Глав: 6 | Статей: 137
Оглавление
Новая книга от автора бестселлеров «Штрафбаты и заградотряды Красной Армии» и «Бронетанковые войска Красной Армии». ПЕРВОЕ исследование истории создания и боевого применения советских танковых армий в ходе Великой Отечественной.

Они прошли долгий и трудный путь от первых неудач и поражений 1942 года до триумфа 1945-го. Они отличились во всех крупных сражениях второй половины войны – на Курской дуге и в битве за Днепр, в Белорусской, Яссо-Кишиневской, Висло-Одерской, Берлинской и других стратегических наступательных операциях. Обладая сокрушительной мощью и феноменальной подвижностью, гвардейские танковые армии стали элитой РККА и главной ударной силой «блицкригов по-русски», сломавших хребет прежде непобедимому Вермахту.
Владимир Дайнесi / Олег Власовi / Литагент «Яуза»i

Нижне-Силезская наступательная операция

Нижне-Силезская наступательная операция

(8 – 24 февраля 1945 г.)

После завершения Сандомирско-Силезской наступательной операции войска 1-го Украинского фронта приступили к подготовке новой операции в целях разгрома нижнесилезской группировки противника, выхода на рубеж р. Нейсе (Западная) и занятия выгодного положения для последующего наступления на берлинском, дрезденском и пражском направлениях. Перед войсками фронта оборонялись основные силы группы армий «Центр» (4-я танковая, 17-я армии и часть сил армейской группы «Хейнрици»; генерал-полковник Ф. Шернер). Большинство соединений противника, разбитых в предыдущих боях, было сведено в боевые группы. Оперативных резервов противник здесь не имел, но немецкое командование срочно перебрасывало на берлинское направление войска с Запада.

В связи с этим, несмотря на усталость войск фронта и отставание тылов в результате стремительного продвижения к Одеру, требовалось немедленно развить наступление, чтобы не позволить противнику закрепиться на левом берегу реки. Замысел операции, получившей наименование Нижне-Силезской, заключался в нанесении главного удара на правом крыле фронта силами четырех общевойсковых (3-я гвардейская, 13, 52, 6-я) и двух танковых (4-я, 3-я гвардейская) армий, 25-го танкового и 7-го гвардейского механизированного корпусов с одерского плацдарма северо-западнее Бреслау в общем направлении на Котбус. Второй удар предусматривалось нанести в центре фронта силами 5-й гвардейской и 21-й армий, 31-го и 4-го гвардейского танковых корпусов с плацдарма юго-восточнее Бреслау в общем направлении на Герлиц. Третий удар с плацдарма северо-западнее Ратибора вдоль северных склонов Судетских гор наносился силами 59-й, 60-й армий и 1-го гвардейского кавалерийского корпуса. Авиационную поддержку войск фронта осуществляла 2-я воздушная армия генерал-полковника авиации С.А. Красовского.

31 января 1945 г. командующий 1-м Украинским фронтом поставил войскам задачу 6 февраля перейти в решительное наступление, нанести главный удар в общем направлении Шпротлау, Котбус, Ютербог, разгромить бреславскую группировку противника и к 25 февраля главными силами выйти на р. Эльба. Правым крылом фронта во взаимодействии с 1-м Белорусским фронтом намечалось овладеть Берлином. Маршал Конев, учитывая, что противник опирался на заблаговременно подготовленную оборону, решил для первоначального удара на главном направлении привлечь максимум сил и средств. С этой целью оперативное построение войск фронта и общевойсковых армий (кроме 13-й) было в один эшелон.

На направлении главного удара войска 1-го Украинского фронта превосходили противника в пехоте в 2,3 раза, в орудиях и минометах – в 6,6, в танках и САУ – в 5,7 раза. Вторая ударная группировка превосходила врага в пехоте в 1,7 раза, в орудиях и минометах – в 3,3, а в танках и САУ – в 4 раза.

Войска 3-й гвардейской танковой армии намечалось ввести в сражение с плацдарма в районе Штейнау (Сыцинава) к северо-западу от Бреслау. Она должна была во взаимодействии с 52-й армией прорвать оборону противника и к исходу первого дня операции передовыми отрядами овладеть переправами через р. Бобер. В дальнейшем, развивая наступление в западном и северо-западном направлениях, к исходу пятого дня операции занять Котбус, а затем продвигаться в западном направлении на Финстервальде.

При подготовке операции была проведена перегруппировка войск, в ходе которой они выдвигались в новые, суженные полосы наступления. Переброска войск с левого крыла и из центра на правое крыло фронта проходила в условиях напряженных боев за удержание и расширение плацдармов на Одере. Районы сосредоточения танковых армий назначались за общевойсковыми объединениями, в полосах которых они готовились к совместному прорыву обороны противника. Ввиду неготовности войск фронта, начало наступления было перенесено на 8 февраля.

Со 2 по 5 февраля 3-я гвардейская танковая армия (без 9-го механизированного корпуса) сосредоточилась в районе Волау, совершив 200-километровый марш. 9-й механизированный корпус до 5 февраля оставался в районе Ратибора, обеспечивая выход к Одеру войск 60-й армии. Корпуса первого эшелона 3-й гвардейской танковой армии днем 7 февраля и в ночь на 8 февраля переправились на западный берег Одера и заняли исходное положение для наступления. К началу операции армия насчитывала 48 027 человек, 301 орудие, 340 минометов, 47 реактивных установок М-13, 498 танков и 217 САУ[604].

По решению генерала Рыбалко оперативное построение войск армии было в два эшелона: в первом – 6-й и 7-й гвардейские танковые корпуса, во втором – 9-й механизированный корпус. От каждого танкового корпуса были выделены передовые отряды (усиленные танковые бригады), которым предстояло наступать непосредственно в боевых порядках войск 52-й армии и обогнать пехоту после прорыва обороны противника.

Операция началась 8 февраля при неблагоприятной погоде, помешавшей активным действиям авиации. В 9 часов 30 минут после 55-минутной артиллерийской подготовки войска 52-й и 3-й гвардейской танковой армий перешли в наступление. Они сразу же встретили ожесточенное сопротивление противника. Несмотря на это, главная группировка 1-го Украинского фронта в течение двух дней во всей полосе прорвала тактическую зону обороны противника: общевойсковые армии продвинулись в глубину на 10–15 км, а танковые – на 30–60 км. Однако в последующем соединениям 3-й гвардейской танковой армии пришлось медленно «прогрызать» вражескую оборону. Из-за начавшегося таяния снега почва в направлении действий войск армии вне дорог стала трудно проходимой даже для танков. Это снижало их маневренные возможности и вынуждало действовать преимущественно вдоль дорог. К исходу дня 10 февраля главным силам 6-го гвардейского танкового корпуса удалось лишь выйти к р. Бобер. 7-й гвардейский танковый корпус 12 февраля совместно с 31-й стрелковой дивизией 52-й армии занял г. Бунцлау (Болеславец). 9-й механизированный корпус, введенный в сражение из-за левого фланга 7-го гвардейского танкового корпуса, медленно продвигался к Яуеру (Явор).

Продвижение войск левого крыла фронта, форсировавших Одер в районе Оппельна, сдерживалось сильными контратаками противника. Поэтому маршал Конев приказал командующему 3-й гвардейской танковой армией силами 7-го гвардейского танкового и 9-го механизированного корпусов развивать наступление в юго-восточном направлении на Яуер, Штригау (Стшегом). Им предстояло в районе юго-западнее Бреслау соединиться с частями 7-го гвардейского механизированного корпуса и окружить бреславскую группировку противника. 6-му гвардейскому танковому корпусу предписывалось продолжать наступление в западном направлении и к утру 13 февраля выйти в район Герлица[605].

Стремительно развивая наступление в юго-восточном направлении, части 7-го гвардейского танкового и 9-го механизированного корпусов к исходу дня 12 февраля заняли Яуер и 13 февраля вышли в район Штригау. Наступление 6-го гвардейского танкового корпуса развивалось значительно медленнее – его части сумели лишь выйти к р. Квейс. К этому времени обстановка в полосе 1-го Украинского фронта существенно изменилась: в связи с поворотом 6-й армии фронтом на юго-восток для наступления на Бреслау левый фланг ударной группировки оказался слабо обеспеченным. Это вынудило маршала Конева развернуть на юг от Бунцлау до Лигница войска 52-й армии. Для удара на Бреслау, кроме двух корпусов 3-й гвардейской танковой армии, привлекалась часть сил 5-й гвардейской армии и 1-й гвардейский кавалерийский корпус.

Войска 3-й гвардейской танковой армии, совершив бросок из Бунцлау в сторону Бреслау, внезапным ударом с ходу сломили сопротивление вражеских войск, противостоявших 5-й гвардейской и 6-й армиям. В результате 40-тысячный гарнизон Бреслау был окружен. 4-я танковая армия, форсировав с ходу р. Бобер севернее Загана, 15 февраля вышла к р. Нейсе и вела боевые действия за захват плацдармов на ее левом берегу[606]. Ее действия облегчили войскам 13-й армии форсирование Бобера и выход на Нейсе.

20 февраля соединения 3-й гвардейской танковой армии совместно с 25-м танковым корпусом вышли к р. Нейсе от ее устья до г. Губен. После этого танковая армия вновь развернулась и начала движение на запад, сосредоточиваясь для наступления на герлицком направлении. К этому времени корпуса армии понесли значительные потери. В 7-м гвардейском танковом корпусе осталось всего 55 танков, а в 9-м механизированном корпусе – 48 танков. Ввиду усилившейся активности танковых частей противника в районе Лаубана и восточнее, 21 февраля из резерва фронта армии были приданы 9-я и 26-я истребительно-противотанковые артиллерийские бригады, развернувшиеся на рубеже от Левенберга до Лаубана.

К 24 февраля все побережье Нейсе от устья до г. Пенциг (протяженностью 110 км) было занято войсками правого крыла 1-го Украинского фронта, которые вышли на одну линию с войсками 1-го Белорусского фронта. Между тем ситуация в районе Лаубана постоянно обострялась. Перед 3-й гвардейской танковой армии были отмечены части свежей, ранее не участвовавшей в боях танковой дивизии «Фюрербеглейт» и гренадерской дивизии «Фюрер». Противник предпринял обходной маневр, стремясь отрезать группировку войск 3-й гвардейской танковой армии, действующую в районе Лаубана. Для усиления 7-го гвардейского танкового корпуса 26 февраля была направлена 71-я механизированная бригада 9-го механизированного корпуса, а затем два истребительно-противотанковых артиллерийских полка. Продвижение противника удалось приостановить лишь ко 2 марта. Части 3-й гвардейской танковой армии, понесшие большие потери и израсходовавшие почти все моторесурсы, практически утратили боеспособность. Наступление армий левого крыла 1-го Украинского фронта в связи с недостатком сил развития не получило.

В результате Нижне-Силезской наступательной операции войска 1-го Украинского фронта, прорвав оборону противника на 250-километровом фронте, продвинулись правым крылом более чем на 100 км, овладели Нижней Силезией и вступили в германскую провинцию Бранденбург. Они отвлекли на себя значительную часть резервов противника и тем самым содействовали войскам 1-го и 2-го Белорусских фронтов в разгроме восточно-померанской группировки, а войскам 2-го и 3-го Украинских фронтов – в ликвидации угрозы прорыва противника к Дунаю. Особенностями операции являлись подготовка ее без оперативной паузы и в сжатые сроки, перегруппировка крупных сил внутри фронта и прорыв обороны противника танковыми армиями совместно с общевойсковыми объединениями. В ходе операции потери войск фронта составили: безвозвратные – 23 577 человек, санитарные 75 809 человек[607]. Войска 3-й гвардейской танковой армии потеряли 268 танков, 81 САУ, 248 орудий и минометов, 342 автомашины, 8736 человек, в том числе 1883 убитыми[608].

В ходе боевых действий воины 3-й гвардейской танковой армии проявили массовый героизм и самопожертвование. Деятельность командующего армией генерала П.С. Рыбалко получила высокую оценку. 6 апреля 1945 г. «за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками, дающее право на получение звания Героя Советского Союза» он был награжден второй медалью «Золотая Звезда».

Оглавление книги


Генерация: 1.176. Запросов К БД/Cache: 3 / 1