Глав: 7 | Статей: 39
Оглавление
Аннотация издательства:

В книге дается описание боевых действий американских подводных лодок во второй мировой войне, главным образом на Тихом океане. Подробно говорится об одиночных и групповых действиях лодок против торгового флота Японии, а также действиях против ее боевых кораблей. Рассматриваются тактические приемы подводных лодок по использованию торпедного оружия, постановка мин, выполнение специальных заданий и другие вопросы. Русское издание книги рассчитано на офицеров и адмиралов военно-морского флота.

Глава XII. Битва в Южных морях

Глава XII. Битва в Южных морях

Снабжение Японии

На 1 января 1943 года тоннаж японского торгового флота все еще превышал на 500000 т минимум, требуемый для обеспечения военной экономики страны. Несмотря на потери, понесенные в предыдущем году, противник испытывал лишь небольшие затруднения в снабжении своих передовых баз. Торговый флот все еще представлял собой хорошо действующую организацию. Хотя имперский штаб начинал беспокоиться о том, надолго ли хватит запасов нефти, промышленность пока еще ни в чем не испытывала недостатка. Пока ничто не мешало распределению тоннажа, необходимого для укрепления баз на Мандатных островах и снабжения стратегических районов. Японцы все еще успешно разрешали проблему перевозок стратегического сырья, а также воинские перевозки, используя торговый флот в составе небольших конвоев (четыре-пять судов) в сопровождении одного-четырех эскадренных или эскортных миноносцев. Как и в начале войны, эти конвои проходили вблизи берегов, следуя от порта к порту, и совершали, если позволяла обстановка, большие переходы в ночное время.

В юго-западной части Тихого океана большинство японских конвоев (снабжавших Бугенвиль и базы на островах архипелага Бисмарка и на Новой Гвинее) проходило восточнее Манилы. В районе Филиппинских островов конвои следовали через пролив Сан-Бернардино или южнее Суригао и дальше через море Целебес к архипелагу Бисмарка, Новой Гвинее или Соломоновым островам. На островах Палау или на Труке при формировании конвоев для транспортов выделялся усиленный эскорт из военных кораблей.

В районе, Новая Гвинея — архипелаг Бисмарка — Соломоновы острова конвои обычно следовали под прикрытием самолетов или крупных надводных кораблей. Часто грузы перегружались на баржи и каботажные суда, которые обычно ночью следовали вдоль берегов. Проводка конвоев, направлявшихся на юг, а также доставка горючего, боеприпасов и других предметов военного снабжения гарнизонам передовой линии имели для японцев первостепенное значение. Важность этого была ясна и для союзников, и перед американским флотом вставала задача нарушить эту транспортную систему. Частично эту задачу выполняла и сухопутная авиация, наносившая удары с Гуадалканала и баз на Новой Гвинее.

На 1 января 1943 года американский военно-морской флот уже не имел ничего общего с тем, что он представлял собой, когда сдерживал натиск противника в январе 1942 года. К этому времени вступили в строй новые корабли: 4 линейных корабля, 1 тяжелый и И эскортных авианосцев, 9 легких крейсеров, 84 эскадренных миноносца и 37 подводных лодок, о которых уже было сказано выше. Кроме того, вернулись в строй четыре линейных корабля, поврежденных во время налета на Пирл-Харбор. В составе авиации военно-морского флота насчитывалось около 5000 самолетов.

Однако большинство боевых кораблей новой постройки действовало в битве за Атлантику, что в первой половине 1943 года ограничивало операции на Тихом океане.

На повестке дня стоял вопрос о весеннем наступлении и вытеснении японцев с Алеутских островов. Тем временем планировались создание опорного пункта на Гуадалканале, проведение боевых действий по нарушению японских путей снабжения в водах Южных морей и дальнейшие действия по уничтожению торгового флота противника.

Таким образом, после захвата Гуадалканала все внимание было обращено на активизацию боевых действий в районе Южных морей. Это была задача военно-морского флота. Но надводные силы в полном составе не смогли принять участия в этом крупном наступлении до конца июня, когда была намечена высадка десанта на острове Рендова. Военные действия, направленные на изматывание противника и нарушение коммуникаций в Южных морях, осуществлялись главным образом подводными лодками.

С января по июнь 1943 года наблюдалось некоторое затишье, во время которого продолжались в основном действия только подводных лодок. Они действовали почти в одиночестве до конца года, не имея никакой передышки в подводной войне.

Борьба велась за захват передовых японских баз, в первую очередь Рабаула, открывающего путь на Филиппины. Обороняя Рабаул, противник осуществлял всевозможные военные мероприятия. В ответ на это американские подводники вырабатывали новые приемы. Один из них — маневр захода в голову конвоя, известный под названием end-around, — был тактическим новшеством 1943 года. Однако и японцы действовали с прежней активностью, нанося тяжелые удары по американским силам.

Это была жестокая, неумолимая борьба.

Подводники отмечают Новый год

В ночь на 1 января 1943 года десантная операция на Гуадалканале близилась к концу. Надводные и военно-воздушные силы союзников преследовали отступающего противника. Подводные лодки в этот период действовали главным образом против конвоев с войсками, отступающими с Гуадалканала.

Японское командование сосредоточивало на Бугенвиле все наличные силы, чтобы закрепиться. Японская пресса опубликовала следующее сообщение: «Наши части только что закончили победоносное стратегическое отступление. Разбив противника, они отошли на заранее подготовленные позиции».

В это время подводная лодка «Грэйбэк» направлялась к Мунда Бар у берегов Нью-Джорджии, где она должна была выполнять роль корабля-маяка, обслуживая оперативное соединение надводных кораблей, направлявшихся для артиллерийского обстрела аэродрома Мунда. Другие подводные лодки, базировавшиеся на Брисбен, выполняли задания, характерные для боевых действий лодок в этом районе. Доставка наблюдателей и разведчиков к плацдармам войск противника, спасение летчиков, эвакуация беженцев — такие задания стали обычными для подводников. Они выполнялись в периоды между боями во время непрекращавшихся действий на истощение противника. Одно из таких заданий было выполнено в начале года подводной лодкой «Наутилус». Получив приказ следовать к острову Бугенвиль для спасения 29 беженцев, лодка попала в самый центр района верхних Соломоновых островов, занятого противником накануне Нового года.

«Моим первым приветствием для этих людей, когда они поднялись на борт лодки, — рассказывал командир, — было: с Новым годом!»

Для беженцев прибытие «Наутилуса» означало избавление от пыток концентрационного лагеря.

Обратный путь лодки лежал в Австралию; переход закончился благополучно.

Потеря подводной лодки «Аргонавт»

Противник прилагал все усилия к тому, чтобы доставить подкрепления в северную часть Соломоновых островов, одновременно прикрывая отход гарнизона с острова Гуадалканал. Японские самолеты совершали полеты над морем между Новой Гвинеей и Бугенвилем в поисках подводных лодок — главного противника конвоев. Конвои проходили под охраной сильно вооруженных эскадренных и эскортных миноносцев, готовых в любую минуту атаковать подводные лодки. Этот район был опасен для японских конвоев, но он был опасен также и для американских подводных лодок.

В глубине этого районе у Рабаула против японских кораблей действовала подводная лодка «Аргонавт». Это был третий поход лодки.

10 августа «Аргонавт» вошла в соприкосновение с японским конвоем. Несколько позже этот конвой в составе пяти судов и трех сопровождающих эскадренных миноносцев был замечен американским самолетом, который, израсходовав весь боезапас, возвращался на базу. Летчик этого самолета видел, как в один из японских эскадренных миноносцев попала торпеда, вызвавшая взрыв, и как два других миноносца начали атаку глубинными бомбами.

Вскоре из воды показался нос подводной лодки, подброшенной силой взрыва глубинных бомб. Самолет мог лишь беспомощно наблюдать, как эскадренные миноносцы яростно засыпали лодку снарядами. После нескольких попаданий подводная лодка исчезла из поля зрения. С таким печальным сообщением самолет вернулся на базу.

В продолжение следующей недели все попытки связаться с лодкой не дали результатов. Американское командование считало ее потерянной, и это предположение подтвердилось японским сообщением о том, что в районе между Лае п Рабаулом 10 января 1943 года в результате атаки глубинными бомбамп с последующим артиллерийским обстрелом потоплена подводная лодка. Потеря подводной лодки «Аргонавт» была предвестником жестоких битв в ближайшем будущем.

Подводная лодка «Сирэйвен» применяет новую тактику

В течение второй недели января 1943 года подводная лодка «Сирэйвен» крейсировала близ Палау, наблюдая за подходами к Тоагел Млунгуи, этой недавно открытой «потайной двери» японцев.

Командир лодки капитан 3 ранга Хирэм Кесседи был опытным подводником. Всегда, когда представлялась возможность, он атаковал противника, проводя стрельбу с дальних и ближних дистанций, и на его счету было много пораженных целей. Но подводной лодке «Сирэйвен» предстояло еще добиться общепризнанного успеха (по крайней мере такого, который мог бы найти отражение в послевоенной статистике). Это зависело от безотказного действия торпед и от удачи в стрельбе.

После успешно выполненного задания по высадке семи агентов и британского офицера на остров Серам подводная лодка направлялась в предназначенный для действия район. 13 января в 9 час. с подводной лодки заметили несколько дымков на расстоянии около 10 миль. Командир решил идти на сближение. Когда выяснилось, что сблизиться и выйти в голову конвоя не удастся, подводная лодка последовала в подводном положении за ним, чтобы определить его скорость и курс.

К полудню было установлено, что конвой идет курсом 300° со скоростью 9–10 узлов. Не могло быть и речи о всплытии и преследовании конвоя в надводном положении в дневное время. Поэтому лодка всплыла только в сумерках. Командир лодки рассчитал, что конвой находится впереди в 54 милях и он сможет его настигнуть до наступления рассвета.

Лодка пошла надводным ходом под тремя дизелями (четвертый работал на зарядку батареи) и к двум часам ночи снова находилась в 10 милях от конвоя. Командир изменил курс на 6° вправо, намереваясь обойти конвой. Через два часа лодка была на траверзе и снова пошла курсом 300° в направлении движения конвоя.

Все это было сделано по счислению, так как на лодке не было радара. На рассвете горизонт был чист. Однако командир считал, что конвой находится на дистанции 15 миль по пеленгу 161°. Исходя из этого, лодка продолжала преследование. Через час конвоя все еще не было видно, и только в 7 час. 40 мин. на горизонте появился дым.

На подводной лодке «Сирэйвен» увеличили скорость до 16 узлов, чтобы занять позицию впереди конвоя. В 9 час. 07 мин. лодка погрузилась и начала сближаться с конвоем. Через два часа она заняла позицию для атаки большого транспорта.

Ночное преследование в надводном положении и атаки с позиции впереди конвоя не были новой тактикой. В начале 1942 года ряд командиров подводных лодок применял эту тактику, заходя на полной скорости ночью вперед цели с последующим погружением на предполагаемом пути и торпедной атакой с наступлением рассвета. Этот маневр применялся в том случае, когда занять позицию для обычной атаки в подводном положении было совершенно невозможно. Он неприемлем при атаках целей, имеющих большую скорость (оперативных соединений), которые проходят через опасные зоны действия подводных лодок с максимальной скоростью и не могут быть настигнуты. Для командиров подводных лодок вскоре стало ясно, что, когда устанавливался контакт с тихоходными торговыми судами, представлялась возможность обогнать его в надводном положении и выйти вперед в точку, лежащую на курсе цели, и выбрать позиции для атаки.

В начале войны подводные лодки, находясь на позиции, оставались в подводном положении в течение дня. Ночью, действуя без радара, лодки могли обнаруживать противника лишь на малых дистанциях, и возможности для осуществления маневра с целью захода в голову конвоя были ограничены. Плавание в надводном положении было особенно опасным в районе Филиппин, Голландской Ост-Индии, Соломоновых островов и архипелага Бисмарка, где японские самолеты были постоянной угрозой. Но в открытом море для подводников представлялась возможность практиковать заход в голову конвоя, обходя в надводном положении вокруг медленно двигавшихся целей. Этот маневр был в стадии экспериментирования в то время, когда командир подводной лодки «Сирэйвен» решил его использовать.

Тактику захода в голову конвоя ночью без радара можно было сравнить с игрой в жмурки. Она требовала проницательных предположений и в такой же мере — правильных математических расчетов.

В И час. 32 мин. лодка выпустила три торпеды по транспорту и одну — по противолодочному кораблю. Когда через сорок минут лодка подняла перископ, на поверхности моря находился лишь противолодочный корабль, подбиравший команду потопленного транспорта «Сираха Мару» (5693 т). В процессе потопления этого судна командир лодки продемонстрировал тактику захода в голову конвоя (end-around), которая вскоре должна была усовершенствоваться за счет использования радара.

Торпедная атака без перископа

В это же время развивалась другая тактика. Она признавалась уникальной в управлении торпедной стрельбой.

Как уже отмечалось, с появлением радара небыли забыты гидроакустические приборы. С радаром и без него гидроакустические приборы оставались неотъемлемой частью системы управления торпедной стрельбой.

Фактически во всех подводных атаках (а в течение войны их было большинство) цель обнаруживалась при помощи гидроакустических приборов, когда лодка находилась в подводном положении. Так бывало часто в тех случаях, когда цель шла в сопровождении эскортных кораблей, проводивших гидроакустический поиск подводных лодок.

Гидроакустики не только поддерживали контакт с целью, когда перископ был опущен. Уловив маневр цели, они докладывали о перемене курса эскорта.

Прислушиваясь к внешним шумам, опытный акустик мог сосчитать число оборотов винта судна-цели, определить таким путем его скорость и посоветовать изменить скорость хода подводной лодки, если этого требовала обстановка. Таким образом, командир лодки мог, не поднимая перископ, следить за маневрами цели и кораблей эскорта.

И если гидроакустические приборы помогали на подходе к цели, то они были незаменимы при отходе. Подвергаясь атаке эскортных кораблей, подводная лодка вынуждена уходить на глубину. Не имея возможности поднять перископ, она может только при помощи гидроакустических приборов следить за маневрами противника.

Морская вода имеет различную плотность. Эта особенность связана с температурой. Может сказываться на работе гидроакустики влияние течения, но, как правило, поверхностный слой воды имеет большую температуру, чем на глубине, скажем, 15 м. От температурного градиента зависит плотность воды.

Уклоняясь от атаки путем погружения, подводная лодка ищет укрытия в «плотном слое». Такой слой, определяемый температурным градиентом, мешает нормальному распространению звуковой волны. Если звуковая волна отклоняется, противник может вообще не найти лодку, а если «эхо» рикошетирует по касательной, то это вводит противника в заблуждение относительно дистанции и места расположения лодки. Акустики на подводной лодке сосредоточивают внимание на улавливание поисковых сигналов противника. Командир лодки, следуя тому, что может быть названо «гидроакустическим советом», маневрирует, чтобы оторваться от противника.

Гидроакустические приборы играют также ведущую роль, когда подводная лодка выходит в атаку. Выстрелы под большим углом установки гироскопа требуют особенно точного расчета дистанции. При этих расчетах нельзя положиться на прибор для определения расстояния но высоте цели при помощи перископа. В данном случае гидроакустический прибор выступает в качестве дальномера. Принимая ультразвуковое эхо, отражаемое целью, акустик может с большей точностью определить расстояние до цели.

Перед выходом из Фримантла на лодке «Тотог» был установлен радар. Но, как это часто бывает, он именно теперь не действовал. Вскоре после полуночи появился японский самолет. Командир лодки приказал идти на погружение. Через 45 мин. лодка снова всплыла на перископную глубину и, заметив силуэт цели, пошла на сближение с ней.

На какое-то время транспорт и его эскорт скрылись на фоне высокого берега. Затем в темноте появились вспышки: корабль подавал световые сигналы своему мателоту.

Лодка пошла полным ходом вперед на пересечение предполагаемого курса конвоя. Из кормовых торпедных аппаратов был произведен залп тремя торпедами с дистанции 1700 м. Две торпеды попали в цель, и через несколько минут грузовое судно «Банею Мару JN» 2» (1000 т) затонуло.

Опасаясь неминуемой контратаки, лодка ушла на глубину и вынуждена была десять часов находиться под водой, так как акустики слышали шум винтов преследовавших японских кораблей. Лодка всплыла только в сумерках. Но вскоре снова была обнаружена японским противолодочным кораблем, подверглась атаке глубинными бомбами и пролежала еще несколько часов на грунте.

В таком узком проливе, как Омбей, подводную лодку было очень легко обнаружить. Недостаточная ширина пролива (не больше Панамского канала) ограничивала возможность маневрирования. Командир и команда лодки могли убедиться, что патруль двигается за ними, а затем последовало несколько взрывов глубинных бомб.

Преследование лодки продолжалось несколько часов, акустики слышали шум гребных винтов двух кораблей. Потом эти звуки исчезли, и лодка всплыла.

Гидроакустическая аппаратура подвергалась испытанию еще до начала войны. В отношении целесообразности ее использования мнения расходились. Некоторые считали ее средством, навлекающим опасность на подводную лодку. Другие были того мнения, что у подводной лодки, которая посылала один-два звуковых сигнала, слишком мало шансов обнаружить противника. Таким образом, вопрос о дистанции, определяемой при помощи единственного отраженного сигнала, в начале войны был неясен. Однако некоторые командиры подводных лодок хорошо испытали эту аппаратуру. Среди них был командир лодки «Сивулф».

Спустя несколько недель подводная лодка «Тотог», действуя на юго-западном направлении Тихоокеанского театра, продемонстрировала технику использования этого устройства. Сближаясь для атаки, командир лодки по звуковому эхо определил дистанцию до цели, проверил прицельную дальность. После этого он проверил дистанцию до цели по двум торпедным взрывам, звук которых отразился от корпуса цели.

Эти примеры показали, что названная аппаратура является весьма, полезной, помогающей при торпедных стрельбах.

Действия подводной лодки «Тотог»

Подводная лодка «Тотог» была одной из пяти подводных лодок, начавших войну в Пирл-Харборе. Теперь она крейсировала в юго-западной части Тихого океана, преследуя японские корабли, просочившиеся между островами Голландской Ост-Индии.

Перед командиром лодки была поставлена задача патрулировать у северо-западного побережья острова Тимор, разведать Уэйнгапу и остров Соемба, а затем следовать в район Амбона. В ночь под рождество, когда, лодка находилась в проливе Омбей, был замечен транспорт, идущий на, восток в порт Дили. Лодка всплыла и начала его преследовать. Пролив становился уже, появилась опасность, что лодка будет замечена с берега. Однако командир лодки продолжал преследование, боясь, что потеряет цель, из виду на фоне высокого берега.

Луна скрылась за горами, в предутреннем свете неясно проступали очертания береговой линии. Командир лодки решил идти к северу, обойти остров. Алор и снова войти в пролив Омбей (к востоку от Дили). Хотя порт находился на португальской половине острова Тамбор, сомнений не было, что-в нем находились японские корабли. Надо было произвести разведку порта. Ночью с подводной лодки заметили судно, шедшее к западу. При слабом свете луны оно походило на небольшой транспорт. Затем рядом с ним появился дозорный корабль, похожий на большого охотника за подводными лодками. Неожиданно корабли повернули и пошли прямо по направлению к подводной лодке, видимо, обнаружив ее.

В 23 час. 11 мин. подводная лодка погрузилась, и через четыре минуты (в 23 час. 15 мин.) на нее посыпались глубинные бомбы, звуки взрывов которых очень похожи на звуки выстрелов из скорострельного орудия. Это указывало на то, что противник использовал малые бомбы, выстреливаемые из бомбомета. В 23 час. 35 мин. атака прекратилась, шумы винтов кораблей затихли. Спустя два часа лодка всплыла на поверхность.

Стало ясно, что под видом транспорта скрывался противолодочный корабль, вооруженный акустическими приборами.

Таким образом, лодке пришлось всю рождественскую ночь уклоняться от глубинных бомб. Она действовала на территории, где грузовые суда имели противолодочное оружие, являясь одновременно противолодочными кораблями, очередная встреча с которыми могла оказаться для лодки последней.

В январе подводная лодка «Тотог» обнаружила парусник и прямо направилась к нему. В водах Индонезии японцы использовали самые разнообразные и очень старые суда для разведки и патрулирования. На самом старом из них мог быть радиопередатчик или специальный разведчик среди команды. Поэтому американским подводным лодкам было приказано топить наиболее подозрительные из них. Парусник был осмотрен и отпущен. Подводная лодка последовала к Амбону.

10 января «Тотог» обнаружила с дистанции 2750 м на курсовом угле 80° крейсер типа «Натори». Лодка пошла на сближение и в 9 час. 41 мин. произвела торпедный залп. Через две минуты послышался взрыв. Акустик доложил, что винты крейсера прекратили работу. Крейсер получил повреждение. Тем не менее он продолжал двигаться на малой скорости. В 9 час. 49 мин. по нему было выпущено еще две торпеды, а через две минуты — еще-одна, после чего послышался приглушенный взрыв. В 9 час. 51 мин. крейсер открыл по перископу лодки огонь. Снова послышался шум винтов. Донеслись также отдаленные звуки взрывов трех глубинных бомб.

В 9 час. 52 мин. крейсер все еще вел стрельбу по подводной лодке, а затем удалился. Раздалось несколько выстрелов, похожих на взрывы бомб, сброшенных с самолета. Крейсер имел катапульту, и самолет, возможно, поднялся в воздух. На море была сильная волна, что затрудняло наблюдение-в перископ. Командир лодки приказал держаться в подводном положении, до тех пор, пока слышались взрывы. Когда они затихли, подняли перископ, горизонт был чист, крейсер удалился. Подводная лодка снова погрузилась, на глубину для перезарядки торпедных аппаратов.

Через несколько дней радисту и электрикам удалось отремонтировать вышедший из строя радар. В ночь на 22 января при помощи радара подводная лодка обнаружила и атаковала транспорт «Хасю Мару» (1873 т), шедший в Амбон с грузом авиационного бензина. Транспорт был потоплен тремя торпедами с дистанции 1100 м.

На следующее утро море было спокойно, ярко светило солнце. Внезапно в 5 милях к востоку от пролива Салейер показались два корабля: крейсер: типа «Натори», идущий в охранении одного сторожевого корабля. Над крейсером летал самолет. В условиях хорошей видимости можно было провести только кратковременное наблюдение в перископ, поэтому атака требовала быстрого подхода. Примерно в 9 час. эскортный корабль прошел впереди лодки достаточно близко, чтобы можно было расслышать работу его винтов. Спустя некоторое время командир лодки поднял перископ, чтобы быстро осмотреть поверхность и взять пеленг. Крейсер находился уже за пределами необходимого для выстрела курсового угла. Теперь надо было установить гироскопы на большой угол и ускорить залп. В 9 час. 8 мин. был произведен первый залп четырьмя торпедами. Крейсер, обнаружив перископ, открыл огонь по лодке из кормовых орудий. Самолет также заметил подводную лодку. Командир приказал уйти на глубину. В это время были сброшены две бомбы с самолета и девять глубинных бомбе эскортного корабля; бомбы разорвались далеко от лодки. В течение двух часов продолжалось преследование лодки сторожевым кораблем.

Когда шум винтов стих, лодка всплыла на поверхность и направилась, в Фримантл, так как все торпеды были уже израсходованы.

Несколько часов спустя у островов Тигр подводная лодка неожиданно обнаружила японский конвой. Показался авианосец и эскадренные миноносцы, один из которых пошел прямо на лодку. Только быстрым уходом под воду лодка уклонилась от атаки эскадренного миноносца. Противник, посылая звуковые импульсы, при помощи акустической аппаратуры стремился восстановить контакт с лодкой; пришлось уйти на глубину, чтобы скрыться за более плотным слоем воды. Были ясно слышны звуки поисковой аппаратуры эскадренного миноносца, а затем он сбросил четыре глубинные бомбы. Взрывы нанесли незначительные повреждения, при этом сорвало некоторые приборы с водонепроницаемых переборок и порвало антенный кабель.

Японские корабли преследовали лодку еще полтора часа, пока она пробиралась к открытому морю. Затем в 23 час. 30 мин. все затихло. Вероятно, эскадренный миноносец повернул обратно, чтобы догнать конвой. Через два часа лодка всплыла и направилась в свою базу.

Сказанное выше иллюстрирует ценность для подводных лодок гидроакустических приборов. Радар для подводников был действительно зорким глазом ночью и днем. Но море имеет три измерения, и в третьем измерении — на глубине — подводная лодка была бы глуха и слепа, если бы у нее не было гидроакустических приборов.

11 января 1943 года подводная лодка «Траут» вошла в гавань противника и торпедировала стоявший на якоре танкер.

На рейде в Мири, в северо-западной части Борнео, был замечен большой танкер. Командир лодки осторожно пошел на сближение и, приблизившись на дистанцию 3500 м, начал разведку якорной стоянки. Подойти ближе к танкеру в подводном положении не было возможности, так как в месте стоянки танкера глубина не превышала 18 м. Можно было бы выпустить торпеды, но этому мешало сильное волнение и прибой. Командир лодки решил, что дневная атака с большой дистанции будет менее успешной, чем ночная с короткой дистанции при сближении в надводном положении. В связи с этим было решено ожидать наступления ночи.

В 19 час. 30 мин. лодка всплыла и пошла на сближение с целью. Когда дистанция сократилась до 1500 м, был дан залп тремя торпедами из носовых торпедных аппаратов. Две торпеды попали в цель. После этого лодка развернулась и выпустила из кормового торпедного аппарата еще одну торпеду с дистанции около 1600 м. Торпеда не взорвалась, но когда лодка отходила, за кормой раздался сильный взрыв. Это, по-видимому, взорвался танкер. Однако в японских сообщениях не было указаний на потопление танкера в районе Мири. 21 января «Траут» в этом же районе потопила торпедами грузовой транспорт (3000 т). Командир лодки обладал двумя важными качествами: практическим умом и дерзостью. После этой атаки лодка направилась в базу.

Боевые действия в районе архипелага Бисмарка

Когда из района Гуадалканала ушли последние японские конвои, боевые действия американских подводных лодок начались в водах архипелага Бисмарка. Центром этого района был остров Новая Британия с якорной стоянкой в Рабауле. Из простого географического пункта, посещаемого до войны лишь торговыми шхунами, Рабаул превратился в важный для японцев порт и базу флота. Из Рабаула шли конвои с военными грузами на Соломоновы острова; из Рабаула быстроходные конвои совершали рейсы в Новую Гвинею. Стоянка флота в этом порту обеспечивалась береговой артиллерией; здесь же находились военно-морские сооружения для стоянки кораблей флота. Еще задолго до падения Гуадалканала подводные лодки США действовали на подходах к этой важной базе.

В начале января в этом районе действовала подводная лодка «Гринлинг». 16 января ею был потоплен транспорт «Кинпосан Мару» (3261 т).

В этот же день подводная лодка «Гроулер» в районе Рабаула потопила грузопассажирское судно «Тифуку Мару» (5857 т], а 19 января — транспорт «Миядоно Мару» (5800 т). 19 января в районе Рабаула лодкой «Свордфиш» был потоплен транспорт «Мёхо Мару» (4122 т).

21 января подводная лодка «Гэтоу» потопила транспорт «Кэнкон Мару» (4575 т), а 29 января — «Нитиун Мару» (2723 т), еще через две недели — «Цуруга Мару».

В ночь на 28 января подводная лодка «Гардфиш» осуществила попытку войти в гавань Рабаула. До этого, 12 января, она потопила старый миноносец водоизмещением 750 т; 22 января лодкой был потоплен неизвестный транспорт (около 4000 т), а 23 января — японский эскадренный миноносец «Хакадзэ» (1300 т).

Рано утром 27 января лодка сделала попытку проникнуть в гавань со стороны канала Святого Георга. Первый заход не удался из-за встречи с двумя малыми судами. На следующий день вечером командир сделал вторую попытку. На этот раз она удалась, лодка при подходе укрывалась за островом Ватом. На рассвете она погрузилась на перископную глубину и направилась к цели. В течение дня ей пришлось уклоняться от японских кораблей. Наблюдения в перископ за кораблями противника, ведущими поиски при помощи гидроакустической аппаратуры, были кратковременными. Первый подход к одному из транспортов был прерван, так как транспорт оказался очень маленьким и не стоило из-за него рисковать. Море было спокойным. Три или четыре дозорных корабля охраняли вход в гавань. Теперь необходимо было поднимать перископ через каждые 15 мин., чтобы определять позицию подводной лодки по отношению к берегу, так как течение у Рабаула очень сильное. Когда лодка вошла в залив Бланш, можно было видеть две группы кораблей. Они стояли, выстроившись в ряд, представляя собой удобную мишень длиной 500 м. Командир решил выпустить торпеды с дальней дистанции и начал маневрировать для занятия выгодной позиции для стрельбы.

Когда «Гардфиш» вошла в глубь гавани и, начав приближаться к двум транспортам, подняла перископ, чтобы уточнить позицию, лодку сразу же обнаружил японский самолет и береговые батареи немедленно открыли огонь. Вокруг лодки начали рваться снаряды. Атаку пришлось отменить, и «Гардфиш» ушла в открытое море.

Потери японских судов увеличиваются

В результате боевых действий американских подводных лодок в водах острова Трук и у островов Тимор и Борнео японцы понесли значительные потери в торговом тоннаже. Морские пути, ведущие к архипелагу Бисмарка, к Соломоновым островам и к Новой Гвинее, находились все время под угрозой. В то время как основные боевые действия велись в водах у Рабаула и острова Бугенвиль, подводные лодки из Брисбена, Фримантла и Пирл-Харбора продолжали действовать за линией фронта, нарушая коммуникации противника. Японский генеральный штаб беспокоила проблема перевозок при наступлении на Соломоновы острова. Следует напомнить, что командующий японским флотом начал это наступление вопреки мнению лиц, предупреждавших его о том, что оно неминуемо вызовет затруднения в области снабжения и перевозок.

Подводная лодка «Вэйл», крейсируя у Кваджелейна, настигла и потопила грузовой транспорт, направлявшийся в Трук, а 13 января в этих же водах ею было потоплено судно «Ивасиро Мару» (3550 т).

17 января лодка обнаружила японский дозорный корабль, который маневрировал на малом ходу, все время держась в определенном квадрате.

Командир подводной лодки догадался, что корабль ждет какое-то судно. По местоположению дозорного корабля он определил, что ожидаемое судно должно прийти с острова Сайпан, и приказал повернуть лодку навстречу предполагаемому объекту. Вскоре на горизонте появился большой транспорт, который двигался прямо на лодку. Началось сближение, и, когда лодка подошла на сравнительно близкое расстояние, командир смог рассмотреть людей на палубе судна. Несомненно, это прибывало подкрепление для гарнизона острова Бугенвиль.

В своем донесении командир лодки позже писал: «Приятно топить такой транспорт, сознавая, что в результате будут спасены жизни многих солдат американской морской пехоты». В донесении подробно описываются все действия лодки:

«Выпустили три торпеды, последовало три взрыва. Одно попадание отмечено позади дымовых труб, второе — в передний трюм и третье — в корму. Транспорт начал разворачиваться. Лодка резко повернула вправо и приготовилась к стрельбе из кормовых аппаратов.

Выпустили одну торпеду с дистанции 550 м. Торпеда попала в корму транспорта. Это был хороший выстрел, судно остановилось. Оно накренилось на левый борт и стало погружаться кормой, из которой валил дым. Тонущее судно сфотографировали, твердо уверенные в том, что гибнет еще один японский транспорт. Многие из состава команды лодки имели возможность видеть это через перископ.

Однако вскоре мы были удивлены тем, что японцам удалось потушить возникший пожар и выровнять крен судна. Выпустили еще одну торпеду из кормового аппарата, но она прошла мимо. В это время с транспорта был открыт артиллерийский огонь по подводной лодке, но вскоре стрельба прекратилась.

Команда и пассажиры покидали транспорт, хотя орудийная прислуга оставалась на своих постах. Осадка судна увеличилась на 3 м, а затем дальнейшее погружение его прекратилось. Приблизились и выпустили шестую торпеду из носовых аппаратов. Она попала в корму. Цель все еще была на плаву. Выпустили седьмую торпеду, ее попадание вызвало сильное сотрясение, но не изменило положение судна. Выпустили восьмую торпеду из кормового торпедного аппарата. Был слышен взрыв. Становилось темно. Судно тонуло медленно, оставаясь на ровном киле. На нем не было признаков жизни. Желая покончить с ним, пока не появились японские самолеты или противолодочные корабли, выпустили девятую торпеду. Она взорвалась прямо под дымовыми трубами, образовав пробоину в корпусе ниже главной палубы.

После этого судно стало погружаться быстрее. Наконец оно затонуло. Как выяснилось, лодка отправила на дно транспорт «Хэйён Мару» (9815 /и). На поверхности воды осталось восемь баркасов с уцелевшими японцами, примерно по 50 человек в каждом. Люди были одеты в белую и синюю форму. Один баркас прошел совсем рядом, и японцы готовы были разбить веслами перископ подводной лодки».

27 января подводная лодка «Вейл» нанесла еще один удар противнику. В районе 14°15? северной широты и 153°43? восточной долготы ею был потоплен транспорт «Сёан Мару» (5624 т).

В результате действий подводной лодки «Вэйл» японцы за вторую половину января 1943 года потеряли в районе острова Трук 18 989 т торгового тоннажа. Подводная лодка «Силверсайдс» в начале месяца потопила суда общим тоннажем 27 798 т. Совместными действиями подводных лодок «Флаин-гфиш» и «Снэппер» 26 января было потоплено японское грузопассажирское судно «Гокай Мару» (8358 т). Для Японии положение с перевозками в результате потерь торгового тоннажа усложнялось; проблема снабжения метрополии и доставка подкреплений на захваченные острова в районе Южных морей затруднялась.

Подводная лодка «Ваху» против конвоя

Подводная лодка «Ваху» в начале 1943 года вышла из Брисбена в третий боевой поход. Командир лодки получил приказ действовать в водах Палау. Но на пути в район действия был получен приказ разведать гавань Вевак на северо-восточном побережье Новой Гвинеи. Гавань находилась между двумя небольшими островами Кайриру и Мушу. Оба эти островка отсутствовали на американских картах, что затрудняло пути подхода и создавало опасность, так как предполагалось, что район гавани был сильно, укреплен.

Утром 24 января подводная лодка «Ваху» подошла к берегу Новой Гви ней. Есть ли в гавани японские корабли? Такой вопрос волновал всю команду. Наблюдения в перископ показали, что в гавани находятся два миноносца типа «Тидори» и два буксира. Присутствие их вселяло уверенность в том, что поблизости есть другие корабли, и командир подводной лодки приказал двигаться вокруг острова Кайриру и ждать.

Около полудня у острова показалась треногая мачта эскадренного миноносца. Подводная лодка начала сближение, обходя остров, чтобы приблизиться к цели с нужной стороны. Однако движению лодки помешали рифы, которые загораживали проход. Вынужденный по этой причине отказаться от атаки обнаруженного корабля, командир решил пройти на шесть миль дальше в глубь пролива, рассчитывая там встретить другую цель. Около острова Мушу был обнаружен эскадренный миноносец. Быстро сблизившись с целью, командир через несколько минут дал залп из четырех торпед с дис-станции 2750 м, но все торпеды прошли мимо. С эскадренного миноносца был замечен след движения торпед, и корабль устремился в атаку на лодку, В носовых торпедных аппартах лодки осталось две торпеды, и командир лодки решил их использовать, произведя новый расчет торпедного залпа.

В своем донесении об этом моменте командир лодки позже писал:

«Чтобы не потерять инициативу, мы продолжали быть агрессивными. Так, мы решили стрелять оставшимися торпедами с короткой дистанции, когда эскадренный миноносец подойдет, чтобы атаковать нас глубинными бомбами».

Пятой торпедой выстрелили с дистанции 1100 м. Торпеда прошла мимо. Расстояние до эскадренного миноносца сократилось до 750 м, когда была выпущена последняя торпеда. На этот раз промаха не было, раздался взрыв.

Когда был поднят перископ, корабль противника тонул.

В японских документах не отмечена в этот день гибель эскадренного миноносца, очевидно, он смог выброситься на берег и уцелеть. Но он наверняка был выведен из строя на очень продолжительное время.

Через два дня после рейда в гавань Вевак подводная лодка «Ваху» находилась в 450 милях от берегов Новой Гвинеи. В 8 час. 26 января сигнальщик заметил на горизонте дым. Это приближались транспорт и грузовое судно. Лодка вышла вперед и, заняв позицию для атаки из кормовых торпедных аппаратов, через несколько минут выпустила по две торпеды по каждому судну. На головном судне раздалось два взрыва, оно остановилось. Во второе судно также попала одна торпеда.

Развернув лодку для атаки из носовых торпедных аппаратов, командир поднял перископ и увидел, что второе судно приближается к лодке с очевидным намерением таранить ее. В этот момент было замечено третье судно. Нужно было что-то предпринимать. Командир дал по нему залп тремя торпедами, а затем, изменив курс лодки и угол атаки, выпустил две торпеды по судну, шедшему на таран. Были слышны взрывы торпед.

Через восемь минут лодка всплыла под перископ. Оказалось, что первое судно уже затонуло, второе медленно отходило к берегу, а третье стояло без движения; через некоторое время оно стало тонуть. Лодка всплыла и направилась за уходившим поврежденным транспортом с целью торпедировать его. В это время на горизонте появился танкер. Это была важная цель. Но батарея аккумуляторов была совершенно разряжена и требовала скорейшей зарядки. Подводная лодка отошла мористее и стала поддерживать контакт с обнаруженным танкером, находясь вне пределов видимости. К вечеру зарядка батарей была окончена, и лодка пошла на сближение. Перед заходом солнца был дан залп тремя торпедами по танкеру; торпеды попали в цель, но танкер продолжал двигаться. Через полтора часа по нему была выпущена еще одна торпеда. Получив дополнительные повреждения, танкер через некоторое время затонул.

В это время на горизонте появился луч прожектора, что указывало на приближение эскортного корабля, который был вызван ранее поврежденным судном. Во избежание помех атака по поврежденному транспорту была ускорена; с дистанции 2750 м по нему были выпущены последние две торпеды. Обе они попали в цель.

Потопление танкера не было впоследствии подтверждено. Но тщательные послевоенные исследования, проводимые объединенным комитетом представителей армии и флота, указывают на то, что подводной лодкой «Ваху» были потоплены торговое судно грузоподъемностью около 4000 т (название неизвестно), транспорт «Буйё Мару» (5447 т) и транспорт «Фукуи Мару».(1901 т).

Через сутки после описанных событий подводная лодка «Ваху» заметила другой конвой из шести кораблей. У лодки осталось не более 40 снарядов к 4-дюймовой пушке и не было ни одной торпеды. Все же командир решил приблизиться к транспортам, надеясь обстрелять их из орудия. Во время маневрирования на горизонте появился эскадренный миноносец. С кораблей конвоя заметили лодку, и эскадренный миноносец сразу открыл орудийный огонь. Так как снаряды ложились очень близко, подводная лодка погрузилась.

Эскадренный миноносец прошел над местом погружения лодки и сбросил бомбы. Около часа он безуспешно вел поиски лодки, а затем удалился. Лодка всплыла и отправилась на Гавайи, а через неделю снова вышла в море.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.207. Запросов К БД/Cache: 0 / 0