Глав: 8 | Статей: 66
Оглавление
В начале 1945 года Гитлер предпринял последнюю попытку переломить ход войны и избежать окончательной катастрофы на Восточном фронте, приказав провести в Западной Венгрии крупномасштабное наступление с целью выбить части Красной Армии за Дунай, стабилизировать линию фронта и удержать венгерские нефтяные прииски. К началу марта германское командование сосредоточило в районе озера Балатон практически всю броневую элиту Третьего Рейха: танковые дивизии СС «Лейбштандарт», «Рейх», «Мертвая голова», «Викинг», «Гогенштауфен» и др. — в общей сложности до 900 танков и штурмовых орудий.

Однако чудовищный удар 6-й танковой армии СС, который должен был смести войска 3-го Украинского фронта, был встречен мощнейшей противотанковой обороной и не достиг цели. Впоследствии даже сами немцы признавали, что советская противотанковая артиллерия действовала в этом сражении образцово. Десятидневная битва закончилась жесточайшим избиением последних боеспособных резервов Гитлера — немцы потеряли в районе Балатона около 400 танков и до 40 000 человек. После этого сокрушительного поражения германская армия окончательно лишилась способности вести наступательные действия.

До сих пор отечественный читатель мог судить о Балатонской операции лишь по советским источникам. В новой книге известного историка эта битва впервые показана с немецкой стороны — изучив всю доступную литературу, опираясь на оперативные документы Вермахта и никогда не переводившиеся на русский язык мемуары немецких солдат и военачальников, автор подробно анализирует ход боевых действий, разбирает тактические просчеты германского командования, из-за которых успешная поначалу операция завершилась полным крахом, лишив Гитлера последних надежд на мало-мальски приемлемый исход войны.

19 января 1945 года (пятница). Второй день операции «Конрад III»

19 января 1945 года (пятница). Второй день операции «Конрад III»

«Температура -4 °C. Пасмурно. Во второй половине дня легкий снегопад. Положение дорог неизменное».

Специально назначенные для прикрытия правого фланга танковые разведывательные батальоны достигли канала Шио, однако не смогли создать на нем никакого плацдарма. Их сил явно не хватало даже для того, чтобы просто охватить территорию протяженностью в 75 километров. Но это не исключало мелких тактических успехов немцев. Разведывательный батальон 1-й танковой дивизии смог взять город Шиофок на южных берегах Балатона. В 30 километрах на восток был взят населенный пункт Мезё Комаром. Танковый разведывательный батальон 3-й дивизии смог закрепиться на северо-восточном берегу канала Шио. Разведывательный батальон 23-й танковой дивизии смог отразить советские контратаки под Шар-Эгрешем, после чего провел разведку на территории между каналом Шарвиз и Дунаем, выяснив, что на холмах в 8 километрах на северо-запад от Дунафёльдвара закрепились отряды Красной Армии.

На рассвете 3-я танковая дивизия продолжила двигаться на северо-восток. В ходе наступления она взяла Херцегфальву; отчасти удалось проникнуть в удерживаемый советскими войсками населенный пункт Дунапентеле. В 5 часов 30 минут дивизия СС «Викинг», получившая подкрепление, стала продвигаться на восток от Шаркерестура. При этом ей удалось отбить советские фланговые контратаки, которые предпринимались танками из окрестностей Шерегейеша. Ближе к вечеру вся местность к востоку от Шарошда, протяженностью в несколько километров, была под контролем «викингов». Правое крыло дивизии находилось буквально на полпути к Перкате. В то же самое время левое крыло «викингов» натолкнулось близ Абы на мощное советское сопротивление, которое так и не удалось сломить. Чтобы исправить ситуацию, в дело был пущен разведывательный дивизионный танковый батальон.

3-я танковая дивизия СС «Мертвая голова» дольше всех преодолевала канал близ Таца и Фалубаттьяна. Несмотря на задержку, в 7 часов 35 минут танки дивизии вновь перешли в наступление. В ходе кровопролитного боя эсэсовцам удалось уничтожить советские противотанковые орудия и захватить деревню Фёвень. К вечеру дивизия «Мертвая голова» контролировала пространство на несколько километров к западу от Шерегейеша.

Несмотря на то что в штабе группы армий «Юг» были вполне довольны развивающимся наступлением, в армейской группе Балка царили несколько иные настроения. В 17 часов 15 минут Балк не без раздражения сообщал: «Вследствие крайне неудовлетворительного поступления информации танковые дивизии СС не позволяют создать общее представление о развитии наступления. Чтобы выяснить картину боевых действий, на место выехал обергруппенфюрер СС Гилле». Два часа спустя Балку была предоставлена вся необходимая информация. А в 21 час Балк с беседе с Вёлером ни словом не упомянул о проблемах в системе связи и оповещения.

Передовые части 1-й танковой дивизии в тот день попытались захватить пространство к югу от Секешфехервара до озера Веленце. Здесь им пришлось столкнуться с ожесточенным сопротивлением советских подразделений. В итоге к вечеру был взят лишь Динньеш, располагавшийся на южном окончании озера. При этом танковая дивизия должна была прикрывать весьма протяженный северный фланг, который простирался от озера Веленце до Пальмайора. Именно в этом слабом месте советские войска не раз пытались предпринять контратаку.

По мере развития немецкого наступления советские войска не раз пытались ударить с флангов по танковым клиньям. Но в большинстве своем это были лишь локальные акции, которые не носили генерального характера. Дело еще не дошло до единого массированного советского контрнаступления. Впрочем, в штабе армий «Юг» уже считались с подобной возможностью: «После того как накануне противник потерпел повсеместное поражение, он осознал опасность, которую представляет наше наступление для его собственной операции. Поэтому с севера и юга в направлении нашего продвижения перекидываются войска. Но пока эти меры не носят характера единого контрнаступления».

23-я танковая дивизия, входившая в состав корпусной группы Брайта, около 19 часов 30 минут начала затянувшееся до ночи наступление, которое было направлено вдоль дороги, ведущей от Чора к Секешфехервару. Чуть далее на север наступление развивала дивизионная группа Хольсте.


Август Цеендер, командир 22-й добровольческой дивизии СС «Мария Терезия», осажденной в Будапеште

Почти все наступавшие немецкие части подвергались постоянным атакам с воздуха, которые осуществляли советские штурмовики, прикрываемые истребителями. Однако это не смогло нанести существенных потерь силам IV танкового корпуса СС. Более того, во многом это была рискованная для советских воздушных сил затея, так как в ходе налетов истребителям Люфтваффе удалось сбить около 20 советских машин. Ситуация в небе изменилась, так как к Будапешту был подтянут 4-й воздушный флот Люфтваффе. Однако его главной задачей было снабжение венгерской столицы по воздуху.

Чтобы спасти положение, советское командование направило к Абе располагавшийся ранее под Жамбеком 18-й танковый корпус и части 7-го гвардейского механизированного корпуса. К ним присоединились перекинутые из Финляндии (к этому моменту вышедшей из войны) три стрелковых дивизии. Это были значительные силы, но у них не было общего плана контрнаступления. Впрочем, силы советских войск отнюдь не были на исходе. В резерве еще находились 5-й гвардейский кавалерийский корпус, 2-й гвардейский механизированный корпус, а также части 1-го гвардейского механизированного корпуса.

Впрочем, генерал Балк с присущим ему неоправданным оптимизмом в тот день сообщал: «Складывается впечатление, что основные силы неприятеля уже разбиты». Генерал Вёлер не был склонен разделять подобное убеждение. Он опирался на данные авиаразведки, которая сообщала о массированном передвижении советских частей. Впрочем, он не знал, куда и когда они будут направлены. В 17 часов 45 минут штаб группы армий «Юг» докладывал Верховному командованию: «Силы противника, о которых докладывает авиаразведка, не ясны. Сообщается о 2 тысячах транспортных средств, которые передвигаются к Будапешту из района нашего наступления, а также о 600 машинах, которые двигаются в обратном направлении на юг. В первом случае речь может идти об отводе частей снабжения, во втором — о прибытии боевых сил».

Немцам пока удавалось использовать фактор неожиданности и глубоко вклиниваться в советские позиции. 135-й советский стрелковый корпус, удерживавший с самого начала окрестности Секешфехервара, был разбит на несколько групп и откинут в глубь города. Над 3-м Украинским фронтом нависла угроза раскола на две части. Чтобы избежать окружения, гибельного в той ситуации, некоторым советским частям пришлось пойти на прорыв.

В данной ситуации маршал Толбухин опасался не столько немецкого прорыва в северном направлении к Будапешту, сколько того, что некоторые его дивизии могут быть взяты в клещи у Балатона, где с одной стороны наступал IV танковый корпус, а с другой (по южному берегу Балатона) — 2-я немецкая танковая армия.

Видя опасность окружения, Толбухин даже обдумывал возможность отвода войск на восточный берег Дуная (здесь Дунай тек «вертикально», а не «горизонтально», как к северу от Будапешта). Если бы 2-я немецкая танковая армия (как и было запланировано вначале) перешла в наступление, то вполне реальной была бы ситуация, когда части 3-го Украинского фронта оказались бы отброшенными из Западной Венгрии, а Будапешт был бы деблокирован. Впрочем, немецкое командование решило пренебречь этим шансом. Вызвано это было, скорее всего, явной переоценкой возможностей немецких танковых дивизий и явной недооценкой боеспособности советских солдат. К тому же в данной ситуации Верховное командование отнюдь не планировало разгром 3-го Украинского фронта. Целью IV танкового корпуса был исключительно Будапешт, а 2-я танковая армия была «припасена» для других («более перспективных») задач. Когда эсэсовские дивизии двигались к берегу Дуная, еще только обдумывалась возможность применения 2-й танковой армии. Дело в том, что танковые разведывательные батальоны выяснили, что на южных берегах Балатона, в частности, у Шиофока не было крупных советских формирований. И только тогда командование 2-й танковой армии получило приказ готовить наступление на Капошвар. Но даже и эта операция была запланирована исключительно для того, чтобы сковать силы Красной Армии в данном районе и предупредить их переброску либо в направлении Будапешта, либо к северным берегам Балатона, где развивалось очередное немецкое наступление. Но в самом приказе о подготовке немецкой военной операции уже говорилось о возможном разгроме 57-й советской стрелковой и 1-й болгарской армий.


IV танковый корпус в наступлении

В связи с этим генерал Вёлер в своей вечерней сводке сообщал о следующих ходах, запланированных на 20 января:

«1) Силы дивизий СС „Викинг“ и „Мертвая голова“ должны сконцентрироваться для прорыва советских позиций между Дунаем и озером Веленце.

2) Следует окружить или оттеснить советские войска от Вали, пока советское командование не использовало 5-й гвардейский механизированный корпус и другие части оперативного реагирования.

3) 3-я танковая дивизия должна нанести удар в направлении Дуная, после чего развернуть наступление по его берегу на север, прикрыв тылы с юга и фланг с востока, где в районе Шимонторньи концентрировались советские войска.

4) 1-я танковая дивизия под прикрытием с северного фланга должна уничтожить советские войска в Секешфехерваре.

5) III танковый корпус (корпусная группа Брайта) должен продолжать свое наступление к северу от Секешфехервара.

6) I кавалерийский корпус должен безотлагательно начать подготовку к наступлению силами 3-й кавалерийской бригады и 6-го танкового корпуса в направлении Бичке — Мань. В зависимости от развития общего наступления дальнейшее продвижение возможно либо в восточном, либо южном направлении».

Кроме этого штаб армейской группы Балка запланировал наступление двух венгерских пехотных батальонов, которое должно было осуществиться по льду Балатона в районе Жамарди и Тихани. Только на третий день операции предполагалось уничтожить советские войска, удерживавшие позиции к югу от озера Веленце. Это должно было стать залогом успешности немецкого наступления в северо-восточном направлении, к Будапешту.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.130. Запросов К БД/Cache: 3 / 0