Глав: 6 | Статей: 137
Оглавление
Новая книга от автора бестселлеров «Штрафбаты и заградотряды Красной Армии» и «Бронетанковые войска Красной Армии». ПЕРВОЕ исследование истории создания и боевого применения советских танковых армий в ходе Великой Отечественной.

Они прошли долгий и трудный путь от первых неудач и поражений 1942 года до триумфа 1945-го. Они отличились во всех крупных сражениях второй половины войны – на Курской дуге и в битве за Днепр, в Белорусской, Яссо-Кишиневской, Висло-Одерской, Берлинской и других стратегических наступательных операциях. Обладая сокрушительной мощью и феноменальной подвижностью, гвардейские танковые армии стали элитой РККА и главной ударной силой «блицкригов по-русски», сломавших хребет прежде непобедимому Вермахту.
Владимир Дайнесi / Олег Власовi / Литагент «Яуза»i

Киевская стратегическая наступательная операция

Киевская стратегическая наступательная операция

(3—13 ноября 1943 г.)

В конце октября 1943 г. центр событий на Днепре переместился в район Киева, который являлся важнейшим стратегическим узлом обороны врага. С его потерей вся южная группировка войск противника могла оказаться под угрозой с фланга и тыла, а Красная Армия получала возможность наступления в пределы Западной Украины и Южной Польши. Поэтому перед Воронежским (с 20 октября – 1-й Украинский) фронтом от Чернобыля до Канева были сосредоточены основные силы 4-й танковой и 8-й армий группы армий «Юг», 2-я танковая армия группы армий «Центр». В оперативной глубине в резерве находились четыре венгерские легкие пехотные дивизии и одна резервная немецкая дивизия. Венгерские дивизии были заняты охраной тылов и коммуникаций, борьбой с партизанами и для боевых действий на фронте в ходе операции не привлекались. Всего эта группировка насчитывала до 500 тыс. человек, до 6 тыс. орудий и минометов, около 400 танков и штурмовых орудий и свыше 660 боевых самолетов[534]. Наиболее сильные группировки противника сосредоточились против лютежского и букринского плацдармов.

Задача по разгрому противника в районе Киева, освобождению столицы Украины и созданию на правом берегу Днепра крупного плацдарма стратегического значения была возложена на войска 1-го Украинского фронта. В соответствии с указанием Ставки ВГК командующий фронтом генерал армии Н.Ф. Ватутин решил разгромить группировку противника в районе Киева и овладеть им, нанося главный удар с букринского плацдарма силами 40-й и 27-й армий с двумя танковыми и одним механизированным корпусом, а также 3-й гвардейской танковой армией – в направлении на Васильков и Фастов в обход Киева с юго-запада. Вспомогательный удар предполагался с плацдарма севернее Киева вдоль р. Ирпень в обход Киева с северо-запада силами 38-й армии (с танковым корпусом) и между реками Здвиж и Ирпень – 60-й армией с кавалерийским корпусом.

Войска 3-й гвардейской танковой армии должны были к исходу первого дня наступления выйти в район Поток, к исходу второго дня достичь Ставы, к исходу третьего дня овладеть Белой Церковью, к исходу четвертого дня выйти в район Фастов и на пятый день наступления занять Брусилов. С 3 октября соединения 3-й гвардейской танковой армии передавали свои участки войскам 40-й и 27-й армий, вели разведку и рекогносцировку направлений наступления. Начало операции было назначено на 4 октября, но из-за недостаточного количества подвезенных на плацдарм боеприпасов и постоянных контратак противника она была перенесена на 12 октября. Однако все попытки вплоть до 22 октября преодолеть сопротивление противника успеха не имели. В результате соединения 3-й гвардейской танковой армии, потеряв на букринском плацдарме 377 танков и 34 САУ, вынуждены были перейти к обороне[535].

Представитель Ставки ВГК Маршал Советского Союза Г.К. Жуков и командующий войсками 1-го Украинского фронта генерал армии Н.Ф. Ватутин в своем докладе И.В. Сталину от 24 октября к числу основных причин неудачного наступления с букринского плацдарма отнесли: трудные условия местности, не позволявшие эффективно применять танки; сильно укрепленную оборону противника; недостаток боеприпасов для ее подавления. Авторы доклада считали возможным при соответствующем усилении фронта, в первую очередь боеприпасами, осуществить прорыв обороны противника на плацдарме южнее Переяслав-Хмельницкого. Для прорыва же севернее Киева необходимо было усилить фронт одной общевойсковой и одной танковой армиями, а также предоставить 10 дней на подготовку наступления[536].

Однако Сталин был иного мнения о причинах неудач войск фронта. В директиве № 30232 от 24 ноября отмечалось, что это произошло потому, что не были своевременно учтены условия местности, затрудняющие здесь действия войск, особенно танковой армии[537]. Сталин приказал с целью усиления правого крыла 1-го Украинского фронта перегруппировать на участок севернее Киева на лютежский плацдарм 3-ю гвардейскую танковую армию, три-четыре стрелковые дивизии за счет левого крыла фронта, имея ближайшей задачей разгром киевской группировки противника и овладение Киевом. На этом направлении требовалось использовать 135-ю и 202-ю стрелковые дивизии, передаваемые из 70-й армии, а также привлечь для наступления на Киев 60-ю и 38-ю армии. На букринском плацдарме требовалось остающимися здесь силами притянуть на себя возможно больше сил противника и при благоприятных условиях прорвать его оборону и двигаться вперед. Перегруппировку войск приказывалось завершить к 1–2 ноября с таким расчетом, чтобы 3-я гвардейская танковая армия начала наступление 3–4 ноября.

В соответствии с директивой Ставки ВГК командующий фронтом 25 октября приказал 3-й гвардейской танковой армии, «…оставив на занимаемых огневых позициях танки-макеты, действующие радиостанции и танки, требующие ремонта, произвести рокировку в район севернее Киева на Лютежский плацдарм для дальнейшего выполнения задачи по разгрому киевской группировки противника»[538]. К исходу 30 октября войскам армии предстояло сосредоточиться на левом берегу Днепра, в районе Высшей и Низшей Дубечни.

Успеху перегруппировки во многом способствовал маневр переправочных средств с букринского плацдарма. К концу октября саперы с помощью местного населения навели два понтонных и построили два деревянных моста. Всего же в полосе фронта через Днепр к 1 ноября действовало 26 мостов, 66 паромов и 21 десантная переправа разной грузоподъемности[539]. К 5 часам утра 28 октября войска 3-й гвардейской танковой армии полностью завершили переправу на левый берег Днепра. К исходу дня 30 октября они вышли в район сосредоточения. В ходе марша из-за большого износа ходовой части и трансмиссии танков вышло из строя по техническим причинам 90 боевых машин. Всего на лютежском плацдарме было сосредоточено: 3-я гвардейская танковая и 38-я армии, 5-й гвардейский танковый корпус, 7-й артиллерийский корпус прорыва, большое количество артиллерии и частей других родов войск.

Однако перегруппировку войск полностью скрыть от противника не удалось. Его разведка в конце октября все же обнаружила передвижение войск на левом берегу Днепра. В связи с этим противник возвратил на киевское направление 7-ю танковую и выдвинул к Киеву 20-ю моторизованную дивизии. Но цель действий войск 1-го Украинского фронта, время перехода в наступление, а также сосредоточение 3-й гвардейской танковой армии на лютежском плацдарме противником не были установлены.

Замысел Киевской стратегической наступательной операции состоял в том, чтобы ударом 38-й и 3-й гвардейской танковой армий с лютежского плацдарма в обход Киева с запада разгромить киевскую группировку противника и освободить столицу Украины. В дальнейшем предполагалось выйти в глубокий тыл группы армий «Юг» и создать условия для освобождения всей Правобережной Украины. Войска 3-й гвардейской танковой армии вводились в прорыв на второй день наступления после прорыва пехотой 38-й армии обороны противника на всю глубину. Танковая армия должна была выйти в район Святошина, перерезать шоссе Киев – Житомир и к исходу дня овладеть районом Заборье, Малютянка, Глеваха, Вета Почтовая, перерезав тем самым железную дорогу и шоссе на Фастов и Белую Церковь, что приводило к окружению всей киевской группировки противника.

Севернее лютежского плацдарма удар на юго-запад наносила 60-я армия. Правофланговая 13-я армия должна была прочно удерживать занимаемый рубеж, а в последующем, используя успех главных сил, перейти в наступление своим левым флангом на Овруч, обеспечивая правый фланг 60-й армии. С букринского плацдарма, нанося вспомогательный удар, должны были наступать войска 40-й и 27-й армий. Поддержку наземных войск осуществляла авиация 2-й воздушной армии (генерал-лейтенант авиации С.А. Красовский). Украинские партизаны должны была нарушить оперативные перевозки врага на киевском направлении, усилить удары по железнодорожным узлам Коростень, Шепетовка, Сарны, Ровно, Казатин и др. После овладения Киевом войскам 1-го Украинского фронта предстояло развивать наступление на Житомир, Новоград-Волынский, Ровно и в юго-западном направлении на Казатин, Жмеринку.

К началу операции войска 1-го Украинского фронта насчитывали 660 тыс. человек, около 7 тыс. орудий и минометов, 680 танков и САУ, 700 боевых самолетов. Им противостояли 4-я танковая армия и часть сил 8-й армии группы армий «Юг», а также 2-я армия группы армий «Центр», поддерживаемые частью сил 4-го воздушного флота, – всего до 500 тыс. человек, около 6 тыс. орудий и минометов, 400 танков и штурмовых орудий, 665 самолетов[540]. Оборона противника состояла из трех оборонительных рубежей, оборонительного обвода Киева с использованием уцелевших сооружений Киевского укрепрайона.

Войска 1-го Украинского фронта превосходили противника по живой силе в 1,3 раза, по орудиям и минометам – почти в 1,2, по танкам и САУ – в 1,8 раза. По самолетам соотношение было примерно равным.

К началу операции в состав 3-й гвардейской танковой армии вошли два полка самоходных артиллерийских установок СУ-85, прибыли на пополнение 124 танка Т-34, 60 танков Т-70 и 48 СУ-85. Армия на 1 ноября 1943 г. включала два танковых, один механизированный корпус, отдельную танковую бригаду, отдельный танковый, два самоходных артиллерийских, мотоциклетный, гвардейский минометный и два зенитных артиллерийских полка (см. таблицу № 30). Она насчитывала 256 танков различных типов, 122 бронемашины, 63 САУ и 61 орудие. Мотострелковые соединения имели большой некомплект личного состава. В 22-й гвардейской мотострелковой бригаде 6-го гвардейского танкового корпуса насчитывалось всего 650 активных штыков, в 23-й гвардейской мотострелковой бригаде 7-го гвардейского танкового корпуса – 450, а в 9-м механизированном корпусе – до 3 тыс. активных штыков. Приданный армии 1-й гвардейский кавалерийский корпус имел до 2 тыс. активных сабель[541].

Таблица № 30

Боевой состав 3-й гвардейской танковой армии на 1 ноября 1943 г.[542]


По решению генерала Рыбалко ввод армии в прорыв осуществлялся в двухэшелонном оперативном построении: в первом эшелоне – 7-й гвардейский танковый и 9-й механизированный корпуса, во втором эшелоне – 6-й гвардейский танковый и 1-й гвардейский кавалерийский корпуса. В резерве оставалась 91-я отдельная танковая бригада. Ввод танковых корпусов в прорыв обеспечивали своим огнем 7-й артиллерийский корпус прорыва, артиллерия 38-й армии и фронтовая оперативная группа гвардейских минометных частей. Артиллерийскую поддержку планировалось осуществить последовательным сосредоточением огня от рубежа обгона пехоты до 6—10 км в глубину. С целью разминирования минных полей и преодоления заграждений противника было создано 15 подвижных отрядов и групп разграждения.

1 ноября для отвлечения внимания противника от направления главного удара фронта первыми в наступление с букринского плацдарма перешли 40-я и 27-я армии. Несмотря на то что им не удалось прорвать оборону противника, они сковали до 10 дивизий и не позволили своевременно перебросить их на север, где решался исход сражения за Киев. Командующий группой армий «Юг» генерал-фельдмаршал Э. фон Манштейн вынужден был признаться: «В начале ноября противник крупными силами снова перешел в наступление на северный фланг группы армий – участок фронта 4-й танковой армии на Днепре. Было неясно, имеет ли это наступление далеко идущие цели или противник пока пытается занять западнее Днепра необходимый ему плацдарм»[543].

Утром 3 ноября, после мощной 40-минутной артиллерийской подготовки, с лютежского плацдарма нанесла удар главная группировка 1-го Украинского фронта. К исходу дня войска 38-й армии генерала К.С. Москаленко, наступавшие совместно с 5-м гвардейским танковым корпусом, и соединения 60-й армии продвинулись на 5—12 км. Попытка противника силами 8-й танковой дивизии остановить передовые соединения 60-й армии генерала И.Д. Черняховского успеха не имела. Сталин директивой № 30236 потребовал от маршала Жукова и генерала армии Ватутина не затягивать наступление на правом крыле фронта, не позже 5 ноября перерезать железную дорогу Киев – Коростень восточнее или западнее р. Ирпень в зависимости от обстановки и не позже 5–6 ноября овладеть городом Киев. В дальнейшем, развивая наступление, не позже 9—10 ноября перерезать железную дорогу Киев – Фастов. «Решая эту задачу, пойти на жертвы, – отмечалось в директиве, – имея в виду, что эти жертвы будут во много раз меньше тех, которые придется затратить, если эта операция затянется… Учесть, что киевский плацдарм является важнейшим и наивыгоднейшим плацдармом на правом берегу р. Днепр, имеющим исторически важное значение для изгнания немцев из Правобережной Украины»[544].

Сталин, требуя овладеть Киевом не позднее 5–6 ноября, хотел таким образом отметить 26-ю годовщину Октябрьской революции, а ради этого «можно было идти на жертвы».

Командующий 1-м Украинским фронтом выполнил требование Сталина. С утра 4 ноября войска 38-й армии возобновили наступление. В тот день погода ухудшилась, пошел моросящий дождь, из-за тумана видимость не превышала 1–3 км. Все это затрудняло использование артиллерии и совершенно исключало применение авиации. Дороги для автотранспорта стали труднопроходимыми. Вся надежда возлагалась на пехоту и танки. Для наращивания усилий генерал армии Ватутин ввел в сражение 3-ю гвардейскую танковую армию и 1-й гвардейский кавалерийский корпус.

Танки пошли в атаку с включенными фарами и сиренами, ведя интенсивный огонь из орудий и пулеметов. Этот прием атаки в сочетании со смелым маневром по лесным дорогам и просекам ошеломил противника, который начал поспешный отход. К исходу дня 4 ноября 55-я и 56-я гвардейские танковые бригады 7-го гвардейского танкового корпуса генерала К.Ф. Сулейкова заняли северную окраину Святошина и перерезали шоссе Киев – Житомир. В результате упорных боев основные силы 6-го и 7-го гвардейских танковых корпусов к 16 часам 5 ноября заняли район Беличи, а через два часа освободили Святошино. К исходу дня 71-я механизированная бригада 9-го механизированного корпуса вышла к Петропавловской Борщаговке, а 69-я механизированная бригада, наступавшая вдоль восточного берега Ирпени, закрепилась в районе Шевченко, в 4 км к югу от шоссе Киев – Житомир. Одновременно 54-я гвардейская танковая бригада (командир – генерал-майор танковых войск В.Г. Лебедев) 7-го гвардейского танкового корпуса внезапным ударом овладела г. Васильков, отрезав пути отхода противника из-под Киева в южном направлении. 5-й гвардейский танковый корпус генерала А.Г. Кравченко, наступавший совместно с соединениями 38-й армии, отразил на подступах к Киеву несколько контратак 20-й моторизованной дивизии и главными силами ворвался на улицы города с севера. Одновременно в бой вступили вторые эшелоны 38-й и 60-й армий.

С перехватом шоссе Киев – Житомир основным путем снабжения киевской группировки противника и ее возможного отхода стали шоссе и железная дорога Киев – Фастов. Командующий 3-й гвардейской танковой армией поставил задачу отряду в составе 6-го гвардейского танкового корпуса, одной бригады 9-го механизированного корпуса и 91-й отдельной танковой бригады 6 ноября овладеть Фастовом, а частям 7-го гвардейского танкового корпуса и 9-го механизированного корпуса занять Васильково.

Противник, стремясь избежать окружения, начал отвод своих войск из Киева. К утру 6 ноября город был освобожден советскими войсками. «После тяжелых боев, – отмечал Манштейн, – был оставлен Киев, так как действовавший здесь 7 ак (армейский корпус. – Прим. авт.) находился под угрозой окружения в городе. Корпус был отброшен из Киева на юг, и ему удалось задержать продвижение противника лишь в 50 километрах ниже города»[545]. Левофланговые соединения 60-й армии сломили сопротивление противника и вышли на восточный берег р. Здвиж. Левее, на линию железной дороги Киев – Коростень, выдвинулся 1-й гвардейский кавалерийский корпус.

Приказом Верховного Главнокомандующего почетное наименование Киевских было присвоено 6-му и 7-му гвардейским танковым, 9-му механизированному корпусам 3-й гвардейской танковой армии.

Командующий группой армий «Юг» был вынужден отказаться от контрнаступления на криворожском направлении и бросить в сражение под Киевом все имевшиеся в его распоряжении силы. С этой целью в районах Фастова и Белой Церкви начала сосредоточиваться усиленная 100 танками «Тигр» 25-я танковая дивизия, прибывавшая из Франции. Одновременно с букринского плацдарма в район Гребенки была переброшена танковая дивизия СС «Рейх», а из-под Кременчуга – 198-я пехотная дивизия. Западнее Ржищева развернулись 3-я танковая и 10-я моторизованная дивизии, передислоцированные из-под Букрина. В район Белой Церкви было переброшено управление 48-го танкового корпуса с задачей объединить находившиеся здесь и вновь прибывавшие войска под общим командованием.

Командующий 1-м Украинским фронтом, стремясь не дать противнику организовать оборону, потребовал от войск продолжать стремительное преследование днем и ночью, путем искусного маневра выходить на тылы отходившего врага, окружать и уничтожать его. В соответствии с новыми задачами общий фронт наступления расширялся. 13-я армия начинала наступление южнее рек Уж и Припять на овручском направлении, 60-я – на коростеньском направлении, а 38-я – по двум расходящимся направлениям – на западном на Житомир и южном на Белую Церковь. Сюда же должны были наступать 40-я и 27-я армии с букринского плацдарма. В центре полосы наступления 38-й армии удар на Фастов и Казатин наносила 3-я гвардейская танковая армия.

7 ноября войска 1-го Украинского фронта развернули преследование врага. Все его попытки сдержать войска фронта на промежуточных рубежах успеха не имели, и он вынужден был отходить на Житомир, Фастов, Кагарлык. В обороне противника имелись значительные разрывы, что позволяло вести наступление по отдельным направлениям. Наибольшего успеха добились части 23-го стрелкового корпуса 38-й армии и 1-го гвардейского кавалерийского корпуса, которые за три дня боев продвинулись на житомирском направлении более чем на 50 км. 91-я отдельная танковая бригада полковника И.И. Якубовского, отбрасывая со своего пути арьергарды противника, к шести часам вечера вышла к восточной окраине Фастова, а к 7 часам утра 7 ноября выбила врага из города и железнодорожной станции. Вслед за 91-й отдельной танковой бригадой к Фастову подошли части 6-го гвардейского танкового корпуса генерала А.П. Панфилова, которые до этого вели боевые действия за Плесецкое.

Приказом № 38 Верховного Главнокомандующего от 7 ноября войскам, отличившимся в боях за освобождение Фастова (91-я отдельная танковая бригада, 51, 52, 53-я гвардейские танковые бригады и 22-я гвардейская мотострелковая бригада 6-го гвардейского танкового корпуса), присваивалось почетное наименование «Фастовских». 6-й гвардейский Киевский танковый корпус был награжден орденом Красного Знамени[546]. За мужество в боях за Фастов десять танкистов 91-й отдельной танковой бригады были удостоены звания Героя Советского Союза, в том числе полковник И.И. Якубовский.

Потеря Фастова была тяжелым ударом для противника. Теперь войска 1-го Украинского фронта получили возможность вести наступление на Казатин и Белую Церковь. Однако все планы спутала погода. 7 ноября пошел дождь, который с перерывами продолжался до 12 ноября. Дороги стали труднопроходимыми для автотранспорта. Мотопехота и артиллерия отстали от танковых частей. Левофланговые корпуса 38-й армии (50-й и 51-й) задержались у Киева; их выдвижение на юг проходило медленно. Войска фронта удалились от переправ, у них начал ощущаться недостаток боеприпасов и горючего. Авиация, ввиду нелетной погоды, не действовала.

Тем временем противник подтягивал в район Установка, Гребенки свежую 25-ю танковую дивизию, намереваясь контрударом танковой дивизии в северном направлении и одновременно ударом пехотных частей из района Брусилова восстановить положение в районе Фастова. В течение 7 и 8 ноября в районе Фастова шли ожесточенные бои. С целью сломить сопротивление противника генерал Рыбалко ввел в сражение свой второй эшелон – 9-й механизированный корпус, который нанес удар по левому флангу контрударной группировки врага. Однако он усилил сопротивление и вынудил войска 3-й гвардейской танковой армии в районе Фастова частью сил перейти к обороне, отражая совместно с 50-м стрелковым корпусом удары 25-й танковой дивизии, танковой дивизии СС «Рейх» и 198-й пехотной дивизии.

Тем временем противник завершил развертывание своих главных сил и утром 9 ноября с рубежа Трилесы, Гребенки нанес удар по левому флангу 3-й гвардейской танковой армии. После упорного сражения она здесь также была вынуждена перейти к обороне. К исходу дня противник сумел остановить наступление войск 1-го Украинского фронта на казатинском и белоцерковском направлениях. Одновременно осложнилась обстановка и в полосе наступления 60-й и 38-й армий. Фронт их наступления, первоначально составлявший всего 34 км, увеличился до 220 км при тех же силах и средствах. Наступление шло по расходящимся направлениям, что приводило к быстрому уменьшению оперативных плотностей. Для того чтобы усилить ударную группировку 38-й армии и высвободить 3-ю гвардейскую танковую армию, которая была связана боями с подошедшими резервами противника в районе Фастова, командующий фронтом приказал ускорить выдвижение стрелковых соединений 38-й армии в район Фастова. Здесь они должны были перейти к обороне вместо соединений 3-й гвардейской танковой армии, которым предстояло 11 ноября возобновить наступление на Казатин. Видя также бесперспективность дальнейшего наступления с букринского плацдарма, генерал армии Ватутин принял решение перегруппировать с него на правый берег Днепра сначала две стрелковые дивизии, а затем и всю 40-ю армию для того, чтобы не допустить прорыва противника к Киеву по кратчайшему пути вдоль реки.

Эти мероприятия позволили своевременно уплотнить боевые порядки войск фронта на рубеже Фастов, Стайки, а 3-й гвардейской танковой армии частью сил продолжать наступление. 10 ноября 9-й механизированный корпус овладел станцией Попельня, где разгромил штаб 25-й танковой дивизии, а части 7-го гвардейского танкового корпуса освободили Паволочь. Однако закрепить достигнутый успех не удалось. Противник ввел в сражение передовые части 1-й танковой дивизии и в течение 11–12 ноября отбросил соединения 3-й армии к Фастову, но захватить город ему не удалось. Поэтому он стал стягивать главные силы своей танковой группировки в район Корнина, западнее Фастова.

С 11 ноября 3-я гвардейская танковая армия, усиленная 50-м стрелковым корпусом 38-й армии, получила задачу упорно оборонять полосу шириной до 35 км. Войска 60-й и 38-й армий, наступавшие на житомирском направлении, 12 ноября освободили Житомир. В тот же день Ставка ВГК, учитывая нарастающую активность противника, потребовала от командующего 1-м Украинским фронтом приостановить продвижение на запад и всемерно усилить левый фланг 38-й армии[547]. В соответствии с этим генерал армии Ватутин приказал войскам 38-й, 40-й и 3-й гвардейской танковой армий перейти к обороне на рубеже Житомир, Фастов, Триполье. На этом Киевская наступательная операция завершилась.

В ходе операции войска 1-го Украинского фронта освободили столицу Украины, создали плацдарм стратегического значения 230 км по фронту (по линии Днепра) и до 145 км в глубину, сыгравший значительную роль в освобождении Правобережной Украины. В ходе операции были разгромлены 15 вражеских дивизий, в том числе 2 танковые и одна моторизованная. Противник потерял 41 тыс. солдат и офицеров, 1,2 тыс. орудий и минометов, 600 танков и штурмовых орудий и много другой боевой техники[548]. Потери войск 1-го Украинского фронта составили: безвозвратные – 6491, а санитарные – 24 078 человек; 271 танк и САУ, 104 орудия и миномета, 125 боевых самолетов[549]. Им не удалось уничтожить главные силы противника, не до конца была решена проблема наращивания усилий на направлении главного удара после прорыва обороны и в ходе его преследования. Усиление ударной группировки за счет высвобождения сил из других армий, в особенности с букринского плацдарма, шло медленно. В ходе наступления часто нарушалось взаимодействие артиллерии с пехотой и танками.

По данным штаба 3-й гвардейской танковой армии, ее потери к этому времени составили 504 танка и 64 САУ, в том числе по техническим причинам 48 танков и 13 САУ[550]. Анализируя ход операции, штаб армии отмечал:

«В условиях, когда танковой армии пришлось совершать прорыв, общий темп наступления танковой армии в среднем равнялся 30–35 км в сутки, что нужно признать для армии нормальным, но такой темп наступления приводит к отрыву от общевойсковых армий и требует от танковой армии самостоятельного закрепления достигнутого успеха, а в создавшихся условиях слабое обеспечение автотранспортом мотопехоты, учитывая активные действия противника, принудило танковую армию к переходу в районе Фастов вообще к обороне. Танковую армию необходимо оснащать автотранспортом полностью и частично бронетранспортерами для пехоты. Бронетранспортеры должны быть гусеничного типа… При наличии автотранспорта, могущего поднять всю мотопехоту 3-й гвардейской танковой армии и ее артиллерию, наступательные действия танковой армии, безусловно, были бы продолжены и приостановка произошла бы не в Фастове, а примерно в Казатине. Такое выдвижение танковой армии было вполне возможно. 25-я танковая дивизия противника, выгружавшаяся для действий, 3-й танковой армией была бы захвачена и разгромлена на железнодорожных колесах»[551].

Войска 3-й гвардейской танковой армии сыграли большую роль в успешном проведении операции. И не случайно, что 17 ноября 1943 г. «за успешное форсирование реки Днепр, прочное закрепление плацдарма на западном берегу реки Днепр и проявленные при этом отвагу и героизм» генералу П.С. Рыбалко было присвоено звание Героя Советского Союза.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.309. Запросов К БД/Cache: 3 / 0