Глав: 8 | Статей: 66
Оглавление
В начале 1945 года Гитлер предпринял последнюю попытку переломить ход войны и избежать окончательной катастрофы на Восточном фронте, приказав провести в Западной Венгрии крупномасштабное наступление с целью выбить части Красной Армии за Дунай, стабилизировать линию фронта и удержать венгерские нефтяные прииски. К началу марта германское командование сосредоточило в районе озера Балатон практически всю броневую элиту Третьего Рейха: танковые дивизии СС «Лейбштандарт», «Рейх», «Мертвая голова», «Викинг», «Гогенштауфен» и др. — в общей сложности до 900 танков и штурмовых орудий.

Однако чудовищный удар 6-й танковой армии СС, который должен был смести войска 3-го Украинского фронта, был встречен мощнейшей противотанковой обороной и не достиг цели. Впоследствии даже сами немцы признавали, что советская противотанковая артиллерия действовала в этом сражении образцово. Десятидневная битва закончилась жесточайшим избиением последних боеспособных резервов Гитлера — немцы потеряли в районе Балатона около 400 танков и до 40 000 человек. После этого сокрушительного поражения германская армия окончательно лишилась способности вести наступательные действия.

До сих пор отечественный читатель мог судить о Балатонской операции лишь по советским источникам. В новой книге известного историка эта битва впервые показана с немецкой стороны — изучив всю доступную литературу, опираясь на оперативные документы Вермахта и никогда не переводившиеся на русский язык мемуары немецких солдат и военачальников, автор подробно анализирует ход боевых действий, разбирает тактические просчеты германского командования, из-за которых успешная поначалу операция завершилась полным крахом, лишив Гитлера последних надежд на мало-мальски приемлемый исход войны.

9 января 1945 года (вторник). Первый день операции «Конрад II»

9 января 1945 года (вторник). Первый день операции «Конрад II»

«Температура около 0 °C. Сильная облачность. Туманно. В расположении 8-й армии сильный снегопад. Дороги в горах плохо проходимы».

Силы I немецкого кавалерийского корпуса оказались втянуты в крупное сражение у Замоя, пытаясь противостоять превосходящим по численности советским танковым частям. Советское командование хотело во что бы то ни стало разбить передовые части и отбросить наступавших немцев назад. Для этого впервые был использован I гвардейский танковый корпус, который до этого момента находился под Будапештом. Как ни странно, немцам удалось отразить все советские контратаки. Советские войска, не продвинувшись ни на километр в западном направлении, потеряли 74 танка. В итоге I кавалерийский корпус справился с поставленной перед ним тактической задачей. Он не только оттянул от Будапешта часть советских войск, но и смог нанести им ощутимый урон. Более того, ему удалось сковать советские войска, которые предполагалось использовать в Пилишских горах против наступающих немецких частей.

Накануне этого в ночь с 8 на 9 января 1945 года 5-я танковая дивизия СС «передала» в оперативное распоряжение 6-й танковой дивизии усиленную полковую группу «Вестланд». Во время передвижения полковой группы она неоднократно подвергалась атакам советских войск в районе населенных пунктов Бичке, Мань и Жамбек. Но несмотря на это, перегруппировка произошла успешно. При этом надо учитывать тот факт, что операция проводилась в условиях плохой погоды и больших снежных заносов. С 15 часов полковая группа, непосредственно руководимая командиром дивизии, передвигалась по заледенелым лесным дорогам и полевым объездам через Тарьян, Байну, Надьшап. Она направлялась на левый фланг, в район, лежащий к югу от Грана. По прибытии на исходные позиции «Вестланд» тут же предоставил себя в распоряжение командования 711-й пехотной дивизии, чтобы начать атаку в юго-восточном направлении на Сентэндре. Тактической целью операции был Помаз. К 24 часам полковая группа была готова к выполнению приказа.

96-я пехотная дивизия, получившая батальон усиления, занимала позиции чуть восточнее Грана на берегу Дуная. Это было очень узкое и весьма открытое место. В 22 часа «боевая группа Филиппа» должна была начать вылазку на южный берег Дуная.

Как уже говорилось выше, на северном берегу Дуная ожесточенные бои не принесли тактического превосходства ни одной из воюющих сторон. У немцев получилось удержать Коморн и Нойхойзель, но при этом советским войскам удалось создать оборонительный рубеж, который весьма затруднял все немецкие контратаки. Для немцев ситуация осложнялась тем, что основная часть 20-й танковой дивизии могла вступить в бой только 10 января. Дело в том, что ее подразделения не были полностью доставлены по железной дороге из Жилина в Ваагтал. Повторять ошибку начала января и вводить в бой не полностью укомплектованную дивизию никто не решался.

Но в целом для немцев ситуация была во многом благоприятной. План наступления отнюдь не был фантастическим. Успех немецкого наступления был вполне возможен. Положение в Будапеште, напротив, было безнадежным. Снабжение по воздуху фактически прекратилось. За сутки в миллионный город сбрасывалось (именно сбрасывалось, а не сгружалось) около 50 тонн грузов. В условиях, когда в Будапеште даже накануне окружения не было никаких значительных запасов, это была капля в море. При этом в Берлине было принято очередное «судьбоносное» решение: окруженной немецко-венгерской группировке запрещалось не только идти на прорыв из города, но даже самостоятельно принимать тактические решения. Гудериан не без сожаления сообщил: «Фюрер задумал новое грандиозное наступление с целью деблокировать Будапешт. Оно должно начаться из района юго-восточнее Секешфехервара и чуть южнее озера Веленце». Можно только предполагать, почему Гитлер принял такое решение, оказавшееся роковым для группы армий «Юг». Вероятно, он предполагал, что первоначальный план «Паула» (южное решение) был более удачным. Между тем Гитлер не учитывал того обстоятельства, что обстановка в Западной Венгрии в ходе боев уже изменилась. Кроме того, фактически не планировалось деблокировать Будапешт. Оставленная там на произвол судьбы группировка должна была выполнять только одну функцию — по возможности максимально долго сковывать действия частей 2-го и 3-го Украинских фронтов. При этом потенциально успешная операция «Конрад II» могла закончиться катастрофой, и не столько благодаря усилиям советских войск, сколько благодаря решению Гитлера. Сам же фюрер в это время был крайне нервным и нетерпеливым, он ожидал быстрого успеха от столь же поспешно спланированной операции в Арденнах.

Прежде чем направить вечернюю сводку в Верховное командование сухопутных войск, генерал Вёлер связался с Балком, чтобы поинтересоваться дальнейшими действиями армейской группы к югу от Грана. В ответ Балк доложил: «Этой ночью наступающие части должны продвинуться хотя бы до Сентэндре, чтобы тем самым проложить себе дорогу к Будапешту. Это начинание должно быть одновременно поддержано 711-й пехотной дивизией, которая должна пробиться к Будапешту через горы».

В ответ Вёлер отметил, что начало операции является несколько поспешным, так как сперва следовало бы дождаться решения из самого Будапешта. Балк заметил, что положение в Будапеште настолько критическое, что обороняющиеся скоро останутся без боеприпасов. Но при этом в Гране уже заготовлено 200 тонн грузов, которые в случае удачных действий «боевой группы Филиппа» тут же будут направлены в венгерскую столицу. «Несколько модифицирован и план наступления на северном берегу Дуная, — продолжал Балк. — 20-я танковая дивизия должна начать наступление в южном направлении из окрестностей Удвара. Я смею надеяться, что кризисная ситуация, сложившаяся на северном берегу, завтра будет разрешена».

В 18 часов 50 минут состоялся телефонный разговор Вёлера с Гудерианом. Вёлер пытался всеми способами убедить командующего сухопутными войсками в необходимости принятия быстрого решения и скорейшего оказания помощи Будапешту. Но с первых минут разговора стало ясно, что ни о какой свободе действий не может быть и речи. Не подействовали и доводы о том, что боеприпасов и провианта в городе осталось в лучшем случае на два дня:

«Подобное положение вынуждает нас принимать оперативные решения. Именно по этой причине армейская группа Балка планирует отчаянную вылазку по берегу Дуная. Сегодня из 96-й пехотной дивизии сообщили, что в нескольких местах на берегу Дуная противник не успел возвести оборонительные укрепления, а потому у нас еще есть шанс на успех. Люди, запертые в Будапеште, не простят, если мы не воспользуемся этим шансом. 711-я пехотная дивизия в ходе своего наступления максимально продвинулась сквозь Пилишские горы. Дерзкое наступление по берегу Дуная позволит продвинуться до Сентэндре. В зависимости от успешности продвижения по одному из двух направлений полковая группа 5-й танковой дивизии СС „Викинг“ готова нанести удар в сторону Будапешта либо по берегу реки, либо через горы. Если замысел командования группы армий „Юг“ удастся, то из Будапешта сначала будут вывезены раненые, а затем из Сентэндре туда будут доставляться боеприпасы».

И именно в этот момент было оглашено решение Гитлера, а на авансцене появляется идея очередной перегруппировки IV танкового корпуса СС (как покажет время, оказавшейся для него роковым). В документах об этом сообщалось так:

«Генерал-полковник Гудериан отверг предложенный план, заметив, что существует идея перегруппировать IV танковый корпус СС, что позволит атаковать Будапешт вместе с корпусной группой Брайта, расположенной в окрестностях озера Веленце. Командующий группой армий указал, что подобная перегруппировка означает потерю времени, в то время как судьбу Будапешта может решить даже один день. Генерал-полковник разделяет эти сомнения. Он полагает: удастся ли еще долго удерживать Будапешт — большой вопрос».

Но при этом Гудериан отчетливо дал понять, что командование группы армий «Юг» должно ориентироваться исключительно на приказы фюрера, а потому надлежало перегруппировать IV танковый корпус СС, чтобы он готовился вместе с корпусной группой Брайта наступать на южном фланге армейской группы Балка: «Наступление надо начать как можно южнее, в месте, где бы противник его совершенно не ожидал». В ответ на это Вёлер заметил, что IV танковый корпус постоянно подвергается советским атакам, а стало быть, он не может просто оставить занятую с таким трудом территорию. Его место должен кто-то занять. В противном случае все достигнутые в ходе предыдущей операции успехи (хоть и условные) окажутся напрасными. Гудериан холодно парировал: «Для удержания данной территории вполне достаточно сил 3-го кавалерийского и народно-артиллерийского корпусов».

В группе армий «Юг» уже давно предвидели, что перегруппировка IV танкового корпуса СС для Гитлера была уже давно решенным вопросом. Сам же Гудериан пытался не высказывать своего собственного мнения. Он уже вовсю ощутил на себе нервозность фюрера, который едва ли не каждодневно отвергал все его идеи и предложения. Гудериан ушел в себя, предвидя близкий конец рейха. Можно сказать, что его охватила апатия. Впрочем, это не мешало каждый раз заверять командование группы армий «Юг», что он разделяет их озабоченность и поддерживает их точку зрения.


Герберт Гилле, командующий IV танковым корпусом СС

Генерал-лейтенант Грольман проинформировал штаб армейской группы Балка о состоявшемся разговоре. При этом он указывал на явные недостатки нового плана действий: потеря драгоценного (для немцев) времени, лишняя трата и без того недостающего горючего, критическое положение в Будапеште, возможные поломки танков во время их переброски на отдаленные «южные» территории. В штабе армейской группы Балка не только согласились с этими доводами, но даже дополнили их:

«1) Исходные позиции слишком удалены от Будапешта.

2) Переброска IV танкового корпуса в расположение 1-й танковой дивизии будет длиться слишком долго по причине плохой проходимости занесенных снегом и заледеневших горных дорог. В итоге сама перегруппировка может занять не менее 5 дней. Во время переброски противник может провести перегруппировку и направить на армейскую группу Балка пополненные части 8-й армии.

3) Дерзкое наступление по берегу Дуная — фактически единственная возможность пробиться к Будапешту».

Стоит добавить, что буквально накануне, во время обсуждения в штабе армейской группы Балка «дерзкого наступления боевой группы Филиппа», на него возлагались очень большие надежды. Балк в очередной раз был преисполнен оптимизма. Впрочем, штаб группы армий «Юг» добавил ложку дегтя в эту бочку меда, когда сообщил, что поступили сведения о том, что 93-я советская стрелковая дивизия отводится от Соба. Предполагалось, что ее собираются направить на южный берег, чтобы полностью блокировать любое продвижение вдоль Дуная. В ответ на это начальник штаба армейской группы Балка генерал-майор Гедке парировал, что остается шанс на прорыв, который осуществила бы 711-я пехотная дивизия двумя группами через горы: «Надо рискнуть, так как силы сражающихся в Будапеште подходят к концу».


Вальтер Венк — начальник Генерального штаба сухопутных сил Германии

В итоге генерал-майор Гедке резюмировал все высказанные сомнения в одном документе и отправил его в виде докладной записки наверх. Примечательно, что в этой записке он говорил уже не о 5, а 8 днях, которые требовались для проведения перегруппировки IV танковой дивизии.

Поздним вечером генерал Вёлер вновь попытался убедить Гудериана в том, что запланированная ранее операция имеет все шансы на успех. При этом успеха можно было добиться значительно раньше, чем танки успели бы достигнуть исходных позиций на «юге». Гудериан вновь согласился с приведенными доводами. В час ночи начальник штаба сухопутных войск генерал Венк подтвердил, что группа армий «Юг» может осуществлять свой собственный замысел. Передовые части, расположенные к югу от Грана, пришли в состояние боевой готовности, но так и не пошли в наступление. В журнале боевых действий дивизии «Викинг» записано: «К 24 часам все подразделения были готовы начать наступление. Однако в час ночи приходит приказ — отложить наступление. На это якобы имеется приказ фюрера. Мы теряем фактор внезапности».

Атаковать было готово и левое крыло IV танкового корпуса СС. Но и им не поступило никакого приказа. Гилле нервничает, но не решается начать операцию на свой страх и риск. Он не понимает, почему она задерживается, если на это дано согласие фюрера.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.161. Запросов К БД/Cache: 3 / 1