Главная / Библиотека / Эскадренные миноносцы класса Доброволец /
/ Глава V В Черном море / Боевые действия "Добровольцев" минной бригады Черноморского флота в 1916-1917 гг.

Глав: 8 | Статей: 30
Оглавление
Безвозвратно ушедшие от нас корабли и их, уже все покинувшие этот мир, люди остаются с нами не только вошедшими в историю судьбами, но и уроками, о которых следует многократно задумываться. Продолжавшаяся ничтожно короткий исторический срок – каких- то 10 с небольшим лет, активная служба “добровольцев” оказалась, как мы могли увидеть, насыщена огромной мудростью уроков прошлого. Тех самых уроков, которые упорно отказывалось видеть 300-летнее российское самодержавие, и, что особенно удивительно, не хотят видеть и современные его перестроечные поклонники и радетели.

Боевые действия "Добровольцев" минной бригады Черноморского флота в 1916-1917 гг.

Боевые действия "Добровольцев" минной бригады Черноморского флота в 1916-1917 гг.

Практику широкоохватного или, как бы мы сказали сегодня, "звездного” набега на турецкое побережье минная бригада осуществила в январе 1916 г. В таком набеге, охватившем побережье Анатолии от Самсуна до Батума, протяженностью 300 миль (расстояние от Севастополя до Босфора), в числе шести пар миноносцев, представляющих все последние их поколения – от усовершенствовавших "соколов” до "новиков” приняли участие – на отрезке побережья Самсун-Унье – "Лейтенант Шестаков” и "Капитан-лейтенант Баранов”. В итоге всех подобных 83 набегов и крейсерств, совершенных флотом в 1916 г., Турция потеряла 778 судов разных величин и типов.

1/14 февраля 1916 г. "Лейтенант Шестаков” (брейд- вымпел начальника 3 дивизиона) возглавил отряд охранения ("Поспешный” и "Беспокойный”) дредноута "Императрица Екатерина Великая” (в "Боевой летописи русского флота” ошибочно названа "Императрица Мария” – P.M.). Корабли шли в Батум, чтобы обеспечить прикрытие и возвращение от берегов Лазистана действовавшего там линейного корабля "Ростислав”. С середины января 1916 г. он в составе Батумского отряда действенным огнем (вплоть до 254-мм снарядов) поддерживал операции Приморского фронта кавказской армии, продвигавшейся вглубь территории Турции.

Оставив сильно укрепленные горные позиции с многоярусными окопами и галлереями у р. Архаве, турки отступили на 20 км к селению Вице, а затем, также под огнем ”Ростислава”, вынуждены были уступить русским столь же сильно укрепленные позиции и ущелья у Яни-кей. После 4 км отхода турок на новые сильно укрепленные позиции фронт временно стабилизировался. В ожидании перегруппировки сухопутных сил ”Ростислав” получил возможность небольшой передышки и отдыха. Соединившись с действовавшими с ”Ростиславом” миноносцами ”Лейтенант Пущин” и "Жуткий”, все корабли 6/19 февраля 1916 г. благополучно прибыли в Севастополь.

В плавании 13-31 марта 1916 г. 3-й дивизион вместе со всем флотом участвовал в грандиозной операции по переброске морем десантного корпуса на кавказский фронт. Корабли действовали на всем протяжении пути транспортов из Одессы в Новороссийск для приема войск и в последующей охране их движения под охраной флота на юг. Четырьмя отрядами 29 транспортов вышли из Одессы 15/28 марта. Минную бригаду в этом походе представляли эскадренный миноносец "Счастливый” (флаг начальника бригады), "Пылкий”, "Гневный”, весь состав 3-го дивизиона и 5 миноносцев 4-го и 5-го дивизионов. ”Лейтенант Шестаков” (брейд-вымпел начальника дивизиона капитана 1 ранга А. М. Клыкова) и "Лейтенант Зацаренный” охраняли 3-й отряд (7 транспортов), ”Капитан Сакен” и ”Капитан-лейтенант Баранов” – 4-й отряд (8 транспортов). В Новороссийск пришли 18 марта.

Здесь на подходах к порту дивизион нес противолодочный дозор и охрану крейсировавшего в море дредноута ”Императрица Екатерина Великая”. Поблизости находился ”Бреслау”, искавший случая для очередной диверсии. После залпов дредноута он поспешил отойти на просторы Черного моря. В охране транспортов дивизион совершил марш-маневр в уже захваченный к этому времени турецкий порт Ризе, после чего, охраняя район высадки, крейсировал в море.

Пополнив 27 марта в Батуме запасы угля, корабли конвоировали транспорты при их возвращении 28-29 марта в Новороссийск. 31 марта вернулись в Батум. 1 /14-2/15 апреля охраняли обстреливавшие вражеские укрепления линейные корабли ”Ростислав” и ”Пантелеймон”. С наступлением темноты, когда большие корабли уходили в Батум, дивизион крейсировал в море между мысами Ираклия и Иерос. Но случай для ночной атаки ”Гебена” и ”Бреслау” не представился. Попеременно оставляя позиции и уходя в Батум для пополнения запасов топлива, корабли с 1/14 апреля включались в обстрел берегов, а с 3/15 апреля заменили ушедшие линейные корабли и продолжали огневую поддержку наступавших частей Приморского фронта. Держась попарно и вводя в действие даже пулеметы, корабли с расстояний 2 – 4 каб. метким сосредоточенным огнем уничтожали скопления вражеских войск, кавалерии, их позиции и батареи.

Корректировку огня и связь с наступавшими войсками генералов Ляхова и Юденича осуществлял представитель дивизиона лейтенант С.С. Веревочкин. После захвата с помощью огня кораблей последних господствовавших над Трапезундом высот турки 3/16 апреля начали эвакуацию города и покинули свои позиции. Третий дивизион тем временем не прекращал громить отступавшие части противника. В результате флот – редкий случай в истории – заставил противника отступить без сопротивления. Войскам Приморского фронта оставалось лишь 6/16 апреля 1916 г. осуществить церемонию торжественного входа в опустевшие город и порт. (Турецкое население ушло с войсками).

Отличившееся в командах всех четырех кораблей 3-го дивизиона были награждены очередными георгиевскими крестами и медалями. Героями были, конечно, комендоры. О них ходатайствовали командиры всех кораблей – капитаны 2 ранга А.А. Пчельников (”Лейтенант Шестаков”), А.П. Гезехус (”Лейтенант Зацаренный”), В.И. Орлов (”Капитан-лейтенант Баранов”), А.А. Макалинский (”Капитан Сакен”). Редкий подвиг был совершен на ”Сакене”. В момент особенно интенсивного боя на корабле последовательно лопнули звенья основной и запасной штуртросовых цепей. Стрельбу прекратили, и инженермеханик старший лейтенант А.А. Оглуздин и мичман Г.П. Марантини в течение 10 минут перевели управление на привод в корме. Вскоре было восстановлено и управление с носового мостика. Корабль выручил кочегарный унтер-офицер Елиазар Семенович Логай. Искусный кузнец, он, не теряя времени, развернул на шкафуте импровизированную кузницу и из стального прута под огнем противника отковал звенья взамен лопнувших. Цепи были восстановлены.

Как писал командующему флотом в своей докладной записке участвовавший в том бою начальник рапорядительного отделения штаба флота старший лейтенант Н.А. Рябинин, благодаря искусству унтер-офицера корабль, восстановив управление, ”быстро вышел на позицию и пятью залпами снял обнаруженную мною батарею”. Фланг противника был дезорганизован, войска отказались от дальнейшей обороны позиций и оставили их, а затем и город, без сопротивления. Ходатайство старшего поддержал и новый командир капитан 2 ранга В.В. Одржеховский. На ”Лейтенанте Зацаренном” Георгиевским крестом 4 степени был награжден артиллерийский кондуктор Тимофей Данилович Стетюха, который в течение двух дней управлял огнем носового плутонга. Так осуществлялась инициатива, еще до войны выдвинутая флигель-адъютантом Погуляевым: Награждены были и офицеры, а начальник дивизиона и командиры кораблей получили золотое оружие.

С появлением 6/19 апреля на берегу депутации с белым флагами (это были оставшиеся в городе греки) корабли прекратили стрельбу. "Лейтенант Шестаков” и "Жуткий” подошли к берегу, и жителям были розданы воззвания русского командования. Так корабли сыграли еще и роль миротворцев на турецкой земле. 1/14 мая 1916 г. 3й дивизион в полном составе вышел в море для встречи и конвоирования возвращавшейся из крейсерства ”Императрицы Марии”. Дредноут уже приближался к выходу в протраленный канал, когда на ”Капитане Сакене” (это было в 4 милях от мыса Фиолент к югу от Херсонесского маяка) в 13 часов с расстояния 12 кабельтовых были замечены перископы двух подводных лодок. Они, видимо, маневрировали для выхода в атаку на готовившие фарватер заградители. Открыв огонь и бросившись в таранную атаку, ”Сакен” успел войти в струю, вызванную крутым поворотом одной из лодок, но та уже успела скрыться под водой. Угроза атаки дредноута была предотвращена.

Первым заметивший перископ сигнальный боцманмат Аникей Васильевич Белоус был представлен командиром к награждению Георгиевским крестом 4 степени. Георгиевскими медалями 4 степени наградили артиллерийского унтер-офицера Ивана Семеновича Мандрыку, матроса 2 статьи Александра Ивановича Шеремета и рулевого Ивана Михайловича Очередько. Медали 3 степени получили (имевшие уже медали 4 степени) артиллерийский унтер-офицер Савелий Гаврилович Сапронов и боцманмат-комендор Алексей Сергеевич Лютый. Все они отлично действовали на своих постах и без промедления позволили атаковать подводную лодку.

Новое оружие противолодочной борьбы применил (по-видимому, в числе первых) ”Лейтенант Шестаков”. Снабженные уже гидростатически действовавшими взрывателями бомбы (вслед за ныряющими снарядами) появились в конце 1915 – начале 1916 гг. Запас их, как и первых торпед в 1877 г., был ограничен – к лету их на весь флот имелось всего 149 штук. Поэтому и тактика их использования при подозрениях о появлении подводных лодок разработана не была. Вероятно, по этой причине на ”Лейтенанте Шестакове” их в подобной ситуации применили не сразу. Обстоятельной атаки, которую 19 июня/ 2 августа 1916 г. произвела, как предполагается, немецкая подводная лодка U-38, изложено в приложении. Охрану конвоя из 4 транспортов и двух барж, шедших на буксире одного из них, составляли 4 боевых корабля. Такая сильная охрана была назначена вследствие того горького урока, который та же лодка преподала русским, когда 25 мая /8 июня без помех потопила сразу три шедших без охраны транспорта. Но курсировавший вдоль строя конвоя ”Лейтенант Шестаков” не решился на превентивное бомбометание после первого подозрения о появлении лодки и атаковал ее лишь в момент уже совершенного двухторпедного залпа.

Экипаж корабля действовал безукоризненно, но одна торпеда успела поразить транспорт № 55, которому пришлось выброситься на берег. Применением всех видов оружия (артиллерия, таран, глубинные бомбы) лодке были нанесены значительные повреждения, заставившие ее отказаться от попыток возобновить атаку.

Отличившийся особенно меткой стрельбой первый наводчик кормового орудия старший комендор Виктор Миронович Мальков (крестьянин Саратовской губернии) был награжден Георгиевской медалью 2 степени. Медалями 3 и 4 степеней было награждено еще до 20 отличившихся в бою. Главными же героями были матросы бомбовой партии, наглядно продемонстрировавшие эффект нового оружия. Вместе с сигнальщиком-дальномерщиком Назаром Ядыкиным (он первым заметил перископ немецкой лодки) и рулевым боцманматом Георгием Немцулом (командир особенно отмечал его искусство при таранной атаке) Георгиевскими крестами 4 степени был награжден весь расчет бомбовой партии: пять минеров, минный машинист и входивший в ее состав кок Михаил Сивак. Так формировались опыт и новая тактика противолодочной борьбы.

В ночь с 1/14 на 2/15 сентября ”Лейтенант Шестаков” (командир капитан 2 ранга Терентьев) и ”Капитан- лейтенант Баранов” (командир капитан 2 ранга Г.Ф. Гильдебрандт) вместе с тремя ”новиками” осуществили экстренную постановку заграждения из 220 мин. Мины пришлось ставить в светлую лунную ночь в расстоянии 25 каб. от батареи Кара-Бурну на турецком берегу. Сведения о фарватере, которым должен был пройти из Зунгулдака германский пароход "Патмос”, были получены из перехваченной и расшифрованной радиограммы противника. Несмотря на исключительно опасные обстоятельства операции, корабли блестяще выполнили задание. ”Все мины встали”, – подчеркивал в своем ходатайстве о наградах трех особенно отличившихся минеров командир ”Шестакова”. Также отлично действовал и экипаж ”Баранова” – турки ничего не заметили. Достигнута была и цель операции – пароход, идя назначенным фарватером, подорвался на минах и должен был, чтобы не затонуть, выброситься на берег.

20 октября/2 ноября 1916 г. "Капитан Сакен”, "Лейтенант Зацаренный” совместно с миноносцем ”Строгий” и транспортом ”Святогор” совершили набег на охраняемую стоянку турецких судов в устье р. Термес. На берег был высажен диверсионный отряд в составе 40 дружинников и 150 армянских добровольцев. Из обнаруженных в реке 50 фелюг до 20 увели в море моторными катерами с кораблей. Приказом командующего флотом от 20 марта 1917 г. особенно отличившиеся участники операции получили очередные георгиевские награды. Точно так же семь смельчаков с ”Капитана Сакена” отличились 2/15 декабря 1916 г., когда на ”моторе” корабля высадили под Босфором на берег группу разведчиков (приказ командующего флотом вице-адмирала А. В. Колчака № 1059 от 20 марта 1917 г,).

8/21 декабря 1916 г. ”Лейтенант Шестаков” поддерживал у Тульчи на Дунае отход русских войск. Искусные маневры командира на узком фарватере и самоотверженная помощь взятого на берегу лоцмана-добровольца (уроженца г. Сулина) Дмитрио Козадини (его командир представлял к награждению Георгиевской медалью) позволил кораблю не сесть на мель и устоять под огнем несколько раз накрывавших корабль фугасных и шрапнельных снарядов. Здесь же на Дунае пять ”охотников” с ”Капитан-лейтенанта Баранова” вместе с двумя специалистами службы бонового дела в ночь с 31 декабря 1916 г. на 1 января 1917 г. установили противоминный бон. 9/22 января 1917 г. ”Капитан-лейтенант Баранов” участвовал в прикрытии перехода из Одессы в Сулин отряда транспортов с войсками Балтийской морской дивизии.

С нового 1917 г. к кораблям отряда Северо-западной части Черного моря присоединились пришедшие из Батума ”Капитан Сакен” и ”Лейтенант Зацаренный”, который уйдя в Севастополь 16 января, до 25 января оставался флагманским кораблем начальника отряда судов и портов восточной части Черного моря контр-адмирала князя Н.С. Путятина. 11/24 мая 1917 г. одновременно с очередными постановками флотом минных заграждений у Босфора состоялась воздушная разведка у Синопа. В охране гидрокрейсера ”Авиатор” (5 самолетов) участвовал ”Лейтенант Зацаренный”.

16/29 мая 1917 г. к прикрытию дивизиона корабельной авиации, шедшего для осуществления налета на занятую немцами и болгарами Констанцу, присоединился вышедший из Сулина ”Капитан-лейтенант Баранов”. Он же участвовал в охране новой операции дивизиона корабельной авиации. Вышедшие в Одессу 20 июня гидрокрейсера ”Авиатор” и ”Республиканец” (бывший ”Император Александр I, ранее "Александр III”), приняв по 8 гидросамолетов, шли для обеспечения предстоящего перехода из Николаева в Севастополь дредноута ”Воля” (бывший ”Император Александр III”).

Вместе с ”Лейтенантом Шестаковым” ”Капитан-лейтенант Баранов” охранял дредноут и во время совершенной перед входом в Севастополь первой практической стрельбы по щитам в море. Торжество присоединения к флоту нового дредноута омрачила своим ”революционным” поведением команда ”Республиканца”. Перед назначенным на 28 июля походом из Одессы в Николаев для непосредственного авиационного прикрытия перехода дредноута судовой комитет гидрокрейсера объявил, что из-за недостатка кочегаров переход будет для команды слишком утомительным. Не смея противиться воле масс и не пытаясь воззвать к их революционному долгу, начальник дивизиона счел за благо поход отменить.

Но могучий организм флота все еще продолжал мужественно сопротивляться все более облекавшей и пронизывавшей его заразе ”революционного” разложения. Офицеры и подавляющее большинство команд оставались верны долгу службы. Корабли продолжали совершать боевые походы. Еще не была забыта и практика довоенных регулярных боевых стрельб линейных кораблей по щитам на море. Вступил в строй после ремонта ”Борец за свободу” (бывший ”Пантелеймон”). В охране его выхода с ”Евстафием” и ”Иоанном Златоустом” на стрельбу участвовал 28 июля (с четырьмя нефтяными миноносцами) и ”Капитан-лейтенант Баранов”.

Неизменно всю войну сопутствовавшая дивизиону удача изменила его кораблям 17/30 июня 1917 г. когда погиб ”Зацаренный”.

В ночь на 7/20 июля 1917 г. ”Лейтенант Шестаков” входил в состав отряда прикрытия (”Свободная Россия”, ”Память Меркурия” и ”новики”: ”Керчь”, ”Фидониси”, ”Поспешный”) обеспечивавшего очередную большую и оказавшуюся последней во время войны минно-заградительную операцию у Босфора. Продолжая набеги миноносцев на турецкое побережье, ”Шестаков” и ”Баранов” 28 июля/ 11 августа 1917 г. потопили в Синопе две баржи с бензином и тем нанесли ощутимый урон германо-турецкой авиации. Не досчитались турки и 20 фелюг, приготовленных для прорыва в Зунгулдак.

В операции по отлову ”Бреслау”, состоявшейся 17 октября/1 ноября 1917 г., то есть за восемь дней до погубившего флот и Россию большевистского переворота, "Kaпитан-лейтенант Баранов” и гидрокрейсер ”Румыния” находились в охранении дредноута ”Воля”. Выведя в море все три маневренные группы флот наконец имел верные шансы поймать неуловимого диверсанта и отомстить за ”Лейтенанта Зацаренного”. Но сделавшийся к этому времени уже вполне ”революционным” экипаж дредноута ”Свободная Россия” (1-я маневренная группа), заскучал на боевой позиции и, повторив опыт ”Республиканца”, пожелал вернуться в Севастополь.

Оглавление книги


Генерация: 0.054. Запросов К БД/Cache: 0 / 0