Глав: 7 | Статей: 39
Оглавление
Аннотация издательства:

В книге дается описание боевых действий американских подводных лодок во второй мировой войне, главным образом на Тихом океане. Подробно говорится об одиночных и групповых действиях лодок против торгового флота Японии, а также действиях против ее боевых кораблей. Рассматриваются тактические приемы подводных лодок по использованию торпедного оружия, постановка мин, выполнение специальных заданий и другие вопросы. Русское издание книги рассчитано на офицеров и адмиралов военно-морского флота.

Глава XVII. Боевые действия в юго-западной части Тихого океана

Глава XVII. Боевые действия в юго-западной части Тихого океана

3-й флот адмирала Холси начал продвижение в район Верхних Соломоновых островов 30 июня 1943 года после захвата острова Рендова. Сопротивление японцев оказалось слабым, и остров в течение нескольких часов был захвачен десантными войсками. Следующим шагом явился захват острова Нью-Джорджия, расположенного значительно севернее. Отряды сухопутных сил и морской пехоты к 4 июля были направлены в районы высадки, а надводные силы на следующий день вошли в залив Кула с задачей прикрыть высадку десанта и уничтожить оборонительные сооружения противника на острове Коломбангара. Во время этой операции эскадренный миноносец «Стронг», поврежденный огнем береговой артиллерии, был торпедирован, очевидно, подводной лодкой противника.

Идя на помощь «Стронгу», другой эскадренный миноносец врезался в него, и «Стронг» тотчас затонул.

Пытаясь удержать остров Нью-Джорджия, японцы перебросили дополнительные силы с острова Бугенвиль в составе семи эскадренных миноносцев. Американское ударное соединение (три крейсера и четыре эскадренных миноносца) под командованием контр-адмирала Эйнсворта снова вошло в залив Кула для того, чтобы перехватить японцев. В результате происшедшего там боя японский флагманский корабль был уничтожен, а остальные корабли отошли. Американцы потеряли крейсер «Хелена».

После этого японцы снова послали подкрепление с Бугенвиля в составе легкого крейсера «Дзинцу» и пяти эскадренных миноносцев.

Эйнсворт с тремя крейсерами («Гонолулу», «Сент-Луис», «Линдер») и десятью эскадренными миноносцами 12 июля близ острова Коломбангара перехватил корабли противника. В завязавшемся бою «Дзинцу» был потоплен орудийным огнем. Потерпев поражение, японцы были вынуждены отказаться от дальнейших попыток обороны острова Нью-Джорджия более крупными морскими силами. 5 августа американские сухопутные войска заняли аэродром Мунда и несколько дней спустя полностью овладели островом. Во время боя 12 июля американцы потеряли эскадренный миноносец «Гуин».

Следующим шагом американцев был захват острова Велья-Лавелья. Пытаясь помешать американцам, командование японского флота послало четыре эскадренных миноносца с войсковыми подкреплениями для гарнизона острова, находившегося под угрозой атаки. Японские корабли были замечены американским самолетом и перехвачены в заливе Велья оперативной группой в составе шести американских эскадренных миноносцев.

В происшедшем бою было уничтожено три японских эскадренных миноносца. Американцы потерь не имели. Вслед за этим японцы решили эвакуировать свой гарнизон с острова.

В ночь на 6 октября соединение американских эскадренных миноносцев вошло в соприкосновение с японской эвакуационной группой в составе шести эскадренных миноносцев.

В очередном бою противник потерял один эскадренный миноносец. Американский эскадренный миноносец «Шевалье» был потоплен, а миноносцы «О'Бэннон» и «Сэлфридж» получили сильные повреждения. Подкрепление эскадренных миноносцев подошло как раз вовремя, чтобы изменить положение в пользу американцев, но японский транспорт прошел к Велья-Лавелья и снял гарнизон.

Таким образом, теперь остров Бугенвиль оставался последним оплотом японцев в районе Соломоновых островов, но разгрызть этот орешек было нелегко. Для захвата Бугенвиля адмирал Холси собрал весь надводный и воздушный флот, которым он еще располагал в районе Соломоновых островов. В этот флот входили авианосец «Саратога», введенный снова в строй после ремонта, и легкий авианосец «Принстон». Наступление началось в середине октября. Американские и новозеландские войска 27 октября были высажены на острова Трежери, недалеко от Бугенвиля. Пока шла высадка десанта, крейсера и эскадренные миноносцы отвлекали силы противника, обстреливая его посты на островах Бука и Шортленд.

Соединение авианосцев в конце октября предприняло демонстративную атаку восточного побережья Бугенвиля. Это отвлекало внимание противника от западного побережья бухты Императрицы Августы, куда утром 1 ноября двинулся адмирал Уилкинсон с войсками в составе 7500 солдат морской пехоты.

Бугенвильскнй гарнизон просил помощи, и японский штаб отправил из Рабаула четыре крейсера и шесть эскадренных миноносцев. Это соединение было обнаружено американскими самолетами, и Холси нанес встречный удар, направив против японских кораблей соединение Мерилла к бухте Императрицы Августы. Американское соединение состояло из легких крейсеров «Монпелье», «Кливленд», «Колумбия» и «Денвер» и восьми эскадренных миноносцев. В состав японской эскадры входили крейсера «Мёко», «Хагуро», «Сэндай» и «Агано».

В бою японский крейсер «Сэндай» был потоплен, два эскадренных миноносца в результате столкновения вышли из строя, «Хагуро» был поврежден, а «Мёко» протаранил и потопил свой эскадренный миноносец. Американские эскадренные миноносцы «Спенс» и «Тэтчер» столкнулись во время боя, а эскадренный миноносец «Фути» получил серьезное повреждение. Разбитое японское соединение возвратилось в Рабаул.

Обеспокоенное поражением японское высшее командование отправило с островов Трук в район Соломоновых островов и архипелага Бисмарка часть 2-го флота. Крейсера адмирала Куриты достигли Рабаула 5 ноября и сразу же подверглись атаке самолетов с авианосцев «Саратога» ил» Принстон», которым Холси приказал атаковать воздушные подкрепления, прибывшие в Рабаул с островов Трук.

11 ноября морская авиация нанесла еще один удар. Японские крейсера пытались спастись, покинув Рабаул после первого нападения с воздуха, но в результате второго налета было уничтожено 12 транспортов, японский эскадренный миноносец и более 100 защищавших корабли самолетов.

Удар в районе Рабаула привел к крушению надежд японцев на усиление гарнизона острова Бугенвиль. Около 27 000 японских войск осталось на острове, они не могли эвакуироваться. Американские самолеты контролировали небо, а корабли — окружающие воды. Изолированные и пойманные в западню японцы были беспомощны, как военнопленные, поэтому не имело смысла предпринимать против них боевые действия.

Американцы решили обойти Бугенвиль, и кампания в районе Соломоновых островов была, таким образом, завершена.

В то время как 3-й флот изгонял японский флот с Соломоновых островов, войска Макартура не забывали о силах противника на Новой Гвинее.

В сентябре 1943 года 7-й флот вице-адмирала Кинкейда действовал в водах Новой Гвинеи и на японских коммуникациях в районе таких форпостов, как Лай, Саламауа и острова Тробриан.

Лаэ и Саламауа были захвачены американо-австралийскими войсками в середине сентября. В конце месяца австралийцы захватили Финшафен.

Во время этой кампании надводные силы 7-го флота понесли первую крупную потерю: японская подводная лодка торпедировала и потопила эскадренный миноносец «Хенли». К ноябрю японские позиции на северо-восточном побережье Новой Гвинеи были полностью уничтожены. 7-й флот участвовал теперь в десантной операции, направленной против Новой Британии и рассчитанной на то, чтобы парализовать морскую базу противника в Раба-уле. Корабли флота двигались в авангарде сил вторжения и в середине декабря развернули действия у южного побережья Новой Британии. Сопротивление японцев было исключительно слабым, и менее чем через неделю войска Макартура захватили местный аэродром. 26 декабря части морской пехоты высадились на северном побережье, на мысе Глостер. Авиация противника совершала налеты на плацдармы высадки десанта и потопила эскадренный миноносец «Браунсон». Но потери японских самолетов все возрастали, а резервов для продолжения атак не было.

Снаряды корабельной артиллерии и бомбы, сбрасываемые с самолетов, разрушили береговые укрепления противника, и солдаты морской пехоты быстро продвигались внутрь острова.

Таким образом, был уничтожен японский опорный пункт в архипелаге Бисмарка. Японцы продолжали удерживать Рабаул и соседнюю базу в Кави-енге, на острове Новая Ирландия. Но эти твердыни, как и Бугенвиль, были обойдены; их мощь была сведена к нулю, и овладение ими потеряло смысл. В Южных морях война протекала не в пользу японцев.

Только пять японских крейсеров сражались против соединений 3-го флота Холси, защищая Верхние Соломоновы острова. Главные силы 2-го флота Куриты находились между Труком и Рабаулом, не участвуя ни в одном бою с надводными кораблями. С авианосцев адмирала Одзава, базировавшихся на островах Трук, поднялись в воздух 250 самолетов и направились в Рабаул, но сами авианосцы так и не вышли из базы и не участвовали в сражении в Южных морях. Основой обороны противника в районе Верхних Соломоновых островов было соединение эскадренных миноносцев, поддерживаемое несколькими эскадрильями самолетов, базирующихся на наземных аэродромах.

Американским наземным силам потребовалось почти семь месяцев для захвата Гуадалканала. Остров Нью-Джорджия был очищен за шесть недель, а Бугенвиль — за один месяц. Высадка десанта на Новой Гвинее и архипелаге Бисмарка порой сопровождалась ожесточенными схватками в джунглях, но японская авиация ослабла, береговые укрепления на Новой Британии также не отличались мощью.

Вот тут-то и обнаружилась неспособность Японии разрешить транспортную проблему. Японцы потерпели поражение в битве за превосходство в материально-техническом обеспечении своих войск еще задолго до того, как они проиграли бои за Коломбангару, Велью-Лавелью, бухту Императрицы Августы и Новую Британию. Еще до того, как японские базы в Южных морях были захвачены союзниками, их можно было сравнить с тыквами на увядшем стебле. Этот стебель был «изгрызен» американскими подводными лодками.

Нарушение коммуникаций

С уходом «данных взаймы» подводных лодок Тихоокеанского флота в первой четверти 1943 года подводные силы юго-западной части Тихого океана, базировавшиеся в Австралии, были сокращены до своей прежней численности — 20 единиц. 12 из них находились в подчинении командира 72-го оперативного соединения, входившего в состав 3-го флота адмирала Холси, а 8 находились в оперативном подчинении контр-адмирала Кристи и входили в состав 7-го флота.

В октябре 1943 года в Фримантл пришли еще четыре лодки. Теперь 12 лодок действовали из Брисбена и 12 — из Фримантла. Так как противник в ноябре был вытеснен из района Верхних Соломоновых островов, некоторые из подводных лодок 72-го соединения были перебазированы в Фримантл. До конца года подводные силы юго-западной части Тихого океана насчитывали по-прежнему 24 лодки. Они не только прикрывали районы Соломоновых островов, архипелага Бисмарка и Новой Гвинеи, но и действовали на западе вплоть до Малайи, прикрывая район острова Целебес и Филиппины, и действовали в Южно-Китайском море.

Выполнение этих задач было бы невозможно, если бы не влияние нескольких важных факторов. Первым из них было появление радара типа «SJ», который увеличил радиус поиска и дал возможность лодкам находиться на поверхности более длительное время. Другим фактором явилось постепенное усовершенствование торпеды М-14.

Организация передовых заправочных баз также способствовала увеличению радиуса действия подводных лодок. Одна из таких баз была организована на западном побережье Австралии в заливе Эксмут в августе 1943 года. Она действовала вплоть до последних месяцев войны. Перемещение заправочной базы подводных лодок в Эксмут сокращало на 700 миль путь, что также позволяло экономить время и горючее. Несколько недель спустя после организации базы в заливе Эксмут вступил в действие порт Дарвин как пункт для заправки горючим лодок на их пути к району боевых действий. Не подвергавшийся более угрозе воздушной атаки, этот северо-западный австралийский порт использовался также в качестве торпедной базы. В этом смысле он был особенно удобен, ибо все возрастающая популярность ночных атак в надводном положении в значительной мере увеличила расход торпед. Часто подводная лодка расходовала свой запас торпед в течение нескольких дней, а в Дарвине можно было перезарядить торпедные аппараты и снова вернуться в район боевых действий.

Оперативное соединение, действовавшее на восточном побережье Австралии, также поспешило организовать передовые заправочные и оперативные базы. В начале 1943 года стала действовать база в Тулаги. В качестве подвижной заправочной базы для лодок 72-го оперативного соединения служило спасательное судно «Каукол». В конце осени 1943 года подводные лодки могли также заправляться горючим с плавучей базы «Фултон».

Когда австралийцы оккупировали Финшафен, передовым заправочным пунктом для подводных лодок стала бухта Лангеман.

Но заправочные базы, радары типа «SJ» и улучшенные торпеды не ослабляли напряжения обстановки для подводных лодок в юго-западной части Тихого океана, они только позволили им действовать более энергично.

Поскольку возможности подводных лодок возросли, увеличилась и нагрузка на них. Во время кампании в районе Соломоновых островов подводные лодки 72-го оперативного соединения использовались самым различным образом (по указаниям адмирала Холси) для поддержки морских операций. Подводные лодки, базировавшиеся на Фримантл, участвовали в операциях 7-го флота в районе Новой Гвинеи — архипелага Бисмарка.

Подводные лодки не только действовали на морских сообщениях, но и ставили мины, перевозили наблюдателей и агентов разведывательной службы, эвакуировали беженцев, спасали летчиков сбитых самолетов, выполняли задания по разведке. Но, где бы они ни находились, на стоянке или на переходе в море, их торпеды всегда готовы были поразить корабли противника. Почти в каждом задании ставились эти цели. Однако основной своей обязанностью подводники считали все же потопление торговых судов противника. В Южных морях соединение подводных лодок также с успехом выполняло эту обязанность. В подводной войне на истощение противника они не были одинокими. Коммуникации японцев, идущие на юго-восток от Палау, на юг от Трука, на юго-запад от Маршалловых островов и островов Гилберта, всегда находились под ударами подводных лодок, базировавшихся на Пирл-Харбор и находившихся в оперативном подчинении адмирала Локвуда. Блокируя базы противника на подмандатных островах, подводные лодки Тихоокеанского флота весной, летом и осенью 1943 года преградили путь многим конвоям, направлявшимся к Новой Гвинее, архипелагу Бисмарка и Бугенвилю с грузами для подкрепления гарнизонов на названных островах.

Разумеется, не каждое торговое судно, потопленное в центральной части Тихого океана, направлялось к Соломоновым островам или к архипелагу Бисмарка. Но большая часть японских судов, проходящих у подмандатных островов, прямо или косвенно снабжала части на фронте Соломоновы острова — архипелаг Бисмарка — Новая Гвинея. Проведем мысленно линию с востока на запад, на 9° севернее экватора. Перечень японских судов, потопленных в этих водах Тихого океана по декабрь 1943 года, свидетельствует о той роли, которую играли подводные лодки в нарушении коммуникаций противника в течение последних месяцев битвы за Соломоновы острова. В широкой полосе океана, простирающейся от островов Гилберта до восточного побережья Минданао и ограниченной девятой параллелью к северу и к югу от экватора, подводные лодки уничтожили за указанный выше период 2 танкера, ^транспортов, 28 грузовых и 10 разных судов — всего 52 японских судна, перевозивших войска, орудия, продовольствие, снаряжение, горючее.

Когда окончилась война, стало известно, что японские войска на Бугенвиле начиная с 1943 года терпеливо ожидали подкреплений, но так и не дождались. В западной части Новой Гвинеи некоторые из японских гарнизонов попали в такое же затруднительное положение. В других районах юго-западной части Тихого океана также были небольшие японские гарнизоны, которые оказались в положении людей, заброшенных на необитаемые острова.

Во время боевых действий в районе Верхних Соломоновых островов основной задачей подводных лодок 72-го соединения являлось нарушение коммуникаций противника в названном районе. Поддержка, которую подводные лодки оказывали 3-му флоту, преимущественно и заключалась в действиях на истощение противника. То же самое можно сказать и в отношении боевых действий подводных лодок, базировавшихся на Фримантл. Им также давались самые разнообразные задания, а именно: постановка мин, разведка, измерение глубин, высадка береговых наблюдателей, разведывательных групп и т. д.

25 мая 1943 года подводная лодка «Тотог» высадила двух агентов на остров Кабаэна. В тот же день подводная лодка «Гэтоу» провела разведку глубин бухты Нума-Нума, близ острова Шуазель (Соломоновы острова). В конце предыдущего месяца она высадила 16 береговых наблюдателей и группу австралийских разведчиков и эвакуировала партию миссионеров.

4 июня подводная лодка «Силверсайдс» поставила минное поле в проливе Стеффен между островами Новый Ганновер и Новая Ирландия.

31 июля подводная лодка «Гардфиш» высадила топографическую партию на западном берегу Бугенвиля, а 1 сентября подводная лодка «Гринлинг» высадила топографов на остров Шортленд и группу островов Трежери.

20–28 сентября подводная лодка «Гардфиш» высадила разведывательную партию на западное побережье Бугенвиля.

29 сентября подводная лодка «Гэтоу» высадила разведывательную партию на восточное побережье Бугенвиля, а подводная лодка «Пето» совершила безуспешный двухдневный поиск экипажа самолета 5-го воздушного флота, пропавшего где-то в районе Вевак (Новая Гвинея).

Подводная лодка «Групер» доставила 29 сентября 46 человек и 1400 кг груза на южное побережье Новой Британии и эвакуировала одного летчика.

В сентябре подводная лодка «Скалпин» проводила разведку Тилениуса и гавани Монтагус на южном побережье Новой Британии.

В конце октября подводная лодка «Гардфиш» высадила разведывательную партию на западном побережье Бугенвиля, «Скэмп» проводила разведку на Соломоновых островах, «Тотог» обстреляла остров Фейс.

С 25 декабря по 2 января 1944 года подводная лодка «Пето» вела разведку и высаживала личный состав на остров Боанг (Соломоновы острова).

Фактически всем высадкам десантных войск предшествовала разведка места высадки подводной лодкой или разведывательными партиями, высаженными подводной лодкой.

Число кораблей противника в районе Соломоновых островов — архипелага Бисмарка — Новой Гвинеи колебалось, ибо японцы для усиления 8-го флота, базировавшегося на Рабаул, иногда выделяли оперативные группы.

Береговые наблюдатели, высаженные подводными лодками на Верхних Соломоновых островах и островах Бисмарка, сообщали много ценных сведений, касающихся перемещений кораблей противника.

Но и сами подводные лодки использовались для активной разведки открытого моря и вод, лежащих южнее островов Трук. В этих водах они должны были перехватывать отдельные корабли противника, идущие в южном направлении, и доносить о передвижениях японского флота. Такие сведения представляли ценность для американских надводных сил во время кампании на Верхних Соломоновых островах.

Однако вследствие большой протяженности путей, на которых вели разведку подводные лодки, поиски кораблей противника оказались большей частью неэффективными. Перед тем как была произведена высадка войск на Бугенвиль, пять или шесть подводных лодок получили задание действовать в районе к югу от островов Трук и доносить о всех японских военных кораблях, перемещающихся в южном направлении в целях противодействия американцам.

Одна лодка находилась непосредственно у островов Трук, а остальные вели поиски вдоль намеченной линии разведки. Несмотря на то, что все крейсера 2-го японского флота вышли с островов Трук и направились в южном направлении к Рабаулу, пересекая или огибая линию разведки подводных лодок, ни один из кораблей противника не был ими замечен. Были случаи, когда лодки оставляли позиции. Подводная лодка «Гроулер», находившаяся ближе всех к островам Трук, вынуждена была оставить свою позицию ввиду неисправности электрооборудования как раз перед выходом японских крейсеров. Безрезультатность такого использования подводных лодок подчеркивала ограниченные возможности их в области разведки на широких просторах моря. Несомненно, что такое же количество подводных лодок, действующих на известных коммуникациях противника, нанесло бы большой ущерб его судоходству и тем самым сослужило бы большую службу американскому флоту.

Во время кампании в районе Верхних Соломоновых островов японцы потеряли подводную лодку «И-24». Она была потоплена у Нового Ганновера 27 июля американской подводной лодкой «Скэмп». Вовремя следующего патрульного плавания «Скэмп» вывела из строя японский сторожевой корабль, а 12 ноября в районе Нового Ганновера повредила крейсер типа «Агано». Только плохая видимость и противолодочные корабли, поспешившие на помощь крейсеру, спасли его от окончательного уничтожения. Но он, несомненно, не вернулся в строй до конца кампании.

Действия подводных лодок в Южно-Китайском море в 1943 году

В то время как 72-е оперативное соединение подводных лодок взаимодействовало с 3-м флотом в районе Соломоновых островов, а подводные лодки, базирующиеся на Пирл-Харбор, действовали в районе подмандатных островов, подводные лодки из Фримантла действовали значительно западнее линии Соломоновы острова — архипелаг Бисмарка — Новая Гвинея с целью нарушить японское судоходство в Южно-Китайском море.

Четыре линии главных коммуникаций соединяли Сингапур с основными портами «великой восточно-азиатской сферы взаимного процветания». Одна из этих коммуникаций проходила вдоль побережья Малайи, пересекала Сиамский залив, огибала побережье Индо-Китая и шла на Гонконг, Шанхай и пункты, расположенные севернее. Вторая шла из Сингапура к северозападной части острова Борнео, следуя вдоль побережья острова и далее на север к Филиппинам. Ответвление от этого пути поворачивало к Индо-Китаю, пересекая так называемую «опасную зону» — водное пространство между Кохинхиной и островом Палаван. Третий путь шел прямо на юго-восток к Голландской Ост-Индии, а четвертый — от Сингапура к Палау, к островам Трук или к Рабаулу, а затем поворачивал на восток через пролив Балабак между островами Палаван и Борнео.

Подобно якорю, на котором удерживалось благополучие «великой восточно-азиатской сферы взаимного процветания», Сингапур был так же важен для обширной Японской империи, как и Манила.

Стоило нарушить «цепи» этого «якоря», то, если не сам «корабль», «якорь» наверняка был бы потерян. Сингапур стоил того, чтобы его удерживать любой ценой. Он был главным портом Индонезии с ее драгоценным каучуком и богатыми рудниками.

Северная ветвь коммуникации Сингапур — Китай находилась под ударами подводных лодок Тихоокеанского флота, действовавших в водах Японской империи и Восточно-Китайского моря. На южном участке пути, который пересекал Сиамский залив и проходил по Южно-Китайскому морю, действовали, как уже было сказано, подводные лодки, входившие в состав соединения, базировавшегося на Фримантл. В сферу патрулирования этих лодок входили также Малайский барьер и Филиппины. Это было большой нагрузкой для восьми лодок.

Летом 1943 го да Южно-Китайское море стало более оживленным. Противник посылал все больше конвоев вдоль азиатского побережья и на Филиппины. Все больше танкеров совершало переходы от Сингапура и Борнео.

В сентябре 1943 года подводная лодка «Боуфин» под командованием капитан-лейтенанта Унлингема была послана в Южно-Китайское море. Действуя в северной части этого района, лодка (это был ее первый боевой поход) уничтожила большую баржу, двухмачтовую шхуну и потопила (25 сентября) грузопассажирское судно «Кирисима Мару» (8120 т).

Два дня спустя японцы в том же районе потеряли большой транспорт «Касима Мару» (9908 т). Он был торпедирован и потоплен подводной лодкой «Бонфиш» под командованием капитан-лейтенанта Хогана.

10 октября «Бонфиш» выследила и потопила транспорт «Тэйби Мару» (10 086 т). Южно-Китайское море становилось опасным для японских транспортов. «Бонфиш» завершила свое патрульное плавание потоплением грузового судна «Исудзугава Мару» (4212 те).

Подводная лодка «Кингфиш» также патрулировала в Южно-Китайском море в октябре. Она начала с постановки минного заграждения в районе юго-западной части острова Целебес. Это минное заграждение пересекало японскую судоходную линию из Макассара. Затем она высадила шесть английских агентов с радиоаппаратурой на занятое противником побережье острова Борнео. 20 октября в водах Южно-Китайского моря «Кингфиш» потопила грузовое судно «Сана Мару» (3365 т).

После того как «Кингфиш» закончила свое плавание, 4 ноября в район Южно-Китайского моря направилась подводная лодка «Боуфин». Ее курс был проложен по обычному маршруту — через проливы Ломбок и Макассарский, Сибуту и Балабак. На пятый день пути недалеко от Макассара она всплыла и атаковала конвой, состоявший из пяти шхун. Она успела потопить четыре из пяти судов, прежде чем японский дозорный самолет заставил ее погрузиться. Поражаемые 4-дюймовыми снарядами, эти суда шли ко дну как камни. Вероятно, они везли машины или другой тяжелый груз.

Это было только началом. Войдя в пролив Сибуту ночью 11 ноября, подводная лодка «Боуфин» снова всплыла и открыла артиллерийский огонь по двум небольшим нефтеналивным судам. Это происходило при ярком лунном свете в пределах досягаемости огня японских береговых батарей острова Си-буту. Атаки пришлось окончить и уйти на глубину из-за помех со стороны береговых батарей противника.

Затем «Боуфин» в течение некоторого времени действовала в районе острова Минданао, но, не встретив ни одной цели, проследовала на запад через «опасную зону» к мысу Варелла. В ночь на 26 ноября она подходила к острову Фишермен.

В 2 час. на экране радара «Боуфин» отразилось несколько больших импульсов. Три минуты спустя радар обнаружил какой-то предмет на дистанции 1000 м.

Командир лодки Гриффит записал в вахтенном журнале:

«Сначала я подумал, что натолкнулся на группу небольших островов. Взяли влево, чтобы выйти на глубокое место, и тут же пришлось дать задний ход, чтобы не натолкнуться на огромный танкер».

Несколько минут спустя подводной лодке снова пришлось дать задний ход, чтобы не натолкнуться на другой большой танкер. Командиру стало ясно, что лодка находится в середине японского конвоя, идущего курсом на север. На экране радара показалось пять кораблей. Четыре транспорта двигались двумя параллельными колоннами на дистанции 3500 м один от другого, пятый шел между колоннами с эскортом.

Командир повел лодку на сближение с головным танкером правой колонны. В 3 час. 51 мин. по нему выпустили три торпеды. Одна торпеда попала в носовую часть танкера, а вторая взорвалась в центральной его части. Танкер стал погружаться, кругом на воде горел бензин. Гудками судно подавало сигнал бедствия.

Тем временем подводная лодка развернулась, чтобы торпедировать второе судно. Через несколько минут было выпущено две торпеды, взрыв которых потряс вторую цель; лодке пришлось дать полный ход назад, чтобы не столкнуться с торпедированным танкером, который разворачивался в 250 м от нее.

Командир быстро сманеврировал. С правого борта послышались взрывы, похожие на разрывы глубинных бомб. Торпедированный танкер, палуба которого была на уровне воды, находился почти рядом. Второе поврежденное судно качалось на волнах примерно в 1300 м позади лодки. Решив покончить с танкером прежде, чем подойдет эскорт, Гриффит развернул лодку для залпа из кормовых торпедных аппаратов и выпустил три торпеды с дистанции 1100 м. Одна торпеда попала под дымовую трубу танкера, и гудок его оборвался.

Подводная лодка «Боуфин» уходила в темноту, чтобы быстро перезарядить торпедные аппараты, и командир лодки бросил последний взгляд на «поле боя». Огромный танкер медленно погружался в воду. Второе судно уже исчезло под водой.

Командир направил подводную лодку к мысу Варелла на поиски остальной части конвоя. В 10 час. 50 мин. в перископе показалось грузовое судно. Пытаясь подойти к цели в подводном положении, Гриффит встретился с затруднениями в регулировании глубины погружения и всплыл, чтобы сделать быстрый разворот. Четыре выпущенные подводной лодкой торпеды превратили грузовое судно (5000 т) в обломки.

На дистанции 1300 м появился небольшой эскортный корабль «Оторн». Лодка ушла на глубину.

Наследующий день «Боуфин» обнаружила другую цель — небольшой пароход каботажного плавания, участь которого была решена тремя торпедами. Рано утром 28 сентября «Боуфин» получила донесение от подводной лодки «Билфиш», действовавшей поблизости в этом районе, о том, что ею обнаружен конвой. Вскоре после получения этого известия «Боуфин» уже преследовала пять больших транспортов, шедших в сопровождении эскорта.

В 3 час. 13 мин. была предпринята атака в надводном положении и выпущено четыре торпеды по головному (самому большому) транспорту. Транспорт был поражен и быстро затонул.

Затем было торпедировано двумя торпедами из носовых аппаратов второе судно. В этот момент третье судно конвоя, шедшее в колонне на траверзе подводной лодки, повернуло и направилось прямо на нее, открыв огонь из 5-дюймовых орудий с дистанции 450 м. Второй снаряд попал в лодку. Снаряд рикошетировал с палубы в надстройку и разорвался между прочным корпусом и надстройкой. Взрыв снес кормовые трубопроводы воздуха низкого давления, разорвал открытую часть главной приемной трубы и разрушил вентиляционные трубы.

По контратакующему судну из кормовых торпедных аппаратов было выпущено две торпеды. Обе попали в цель; огонь прекратился, и судно затонуло. Подводная лодка направилась на преследование остальной части конвоя.

В то время как заряжали аппараты последними двумя торпедами, оставшимися на борту, лодка догоняла намеченную жертву.

В 3 час. 53 мин. были выпущены торпеды. Первая взорвалась преждевременно, пройдя дистанцию 150 м; в результате ее взрыва вторая резко изменила свой курс и ушла на значительное расстояние в сторону от цели.

«Если бы не этот преждевременный взрыв, мы наверняка потопили бы 7000-тонное судно», — вспоминал впоследствии командир лодки.

После этого «Боуфин» направилась в свою базу. При выходе из Южно-Китайского моря 1 декабря она обнаружила севернее острова Целебес конвой в составе четырех кораблей. Об этом было сообщено подводной лодке «Бон-фиш», которая находилась в том же районе, чтобы она могла перехватить конвой.

Выполнив свое задание, «Боуфин» 9 декабря возвратилась в Фримантл. Ею были потоплены следующие японские суда: четыре шхуны и два небольших нефтеналивных судна, танкер «Огурасан Мару» (5069 т), грузовое судно «Гайнан Мару» (5407 т), грузовое судно «Ван-Воленховен» (690 т), грузопассажирское судно «Сидней Мару» (5425 т), танкер «Тонан Мару» (9866 т) и одна яхта с нефтью.

Таким образом, тоннаж потопленных больших судов (за исключением шхун и малых нефтеналивных судов, потопленных орудийным огнем) составил 26 458 т.

Действия подводных лодок в районе Филиппинских островов

Кампания по освобождению Филиппин началась задолго до высадки американского десанта на остров Лейте. Американские подводные лодки, начав боевые действия в водах Филиппин в 1942 году, не прекращали их и в 1943 году, выполняя различные задачи, в том числе и специальные задания. 14 января 1943 года подводная лодка «Гаджен» под командованием капитан-лейтенанта Стоувелла высадила близ мыса Кэтмон (остров Негрос) партию разведчиков, состоящую из шести филиппинцев под командованием офицера, и доставила одну тонну оборудования.

5 марта подводная лодка «Тамбор» близ бухты Паго (остров Минданао) высадила группу разведчиков-диверсантов, имевших с собой 70 000 патронов, а также 10 000 долларов наличными деньгами.

В апреле «Гаджен» было приказано высадить офицера, трех рядовых и выгрузить три тонны оборудования близ мыса Пущго (остров Панай).

Выполнив задание, она атаковала 28 апреля и потопила японский транспорт «Камакура Мару» (17 526 т) — самый большой из потопленных до того времени в водах Филиппин транспортов. Вслед за этим 12 мая «Гаджен» торпедировала и потопила грузовое судно «Суматра Мару» (5862 т).

26 мая подводная лодка «Траут» высадила на острове Басилан партию агентов, имевших при себе 10 000 долларов, и выгрузила две тонны оборудования. 12 июня лодка была в бухте Паго и высадила пять человек агентов, которые везли с собой 8000 патронов. Из этой укрытой бухты «Траут» эвакуировала пять офицеров.

Подводная лодка «Трешер» 9 июля подошла к мысу Кэтмон на острове Негрос и высадила четыре группы «командос», снабженных продовольствием и запасом патронов.

31 июля лодка «Грэйлинг» доставила группам, находившимся на мысе Пуцио, одну тонну продовольствия и снаряжения, а 31 августа еще две тонны груза.

Подводная лодка «Боуфин» доставила аналогичные грузы агентам на мысе Бинуни (остров Минданао) 2 сентября. Девять агентов были эвакуированы. Три недели спустя она доставила продовольствие, почту и деньги агентам на остров Секвитор и взяла там на борт девять пассажиров.

20 октября подводная лодка «Кабрилла» взяла на борт пять человек с острова Негрос.

Подводная лодка «Траут» 9 сентября вошла в пролив Суригао, совершая переход из Фримантла в Пирл-Харбор.

В заливе Давао она обнаружила в надводном положении японскую подводную лодку «И-182» и артиллерийским огнем потопила ее. Это была третья японская подводная лодка, уничтоженная американскими подводными лодками в течение этого года.

23 сентября «Траут» потопила японское грузовое судно «Рётоку Мару» (3483 т) и грузопассажирское «Ямасиро Мару» (3249 т).

Гибель подводной лодки «Грэйлинг»

Подводная лодка «Грэйлинг», выполняя задание, доставила в бухту Пандан (остров Панай) 23 августа груз продовольственных запасов для местных партизан. Затем она отправилась на разведку пролива Таблас и на «охоту» за судами, проходившими мимо Манилы. После этого связь с лодкой оборвалась и судьба ее осталась неизвестной.

В конце войны из японских документов выяснилось, что 27 августа в проливе Таблас было потоплено грузопассажирское судно «Мэйдзан Мару» (5480 т). Подводная лодка «Грэйлинг» находилась в это время в том районе, и вполне вероятно, что это судно стало жертвой ее торпед. Очевидно, сама лодка затонула в период между 9 и 12 сентября. 30 сентября 1943 года было официально объявлено о гибели лодки со всем экипажем.

Подводные лодки помогают партизанам

Из всех подводных лодок, отправившихся из Австралии в район Филиппинских островов для выполнения специальных заданий, подводная лодка «Нарвал» выполнила их больше всех. В конце октября она впервые вышла к острову Миндоро на выполнение специального задания, имея на борту 46 т груза и две партии специалистов. Лодкой командовал капитан-лейтенант Латта.

В водах, омывающих Минданао, «Нарвал» разошлась с двумя японскими противолодочными судами и вскоре остановила японскую шхуну «Донна Жуанна Мару» и конфисковала часть ее груза. Оставив шхуну, «Нарвал» проследовала в гавань Насинит (остров Минданао), куда доставила филиппинцам запасы продовольствия и взяла там для эвакуации в Австралию 32 человека.

Во время очередного боевого похода подводная лодка доставила на Филиппины 90 т боеприпасов и продовольствия и одиннадцать армейских специалистов. 3 декабря лодка разгрузилась возле Кабэдбарана (остров Минданао). Там на борт была взята партия агентов из восьми человек. Затем лодка в Алубиджиде (Маджахаларский залив) взяла на борт девять человек беженцев. На рассвете 5 декабря с лодки заметили японский пароход, но он оказался слишком небольшим, чтобы тратить на него снаряды.

«Нарвал» выполнила в водах Филиппин до октября 1944 года еще несколько заданий, доставляя на берег продовольствие, боеприпасы и снаряжение для борющихся партизан, снимая эвакуированных и собирая информацию.

Партизанская война, в которой участвовали филиппинцы и американцы, находившиеся в подполье, развернулась на Филиппинах зимой 1943/44 года. Перед тем как силы вторжения нанесли удар, были разведаны позиции противника, выявлены укрепления и сооружения, значительная часть которых была партизанами подорвана.

Выгружая оружие, снаряжение и агентов разведки на пустынные берега, американские подводные лодки снабжали партизанские отряды необходимыми средствами для ведения боевых действий. Сведения, доставлявшиеся подводными лодками, выполнявшими специальные задания, представляли большую ценность для планирования операций сухопутных сил и военно-морского флота, когда, наконец, развернулись наступательные действия по освобождению Филиппин.

Гибель подводной лодки «Сиско»

Японское военно-морское командование, видя все шире развертывающуюся деятельность американских подводных лодок в водах Филиппин и примыкающих к ним водах Южно-Китайского моря, принимало соответствующие меры. Были усилены базовые дозоры противолодочными кораблями; в район Филиппин дополнительно высылались корабли.

28 сентября с японского самолета, патрулировавшего в районе моря Сулу, западнее Минданао, заметили на воде масляные пятна. Пилот решил, что им обнаружена подводная лодка. Самолет послал донесение противолодочным надводным кораблям и пошел в атаку. К самолету присоединились надводные корабли. За местом, где была обнаружена подводная лодка, японцы наблюдали в течение 12 дней, периодически сбрасывая глубинные бомбы. Так погибла подводная лодка «Сиско» со всем личным составом. Причиной ее гибели был технический недосмотр. Гидравлическая система, видимо, оказалась неисправной, и при перекачке горючего из топливных цистерн часть его вышла на поверхность воды, что и выдало лодку.

Районы подводной войны перемещались на запад. Подводные лодки шли в авангарде наступления, начатого с целью вырвать Сингапур у Японии и освободить Филиппины.

Атака глубинными бомбами американской подводной лодки «Паффер»

Случай, произошедший с «Паффер», подвергшейся атаке глубинными бомбами, является выдающимся примером как действий противолодочных кораблей японцев, так и ответных действий самой подводной лодки. 9 октября 1943 года подводная лодка «Паффер» под командованием капитан-лейтенанта Дженсена действовала в северных водах Макассарского пролива. Утром она начала преследовать большое японское торговое судно и атаковала его двумя торпедами. Судно остановилось, накренилось, но не затонуло. Тогда в 11 час. 19 мин. командир выпустил по нему еще две торпеды из кормовых торпедных аппаратов. Одна из них взорвалась преждевременно, другая не попала в цель либо не взорвалась. Подводная лодка развернулась для следующей атаки. Вынужденное защищаться самостоятельно, поврежденное судно открыло огонь по подводной лодке из орудий малого калибра.

В 11 час. 25 мин. гидроакустик «Паффер» услышал три отдаленных взрыва глубинных бомб, а еще через несколько минут шум винтов приближавшегося быстроходного корабля. Однако командир все еще надеялся покончить с торговым судном и поэтому не отдал приказания уходить на глубину. Затем неожиданно началась атака.

В 11 час. 45 мин. шесть глубинных бомб взорвалось возле подводной лодки. При этом люк рубки приоткрылся и снова закрылся, пропустив внутрь воду. Несколько забортных клапанов ослабло, и через них узкой струей стала просачиваться вода. Вертикальный руль и кормовые горизонтальные рули, очевидно, были повреждены, ибо перекладывались с шумом, а моторы работали с перегрузкой. Кроме этого, оказались частично поврежденными другие механизмы. Подводная лодка ушла на глубину.

Через десять минут после первой атаки рядом взорвалась еще одна глубинная бомба, а через пятнадцать минут сверху на разных глубинах разорвалось еще четыре бомбы. Очевидно, противник имел возможность следить за лодкой. Возможно, вследствие нарушения герметичности лодка оставляла за собой след в виде пузырьков воздуха или масла. Фактически все повреждения были причинены лодке во время первой атаки. После этого она оставалась на глубине. Большинство глубинных бомб противника рвалось на сравнительно близком расстоянии, но не на таком, когда взрыв их мог бы нанести лодке большие повреждения. Однако от торпедного катера нелегко было уклониться. Сбросив серию бомб, он уходил с тем, чтобы возвратиться через 1–2 часа и предпринять следующую атаку глубинными бомбами.

Настойчивость противника и легкость, с которой он обнаруживал подводную лодку, сильно отражались на моральном состоянии экипажа.

Стало трудно регулировать глубину погружения, так как в трюмах, особенно в трюме кормового торпедного отсека, скопилось много воды. Лодка двигалась медленно, имея дифферент на корму 12°. Чтобы экономить электроэнергию и не делать лишнего шума, прекратили кондиционирование воздуха. Часть матросов откачивала воду из моторного отсека, чтобы не допустить замыкания цепи электромоторов. После того как лодка пробыла под водой около 12 часов, включили приборы регенерации (поглотители углекислого газа) и кислородные приборы. Плотность электролита в аккумуляторах понизилась.

Подводная лодка «Паффер» не получила серьезных повреждений. Маневрирование лодки с целью ускользнуть от преследователей проходило нормально и осуществлялось правильно. Необычность этой противолодочной атаки состояла лишь в упорстве, с которым противник выслеживал и бомбил лодку. Лодка находилась в погруженном состоянии уже 13 час. В 18 час. 20 мин. к первому катеру присоединился второй. Они бомбили лодку до глубокой ночи.' Последние глубинные бомбы были сброшены в 1 час. 15 мин. 10 октября. Только через 25 часов после атаки «Паффер» торгового судна катера противника прекратили контратаки и ушли. Команда подводной лодки проявила стойкость и мужество, достойные подражания.

Гибель подводной лодки «Кэйплин»

Еще до высадки десанта на остров Бугенвиль и наступления войск Макартура на острове Новая Британия японское высшее командование поняло невозможность остановить продвижение противника при все увеличивавшихся потерях торгового тоннажа. Оно стало прибегать к тем «заранее подготовленным позициям», на которые представители высшего командования любят делать «преднамеренный планомерный отход».

Ввиду того что 3-й американский флот находился в районе Соломоновых островов, а сухопутные войска занимали северо-восточное побережье Новой Гвинеи от залива Милн до оконечности полуострова Хуонг, Япония, очевидно, начала опасаться, что дальнейшая оборона архипелага Бисмарка в один прекрасный день может оказаться невозможной. В соответствии с этим японцами были разработаны планы строительства укрепленной базы на острове Хальмахера с целью обороны острова Целебес на случай наступления союзников в направлении Малайского барьера.

В этом районе, возможно, и погибла подводная лодка «Кэйплин» — последняя в 1943 году жертва из состава подводных сил в юго-западной части Тихого океана.

Эта лодка вышла 31 октября в свой первый боевой поход. Командввал ею капитан 3 ранга Маршалл. 11 ноября «Кэйплин» потопила японское грузовое судно «Кунитама Мару» (3127 т). Пять дней спустя она возвратилась в порт Дарвин для устранения некоторых неисправностей механизмов.

Ремонт был сделан быстро, и подводная лодка снова вышла в море. Она получила задачу действовать в Молуккскомп Целебесском морях, обследовать бухту Касей, остров Хальмахера и охотиться за торговыми судами в проливе Маратаи, в заливе Давао и в районе островов Сарангани.

С момента выхода подводной лодки «Кэйплин» из порта Дарвин от нес не было получено никаких сообщений. Согласно японским донесениям, в районе бухты Касей 23 ноября была атакована какая-то американская подводная лодка. «Кэйплин» в это время должна была находиться в районе острова Хальмахера. Поэтому нельзя точно утверждать, что это была именно «Кэйплин». Подводная лодка «Боуфин» доносила о том, что 2 декабря она видела какую-то американскую подводную лодку к северу от экватора в водах, в которых в это время по графику должна была находиться «Кэйплин». Попытка связаться с «Кэйплин» по радио 9 декабря оказалась безуспешной, на последующие радиосигналы ответа также не было получено.

Возможно, что лодка погибла не в результате боевых действий, а попала на минное поле.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.336. Запросов К БД/Cache: 3 / 1