Глав: 7 | Статей: 39
Оглавление
Аннотация издательства:

В книге дается описание боевых действий американских подводных лодок во второй мировой войне, главным образом на Тихом океане. Подробно говорится об одиночных и групповых действиях лодок против торгового флота Японии, а также действиях против ее боевых кораблей. Рассматриваются тактические приемы подводных лодок по использованию торпедного оружия, постановка мин, выполнение специальных заданий и другие вопросы. Русское издание книги рассчитано на офицеров и адмиралов военно-морского флота.

Глава XI. Блокада Японских островов

Глава XI. Блокада Японских островов

В продолжение лета и осени 1942 года подводные лодки из Пирл-Харбора все более стягивали кольцо блокады вокруг островов японской метрополии — единственно, что в 1942 году американский флот мог осуществить в центральной части Тихого океана. Блокада Японских островов наносила ущерб японскому судоходству и поколебала веру японцев в неуязвимость Их империи.

Воздушный налет на Токио был лишь одиночным ударом, направленным на поднятие морального духа американцев и ослабление духа у населения Японии.

Еще задолго до нападения японцев на Пирл-Харбор американскому военно-морскому командованию было ясно, что блокада нарушит военные планы Японии. Однако стремительное наступление японцев отдалило момент установления блокады, и весной 1942 года подводные лодки из Пирл-Харбора, разбросанные по широкому фронту, проводили разведку и выполняли специальные задания, которые в тот период имели большее значение, чем блокада. По мере продвижения японцев к центральной части Тихого океана зона действий американских подводных лодок расширялась. В апреле 1942 года, в разгар японского наступления, оперативный район центральной части Тихого океана был расширен и в него были включены Формоза и Палау. В этом оперативном радиусе действовали как подводные лодки Азиатского флота, так и подводные силы Тихоокеанского флота. В мае командующим подводными силами Тихоокеанского флота был предложен план, согласно которому подводные лодки, шедшие или возвращающиеся из юго-западной части Тихого океана, направлялись для разведки в районы Маршалловых и Каролинских островов, а также островов Гилберта.

В начале июня в связи с битвой за Мидуэй патрулирование в водах Японских островов (в водах метрополии) было прервано. Несколько подводных лодок Тихоокеанского флота направили на север для усиления Алеутского театра. Затем в южной части Тихого океана наступил кризис, и подводные лодки из Пирл-Харбора были временно направлены в распоряжение 42-го оперативного соединения в Брисбен. Все эти чрезвычайные меры сократили число подводных лодок, которые могли действовать в водах Японии. Эффективность начавшейся блокады снижалась.

Однако летом 1942 года блокада стала более эффективной. Согласно плану действий, лодки патрулировали у островов Хонсю, Сикоку и Кюсю, и в первую очередь на подходах к Токио и Иокогаме.

Подводная лодка «Нарвал», действовавшая у южного берега Хоккайдо, 24 июня потопила небольшой транспорт, а 1 августа — грузовое судно «Мэйва Мару» (2921 т). Через семь дней она же потопила «Бифуку Мару» (2559 т).

В августе лодка «Гардфиш» действовала в водах северо-восточнее острова Хонсю. За этот поход ею было уничтожено пять японских транспортных судов.

В это же время подводная лодка «Силверсайдс» находилась близ пролива Кии. 28 июля она потопила неизвестный транспорт (4000 т), а 8 августа — грузопассажирское судно «Никкэй Мару» (5811 т).

Спустя несколько дней через Восточно-Китайское море в Формозский пролив прошла подводная лодка «Хэддок» — первая подводная лодка, оборудованная поисковым радаром «SJ»[14]. В этом районе названная лодка обнаружила семь судов противника, из которых, потопила только два. Ее действия вошли в историю, так как это были первые атаки подводной лодки, имевшей радиолокационную аппаратуру.

Тактика подводных лодок — радарная атака

Установленный на ряде подводных лодок в начале войны поисковый радар «SD» оказывал лишь незначительное влияние на тактику подводных лодок. Он использовался в качестве вспомогательного средства для обнаружения самолетов. Радар часто действовал неудовлетворительно. Кроме того, при помощи радиолокационной установки «SD» можно было обнаруживать самолеты и с большими погрешностями определять дистанцию и направление. Штормовая погода часто нарушала работу этого прибора, показания в этих случаях были ненадежными.

На протяжении длительного времени шли работы над созданием прибора, способного обнаружить надводные корабли и определить с достаточной точностью дистанцию и направление. В результате этой работы появился радар «SJ». При помощи этого прибора удавалось установить точную дистанцию до цели и сравнительно точный пеленг. Опытный оператор мог определить приблизительные размеры цели и даже сказать, является ли она грузовым судном, пассажирским лайнером, эскадренным миноносцем, крейсером или авианосцем.

Работа радара «SJ» не зависела от состояния видимости. Поднятая над поверхностью воды параболическая антенна обеспечивала как в дневное, так и в ночное время надежную работу установки.

До этого плохая видимость обычно резко снижала эффективность подводных лодок, так как в перископ в ночное время и во время тумана ничего не было видно. Теперь же появился наблюдатель, который мог не только «видеть в темноте», но и определять пеленг, дистанцию и класс невидимого корабля. Появление этого прибора вызвало значительные изменения в тактике подводных лодок. С появлением радара «SJ» заметно увеличилось число ночных атак.

Многие суда, которые раньше проходили незамеченными под покровом темноты, теперь можно было атаковать подводными лодками, вооруженными радарами. Радар обеспечивал получение необходимых данных для сближения лодки с противником. Впервые подводная лодка получила эффективный и точный дальномерный прибор, пригодный как для поиска, так и для атаки.

Покров ночи больше не служил защитой для надводных кораблей, но он по-прежнему помогал подводной лодке. Войдя в контакт с целью в течение дня, лодка могла следовать за ней и атаковать ночью. Таким образом, появление радара резко увеличило число ночных атак в надводном положении.

Новая тактика получила свое развитие только к концу 1942 года, так как в течение этого года лишь на немногих подводных лодках был установлен этот прибор. Тем не менее общее количество ночных атак составило 30 % от всех атак, проведенных в 1942 году, а в 1944 году оно достигло 57 %. Однако до конца войны командиры многих подводных лодок не решались применять новую тактику и предпочитали дневную атаку под перископом.

12 августа 1942 года подводная лодка «Хэддок» с поисковым радаром на борту вышла из Пирл-Хабора в первый поход для боевых действий в Восточно-Китайском море.

Однако во время этого похода с радаром личный состав лодки не всегда применял новые приборы. На переходе в район боевых действий с лодки обнаружили груженый транспорт, и командир провел дневную атаку в соответствии с установившимися правилами. Одна торпеда поразила цель. Но поврежденный транспорт продолжал свой путь. Командир лодки приказал всплыть и начал преследование. Преследование продолжалось до ночи, когда и были продемонстрированы возможности радара. Радаром обнаружена цель на дистанции 12 000 м. Последовательно определялись дистанция и пеленг. На основании данных радара подводная лодка сблизилась с целью, и с дистанции 1200 т был произведен торпедный залп при угле встречи около 180°.

Очевидно, лодка была замечена. Транспорт дал гудок и начал разворачиваться вправо, чтобы открыть артиллерийский огонь из кормового орудия. Подводная лодка ушла на глубину. В это время раздались два взрыва. Хотя в японских документах об этом не сказано, потопление неизвестного транспорта было занесено на боевой счет — лодки.

26 августа в Формозском проливе при помощи радара на дистанции 11 000 м было обнаружено еще одно японское судно. Был дан полный ход, и лодка начала сближение с противником, стремясь занять позицию впереди цели и атаковать ее утром. С наступлением рассвета лодка погрузилась. В 8 час. 20 мин. был произведен залп из кормовых аппаратов четырьмя торпедами. Все торпеды прошли мимо цели. Лодка развернулась и повторила залп двумя торпедами из носовых аппаратов. Одна из них попала в цель, и транспорт начал тонуть. Это был «Тейсин Мару» (2251 т).

Первый боевой поход подводной лодки «Хэддок» явился поворотным пунктом в тактике подводных лодок. Поисковый радар расширял горизонт, и его введение на вооружение дало возможность американским подводным лодкам значительно повысить успешность боевых действий.

В конце лета 1942 года вернувшаяся с Алеутского театра подводная лодка «Гроулер» потопила в водах острова Формоза пять японских грузовых судов общим тоннажем около 15 000 т. Так же успешно действовала и лодка «Гардфиш», потопившая семь и повредившая два судна противника. Она вышла 6 августа 1942 года из Пирл-Харбора к островам Японии. До этого времени подводные лодки не посещали воды, омывающие северо-восточное побережье Хонсю.

«Гардфиш» впервые обнаружила противника 19 августа. Это было вспомогательное судно водоизмещением 8000 т. Вскоре после этого с лодки заметили японский эскадренный миноносец. Через пятнадцать минут после обнаружения цели был произведен залп тремя торпедами с дистанции 1200 м. Торпеды не попали в цель, преждевременно взорвавшись по неизвестной причине.

Эскадренный миноносец обнаружил лодку и пошел в атаку. Подводная лодка находилась на перископной глубине, готовясь произвести очередной выстрел торпедами по противнику. Но когда дистанция сократилась до 1800 м, миноносец развернулся, сбросив на лодку две глубинные бомбы, и пошел на сближение с остальными кораблями. «Гардфиш» пришлось отложить атаку и уйти на глубину 55 м. Вечером она всплыла и продолжала патрулирование.

22 августа артиллерийским огнем подводная лодка потопила японский траулер, а на следующий день — большой сейнер. 24 августа она потопила выходившее из гавани торговое судно «Сёкай Мару» (3109 т).

На следующее утро подводная лодка в надводном положении атаковала другой транспорт. Из выпущенных торпед две не взорвались, а третья взорвалась преждевременно. Вскоре после этого была замечена торпеда без боевого зарядного отделения, плавающая вертикально. Вскоре гидроакустик обнаружил шум винтов; подводная лодка была обнаружена сторожевыми кораблями. Погрузившись на глубину 37 м, лодка ушла от атакующих кораблей.

За этим последовала неделя штормов и туманов. 2 сентября в 8 милях был обнаружен транспорт. Командир лодки пошел на сближения и провел атаку в подводном положении двумя торпедами. Торпеды попали в цель. Судно накренилось, но осталось на плаву. Была выпущена еще одна торпеда, и через 16 мин. транспорт «Тэйкю Мару» (2332 т) затонул. 4 сентября были обнаружены три транспорта, шедшие вдоль берега курсом на северо-запад. Лодка приблизилась к ним на дистанцию 4500 м и выпустила торпеду. Вскоре послышался взрыв. Один транспорт был, очевидно, поврежден, он повернул к берегу и вскоре скрылся в прибрежной дымке. Командир лодки считал, что эти три транспорта входили в состав конвоя. В 16 час. 34 мин. это предположение подтвердилось появлением двух транспортов. В 17 час. 44 мин. с дистанции 450 м был произведен выстрел торпедой по головному судну. По второму было выпущено две торпеды. Оба судна через некоторое время затонули. Это были «Пита Мару» (2276 т) и «Тэню Мару» (3738 т).

Во время атаки было обнаружено еще два транспорта, выходившие из залива Кюдзи. Японцы увидели результаты атаки подводной лодки и изменили курс по направлению к бухте. Обойдя рифы мористее бухты, подводная лодка «Гардфиш» заняла позицию для атаки в 6000 м от стоявшего на якоре корабля и выпустила по нему одну торпеду. Через некоторое время раздался сильный взрыв. Это был один из наиболее дальних торпедных выстрелов за время войны.

На юго-востоке появилось еще одно судно, и подводная лодка начала сближение. С дистанции 900 м (в надводном положении) был произведен залп двумя торпедами. Раздалось два взрыва, и судно начало тонуть с дифферентом на нос. Чтобы ускорить его гибель, выпустили еще одну торпеду, но она прошла мимо цели. Через несколько минут торпедированное судно «Кэймэй Мару» (5254 т) затонуло.

В течение двух последующих дней лодка подверглась преследованию сторожевых кораблей и катера. Выходя из района при уклонении от атаки лодка была вынуждена девять часов пролежать на грунте. 15 сентября подводная лодка «Гардфиш» пришла на остров Мидуэй. За достигнутые успехи во время этого похода личному составу лодки была объявлена благодарность в приказе и вручен почетный вымпел.

Усиление блокады

Блокада требовала развертывания подводных сил по линии, охватывающей Японию от Курильских островов до островов Рюкю и проходящей через Восточно-Китайское и Желтое моря до побережья Китая. Хотя до конца осени 1942 года все еще ощущался недостаток в подводных лодках, количество лодок для блокады Японии все же увеличилось.

Подводная лодка «Наутилус», занимавшая позицию северо-восточнее Хонсю, потопила следующие суда: 28 сентября — «Тамон Мару» (5000 т), 1 октября — «Тосэй Мару» (2432 т), 24 октября — «Кенун Мару» (4643 /и). Подводная лодка «Групер» действовала в Восточно-Китайском море. В водах близ Шанхая она потопила два транспорта: 21 сентября — «Тонэ Мару» (4070 т) и 1 октября — «Лисбен Мару» (7053 т).

Подводная лодка «Кингфиш», вышедшая в свой первый боевой поход, потопила у южного берега Кюсю грузовые суда: 1 октября — «Номэй Мару» (2860 т), а 23 октября — «Сэйкё Мару» (2603 т).

Подводная лодка «Гринлинг» атаковала 3 октября у острова Хонсю транспорт «Кинкай Мару» (5000 т), выпустив по нему три торпеды. Одна из торпед попала в цель, и транспорт затонул. На следующий день лодка торпедировала и потопила еще один транспорт, «Сэцуя Мару» (4147 т). В продолжение последующих шести дней ввиду штормовой погоды успех лодки снизился, а затем 14 октября она потопила японское судно «Такусэй Мару» (3500 т). 18 октября лодка атаковала и потопила грузовое судно «Хаконэсан Мару» (6673 т).

20 октября, после того как лодка подверглась атаке глубинными бомбами, сброшенными сторожевыми кораблями, был обнаружен эскадренный миноносец, а затем в пределах видимости появился конвойный авианосец. Подводная лодка начала сближение, но волнение на море мешало этому. Когда цель приблизилась, был дан залп пятью торпедами из носовых торпедных аппаратов с дистанции 2500 м и угле встречи 130°. Лодка сразу же ушла на глубину. Раздалось два взрыва торпед, а через три минуты началась атака глубинными бомбами. Она продолжалась больше часа. Когда лодка всплыла на перископную глубину, японских кораблей не было видно. На боевой счет «Гринлинг» было записано повреждение авианосца водоизмещением 22000 т. Ночью лодка ушла от берегов Японии и 1 ноября пришла в Пирл-Харбор.

Подводная лодка «Драм» действовала на подходах к Токийскому заливу. Этой лодкой было потоплено три японских транспорта общим тоннажем около 13 500 т.

В водах пролива Бунго действовала лодка «Триггер». На рассвете 17 октября был обнаружен силуэт большого торгового судна. Командир лодки объявил боевую тревогу и в надводном положении пошел на сближение. Вскоре последовал залп четырьмя торпедами. Раздалось два взрыва, и японское судно «Холланд Мару» (5869 т), получив значительные повреждения, затонуло.

Вскоре после этого подводная лодка преследовала еще одно судно. Она атаковала его в подводном положении, выпустив три торпеды. Торпеды в цель не попали, и судно продолжало свой путь.

Возможно, японцы заметили следы торпед или видели потопление первого судна, так как вечером из пролива Бунго полным ходом вышел эскадренный миноносец. Обнаружив лодку, миноносец открыл по ней огонь. Лодка погрузилась. Эскадренный миноносец прошел за ее кормой и сбросил глубинные бомбы. Лодка начала маневрировать, чтобы дать выстрел по противнику. С дистанции 2300 м по миноносцу было выпущено три торпеды. Через 60 сек. раздался взрыв. Когда дым рассеялся, было обнаружено, что эскадренный миноносец оставался невредимым. Командир решил, что одна торпеда взорвалась преждевременно по пути следования, а две другие — в струе за кормой японского корабля. Теперь лодка оказалась в опасности, так как в это время корабль уже занимал выгодную позицию для атаки глубинными бомбами. Но эскадренный миноносец не атаковал, он начал уходить. Вышла из этого района и подводная лодка «Триггер».

Комментируя лобовые торпедные атаки, один офицер-подводник писал: «Японцы так и не узнали правды о том, что американские подводные лодки выходили в море с недоброкачественными торпедами».

Подводной лодкой «Финбэк» за время патрулирования в водах Формозы осенью 1942 года было выпущено 20 торпед, но только семь из них попали в цель. Этими торпедами было потоплено три японских транспорта общим тоннажем 21 840 т.

Подводная лодка «Гардфиш» снова вышла 30 сентября 1942 года из Пирл-Харбора для патрулирования в Восточно-Китайское море. Рано утром 19 октября сигнальщиками был обнаружен большой транспорт, идущий в сопровождении самолета. После сближения, продолжавшегося пять часов, лодка заняла позицию для атаки, а затем через несколько минут было выпущено четыре торпеды из носовых аппаратов с дистанции 1450 м при угле встречи 95°.

Взрыва не последовало, хотя и была уверенность, что две торпеды шли прямо на цель. Изменив установку глубины хода торпед, с дистанции 1300 м выпустили еще две торпеды. Одна из них взорвалась у кормы транспорта. В это время раздался взрыв бомбы, сброшенной самолетом. Последовало еще три взрыва, и лодка ушла на глубину 60 м. Через 15 мин., когда лодка всплыла на перископную глубину, было отмечено, что транспорт изменил курс и теперь шел в направлении на остров Кумэ. Думая, что транспорт сильно поврежден и идет к острову, чтобы выброситься на берег, командир лодки решил перезарядить аппараты и, маневрируя, занять новую позицию для атаки. Но в 13 час. 10 мин. появились два самолета, и лодка вновь погрузилась. Когда она находилась на глубине 37 м, раздался сильный взрыв, через несколько минуц последовал еще один взрыв. Лодка ушла на глубину 75 м. Вечером, устранив незначительные повреждения, лодка всплыла. Об этой атаке командир лодки писал:

а) неисправность торпед не позволила уничтожить важную цель;

б) из-за атаки с воздуха лодка упустила поврежденное судно противника;

в) радар действовал столь неудовлетворительно, что если бы не сигнальщики, то лодку уничтожил бы самолет.

21 октября лодка обнаружила конвой в составе семи судов. В 10 час. 45 мин. с дистанции 3200 м по головным судам было выпущено четыре торпеды. Двумя из них был уничтожен транспорт (4000 т). Остальные суда рассредоточились, и по лодке был открыт артиллерийский огонь. В подводном положении «Гардфиш» заняла позицию в середине конвоя, чтобы атаковать второй транспорт, но цель отвернула, и лодка во избежание столкновения вынуждена была тоже отвернуть. Однако в результате маневра она смогла воспользоваться кормовыми аппаратами и с дистанции 900 м при угле встречи 80° выпустила три торпеды по транспорту «Нитихо Мару» (6363 т). Через две минуты транспорт, получив повреждения, затонул.

Лодка ушла на глубину, чтобы перезарядить аппараты. А когда она всплыла, то увидела сторожевой корабль, который открыл по ней артиллерийский огонь с дистанции 5500 м и вынудил ее погрузиться. Через 25 мин. появились два бомбардировщика и сбросили на лодку глубинные бомбы. От дальнейшего преследования конвоя пришлось отказаться. На следующий день начался шторм, продолжавшийся десять дней. Больше лодка не встретила кораблей противника и 10 ноября вышла из этого района. 23 ноября она зашла на Мидуэй, приняла горючее и 28 ноября пришла в Пирл-Харбор.

Действия подводных лодок в Желтом море

Подводная лодка «Хэддок» вышла 11 октября 1942 года из базы на острове Мидуэй и направилась для боевых действий в Желтое море.

Это водное пространство, омывающее берега Кореи и Китая, пересекаемое морскими путями, ведущими в Нанкин, Тану и другие порты, было с географической точки зрения опасно для американских подводных лодок как мало изученное.

Утром 27 октября подводная лодка «Хэддок», которая имела поисковый радар, обнаружила два сторожевых корабля, но дымка и большая дистанция не позволили их атаковать. 31 октября на горизонте показалось большое грузовое судно. Лодка заняла удобную для атаки позицию, и в 9 час. 24 мин. по нему был дан залп из кормовых торпедных аппаратов. Судно отвернуло, и все торпеды прошли мимо цели. Прежде чем лодка смогла воспользоваться носовыми аппаратами, судно начало быстро уходить, и сблизиться с ним лодка не могла.

В тот же день были обнаружены два грузовых судна, шедшие в сопровождении эскадренного миноносца. После двухчасового безуспешного преследования решение атаковать конвой было отменено, и он скрылся в темноте.

3 ноября в 21 час. 10 мин. при помощи радара было обнаружено судно противника; «Хэддок» пошла на сближение с ним и с дистанции 1500 м выстрелила тремя торпедами. Одна из них попала в цель; судно «Тэккай Мару» (1925 т) через четыре минуты затонуло.

Через три дня лодка в подводном положении тремя торпедами атаковала еще одно грузовое судно, около 5000 т, но торпеды не попали в цель. Очевидно, они прошли под килем судна. 8 ноября лодка также безуспешно атаковала транспорт.

11 ноября, ведя радарный поиск, вечером подводная лодка «Хэддок» вошла в контакт с грузо-пассажирским пароходом. Командир лодки приказал всплыть и с заходом луны атаковал противника. В 21 час. 14 мин. с дистанции 1700 м и угла встречи 80° было выпущено четыре торпеды. Одна из них попала в цель, и через 15 мин. транспорт «Венис Мару» (6571 т) затонул.

13 ноября лодка израсходовала 6 торпед в безуспешных атаках по грузовому судну и танкеру. В японских документах нет данных о потоплении танкера, а следовательно, весьма вероятно, что лодка потопила в Желтом море не больше двух занесенных на ее боевой счет судов.

16 ноября лодка во время атаки под перископом поразила двумя торпедами большой танкер. Поврежденный танкер, однако, оставался на плаву и в течение часа описывал циркуляцию со скоростью 2 узла. А в это время лодка только наблюдала за танкером, так как на борту ее не оставалось ни одной торпеды. Ночью лодка вышла из района и 4 декабря пришла в Пирл-Харбор.

Так в течение октября и ноября 1942 года усиливалась блокада. Тем временем в цепи, охватывающей Японию, появилось новое звено блокады. Оно не было так эффективно, как действия подводных лодок, но все-таки сыграло важную роль в уничтожении кораблей противника. Этим звеном были минные постановки подводных лодок.

Подводные лодки ставят мины

Еще в июне 1941 года были составлены планы минных постановок в случае войны с Японией. Когда Тихоокеанский флот США понес тяжелые потери в результате нападения японских сил на Пирл-Харбор, перед подводниками встали ответственные задачи, которые не позволяли заниматься минными постановками. Возможность выделить подводные лодки для постановки мин появилась только к осени 1942 года. Выполнение заданий снижало боевые качества лодок, так как при этом ограничивало запас торпед на них. Кроме того, в первые месяцы войны предпочтение отдавалось торпедным атакам. Как это ни странно, но толчком к более активной постановке мин послужил недостаток торпед. Поскольку не было достаточного количества торпед для полной загрузки выходящих в очередной поход подводных лодок, свободное пространство в них стали заполнять минами.

В октябре — ноябре 1942 года, когда шли бои в районе Соломоновых островов, для минных постановок было выделено шесть лодок. Результаты этих операций с самого начала показали эффективность минных постановок и заставили значительно их расширить.

Подводная лодка «Трешер» вышла в боевой поход к западным берегам Азии для постановки мин в Сиамском заливе. 16 октября лодка прибыла к месту назначения. В северной части залива на подходе к Бангкоку ею были осуществлены первые минные постановки в войне на Тихом океане. Через три дня подводная лодка «Гар» также поставила мины в Сиамском заливе рядом с заграждением подводной лодки «Трешер».

29 октября подводная лодка «Гренадир» поставила мины в водах центральной части Токийского залива, а подводная лодка «Тамбор» — в восточной части этого же залива 2 ноября.

В тот же день подводной лодкой «Тотог» было поставлено минное поле в водах близ мыса Падаран (Французский Индо-Китай).

Эти минные заграждения находились на важнейших морских путях Японии. Когда в связи с чрезвычайным положением на Соломоновых островах часть подводных лодок из Фримантла была передана в распоряжение 42-го оперативного соединения (база Брисбен), в прибрежных водах Малайи, Сиама и Индо-Китая перестали действовать подводные лодки. Однако мины могли сослужить свою службу. Минные заграждения, не заменяя торпедные атаки подводных лодок, являлись для противника постоянной угрозой и вынуждали его принимать соответствующие меры.


Фото 5. Война на истощение.

С одной стороны, с точки зрения скрытности минные постановки, осуществляемые подводными лодками, имеют определенные преимущества перед постановками мин с надводных кораблей или самолетов, но, с другой стороны, трудно определить результаты действия этих мин. Подводная лодка не может долгое время оставаться в водах минированного района, чтобы наблюдать, как подрываются на минах неприятельские корабли.

Очевидцы докладывали о преждевременных взрывах мин. Подводная лодка «Трешер» донесла о двух таких взрывах, подводная лодка «Гар» — о четырех, «Тамбор» — об одном; о трех подобных случаях донесла подводная лодка «Тотог».

Мины, имеющие контактные взрыватели, были более надежными в смысле преждевременных взрывов. Закончив первую минную постановку в японских водах, командир «Вэйл» передал интересное и важное донесение. В первом боевом походе лодка большую часть пути от Пирл-Харбора до Японии шла в надводном положении, имея на борту запас мин, и производила срочные погружения, уклоняясь от японских самолетов-разведчиков. Поступили сведения о том, что через пролив Кии проходит главный японский морской путь. Это подтвердили данные наблюдений подводных лодок. Было видно, как торговые и военные корабли следуют вдоль берега на расстоянии около мили от него.

Вначале намечалось поставить мины в проливе, но подальше от берега. Командир лодки решил действовать по собственной инициативе, исходя из обстановки, то есть ставить мины в бухточке почти у самого берега, вблизи маяка, где японцы не могли ожидать появления подводной лодки США, а, обнаружив мины, должны были начать траление вдоль всего побережья.

В течение дня 25 октября командир лодки определил, что японские суда проходят различными курсами. Были избраны три участка для постановки мин: один на главном пути и два на возможных путях обхода. Когда взошла луна, подводная лодка начала движение к месту постановки мин. При полном лунном свете было поставлено первое минное поле. Ставились мины типа М-10–1. Второе поле было поставлено ближе к берегу, а третье — на пути, проходящем параллельно берегу. Затем лодка, ориентируясь по японским навигационным огням, вышла из пролива.

Перед восходом солнца на следующее утро сигнальщик заметил японский конвой, и командир лодки решил атаковать его. Через несколько минут был произведен торпедный залп. Два судна были повреждены. Они устремились к берегу и оказались между Сциллой и Харибдой: им предстояло либо выброситься на каменистый берег, либо подорваться на минах. В это время появился эскадренный миноносец, и лодка была вынуждена уйти на глубину. Когда она легла на грунт для перезарядки торпедных аппаратов, в районе минного поля раздалось два взрыва. После войны стало известно, что в этот день здесь на мине подорвалось торговое судно.

Подводная лодка «Вэйл» провела несколько дней в этих опасных водах, произведя перископную фотосъемку береговой линии, артиллерийских позиций, военно-морских сооружений и всего того, что в дальнейшем могло пригодиться флоту. В некоторых случаях командир лодки поднимал перископ, находясь от берега не далее 450 м.

При выходе из пролива лодка была обнаружена и подверглась атаке сторожевого корабля. Атака продолжалась несколько часов. На лодку обрушилась серия глубинных бомб, причинивших частичные повреждения. Наконец, атака кончилась, и лодка оторвалась от противника. Всплыв с на ступлением темноты, она всю ночь пробыла на поверхности, исправляя повреждения, а затем ушла в базу.

В декабре 1942 года по требованию командующего Тихоокеанским флотом в воды Японии вышла вторая группа подводных минных заградителей; командиры этой группы перед выходом в море детально изучали опыт лодок, поставивших первые мины. В состав группы входили подводные лодки: «Санфиш», «Драм» и «Триггер». Подводная лодка «Санфиш» поставила мины у входа в Исэноуми, закончив выполнение задания 17 декабря. Подводная лодка «Драм» поставила мины в проливе Бунго между Сикоку и Кюсю, а лодка «Триггер» 20 декабря поставила мины близ мыса Инубо, в 60 милях к востоку от Токио.

Командир подводной лодки «Триггер» имел возможность наблюдать некоторые результаты своей работы. Подводная лодка пришла в район 16 декабря. Командиру было приказано разведать путь, по которому проходили суда противника, и поставить на нем два минных поля. Во время предварительной разведки имели место четыре контакта и было установлено, что японские суда в районе мыса Инубо проходят вдоль изобаты 20 саженей. Лодка не атаковала противника, чтобы преждевременно не обнаружить себя. Первое поле было поставлено, и началась постановка второго поля, когда появился транспорт, идущий прямо на лодку. Постановка мин была прервана, лодка отошла. Большой транспорт, сопровождаемый эскортным кораблем, приближался. Вскоре раздался взрыв, и транспорт через некоторое время затонул.

Затем последовал второй взрыв, это, по-видимому, подорвался на мине еще один транспорт или эскортный корабль. Тем временем подводная лодка погрузилась и ушла на большую глубину. Через полтора часа, когда лодка всплыла, в районе минного поля можно было видеть тонущий транспорт.

Спустя три дня подводная лодка «Триггер» патрулировала за пределами своего минного поля, надеясь перехватить суда, которые попытаются обойти заграждение. В полдень на северо-западе был замечен дым. Лодка направилась туда. По мере сближения дым разделился на четыре отдельных столба, что указывало на наличие четырех судов.

Внезапно над головным транспортом, который достиг границы минного поля, поднялся большой столб дыма. Командир лодки считал, что транспорт грузоподъемностью около 5000 т был поврежден, если не потоплен, подорвавшись на минах. Наблюдение с дальней дистанции не могло быть точным. Но почти через два часа после наступления темноты на мысе Инубо зажегся прожектор и стал прощупывать водное пространство близ мыса. Командир лодки мог из этого сделать вывод, что в районе минного поля что-то случилось и что сторожевые суда спасали оставшихся в живых.

В результате минных постановок японские суда стали держаться ближе к берегу. Очевидно, приказание держаться на малой дистанции от берега было дано с учетом обойти минные заграждения.

Командир подводной лодки «Триггер» воспользовался создавшейся обстановкой и атаковал несколько конвоев. 22 декабря был потоплен транспорт «Тэйфуку Мару» (5198 т), а, покидая японские воды по окончании пребывания на позиции, «Триггер» потопила эскадренный миноносец «Оки-кадзе» водоизмещением 1300 т. Через несколько дней японские суда стали проходить настолько близко к берегу, что действия подводных лодок были из-за малых глубин невозможны.

Анализ минных постановок, проведенных подводными лодками, позволяет сделать три вывода: а) минные постановки должны осуществляться в первую очередь на ближних подходах к гаваням; постановки на морских путях должны быть отложены на более позднюю фазу военных действий; б) необходимо тщательно выбирать место для минных постановок, добиваясь того, чтобы минимальным количеством мин повредить максимальное число кораблей; в) постановки мин должны осуществляться с целью уничтожения максимального числа кораблей, до того как противник протралит фарватер.

Впоследствии по указанию командующего Тихоокеанским флотом был сформирован специальный отдел, который изучал и определял районы будущих минных постановок, осуществляемых подводными лодками.

Командование Тихоокеанского флота пришло к выводу, что мины, поставленные ближе к берегу, заставят суда противника идти мористее, где возможны торпедные атаки подводных лодок. В соответствии с этим и планировались будущие минные постановки.

Была усовершенствована магнитная мина М-12; от использование же мин М-10 отказались, так как они часто преждевременно взрывались и имели еще целый ряд недостатков.

Первые минные постановки, казалось, не дали желаемого эффекта, однако окончательные результаты можно было установить лишь после войны. Мина — это оружие «замедленного действия», и результаты этого действия могут быть определены лишь через несколько лет. 25 февраля 1945 года американская подводная лодка «Бекуна» видела небольшой танкер, охваченный пламенем, который стоял, приткнувшись к берегу юго-западнее мыса Подарон. Это было в одной миле от минного поля, поставленного подводной лодкой «Тотог» еще 2 ноября 1942 года.

Подводная лодка «Кингфиш» пользуется поисковым радаром

Подводная лодка «Кингфиш», крейсируя в октябре близ Сикоку, потопила транспорт и канонерскую лодку. В конце ноября действия лодки имели еще больший успех. На подводной лодке позади перископа была установлена стальная труба, которая могла подниматься и опускаться в водонепроницаемом кожухе. На вершине этой трубы имелась параболическая антенна поискового радара «SJ».

Радар вовсе не исключал надобность пользоваться гидрофоном, а также вести наблюдения в перископ и даже визуально с мостика лодки. Как и любой другой прибор, радар мог выйти из строя. Более того, он имел свои «слепые места», и было много случаев, когда лодка, уходя на глубину, полагалась на гидроакустическое оборудование или вела наблюдение за горизонтом с мостика, когда находилась в надводном положении.

Атака, проведенная командиром «Кингфиш» во время ее первого плавания с радаром, является показательной. Район боевых действий лодки находился в Восточно-Китайском море от Окинавы до берегов Китая к северу от Формозского пролива. Утром 7 декабря, когда лодка находилась в подводном положении в 200 милях к западу от острова Иводзима, в перископ был обнаружен одиночный транспорт. Так как дистанция до него была очень большой, то в 8 час. 15 мин. лодка всплыла. Командир повел ее вперед, чтобы занять позицию для атаки впереди на его курсе. В 15 час. 10 мин. «Кингфиш» погрузилась для атаки, а через час было выпущено три торпеды. Однако взрывов не последовало; очевидно, взрыватели торпед не сработали.

В 17 час. 27 мин. лодка всплыла и начала преследовать транспорт. Однако вскоре он скрылся за горизонтом. Вот тогда и начал оправдывать себя радар. Уже темнело, когда при помощи радара обнаружили цель на дистанции 10 км. В 19 час. 36 мин. командир лодки с дистанции 1100 м выпустил одну торпеду. Торпеда взорвалась преждевременно (через 30 сек. после выстрела); лодка ушла под воду, чтобы избежать контратаки. Через 10 мин. лодка всплыла и снова начала сближение.

Третий подход для атаки осуществлялся исключительно при помощи радара. Цель была обнаружена с дистанции 7200 м. В 21 час. 03 мин. с дистанции 1300 м при угле встречи 110° было выпущено две торпеды, установленные на глубину хода 1,8 м. Обе торпеды попали в цель. Транспорт «Хино Мару» (4391 т) загорелся и начал тонуть.

28 декабря у берегов Формозы лодка из подводного положения потопила транспорт «Теё Мару» (5327 т), пользуясь радаром. По транспорту в 22 час. выпустили шесть торпед, одна из которых попала в цель. Через 10 дней, заканчивая поход, лодка артиллерийским огнем потопила два охотника за подводными лодками (по 200 т). Это был, конечно, надводный бой.

Таким образом, наряду с радаром, использовались гидрофон и перископ и лишь в отдельных случаях радар обеспечивал атаку от начала до конца.

Итоги блокады

Потери японского торгового флота в водах метрополии в период с 1 июля до конца декабря 1942 года свидетельствуют о значительном ухудшении морских перевозок Японии. В июле было потоплено три судна, в августе — девять, в сентябре — восемь, в октябре — девятнадцать и в ноябре — три. Не очень много для морской державы, но это сотни тонн незаменимых сырья и продуктов: угля, нефти, рыбы, железной руды, риса.

В декабре две лодки потопили еще шесть японских торговых судов, а всего за период июнь — декабрь было потоплено 48 судов общим водоизмещением 203000 т. Возможно, еще столько же было повреждено и отбуксировано в порты для ремонта. Японцы потеряли тысячи тонн ценных грузов и сотни людей. Соединенные Штаты в этом районе не потеряли ни одной подводной лодки.

Если 16 подводных лодок могли нанести противнику столь серьезные потери, то почему же не отменили боевые действия подводных лодок на всех других театрах и на штурм Японии не бросили все имеющиеся подводные лодки?

Некоторые предлагали это. Но они забывали о том, что, прежде чем штурмовать «японскую цитадель», нужно было уничтожить ее передовые посты на островах и ослабить Японию в целом. А японские бастионы на островах представляли собой слишком большую угрозу для союзников, чтобы ими пренебрегать.

Наконец, американский флот не располагал в то время достаточными силами для осуществления такого рода штурма. Еще предстояли бои с флотом японцев, а военно-воздушные силы Японии представляли собой значительную силу. Перед штурмом «цитадели» должны были пасть ее передовые посты, а для этого требовалась армия.

Кроме того, Соединенные Штаты участвовали в войне в Атлантике и их флот проводил боевые действия на двух океанах.

Осенью 1942 года шла битва за Атлантику. Немецкие подводные лодки прикрывали гитлеровскую крепость — Европу с ее знаменитым Западным валом, стоявшим на пути союзников. Англия едва держалась. Франция была повержена. Россия вела кровопролитные бои с немецкими захватчиками на полях сражений под Сталинградом. Фашистская Италия все еще господствовала в Средиземном море, а легионы нацистов стояли в Северной Африке.

Как это было решено союзниками еще в самом начале войны, первостепенной задачей в то время являлось уничтожение нацистской Германии и фашистской Италии. Для выполнения этой задачи одна часть американских сил была сосредоточена в Англии, а другая — в Хэмптон Роде (штат Виргиния). Готовилось вторжение в Северную Африку.

Подводные лодки Атлантического флота должны были принять участие в этой операции.

Вторжение в Северную Африку (операция «Торч»)

50-й дивизион подводных лодок флота США был сформирован 3 сентября 1942 года. Он базировался на Нью-Лондон. В состав дивизиона входили плавучая база «Бивер» и подводные лодки «Барб», «Блэкфиш», «Шэд», «Херинг», «Ганел» и «Гарвард».

В конце октября плавучая база в составе конвоя вышла в Шотландию, а подводные лодки дивизиона, за исключением «Гарвард», проследовали к берегам Северной Африки для участия в операции «Торч».

23 октября английская подводная лодка «Сэраф» высадила на африканский берег (в 75 милях от Алжира) генерал-майора М. Кларка и офицеров его штаба, прибывших для секретных переговоров с французским генералом Мастом. Эти переговоры проложили путь к вторжению и сделали генерала Жиро нашим союзником.

Успех англо-американской десантной операции в Марокко в большой степени зависел от погоды. Пять американских подводных лодок пришли к северо-западному берегу Африки за четыре дня до начала операции для ведения разведки и обеспечения союзников сведениями о погоде. Кроме того, подводные лодки должны были служить маяками, указывая точное место высадок, намеченных по плану на 8 ноября. Лодки могли быть также использованы для перехвата подходящих сил противника. В целях обеспечения наиболее эффективной связи на борту каждой американской подводной лодки находились английский офицер и радист.

В осенний период у атлантического побережья Марокко обычно бывает ветреная погода, что сильно усложняло высадку войск. Метеорологические условия требовали тщательного изучения и наблюдения. Неожиданный ветер и вызванное им волнение могли сорвать операцию, поэтому особое значение приобретали точные данные о погоде, сообщаемые подводными лодками. Позиции, занимаемые подводными лодками между берегом Марокко и приближающимися силами вторжения, не являлись безупречными.

Вторжение в Северную Африку было первой крупной десантной операцией, когда многое оставалось неопределенным. Нельзя было предугадать реакцию французов. Можно было ожидать сопротивления правительства Виши и его военного командования, находящегося в Касабланке. Стоявший в гавани французский флот в составе линейного корабля «Жан Барт», легких крейсеров «Глуар» и «Примаге», трех лидеров эскадренных миноносцев, шести эскадренных миноносцев и двенадцати подводных лодок мог дать бой. Особую опасность представляли подводные лодки, которые могли выйти в море и вынудить англичан и американцев открывать огонь по каждому замеченному перископу. В этом случае подводные лодки США оказались бы в весьма затруднительном положении.

Следующий день был днем начала операции, а в течение ночи могло еще кое-что случиться. Подводная лодка «Барб» получила специальное задание. На ее борту находились четыре разведчика, которых следовало доставить к марокканскому побережью. Затем они, захватив рацию и фонарь, должны были в резиновой лодке подойти к волнолому Сафи и при помощи подаваемых сигналов помочь эскадренным миноносцам «Бернадон» и «Коул» захватить гавань Сафи утром следующего дня.

Подойдя к берегу, подводная лодка «Барб» всплыла, и в 22 часа разведчики пересели в резиновую лодку. Очевидно, дистанция до волнолома была определена неправильно или разведчики не рассчитали течение и свои силы, но так или иначе они достигли волнолома только через шесть часов. Их встретили пулеметным огнем, но, к счастью, никто не пострадал.

Когда корабли открыли артогонь и началась высадка, подводные лодки отошли на сравнительно безопасные позиции. Однако в районе Касабланки, где в это время скоплялось множество транспортов, высадочных средств и маневрирующих кораблей, не было позиции, совершенно безопасной для подводных лодок.

Здесь приобрели особо важное значение связь и опознавание. Из-за ненадежной связи едва не пострадала лодка «Ганел», которая на рейде Федала попала под огонь крейсера. К счастью, ее национальная принадлежность была быстро установлена. В течение дня лодка-маяк подверглась еще двум нападениям своих самолетов. На подводных лодках «Шэд», «Барб» и «Хэринг» также имелись неприятности, но они были вызваны неполадками двигателей. По окончании артиллерийской подготовки лодки вышли к острову Мадейра и в течение трех дней патрулировали здесь, чтобы перехватить вишистские силы, которые могли подойти. В это же время подводная лодка «Блэкфиш» патрулировала близ Дакара. 8 ноября подводная лодка «Херинг» потопила французское торговое судно (5750 т).

Когда части генерала Паттона захватили плацдарм в Марокко, лодкам 50-го дивизиона было приказано идти в базу Розенис в Шотландии, У берегов Испании — в опасном районе — отказали двигатели лодки «Ганел», она была взята на буксир английским эскортным кораблем и приведена в Фаллут. Другие лодки 50-го дивизиона самостоятельно пришли в Розенис. Они были переданы в распоряжение английского адмирала М. Хортона, что позволило англичанам перебросить ряд кораблей из Атлантического океана в Средиземное море, где они были нужны для африканской кампании.

Лодкам 50-го дивизиона было приказано действовать в Бискайском заливе. Подводная лодка «Гарнард» вышла в первый поход в начале декабря. Через Бискайский залив проходили морские пути, ведущие в Бильбао и другие порты, открытые Франко для фашистов. Патрулируя в этих водах, американские подводные лодки перехватывали фашистские корабли. Английская авиация действовала в качестве «наводчиков» для подводных лодок, которым было приказано «уничтожать все корабли стран оси, пытающиеся прорвать блокаду».

К концу года Бискайская операция шла полным ходом. То, что Франко действовал рука об руку с Гитлером, было очевидно для подводников. Командир дивизиона капитан 2-го ранга Иве заявил: «За один поход лодка имела до 600 контактов, из которых 200 были контактами с судами тоннажем более 1000 т. Испания, безусловно, нарушала нейтралитет, разрешая немецкой авиации и противолодочным кораблям действовать в ее территориальных водах. Как и следовало ожидать, использование испанского флага было обычным явлением».

В течение зимы 1942/43 года американские подводные лодки продолжали патрулировать в Бискайском заливе. Они потопили за это время два и повредили несколько немецких кораблей.

Конец 1942 года

Заканчивался первый год войны. Выделенные для блокады Японии подводные лодки бороздили море у японских берегов. Другие лодки действовали у берегов Китая и Формозы, в водах Каролинских островов, островов Гилберта и Маршалловых островов, а также несли дозор в районе Палау. Активно действовали подводные лодки и на других театрах.

Далеко на севере в Арктическом секторе Алеутских островов подводные лодки типа «S», выходившие из Датч-Харбора, боролись со штормами на подходах к островам Атту и Кыска и доходили до северной части Курильской гряды.

В южных морях подводная война разгоралась по мере того, как противник, выбитый с Соломоновых островов, задержался на острове Бугенвиль, доставляя сюда подкрепления с архипелага Бисмарка, атолла Трук и Палау. Здесь действовали подводные лодки 42-го оперативного соединения из Брисбена. Близ Новой Гвинеи шесть подводных лодок, поддерживавших наступление Макартура, нападали на японские военные корабли и конвои.

Подводные лодки, находившиеся в юго-западной части Тихого океана, доходили до Южно-Китайского моря, действуя против судоходства у берегов Сиама, у Филиппинских островов, у островов Борнео и Ява.

В середине декабря подводные лодки «Трайтон», «Финбэк» и «Пайк» выполняли специальные задания, находясь на позициях между островами Мидуэй и Уэйк. В задачу лодок входило «наводить» самолеты на противника, обеспечивая их радиоинформацией. Они должны были также оказывать помощь экипажам поврежденных самолетов.

Подводники без сожаления расстались с 1942 годом — это был год разочарований, крупных недостатков, отступлений. Но этот год многому научил их, и в дальнейшем они воспользовались его уроками. Выросла уверенность в себе и в своих кораблях. Подводники познали свои силы.

Они вторглись в японские воды и действовали вдоль берегов Японии, исследовали островные форпосты противника и получили ключ к его секретным островным базам. Они хорошо выполнили множество специальных заданий и успешно действовали в районах Алеутских и Соломоновых островов. В этих действиях подводные лодки показали, что их можно использовать для самых разнообразных целей.

Вступала в строй и новая техника. Важным нововведением были радары двух видов, которые действовали удовлетворительно. Появление поискового радара изменило тактику подводных лодок. При помощи или без помощи радара дневные под перископом и ночные надводные атаки стали обычными. Программы обучения и комплектования личным составом лодок, а также периодический ремонт и смена подводных кораблей на базах также стали обычным явлением.

Таким образом, в течение этого года испытаний не все было ошибкой. Удалось, например, устранить недостатки торпеды М-14.

И хотя до Токио было еще достаточно далеко, подводные лодки уже вышли на путь, ведущий в Японию, а ремонтная база на острове Мидуэй и заправочная база на острове Джонсон были этапами на пути, ведущем в юго-западную часть Тихого океана.

Картина войны была обнадеживающей. Противник потерпел решительное цоражение у Мидуэя; его наступление на Алеутских островах удалось остановить; он был отброшен в районе Соломоновых островов. Оборонительная линия Аляска — Мидуэй — Австралия укрепилась. И блокада империи приобретала все более широкий размах.

Подводники с гордостью оглядывались на прошедшие 13 месяцев войны. Ими было потоплено и повреждено много японских торговых судов. Они потопили тяжелый крейсер, легкий крейсер, шесть подводных лодок, четыре эскадренных миноносца и повредили авианосец.

Но значительные потери понес и подводный флот США. В юго-западной частиТихого океана были потеряны эскадренные подводные лодки «Силайон 2», «Шарк» и «Перч», «Грунион» и «S-27» были потеряны на Алеутском театре, a «S-26» — у берегов Панамы. Лишь в центральной части Тихого океана потерь среди подводных кораблей не было.

:Тем временем из Штатов приходили все новые и новые подводные лодки; с декабря 1941 по декабрь 1942 года их пришло 37. Кроме того, из Пирл-Харбора пришли три плавучие базы подводных лодок — «Грифин», «Фултон» и «Сперри».

К концу года в состав подводных сил Тихоокеанского флота входили 61 лодка эскадренного типа и восемь лодок типа «S». На Фримантл базировалось восемь эскадренных подводных лодок. В то время как США потеряли восемь подводных лодок, японские потерн составляли 22 единицы, то есть в три раза больше; вошло же в строй только 20 новых подводных лодок. Американский и японский флоты потеряли по 37 надводных кораблей, но американцы ввели в строй 139 кораблей, а японцы — только 20.

Однако итоги потерь торгового тоннажа за первый год войны особенно беспокоили японцев. Они могли удерживать захваченные базы и опорные пункты до тех пор, пока были в состоянии снабжать их при помощи торгового флота. За период с 1 января до 31 декабря 1942 года было потоплено только подводными лодками 147 японских торговых судов различных типов (включая и такие вспомогательные суда, как транспорты для перевозки самолетов, дозорные суда и переделанные канонерские лодки) тоннажем от 500 т и выше.

Период испытаний и разведки окончился: подводные лодки США были готовы к генеральному наступлению.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.410. Запросов К БД/Cache: 3 / 1