться к Львову с севера, возле устья колтувского коридора, в районе Сасов, Золочев, продолжались бои с частями окруженной бродской группировки противника. К полудню 22 июля ее остатки сложили оружие. Потери противника составили около 20 тыс. убитыми, около 13 тыс. человек сдались в плен. Было захвачено 28 танков и САУ, 180 орудий, 269 минометов, около полутора тысяч автомобилей[319]. В тот же день 1-я гвардейская танковая армия во взаимодействии с конномеханизированной группой генерала Баранова форсировала с ходу р. Сан в районе Ярослава и захватила плацдарм на западном берегу реки. При этом танковые части оторвались от соединений 13-й армии на 50–55 км, вступив на территорию Польши.

В это время в стане противника происходили следующие события. 20 июля была предпринята попытка покушения на Гитлера. Однако он уцелел и жестоко расправился не только с заговорщиками, но и со всеми заподозренными в нелояльности режиму. Начальником Генерального штаба Главного командования Сухопутных войск был назначен генерал Г. Гудериан. Приняв дела, он пришел к выводу, что «положение группы армий «Центр» после 22 июля 1944 г. было просто катастрофическим; худшего ничего и не придумаешь… Русские, казалось, неудержимым потоком хлынули к р. Висла от Сандомира до Варшавы… Единственные имевшиеся в нашем распоряжении силы находились в Румынии, в тылу группы армий «Южная Украина». Уже одного взгляда на карту железных дорог было достаточно, чтобы понять, что переброска этих резервов займет много времени»[320].

Генерал Гудериан принял энергичные меры для восстановления фронта обороны по западному берегу Вислы. Сюда спешно выдвигались резервы из глубины и с других участков фронта. В действиях войск противника стало проявляться еще больше упорства. Однако и Гудериану оказалось не под силу остановить продвижение советских войск.

В ночь на 22 июля войска 4-й танковой армии начали штурм Львова. Соединения 3-й гвардейской танковой армии к утру 24 июля вышли в районы Яворова и Судовой Вишни, отрезав пути отхода львовской группировки на запад.

23 июля Сталину был представлен план разгрома львовской группировки противника, разработанный под руководством представителя Ставки ВГК маршала Жукова[321]. В нем предлагалось использовать танковые армии для захвата переправ на Висле. Однако Сталин 24 июля направил маршалам Жукову и Коневу директиву № 220152, в которой говорилось: «Ставка Верховного Главнокомандования считает ваш план использования танковых армий и кав. корпусов преждевременным и опасным в данный момент, поскольку такая операция не может быть сейчас материально обеспечена и приведет только к ослаблению и распылению наших ударных группировок»[322]. Исходя из этого, Сталин потребовал в первую очередь разгромить львовскую группировку противника и не допустить ее отхода за р. Сан или на Самбор. В этой связи 1-я гвардейская танковая армия и 1-й гвардейский кавалерийский корпус должны были овладеть районом Ярослав, Перемышль, а 3-я гвардейская и 4-я танковые армии разгромить львовскую группировку противника и овладеть Львовом во взаимодействии с 60-й армией. «Имейте в виду, что, не овладев Львовом, – отмечал Сталин, – как важным железнодорожным узлом, мы не можем развить серьезное наступление дальше на запад, в сторону Кракова». Силами 6-го гвардейского кавалерийского корпуса предписывалось нанести удар в направлении Томашув, Красник по тылам красноставской группировки противника с целью ее разгрома во взаимодействии с 3-й гвардейской армией и левым крылом 1-го Белорусского фронта. Наступление на запад на ближайшие дни предписывалось ограничить выходом на р. Сан с захватом переправ и плацдармов на западном берегу реки. 26 июля требовалось представить план дальнейших наступательных действий после овладения Львовом.

В указанный срок маршал Конева направил соответствующий план Сталину[323]. В плане предусматривалось после овладения Львовом и выхода войск фронта правым флангом на р. Висла, центром – на западный берег р. Сан и овладения плацдармами на рубеже Ежово, Соколув, Жолыня, Каньчуга, Бабице и левым крылом – Перемышль, Ходоров, Долина развить дальнейшее наступление. Для этого создать ударную группировку в составе 3-й гвардейской, 13-й, 5-й гвардейской, 60-й, 38-й армий, 1-й гвардейской, 3-й гвардейской и 4-й танковых армий, конномеханизированных групп генералов Соколова и Баранова – всего 51 стрелковая и 6 кавалерийских дивизий, 10 танковых и механизированных корпусов, вся артиллерия усиления фронта и авиация. Ближайшая цель операции – завершить разгром львовско-станиславской группировки противника, выбросив ее остатки на юго-запад в Карпаты, разбить подходящие танковые и пехотные резервы противника, форсировать р. Висла и овладеть районом Ченстохов, Краков. При этом 1-я гвардейская танковая армия должна была наступать из района северо-западнее Перемышля, южнее Жешува на Тарнув, Бохня в обход Кракова с юга и юго-запада. Начало операции – ориентировочно 3–5 августа.

Пока разрабатывались и рассматривались планы, войска 1-го Украинского фронта продолжали наступление. Разведывательные подразделения 1-й гвардейской танковой армии захватили плацдарм на противоположном берегу р. Сан. На него переправился 6-й мотоциклетный полк. В ночь на 24 июля удалось навести два моста и переправить на плацдарм часть артиллерии 8-ю гвардейского механизированного корпуса. Однако днем авиация противника разбомбила мост. Маршал Конев в тот же день направил командующему армией следующее распоряжение:

«Львовско-Станиславская группировка противника отходит в направлении Перемышль и Самбор. С целью отрезать основные пути отхода львовской группировки противника на запад во изменение моей директивы от 23.7.44 за № 76/нш приказываю:

1. Закончить форсирование р. Сан и нанести удар в общем направлении на Перемышль с задачей к исходу 24.7 овладеть переправами Дубецко, Кшевча, западной частью Перемышль, где организовать прочную оборону фронтом на восток и юго-восток; не допустить отхода противника за р. Сан.

2. Одновременно овладеть Ярослав и для обеспечения себя с запада овладеть Пшевурск, Каньчуга, Яворник-Польски.

3. Иметь подвижной резерв в районе Быстровице, Боратын.

4. Установить боевое взаимодействие с группой генерала Баранова, имеющей задачу овладеть переправами через р. Сан на участке Санок, Дынув»[324].

К исходу дня 24 июля главные силы 1-й гвардейской танковой армии форсировали Сан севернее и южнее Ярослава. Войска 1-й гвардейской армии заняли Галич. 27 июля 121-я гвардейская стрелковая дивизия 13-й армии и части 8-го гвардейского механизированного корпуса после упорных боев овладели Ярославом, а 1-я гвардейская армия – Станиславом. Одновременно соединения 60-й, 38-й армий, 3-й гвардейской и 4-й танковых армий завершили освобождение Львова. 18-я армия вышла в район южнее Калуша. Войска 13-й и 3-й гвардейской танковой армий при содействии 11-го гвардейского танкового корпуса 1-й гвардейской танковой армии и 1-го гвардейского кавалерийского корпуса заняли Перемышль (Пшемысль).

В результате успешных действий войск 1-го Украинского фронта к концу июля группа армий «Северная Украина» была рассечена на две части: остатки ее 4-й танковой армии откатывались к Висле, а войска немецкой 1-й танковой армии и венгерской 1-й армии – на юго-запад, к Карпатам. Разрыв между ними достигал до 100 км.

Ставка ВГК, учитывая успехи войск 1-го Украинского фронта, 27 и 28 июля своими директивами № 220155 и № 220163 внесла некоторые изменения в план его дальнейших действий[325]. Основные усилия фронта требовалось сосредоточить на сандомирском направлении. Войскам 13-й и 1-й гвардейской танковой армий предписывалось не позже 1–2 августа форсировать Вислу и захватить плацдарм на ее западном берегу на участке Сандомир, устье р. Вислока. Плацдарм приказывалось использовать для удара на север с целью помочь 3-й гвардейской армии форсировать р. Висла и выйти на ее западный берег. В центре фронта к тому же времени предстояло выйти на р. Вислока и овладеть районом Санок, Дрогобыч, Долина. Соединения 1-й гвардейской и 18-й армий должны были захватить и прочно удерживать перевалы через Карпатский хребет на направлениях Гуменнэ, Ужгород, Мукачево с целью последующего выхода в Венгерскую долину. В дальнейшем предусматривалось наступать в общем направлении на Ченстохову и Краков.

29 июля Ставка ВГК издала специальную директиву № 220166, которая касалась командующих 1-м Украинским и 1-м Белорусским фронтами. В ней подчеркивалось:

«Придавая большое значение делу форсирования Вислы, Ставка обязывает вас довести до сведения всех командармов вашего фронта, что бойцы и командиры, отличившиеся при форсировании Вислы, получат специальные награды орденами вплоть до присвоения звания Героя Советского Союза»[326].

Одновременно Сталин возложил на маршала Жукова не только координацию, но и руководство операциями, проводимыми войсками 1-го Украинского, 1-го и 2-го Белорусских фронтов.

Войска 1-й гвардейской танковой армии, передав занимаемый рубеж войскам 13-й армии, 28 июля совершили 90-километровый марш вдоль фронта на северо-запад, а затем устремились к Висле. Армейский передовой отряд (6-й гвардейский мотоциклетный полк) вечером 29 июля овладел важным пунктом Баранув, вышел на правый берег Вислы и приступил к ее форсированию на подручных средствах. Одновременно форсировали Вислу и передовые подразделения 350-й стрелковой дивизии 13-й армии. Вслед за ними в район форсирования подошли передовые отряды корпусов, мотострелковые подразделения которых также начали переправляться на противоположный берег. К утру 30 июля, когда к Висле начали выходить главные силы корпусов первого эшелона 1-й гвардейской танковой армии, на противоположном берегу уже были захвачены два плацдарма глубиной 2–3 км и созданы условия для переправы танков. К 3 часам 31 июля был собран первый 50-тонный паром, и началась переправа танков. Она осуществлялась под сильным воздействием авиации противника, так как истребительная авиация фронта еще не успела перебазироваться и действовала ограниченными силами. Во 2-й воздушной армии, кроме того, ощущался недостаток горючего. Чтобы прикрыть переправы, командующий фронтом приказал слить часть горючего из баков бомбардировщиков и штурмовиков и передать истребителям. Это позволило несколько улучшить авиационное прикрытие переправ в районе Баранува.

Утром 1 августа главные силы 1-й гвардейской танковой армии были уже за Вислой. Используя их успех, через реку стали переправляться подошедшие части 3-й гвардейской танковой армии. Действуя смело и решительно, войска 1-й гвардейской танковой армии наступали в северном и северо-восточном направлениях, а 3-й гвардейской танковой армии – на запад и юго-запад. К исходу дня 4 августа плацдарм в районе Сандомира был расширен до 45 км по фронту и до 25 км в глубину.

Противник предпринимал отчаянные попытки отбросить войска фронта, вышедшие в район Сандомира. Он из районов Тарнобжега и Мельца нанес ряд контрударов по флангам войск, находившихся на правом берегу Вислы. Однако соединения 1-й и 3-й гвардейских танковых армий при поддержке стрелковых и артиллерийских частей отразили удар врага. Не удалось ему добиться успеха и на левом берегу Вислы, где в шестидневных ожесточенных боях соединения 5-й гвардейской, 3-й гвардейской танковой армий и 31-го отдельного танкового корпуса отразили все его атаки. К району боевых действий из-под Самбора были переброшены соединения 4-й танковой армии, что позволило еще больше укрепить оборону на плацдарме.

Одновременно с отражением контрударов противника маршал Конев принимал меры по расширению захваченного плацдарма. 14 августа он приказал войскам 1-й гвардейской танковой и 13-й армий повернуть на восток и юго-восток с тем, чтобы соединиться с войсками 3-й гвардейской армии и окружить сандомирскую группировку противника. Реализуя этот приказ, генерал Катуков решил оставить на внешнем фронте 1-ю гвардейскую танковую,19-ю гвардейскую механизированную бригады и 6-й мотоциклетный полк. Командующий 13-й армией выделил для этой же цели две стрелковые дивизии. Все эти части и соединения должны были держать жесткую оборону. Остальные силы армий поворачивались на юго-восток, чтобы окончательно окружить и уничтожить сандомирскую группировку врага.

15 августа 21-я гвардейская механизированная бригада 8-го гвардейского механизированного корпуса совместно с частями 13-й армии перерезала последнюю дорогу, соединяющую Сандомир с западом. Теперь окруженные войска противника могли снабжаться только по воздуху. Разгром этой группировки продолжался еще почти неделю. 18 августа соединения 13-й и 3-й гвардейской армий овладели Сандомиром, расширив плацдарм за Вислой до 75 км по фронту и до 50 км по глубине. 20 августа 1-я гвардейская танковая армия была выведена в резерв фронта.

В ходе Львовско-Сандомирской операции войска 1-го Украинского фронта освободили западные области Украины и юго-восточные районы Польши. Они нанесли поражение главным силам группы армий «Северная Украина»: восемь ее дивизий были уничтожены, а тридцать две потеряли от 50 до 70 % личного состава. Войска 1-й гвардейской танковой армии во взаимодействии с другими армиями уничтожили и пленили свыше 34 тыс. солдат и офицеров противника, подбили и захватили 461 танк и штурмовых орудия, 187 бронетранспортеров и бронемашин, 887 орудий и минометов, 683 автомашины, 864 пулемета и 88 самолетов[327]. Потери советских войск составили: безвозвратные – 65 тыс. и санитарные – 224,3 тыс. человек[328].

Особенностью операции было использование значительных сил бронетанковых и механизированных войск, что придало боевым действиям маневренный и ожесточенный характер, позволяло в короткое время перенести главные усилия с одного направления на другое. В связи с тем что общевойсковые армии не располагали достаточным количеством танков НПП, им не удалось прорвать вражескую оборону в нужном темпе. Поэтому одновременно ввести в сражение три танковые армии не удалось. Более того, для повышения темпа прорыва обороны были привлечены передовые отряды подвижных соединений. Это позволило на четвертый день операции начать ввод в сражение главных сил эшелона развития успеха. Выдвижение двух танковых армий в оперативную глубину по одному маршруту на львовском направлении продолжалось четверо суток, что позволило противнику навязать войскам фронта затяжные бои в районе Львова. Одной из труднейших задач танковых объединений и соединений при развитии успеха явилось форсирование рек, особенно таких, как Западный Буг, Сан, Висла. На их преодоление затрачивалось до двух-трех суток.

Оглавление книги


Генерация: 0.096. Запросов К БД/Cache: 0 / 0