Глав: 8 | Статей: 30
Оглавление
Безвозвратно ушедшие от нас корабли и их, уже все покинувшие этот мир, люди остаются с нами не только вошедшими в историю судьбами, но и уроками, о которых следует многократно задумываться. Продолжавшаяся ничтожно короткий исторический срок – каких- то 10 с небольшим лет, активная служба “добровольцев” оказалась, как мы могли увидеть, насыщена огромной мудростью уроков прошлого. Тех самых уроков, которые упорно отказывалось видеть 300-летнее российское самодержавие, и, что особенно удивительно, не хотят видеть и современные его перестроечные поклонники и радетели.

"Миноносцам – рвать проволоку"

"Миноносцам – рвать проволоку"

Третий военный 1916 год дивизия, как и весь флот, встречала в значительно усиленном составе. На "добровольцах" устанавливали по одной 76-мм зенитной пушке, 40-мм автоматы системы Виккерса с углами возвышения 80°, а также особые "бомбометы". На миноносцах 2-го дивизиона добавляли по третьей 102мм пушке, что потребовало больших переделок. Из-за недостаточной остойчивости все три 102-мм орудия на каждом корабле установили в корме, а освободившееся место на полубаке отвели для 75-мм зенитной пушки. Многое из-за отсутствия единого проекта перевооружения (одна группа кораблей ремонтировалась казенным ревельским портом, другая частным Русско- Балтийским заводом в Ревеле) делалось в соответствии со взглядами и интуицией командиров. Общим было, пожалуй, их дружное настояние о замене в каютах командиров коек на пружинные кровати. Но главным достижением было увеличение дальности 102-мм установок с 70 до 82 каб.

В придачу к уже имевшимся трем (считая и "Новик") современным эсминцам ожидалось вступление в строй еще семи таких кораблей. Они в течение года составили 11-й и 12-й дивизионы. Значительно усилилось и вооружение крейсеров. Флот имел в своем составе бригаду линейных кораблей-дредноутов. Энергично готовилась к новой кампании и минная дивизия. Вместе с ремонтными работами корабли, стоявшие в Ревеле, продолжали и боевую учебу. Уже 11 января на "Сибирском стрелке" провели учение у орудий. 29 января "Охотник", подняв брейд-вымпел командующего минной дивизией капитана 1 ранга А.В. Колчака, с помощью ледокола "Трувор" вывел часть кораблей на внешний рейд. Полудивизион особого назначения с 31 января вступил в 4-часовую готовность. Часть кораблей по очереди проходила докование. На рейде уничтожали девиацию, и уже 21 марта полудивизион вышел в море. Здесь у мыса Лехтма прикрывали работу тральщиков, проводивших проверку фарватеров. 26 марта с заградителя "Волга" корабли полудивизиона приняли мины заграждения и вместе с ним выставили заграждение на подходе к Балтийскому порту.

28 марта полудивизион прикрывал минную постановку, которую выполнял отряд из четырех заградителей ("Амур", "Волга", "Лена", "Свирь"). 31 марта "Сибирский стрелок" и "Охотник" провели стрельбу в море. 6 апреля, как записано в вахтенном журнале корабля, "Сибирский стрелок", приняв 45 практических патронов, провел с "Генералом Кондратенко" стрельбу. Огнем управлял "Генерал Кондратенко". 7 апреля стреляли минами Уайтхеда. К такой же подготовке приступила часть кораблей, не занятых ремонтом.

18 апреля, несмотря на державшийся прибрежный лед, А.В. Колчак с "Охотником" и "Сибирским стрелком" совершил разведочный поход к о. Вормс. К ним на рейде у острова присоединились суда обеспечения. Здесь 10 апреля встретили праздник светлого Христова воскресенья – последний праздник, отмечавшийся еще строго по канонам тысячелетней православно-самодержавной России, и 11 апреля, выйдя из гавани, произвели стрельбу из 102-мм орудий и 40-мм аэропушек, а 13 апреля стрельбу минами (торпедами). Корабли в Моонзунде уверенно восстанавливали прежний уровень боевой подготовки, чтобы прийти на позиции во всеоружии.

4 апреля "Сибирский стрелок" и "Генерал Кондратенко", выйдя из Ревеля, пришли на Моонский створ, прикрывая переход в Рогокюль транспорта с ранеными. 15 апреля перешли к Вердеру, где стояла зимовавшая в архипелаге "Слава". Накануне немецкие самолеты сумели попасть в "Славу" тремя из десяти сброшенных бомб. Таких же легких успехов они ожидали и от встреч с миноносцами. Но им пришлось разочароваться. Прилетев уже через полчаса после прихода 16/29 апреля к Церелю первой группы дозорных миноносцев, немецкие летчики наткнулись на огонь четырех 76-мм зенитных пушек. "По-видимому, это им не понравилось", – делал в дневнике запись командир "Страшного" Г.К. Старк. Вольготная жизнь немецких пилотов кончилась, и смелость их в атаках на корабли резко убавилась. На помощь им появились цеппелины, которые своими 80-кг бомбами пытались поразить "Славу". В тот же день "Сибирский стрелок" с начальником дивизии А.В. Колчаком встречал английские подводные лодки Е-1 и Е-18.

В ночь с 22 на 23 апреля "Охотник" и "Пограничник" под прикрытием "Сибирского стрелка" поставили у Михайловского маяка заграждение, которое должно было помешать проникновению в залив немецких миноносцев, катеров и подводных лодок. В особо острые периоды, когда угроза немецкого вторжения усиливалась, миноносцы становились минными курьерами, доставлявшими в Аренсбург или прямо к Церелю мины для передачи на теплоходы.

Круглые сутки корабли совместно с катерами несли здесь дозоры. Все чаще разгорались над заливом и кораблями воздушные бои, в которых наши летчики, действуя почти всегда в меньшинстве, давали достойный отпор немецким ассам. Особенно жаркими были бои при охране "Славы" и "Грозящего", когда немецкие летчики, израсходовав запасы бомб, снижались и из пулеметов обстреливали "Славу" и миноносцы. Так, при стрельбе "Славы" 19 июня по батарее близ мыса Рагоцем корабли одновременно отбивали атаку 6 самолетов. Но подоспевшая "Орлица" успела выпустить свои четыре самолета, и они, атаковав новую волну из двух самолетов, сбили один из них. Севший на воду, он был схвачен "Амурцем" и "Поражающим". Надежно была прикрыта и минная база в Рогокюле, где самолеты "Орлицы" могли целый час барражировать над эскадрой.

Вместе с дозорной службой и прикрытием возобновившихся в проливе постановок минных заграждений (за зиму со своих якорей были сорваны и частью взорвались несколько сот мин) "добровольцы" участвовали в двух набегах флота на идущие в Швецию германские конвои. В отряд, сформированный для первого перехвата 31 мая/13 июля, вошли все 8 миноносцев 6-го дивизиона. До района операции отряд сопровождали миноносцы 7-го дивизиона. Собственно перехват в Норрчепингской бухте совершала группа "новиков" под командованием А.В. Колчака. Несмотря на значительное превосходство сил (на позициях были развернуты еще три русские и две английские подводные лодки), конвою удалось избежать вполне, казалось бы, уготованного ему полного разгрома.

История считает, что начальник минной дивизии совершил, по крайней мере, две ошибки. Он не принял мер к решительному отсечению пути отступления конвоя в шведские воды и не вызвал для ликвидации конвоя державшиеся поблизости крейсера и миноносцы 6-го дивизиона. Конвою удалось спастись, а потопленными оказались лишь корабли охранения (вспомогательный крейсер "Герман", два эскортных корабля) и 2-5 транспорта из числа 14, входивших в конвой. Важным уроком для всей минной дивизии стала необходимость более тщательной проверки торпедных взрывателей – три из четырех попавших в цель торпед не взорвались.

Во втором набеге (на пути сообщения в районе маяка Ландсорт – о. Эланд), состоявшемся в ночь на 17/30 июня 1916 г., участвовали "Охотник", "Генерал Кондратенко" (4-й дивизион) и "Эмир Бухарский", "Доброволец", "Москвитянин" (5-й дивизион). В прикрытии, кроме крейсеров, находясь в Люме, участвовали "Андрей Первозванный" и "Император Павел I". В остальном схема организации сил, как и участие подводных лодок, осталась прежней.

Ночью три "новика" ("Победитель", "Орфей", "Гром") встретили немецкий отряд из 8 миноносцев и начали отход, чтобы навести противника на свои крейсера. Ни одна из 20 торпед, выпущенных немецкими миноносцами по русским кораблям, в цель не попала. Огнем крейсеров противник был рассеян, не понеся потерь. Избежав, как и весь отряд, мин и атак немецких подводных лодок, "добровольцы" вернулись к месту своей службы. Несколько раз корабли участвовали в обстреле немецких позиций под Ригой.

Экстраординарным, оживившим монотонную боевую службу, стало прибытие в Моонзунд 9/22 июня на "Пограничнике" представителя британского флота контр-адмирала Виллимора (Финимора). Офицеры показали ему свой театр военных действий, рассказали об особенностях организации обороны в заливе и не переставали расспрашивать о положении на западном фронте, состоянии союзников и действиях британского флота.

28 апреля/12 мая на стоявший в Рогокюле "Новик" прибыли на поезде командующий флотом вице-адмирал В.А. Канин, генерал-адъютант Н.И. Иванов н начальник минной дивизии контр-адмирал А.В. Колчак. Поднявший флаг командующего флотом "Новик" в сопровождении "Сибирского стрелка" перешел в Куйваст. Здесь гости побывали на "Сибирском стрелке", а на берегу инспектировали части берегового фронта. Командующий флотом произвел также смотр "Славе", и батареям острова Моон. 23 мая/6 июня 4-й дивизион у острова Вормс встречал прибывший из Ревеля "Новик" (флаг командующего флотом), сопровождаемый "Охотником".

Два дня командующий инспектировал корабли и базу в Рогокюле, а 25 мая/8 июня, подняв флаг на "Славе", вывел флот в Рижский залив на смотровое маневрирование около острова Руно. 2-часовое маневрирование провел и 4-й дивизион. Корабли демонстрировали бой с вторгнувшимся в залив противником, а мысли командующего вплетали, наверное, этот бой во всю ширину размаха готовившейся тогда в штабе операции. Она, как теперь понятно, могла бы стать самой главной из всех операций флота в той войне. Во введении профессора Б.Б. Жерве к труду профессора НА. Данилова "Смешанная операция в Рижском заливе в июне-августе 1916 гг." (1927 г.) говорилось: "Русское командование имело право считать свои морские силы условно владеющими морем внутри всего пространства, ограниченного от остальной части Балтийского моря позиционно-оборонительной системой". Рижский залив входил в эту систему, и родившийся в июне замысел смешанной операции именно в те дни, когда по всему фронту мировой войны Германия начала уступать силам Антанты, имел все основания увенчаться успехом.

Высадка у Роена на занятое немцами побережье была полностью подготовлена 24 июля. Скоординированная с наступлением войск Северного фронта, эта высадка должна была привести к очищению от немцев всей северной Курляндии и отхода их из-под Риги. Флот, возвратив себе Виндаву и укрепив свой тыл, получал возможность активизировать и расширить свои операции в море.

Весьма тщательно были подготовлены и все детальные обстоятельства практического осуществления высадки, боевой подготовки войск, организации их транспортировки и осуществления десанта. Обстоятельно были проработаны и опытом проверены все детали операции. Так, для проверки возможности уничтожения проволочных заграждений огнем миноносцев и канонерских лодок был сооружен полигон на о. Хейнлайд (к юго-востоку от о. Даго). На острове, выбранном по сходству с полосой высадки в заливе (низкий берег и лес над ним), установили заграждение длиной 50 сажень.

Первую стрельбу 26 июля провели "Сибирский стрелок", "Охотник" и "Генерал Кондратенко". Встав на якорь, они за 25 минут выпустили 160 снарядов. Затем на ходу из 75мм пушки стрелял, приближаясь к берегу, "Громящий". Стреляла и канонерская лодка "Грозящий". Всего выпустили до 400 снарядов, но вывод был сделан неутешительный: проволока почти не поддалась действию морских орудий. Пробить удалось лишь один неполный проход. Не помогли и ухищрения флагманского артиллериста флота капитана 1 ранга Н.И. Игнатьева увеличить дистанцию обстрела с 1 до 2 миль и нащупывать цель путем минимального изменения прицела. Немногим лучше был и опыт стрельбы крейсера "Аврора" 3/16 августа, когда из 209 152-мм снарядов три попало в проволоку и три в окоп. Стало ясно, что действенное разрушение проволочных заграждений требует гораздо более интенсивного огня и увеличения калибра орудий или перемены тактики. Вместо атаки "открытой силой" следовало полагаться на внезапность высадки по большому фронту, когда с заграждением должны будут справиться сами десантники.



Эскадренный миноносец "Туркменец Ставропольский". 1916 г. ¦ (Наружный вид)

Главным сосредоточием действий флота, пока с соблюдением всех мер скрытности, готовилась десантная операция, оставались энергично охраняемые авиацией аренсбургский и церельский рейды. Церельский рейд, примыкавший к свободному от мин маневренному пространству, был уже передним краем обороны. Здесь под зыбкой защитой оконтуровывавших заграждение вех стояли на якорях или выходили в залив дозорные миноносцы. Они дежурили в готовности поддерживать огнем возвращавшиеся с постановок теплоходы, заградители и тральщики, отсюда прикрывали их огнем, вступая почти в каждодневные дуэли с немецкими береговыми батареями.

Так было и в воскресенье 7/20 августа 1916 г., когда около полудня миноносец "Стройный" привел на аренбургский рейд два теплохода, а затем под командованием начальника 5-го дивизиона капитана 1 ранга П.М. Плена пришли "Москвитянин" (брейд- вымпел начальника), "Доброволец", "Финн", "Эмир Бухарский" и "Амурец". Утром 8/21 августа, готовясь к очередной ночной операции, корабли обследовали прибрежные воды. Днем начальник дивизиона на "Сибирском стрелке" ходил к Церелю. Утром из дозора вернулся "Эмир Бухарский" с приданными ему моторными катерами. Днем у о. Абро на случай серьезной поддержки встала на якорь "Диана", после чего в море вышли "Доброволец", "Поражающий" и "Финн". За ними буксиры "Черноморец № 1" и "Артиллерист" повели 8 очередных, предназначенных к затоплению барж. Их сопровождали "Москвитянин" и "Эмир Бухарский".

В 21 час. 08 мин. с кораблей увидели условный огонь "Добровольца", уже занявшего место (в широте 57°50' и долготе 22°18'30") в качестве маяка, указывающего направления затопления барж. Караван начал ложиться на заданный курс, когда начальник дивизиона, опасаясь за успешность работы на явно усиливавшемся волнении и непогоде, решил отложить затопление до следующей ночи и вернуться в Аренсбург. В момент передачи этого приказания "Москвитянину", "Добровольцу" и "Финну" (версия Н.А. Данилова) на месте, где стоял "Доброволец", блеснула яркая вспышка, и огонь корабля погас. Немцы немедленно открыли по вспышке огонь. Посланный туда "Москвитянин", прибыв через 12 минут (это было в 22 часа), корабль на поверхности не обнаружил. На воде держалась часть экипажа погибшего миноносца. Как записано в вахтенном журнале "Москвитянина", спасение людей закончили в 7 час. 15 мин. 9/22 августа 1916 г. Спасены были старший офицер старший лейтенант С.А. Чириков, инженер-механик старший лейтенант И.И. Заполенко, врач надворный советник Липкин и 46 нижних чинов. При спасении за борт сбросили 48 коек, 10 пробковых жилетов, 3 спасательных круга, рангоут от вельбота. Людей подбирали с борта и со спущенных на воду вельбота и четверки.

Корабль, как оказалось, затонул через 7 минут после взрыва. Погибло более половины экипажа, включая командира капитана 2 ранга П.А. Вирениуса. Один из лучших офицеров флота, бывший флагманским артиллеристом штаба начальника эскадры Балтийского моря, он только что перед выходом в море (рассказ Г.К. Графа) вступил в командование своим первым и ставшим для него последним кораблем. С "Финна", уже уходившего в Аренсбург, о гибели корабля не подозревали и взрыва не слышали. О катастрофе узнали лишь по радио от "Эмира Бухарского", который с караваном барж и лайб возвращался в Аренсбург. Опасность, как потом стало ясно, с запозданием заметили на "Донском казаке". Стоя на якоре у южной кромки заграждения, он к юго-востоку на его акватории обнаружил неясные подозрительные силуэты, которые немедленно обстрелял. Но они тотчас же скрылись в полосе тумана. Когда туман рассеялся, ничего подозрительного на горизонте не было. Взрыв "Добровольца" отнесли вначале к случайному срабатыванию какой- нибудь мины, как это бывает в свежую погоду.

Утром, снявшись с дозора, "Донской казак" подошел к месту гибели "Добровольца" (в 40-45 каб. от берега, занятого немцами). Здесь подобрали тела пяти погибших моряков, которые кораблю поручили доставить в Рогокюль. Но едва корабль тронулся с места, как под кормой последовал взрыв. Вначале всем показалось, что произошел толчок, какой бывает при перескакивании корабля через подводную гряду. Но корабль, потеряв ход, начал крениться на левый борт. Взрывом мины оторвало кормовую оконечность вплоть до офицерского отсека, бомбомет Виккерса выбросило за борт, левый вал перебило, а правый оказался согнутым под углом около 10°. Но переборка осталась цела и распространение воды остановила.

Оказавшийся поблизости "Забайкалец", чтобы поддержать корабль на плаву, подошел к борту и подал швартовы, со "Стерегущего" завели буксирный трос. Так корабль довели до Вердера, а оттуда до Ревеля. Разбор обстоятельств произошедшего и несколько мин, обнаруженных при тралении 13/26 августа, привели к выводу о том, что причинами взрывов были мины, которые во внутренней зоне, далекой от границ заграждения, сумели поставить впервые примененные немцами для этой цели мелкосидящие моторные катера-заградители. С этого времени в дозоры начали включать и тральщик.

Особенно напряженными были дни в июле-сентябре 1916 г., когда флот, готовя масштабную десантную операцию, одновременно стягивал все возможные силы и применял меры для укрепления обороны входов в архипелаг и особенно в самое уязвимое место – Ирбен. 15 августа 1916 г. командующий войсками сухопутного Балтийского отряда генерального штаба генерал-майор Геруа и и.д. начальника штаба отряда подполковник А.И. Верховский подписали боевой приказ о действиях войск десанта. Отдельно объявлялась организация службы связи десантной операции "Сухопутного Балтийского отряда". Но все эти приказы и вся титаническая, глубоко продуманная подготовка флота и армии оказались затраченными впустую. Приказы в войска разосланы не были. Повелением Верховного Главнокомандующего императора Николая II от 16 августа 1916 г. операция была отменена, и Балтийский отряд, как и Транспортная флотилия, расформирован.

Черным днем Минной дивизии стала новая удача немецких подводных лодок в зоне моонзундской обороны. 15/28 октября 1916 г. атаке подвергся конвой, направлявшийся из Рогокюля в Ревель. Его составляли "Украйна" и шедшие за ней в кильватер транспорт "Хабаровск" и миноносец "Казанец". Первая торпеда прошла в 10 м за кормой транспорта, вторая попала в правый борт шедшего концевым "Казанца". В результате взрыва погасло электрическое освещение, деформировались некоторые входные люки, отчего офицеры чуть было не оказались погребенными в кают-компании. Перебитый пополам корпус сложился, и обе оконечности, встав вертикально, быстро затонули. Обнаруженные два перископа заставили транспорт привести их на кормовые курсовые углы и по приказанию командира "Украйны" уходить от противника под берегом.

Сброшенные взрывом в ледяную воду, люди не сразу были подняты на палубу "Украйны" – ветер, волнение и угроза повторной атаки мешали спасению. Последних из оставшихся на воде подобрали спустя час. Погибло 45 человек – больше половины экипажа, в том числе инженер-механик старший лейтенант Э.Е. Розенгрен и мичман Шакеев. 25 октября/7 ноября в зоне, огражденной центральной позицией (у Вольфского знака), подорвался на мине один из "новиков" – "Летун". Корабль потерял возможность двигаться и был приведен в Ревель на буксире.



Эскадренный миноносец "Донской Казак" после подрыва на мине. Август 1916 г.

Немцы торжествовали и в своей безмерной тевтонской самонадеянности предприняли акцию, которая до сих пор приводит историков в недоумение. Уверовав ли в слабость русских заграждений (UC-25 и UC-27 дважды, большей частью в надводном положении, удавалось преодолеть центральное заграждение), надеясь ли на разведанные подводными лодками мнимые фарватеры или просто желая продемонстрировать несокрушимую мощь германского духа, немецкое командование решило силами флотилии из 11 миноносцев форсировать "в лоб" передовое заграждение. Если заграждение в Ирбене они методично прогрызали тральщиками, то теперь решили проверить пределы своего военного счастья. Безрассудный прорыв, равносильный атаке конницы на пулеметный фронт, стоил Германии погибших с большей частью экипажей миноносцев S57, S58, S59 (водоизмещение по 905 т), V72, V75, V76 (по 950 т) и G90 (956 т).

Минная дивизия, осведомленная (из расшифрованных радиопереговоров) о планах безумной немецкой авантюры, готовилась перекрыть путь отхода немецким кораблям. В Нукке-Вормском проходе к утру 15/28 октября сосредоточились "Новик", корабли 1-го и 5-го дивизионов. Но атака не состоялась – командующий флотом не хотел рисковать кораблями на заграждениях, которые немцы, как предполагалось, должны были поставить. Но мин тральщики не обнаружили. Не был найден и будто бы остававшийся на плаву подорвавшийся немецкий миноносец.

И вновь, неутомимо выполняя свои охранносторожевые функции, "добровольцы" выходят в море. Утром 18/31 ноября Рогокюль покидала 2-я группа 5-го дивизиона, за ней ушли на север "Сибирский стрелок", "Генерал Кондратенко" и "Охотник". После стоянки у Харилайда они переходят в Гангэ, где встречают подводные лодки "Барс" и "Гепард". 20 ноября/3 декабря идут в Лапвик и вдоль восточной кромки передового заграждения, минуя банки Штапельботен и о. Вормс, 22 ноября/5 декабря возвращаются в базу Рогокюль.

После состоявшегося 4/17 ноября большого сбора дивизии (ожидался прорыв подозрительно маневрировавших у Эзеля 20 немецких миноносцев) последним крупным ее плаванием в 1916 г. стал обход начальником дивизии 5/18 декабря на "Новике" в сопровождении "Десны" и "Капитана Изыльметьева" южного фланга обороны архипелага. У Церельского маяка адмирал осматривал работы по сооружению грандиозного комплекса батареи из 4 305-мм орудий и прощался с личным составом и строителями, остававшимися для продолжения этих работ в жестоких условиях наступающей зимы. В Усть-Двинске встретились с командующим армией Радко-Дмитриевым. Он был настроен очень оптимистично и был уверен, что, благодаря значительному пополнению и высокому боевому духу своих войск, сможет вскоре перейти в наступление, и не представлял, какие потрясения ждут страну в наступающем году и какая горькая участь – быть расстрелянным большевиками в качестве заложника – ждет его самого.

8/21 декабря "Новик", "Десна" и "Капитан Изыльметьев" присоединились в Куйвасте к еще оставшимся здесь "Пограничнику" и "Генералу Кондратенко". Следующим утром адмирал прощался с экипажами, оставшихся на зимовку у о. Шильдау "Цесаревича" и "Адмирала Макарова". 10/23 декабря, преодолевая уже появившийся по берегам тонкий лед и покрываясь ледовыми наростами, покидали Моонзунд корабли.

11/24 декабря корабли во главе с "Сибирским стрелком" благополучно прибыли в Ревель, где предстояли зимняя стоянка и ремонт. Здесь же готовилась зимовать группа 6-го дивизиона ("Стерегущий", "Страшный", "Забайкалец"), а также 1-й и 3-й дивизионы (8 "новиков"), 1-я бригада крейсеров и подводные лодки. В Гельсингфорсе зимовали "Новик", 2-й и часть 3-го дивизиона ("Десна", "Азард", "Самсон", "Летун", "Капитан Изыльментьев"), в полном составе 5-й дивизион ("Эмир Бухарский", "Финн", "Москвитянин", "Всадник", "Гайдамак", "Амурец", "Уссуриец"), группа 6-го дивизиона ("Туркменец-Ставропольский", "Донской казак", "Украйна", "Войсковой"), а также миноносцы 7-го, 8-го и 9-го дивизионов.

Первые большие замены произошли в командном составе кораблей. Командир "Новика" М.А. Беренс еще 10/23 ноября был назначен командиром дредноута "Петропавловск". "Новик" от него принял командовавший до этого "Москвитяниным" А.К. Пилкин. Командир "Сибирского стрелка" П.В. Вилькен (командовал с декабря 1914г.) получил назначение на должность командира 1-го дивизиона эскадренных миноносцев. На его место 28 декабря/10 января прибыл В.И. Залесский. Командиром 5-го дивизиона вместо ушедшего командиром "Славы" капитана 1 ранга П.М. Плена стал капитан 2 ранга Г.К. Старк. Его в должности командира "Страшного" заменил капитан 2 ранга Н.Р. Ренненкампф. Новые назначения последовали в наступающем, круто изменившем судьбу флота и всей России 1917 году.

Оглавление книги


Генерация: 0.066. Запросов К БД/Cache: 0 / 0