Глав: 8 | Статей: 66
Оглавление
В начале 1945 года Гитлер предпринял последнюю попытку переломить ход войны и избежать окончательной катастрофы на Восточном фронте, приказав провести в Западной Венгрии крупномасштабное наступление с целью выбить части Красной Армии за Дунай, стабилизировать линию фронта и удержать венгерские нефтяные прииски. К началу марта германское командование сосредоточило в районе озера Балатон практически всю броневую элиту Третьего Рейха: танковые дивизии СС «Лейбштандарт», «Рейх», «Мертвая голова», «Викинг», «Гогенштауфен» и др. — в общей сложности до 900 танков и штурмовых орудий.

Однако чудовищный удар 6-й танковой армии СС, который должен был смести войска 3-го Украинского фронта, был встречен мощнейшей противотанковой обороной и не достиг цели. Впоследствии даже сами немцы признавали, что советская противотанковая артиллерия действовала в этом сражении образцово. Десятидневная битва закончилась жесточайшим избиением последних боеспособных резервов Гитлера — немцы потеряли в районе Балатона около 400 танков и до 40 000 человек. После этого сокрушительного поражения германская армия окончательно лишилась способности вести наступательные действия.

До сих пор отечественный читатель мог судить о Балатонской операции лишь по советским источникам. В новой книге известного историка эта битва впервые показана с немецкой стороны — изучив всю доступную литературу, опираясь на оперативные документы Вермахта и никогда не переводившиеся на русский язык мемуары немецких солдат и военачальников, автор подробно анализирует ход боевых действий, разбирает тактические просчеты германского командования, из-за которых успешная поначалу операция завершилась полным крахом, лишив Гитлера последних надежд на мало-мальски приемлемый исход войны.

11 марта 1945 года (воскресенье). Шестой день операции «Пробуждение весны»

11 марта 1945 года (воскресенье). Шестой день операции «Пробуждение весны»

«Температура 4 °C выше нуля. Ночью была очень ветреная погода. С наступлением дня погода несколько улучшилась, хотя видимость остается по-прежнему низкой. Состояние дорог плохое, но сильный ветер способствует их высыханию».

На реке Драва дивизии, находящиеся под началом Главнокомандующего на юго-востоке, сражались, что называется, «с переменным успехом». Они оказались полностью блокированными на нескольких плацдармах на берегу реки, после чего были вынуждены уйти в глухую оборону. В этот день против немцев были пущены в действие новые болгарские соединения. В результате Главнокомандующий на юго-востоке считал «продолжение наступления с плацдарма к северу от Доньи Михольяц малоперспективным». В вечерней сводке, которую он послал в 20 часов командованию группы армий «Юг», он высказал намерение «встретиться с передовыми частями 6-й танковой армии для того, чтобы создать единый плацдарм в районе Валпово». Поскольку XCI (91-й) армейский корпус не смог начать взаимодействие (как было ранее запланировано) со 2-й танковой армией, то рушился весь план операции. При этом сам Главнокомандующий на юго-востоке не мог приказать ничего командованию 2-й танковой армии, а командование группы армий «Юг» ничего не могло приказать XCI (91-му) армейскому корпусу. По этой причине генерал Вёлер мог принять данную информацию только к сведению, в лучшем случае оказывая косвенное влияние на генералов, подчиненных Верховному командованию Вермахта.

Впрочем, в самом командовании группы армий «Юг» уже задумывались над тем, чтобы перевести дивизии, находящиеся на берегах Дравы, в подчинение Верховному командованию сухопутных сил. Однако данный вопрос мог решить только сам Гитлер. Это было его исключительной компетенцией.

В то же самое время наступление, начатое 16-й панцергренадерской дивизией СС «Рейхсфюрер», не увенчалось сколько-нибудь заметным успехом. Советское командование бросило навстречу эсэсовцам свежие силы, в том числе болгарские подразделения. В итоге части дивизии «Рейхсфюрер» были остановлены на подступах к Надькорпаду. Но при этом командование 2-й танковой армии решило не отказываться от наступления в прежнем, «южном» направлении. Оно предполагало, что дивизии были все еще в состоянии прорваться к Надькорпаду, откуда они должны были повернуть на восток в направлении реки.


Советские контратаки были столь же яростными, сколь и оборона

Но для осуществления данного замысла у 2-й танковой армии явно не хватало сил и боеприпасов. Об этом не раз сообщалось командованию группы армий «Юг», но генерал Вёлер и слышать ничего не хотел про эти проблемы. Он требовал как можно быстрее восстановить предыдущее направление наступления — на восток к Надьбайому. Единственной уступкой в данном вопросе было время — его давали для того, чтобы «провести основательную подготовку». Армия должна была провести перегруппировку и 13 марта начать новое наступление. «Командование армии должно выбрать самое слабое место в позициях противника и бросить туда максимальное количество имеющихся в распоряжении сил».

В ответ командование 2-й танковой армии заявляло, что готово начать новое наступление лишь 15 марта. В ответ в штабе группы армий «Юг» считали данные сроки неприемлемыми и вновь требовали начать наступление 13 марта, хотя бы с наступлением темноты: «Имеющийся опыт показывает, что в сложившихся условиях данное время суток наиболее благоприятно для прорыва вражеской линии обороны. К завтрашнему дню командование армии должно предоставить предварительные соображения относительно предстоящего наступления».

Некоторых тактических успехов удалось добиться 6-й танковой армии.

Частям I кавалерийского корпуса удалось потеснить Красную Армию от берегов канала Шио. При этом правое крыло корпуса (25-я венгерская пехотная дивизия) продвинулось приблизительно на 3 километра по берегу озера Балатон, северо-восточнее Шиофока. Впрочем, 4-я кавалерийская дивизия не могла похвастать такими успехами — она так и не смогла взять Балатон-Сабади. 3-й кавалерийской дивизии на южном берегу Шио пришлось столкнуться с мощной советской группировкой, которая активно поддерживалась артиллерией. В итоге командование корпуса отдало приказ дивизии не выдвигаться на южный берег, а заняться зачисткой территории на северном берегу и осуществлением разведывательных мероприятий, которые помогли бы найти переходы через Шио. В то же самое время I танковый корпус СС с его тремя дивизиями активно продвигался вперед по северному берегу канала в направлении между Озорой и Шимонторньей. Здесь также проводилась разведка в поисках бродов. Находившаяся под Шар-Эгрешем 23-я танковая дивизия смогла прорвать советскую оборону, однако не смогла воспользоваться своим кратковременным успехом. Советские войска предприняли моментальную контратаку, а потому в итоге 23-я дивизия была вынуждена проводить перегруппировку, перейдя к обороне.

На западном берегу канала Шарвиз часть I танкового корпуса проводила перегруппировку. После ее осуществления «боевая группа Крага» (2-я танковая дивизия СС «Рейх») смогла форсировать Шарвиз северо-восточнее Калоза. Однако и здесь немцев ожидала неудача. Под давлением советских войск они были вынуждены отойти обратно на западный берег, планируя повторить атаку несколько позже.

II танковый корпус СС также увяз в тяжелых боях. 2-я танковая дивизия «Рейх» пыталась прорваться вперед между Абой и Шарошдом. Но продвинуться ей удалось лишь до села Хайнрих. Во время боя за это село немцами было уничтожено шесть советских танков и три противотанковых орудия. Но, продвинувшись, некоторые части корпуса оказались под угрозой советских атак с флангов. В первую очередь это касалось участка Шарошд — Шаркерестур.

44-й имперско-гренадерской дивизии «Магистры Тевтонского ордена» не удалось взять Абу. Более того, находившаяся по соседству 9-я танковая дивизия СС «Гогенштауфен» была вынуждена постоянно отражать советские атаки, в итоге так и не перейдя от обороны к наступлению.

В итоге опорные пункты советской обороны по Шарвизу (Аба, Шарошд, Шаркерестур) так и не были взяты немцами. Все это значительно облегчало решение задач, стоящих перед командованием 3-го Украинского фронта. В качестве положительного момента можно отметить, что II танковый корпус окончательно «запутался» в своих перегруппировках, а потому ему вряд ли было под силу прорвать линию советской обороны. Несколько иначе складывалась обстановка в III танковом корпусе, который осуществлял фронтальное наступление между Шерегейешем и Гародонью. 1-я танковая дивизия почти без проблем захватила село Чириб. Командование танкового корпуса возлагало большие надежды на 6-ю танковую дивизию, которая при поддержке 3-й танковой дивизии должна была захватить Адонь. Но при этом нельзя было не отметить, что, пустив в ход все свои резервы, армейская группа Балка весьма существенно ослабила свои позиции. Но Балк в запале битвы не хотел (или не мог) заметить, что данным обстоятельством намеревалось воспользоваться советское командование, которое концентрировало части Красной Армии на обоих берегах Дуная.

Более того, по решению маршала Толбухина должна была быть усилена оборона на всех участках фронта, где наступала 6-я танковая армия. Для этого в окрестностях озера Веленце была проведена перегруппировка 27-й армии, а на юго-западном участке — 26-й армии. По итогам осуществления немцами авиаразведки в штаб группы армий «Юг» поступали сведения о том, что в районе Эрчи через Дунай перебрасываются советские танки. Радиоперехваты позволяли немцам судить о том, что армия Плиева переводилась под Гран. Все это говорило о том, что советское командование готовит масштабное контрнаступление. Впрочем, в своем вечернем разговоре с генералом Вёлером генерал-полковник Гудериан высказал сомнения относительного того, что Красная Армия предпримет контрнаступление под Граном. Равно как он не верил и в то, что советские войска вообще предпримут крупную наступательную операцию в Венгрии. На этот раз он ошибался.


Советская техника следует мимо уничтоженных немецких подразделений

Для продолжения наступления на следующий день было приказано:

• 2-й танковой армии — продолжать обороняться, пока не будет завершена перегруппировка, которая должна привести к прорыву советской линии обороны силами 1-й народной горнострелковой дивизии и 16-й панцергренадерской дивизии СС «Рейхсфюрер».

• 6 танковой армии:

• I кавалерийскому корпусу — урегулировать обстановку на северном берегу канала Шио, после чего вечером силами разведывательных батальонов форсировать реку и начать наступление, создав в ночь с 12 на 13 марта несколько плацдармов на южном берегу Шио;

• I танковому корпусу — занять позиции на уже готовых плацдармах, чтобы готовиться нанести удар по советским позициям к западу от Озоры и чуть западнее Шимонторньи. После этого другие части корпуса должны начать форсирование канала Шарвиз близ Шар-Эгреша; данная атака должна была закончиться захватом Цеце. Стратегической целью корпуса был выход к Дунаю.

• II танковому корпусу — продолжать наступление между Шаркерестуром и Шарошдом. Постепенно атака, нацеленная на юг, должна была перенацелиться на Абу, обеспечивая тем самым фланговое прикрытие 9-й танковой дивизии СС «Гогенштауфен». Отдельная боевая группа СС должна была форсировать Шарвиз близ Калоза, чтобы нанести удар по Шаркерестуру с другой стороны.

• III танковому корпусу (армейская группа Балка) — продолжать вести оборонительные бои близ Шерегейеша. 6-я танковая дивизия должна была атаковать село Саболч. 1-я танковая дивизия по возможности должна была наступать на северо-восток.

Для полноты картины нужно отметить, что в этот день командующего группой армий «Юг» посетил командующий 3-й венгерской «королевской» армией генерал-полковник Хешленьи. Судя по всему, речь шла об использовании в боях полка СС под командованием Нея, который состоял из венгерских добровольцев. В ходе этого разговора генерал Вёлер отметил: «Я считаю необходимым, чтобы штурмбаннфюрер СС Ней как можно быстрее присоединился к нам вместе со своей частью Ваффен-СС».

В журнале Верховного командования сухопутных сил в тот день была сделана запись, которая позволяет судить об уровне потерь Красной Армии за время осуществления операции «Пробуждение весны»: «По имеющимся сообщениям, в период с 6 по 11 марта 1945 года противник понес следующие потери: 1077 убитых, 140 взятых в плен, 34 уничтоженных танка, 36 орудий, 109 противотанковых пушек, 55 захваченных противотанковых ружей, 15 гранатометов, 8 сбитых самолетов и 20917 обезвреженных мин». Судя по всему, Верховное командование специально запросило у командования 6-й танковой армии информацию, касающуюся уровня советских потерь.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.054. Запросов К БД/Cache: 0 / 0