Глав: 6 | Статей: 137
Оглавление
Новая книга от автора бестселлеров «Штрафбаты и заградотряды Красной Армии» и «Бронетанковые войска Красной Армии». ПЕРВОЕ исследование истории создания и боевого применения советских танковых армий в ходе Великой Отечественной.

Они прошли долгий и трудный путь от первых неудач и поражений 1942 года до триумфа 1945-го. Они отличились во всех крупных сражениях второй половины войны – на Курской дуге и в битве за Днепр, в Белорусской, Яссо-Кишиневской, Висло-Одерской, Берлинской и других стратегических наступательных операциях. Обладая сокрушительной мощью и феноменальной подвижностью, гвардейские танковые армии стали элитой РККА и главной ударной силой «блицкригов по-русски», сломавших хребет прежде непобедимому Вермахту.
Владимир Дайнесi / Олег Власовi / Литагент «Яуза»i

Верхне-Силезская наступательная операция

Верхне-Силезская наступательная операция

(15–31 марта 1945 г.)

К началу марта 1945 г. войска 1-го Украинского фронта, выйдя к рекам Одер, Нейсе, охватили с севера верхнесилезскую группировку противника. Однако отставание на 200 км войск левого крыла фронта создало угрозу нанесения им сильного флангового контрудара с оппельнского плацдарма. Ликвидацию этой угрозы и разгром группировки противника [17-я армия группы армий «Центр, генерал-полковник Ф. Шернер и армейская группа «Хейнрици» (1-я танковая армия)] Ставка ВГК возложила на войска левого крыла 1-го Украинского фронта (34-й гвардейский стрелковый корпус 5-й гвардейской армии, 21, 59, 60-я и 4-я танковая армии).

Замысел командующего фронтом маршала И.С. Конева заключался в том, чтобы встречными ударами двух группировок (северной и южной) из районов северо-западнее и южнее Оппельна (Ополе) окружить и уничтожить противника юго-западнее города и выйти на рубеж Штрелен (Стшелин), Патшкау, Опава. В состав северной (оппельнской) группировки входили 21-я, 4-я танковая армии, 34-й гвардейский стрелковый корпус 5-й гвардейской армии и 4-й гвардейский танковый корпус, а в состав южной (ратиборской) – 59-я и 60-я армии, 7-й гвардейский механизированный и 31-й танковый корпуса. Действия войск поддерживала 2-я воздушная армия генерал-полковника авиации С.А. Красовского.

По решению маршала Конева главный удар наносила северная группировка силами 21-й и 4-й танковой армий в общем направлении на Нейссе (Ныса), Нойштадт (Прудник). В этом районе ей предстояло соединиться с наступавшей с юго-востока частью сил южной группировки (59-я армия, часть сил 60-й армии и 7-й гвардейский механизированный корпус). Одновременно 34-й гвардейский стрелковый и 4-й гвардейский танковый корпуса должны были наступать в юго-западном направлении на Приборн. В составе этих группировок имелись 31 стрелковая дивизия (в среднем по 3–5 тыс. человек), 5640 орудий и минометов, 988 танков и САУ, более 1700 самолетов. Начало наступления – 15 марта.

8 марта в штаб 4-й танковой армии поступила директива командующего 1-м Украинским фронтом, в которой говорилось:

«Командарму 4-й танковой армии с участка прорыва 21-й армии нанести удар в направлении Нейссе, Нойштадт и во взаимодействии с 21-й и 59-й армиями уничтожить противостоящую группировку противника. В первый день операции овладеть районом Нейссе, во второй день – захватить Нойштадт и Зюльц и соединиться с частями 7-го гвардейского механизированного корпуса генерал-майора И.П. Корчагина».

Этот корпус наступал навстречу 4-й танковой армии с участка 59-й армии, в состав которой входил.

Генерал армии Д.Д. Лелюшенко в своих мемуарах, оценивая замысел командующего 1-м Украинским фронтом, отмечал:

«Задачи войск в Верхне-Силезской операции отличались от предыдущих тем, что нашей танковой армии предстояло прорывать оборону противника совместно с пехотой с самого начала и только после прорыва ее на всю ее тактическую глубину оторваться от стрелковых частей и стремительно выйти в район Нойштадт, Зюльц и совместно с 59-й армией генерала И.Т. Коровникова завершить окружение вражеской группировки. Такой метод взаимодействия командующий фронтом применил, видимо, для того, чтобы как можно быстрее прорвать всю глубину обороны противника, которая, кстати сказать, была сравнительно небольшой, но сильной».

Перед 4-й танковой армией оборонялись части 45, 344, 168-й пехотных дивизий и 20-й пехотной дивизии СС. В глубине обороны находились 10-я моторизованная и 100-я легкопехотная дивизии. Оперативные резервы (16-я, 17-я танковые дивизии и танковая дивизия «Герман Геринг») располагались южнее г. Нейссе. Первая позиция главной полосы обороны противника была оборудована окопами полного профиля и проволочными заграждениями, вторая проходила в глубине 3–5 км от переднего края.

По решению генерала Д.Д. Лелюшенко 6-му гвардейскому механизированному корпусу совместно со 118-м стрелковым корпусом 21-й армии предстояло наступать в направлении Калькау. К исходу первого дня операции он должен был овладеть районом Отмахау, а на второй день – районом Нойштадта. 10-й гвардейский танковый корпус совместно с 7-м стрелковым корпусом 21-й армии наносил удар в направлении г. Нейссе. К исходу первого дня операции он должен был овладеть районом этого города, частью сил совместно с 93-й отдельной танковой бригадой захватить переправы через р. Нейсе (южная) в районе Ротхауса, а на следующий день соединиться с 7-м гвардейским механизированным корпусом. Одна бригада 10-го гвардейского танкового корпуса должна была оставаться в районе г. Нейссе до подхода пехоты 21-й армии. В резерве командующего 4-й танковой армией находилась 22-я самоходная артиллерийская бригада.

15 марта, после 40-минутной артиллерийской подготовки, войска 21-й и 4-й танковой армий перешли в наступление. Они, преодолевая упорное сопротивление врага и отражая неоднократные контратаки его тактических резервов, к исходу дня прорвали две укрепленные позиции на 8-километровом участке и продвинулись на 9 км. В связи с улучшением погоды авиация 1-го Украинского фронта стала оказывать активную помощь наземным войскам.

17 марта соединения 6-го гвардейского механизированного корпуса, прорвавшись в оперативную глубину вражеских войск, овладели населенным пунктом Штефансдорф. Части 10-го гвардейского танкового корпуса форсировали р. Нейсе у Ротхауса и развернули наступление на Нойштадт и Зюльц (Бяла), навстречу 7-му гвардейскому механизированному корпусу. В результате оппельнская группировка противника оказалась под угрозой окружения. По решению генерала Лелюшенко внешний фронт окружения должен был создать 6-й гвардейский механизированный корпус.

Противник, стремясь избежать окружения, в ночь на 18 марта нанес контрудар в направлении городов Нейссе и Ротхаус силами трех танковых дивизий (16-я, 17-я, 20-я танковая дивизия СС), 45-й пехотной дивизии, дивизии «Герман Геринг» и 184-й бригады штурмовых орудий. Командующий 4-й танковой армией принял меры по усилению 6-го гвардейского механизированного корпуса, направив в этот район 200-ю легкую артиллерийскую бригаду. В течение двух дней шли ожесточенные бои. Отдельные населенные пункты и рубежи неоднократно переходили из рук в руки. Однако, несмотря на все старания, деблокировать свою группировку противнику не удалось, и его части были отброшены назад с большими потерями. В этих кровопролитных боях были тяжело ранены командир 6-го гвардейского механизированного корпуса полковник В.Ф. Орлов и командир 17-й гвардейской механизированной бригады полковник Л.Д. Чурилов, но они не ушли с поля боя и продолжали управлять войсками. Через несколько часов после ранения полковник Орлов скончался. В командование 6-м гвардейским механизированным корпусом вступил начальник штаба корпуса полковник В.И. Корецкий.

Части 93-й отдельной танковой бригады, сломив ожесточенное сопротивление 20-й пехотной дивизии СС, 18 марта вышли в район восточнее Ротхауса. К вечеру того же дня 61-я гвардейская танковая бригада подполковника В.И. Зайцева с ходу овладела г. Нойштадт. Главные силы 10-го гвардейского танкового корпуса вышли в район Зюльца, где соединились с частями 7-го гвардейского механизированного корпуса, завершив окружение оппельнской группировки противника. В котле оказались 4 вражеские дивизии, несколько отдельных полков и отдельных батальонов, артиллерийский полк, 9 артиллерийских дивизионов и другие части.

В тот день, когда противник 18 марта предпринял контрудар, на имя командующих 1-м Украинским фронтом и 4-й танковой армией поступила телеграмма, подписанная Наркомом обороны И.В. Сталиным:

«В боях за нашу Советскую Родину против немецких захватчиков 4-я танковая армия показала образцы мужества и стойкости, отваги и смелости, дисциплины и организованности.

За время боев на фронтах Отечественной войны с немецкими захватчиками 4-я танковая армия своими сокрушительными ударами, уничтожая живую силу и технику врага, нанесла большие потери фашистским войскам. За проявленную отвагу в боях за Отечество, стойкость, мужество, смелость, дисциплину, организованность и умелое выполнение боевых задач преобразовать 4-ю танковую армию в 4-ю гвардейскую танковую армию и… преобразованной танковой армии вручить гвардейское знамя».

19 марта части 10-го гвардейского танкового корпуса, 93-я отдельная танковая и 22-я самоходная артиллерийская бригады во взаимодействии с 7-м гвардейским механизированным корпусом и стрелковыми дивизиями 21-й и 59-й армий расчленили на части окруженную оппельнскую группировку и к утру 22 марта завершили ее разгром. В результате угроза левому крылу 1-го Украинского фронта была в основном устранена. Однако в районе Ратибор, Егерндорф, Троппау противник продолжал удерживать занимаемый участок, прикрывая западную часть Верхне-Силезского района. Для этого он располагал силами 78-й и 75-й пехотных, 100-й легкопехотной и 8-й танковой дивизий, имея в глубине обороны резерв в составе дивизии «Охрана фюрера» и остатков 16-й и 17-й танковых дивизий.

Задачу по разгрому ратиборской группировки противника маршал Конев 24 марта возложил на 4-ю гвардейскую танковую армию во взаимодействии с войсками 60-й армии. Они должны были к исходу дня 25 марта овладеть районом Егерндорф, Троппау, Штойбервитц. К этому времени в составе 4-й гвардейской танковой армии произошли изменения. Она получила 5-й гвардейский механизированный корпус (10, 11, 12-я гвардейские механизированные, 24-я гвардейская танковая бригады)[685]. По решению генерала Лелюшенко он должен был главными силами нанести удар в направлении Троппау, а частью сил овладеть Егерндорфом. Частям 6-го гвардейского механизированного корпуса совместно с войсками 21-й армии предстояло уничтожить остатки ратиборской группировки противника. Во втором эшелоне армии находился 10-й гвардейский танковый корпус. Начало наступления – в 12 часов 30 минут 25 марта.

Выполняя приказ, 5-й гвардейский механизированный корпус (150 танков) в 8 часов 24 марта перешел в наступление в направлении Леобшютц, Троппау. Справа по г. Егерндорф наносила удар 93-я отдельная танковая бригада, а на г. Бискау наступала 22-я самоходная артиллерийская бригада. Противник, опираясь на заблаговременно подготовленные позиции, отчаянно сопротивлялся. В результате соединениям 5-го гвардейского механизированного корпуса удалось продвинуться всего на 3–4 км. Для наращивания удара генерал Лелюшенко 25 марта ввел в сражение левее корпуса второй эшелон армии. Противник, в свою очередь, сосредоточил против 93-й отдельной танковой бригады 16-ю и 17-ю танковые дивизии. Одновременно силами дивизии «Охрана фюрера» была предпринята попытка вклиниться между 5-м гвардейским механизированным и 10-м гвардейским танковым корпусами.

В связи с осложнением обстановки на троппаусском направлении генерал Лелюшенко 28 марта решил ввести в сражение 6-й гвардейский механизированный корпус. Он должен был нанести удар в направлении Штойбервитца в тыл дивизии «Охрана фюрера», где враг не ожидал удара. Своевременно принятые меры сыграли свою роль. Противник, пытавшийся нанести контрудар по флангам 6-го гвардейского механизированного корпуса, везде наталкивался на заслоны артиллерийского огня, попадая под огонь тяжелых танков и САУ. С воздуха удар по врагу наносила авиация 2-й воздушной армии. Преодолевая сопротивление врага, части 6-го гвардейского механизированного корпуса продвинулись на 10 км, создав угрозу окружения дивизии «Охрана фюрера», которая сдерживала продвижение 10-го гвардейского танкового корпуса. Это вынудило противника начать отход.

В последующие три дня войска 4-й гвардейской танковой армии завершили окружение противника и в районе Бискау (Нова Цереквя). Соединения 6-го гвардейского механизированного корпуса мощным ударом в промежуток между Ратибором и Бискау на Штойбервитц и далее на Реснитц рассекли боевые порядки врага на две части. Его 97-я горнострелковая дивизия была отброшена на восток и там уничтожена войсками 60-й армии. 8-я танковая и 75-я пехотная дивизии были прижаты к Бискау, где их окружили части 10-го гвардейского танкового и 5-го гвардейского механизированного корпусов. Одновременно 6-й гвардейский механизированный корпус перехватил основные коммуникации противника между Ратибором и Моравско-Остравой, а 93-я отдельная танковая и 22-я самоходная артиллерийская бригады теснили врага с севера. 1 апреля 4-я гвардейская танковая армия заходящими флангами соединилась в Реснитце, а к исходу дня 3 апреля совместно с 60-й армией завершила разгром бискауской группировки противника.

В результате Верхне-Силезской операции войска 1-го Украинского фронта овладели юго-западной частью Верхней Силезии, разгромив более 5 вражеских дивизий. В ходе операции было уничтожено около 40 тыс. солдат и офицеров противника, взято в плен 14 тыс. человек, уничтожено и захвачено около 80 танков, тысячи орудий и минометов, более 1 тыс. пулеметов[686]. Особенностью операции являлось то, что прорыв тактической обороны противника осуществлялся 4-й гвардейской танковой армией как во взаимодействии с общевойсковыми соединениями, так и самостоятельно. В то же время недостаточно эффективная работа разведки и слабое огневое подавление противника обусловили низкие темпы прорыва его тактической зоны обороны.

Оглавление книги


Генерация: 0.498. Запросов К БД/Cache: 0 / 0