Главная / Библиотека / Боевые действия подводных лодок США во второй мировой войне /
/ Часть вторая. Война на истощение / Глава XVIII. Наступательные действия в центральной части Тихого океана

Глав: 7 | Статей: 39
Оглавление
Аннотация издательства:

В книге дается описание боевых действий американских подводных лодок во второй мировой войне, главным образом на Тихом океане. Подробно говорится об одиночных и групповых действиях лодок против торгового флота Японии, а также действиях против ее боевых кораблей. Рассматриваются тактические приемы подводных лодок по использованию торпедного оружия, постановка мин, выполнение специальных заданий и другие вопросы. Русское издание книги рассчитано на офицеров и адмиралов военно-морского флота.

Глава XVIII. Наступательные действия в центральной части Тихого океана

Глава XVIII. Наступательные действия в центральной части Тихого океана

Операция «Гальваник»

В сентябре 1943 года Нимиц начал подготовку новой операции. Шло сосредоточение крупных надводных кораблей, и подводники рады были это видеть.

Удар по Соломоновым островам должен был явиться преддверием широкого наступления на Тихом океане. Захватив контроль над северной частью Соломоновых островов, силы союзников должны были отбросить японцев в южную часть Тихого океана и начать изматывание противника у его малайской линии обороны. Второй удар — по островам Гилберта — был рассчитан на то, чтобы уничтожить самый восточный оплот разросшейся Японской империи и отбросить противника в центральную часть Тихого океана. Пока 3-й флот Холси приступал к операции в северной части Соломоновых островов, была запланирована операция «Гальваник» — крупное наступление с целью захвата островов Гилберта.

В операции «Гальваник» десять подводных лодок взаимодействовали с оперативными соединениями авианосцев и десантными частями. Задолго до начала операции подводные лодки произвели разведку намеченных для атаки островов, исследовали укрепления, изучили подходы, попутно нанося удары по японским судам. Подводные лодки «Наутилус» и «Аргонавт» были в этих местах в предыдущем году вместе с рейдерами Карлсона. За два месяца до начала операции подводная лодка «Наутилус» находилась в Апамама на островах Гилберта, выполняя задание, тесно связанное с планируемым наступлением. Подробности выполнения этого задания приводятся ниже.

Важнейшие узлы транспортной системы противника в центральной части Тихого океана, Марианские острова (Гуам и Сайпан), являлись распределительными пунктами военных материалов, поступавших из Японии и предназначенных для снабжения опорных пунктов подмандатных островов. Из Сайпана и Гуама грузы транспортировались по морским путям на Каролинские, Маршалловы острова и острова Гилберта.

Здесь, в центральной части Тихого океана, так же как и в южной и юго-западной, действующие подводные лодки поддерживали операции флота. Они перехватывали японские конвои, повреждали и топили японские войсковые или грузовые транспорты и торговые суда. Хотя и невозможно определить тоннаж судов, вышедших с Марианских островов на острова Гилберта в течение весны, лета и осени 1943 года, но несомненно, что значительная часть их имела грузы, предназначенные для гарнизонов атолла Макин или острова Тарава. После рейда на Макин японцы приняли решительные меры для укрепления островов Гилберта, что обнаружилось при обороне острова Тарава, куда упомянутыми выше морскими путями были переброшены войска и орудия.

Поэтому можно полагать, что многие корабли, потопленные американскими подводными лодками, действовавшими в районе Марианских, Каролинских и Маршалловых островов, в первые девять месяцев 1943 года несли на себе грузы и войска для Таравы и Макина. Тем самым война на истощение, которую вели подводные силы Тихоокеанского флота, содействовала успеху операции «Гальваник».

Центральная часть Тихого океана, в отличие от южной и юго-западной частей с густо разбросанными островами и архипелагами, представляет собой бескрайние просторы, где на огромном протяжении можно не встретить никакой земли. Группы островов настолько немногочисленны и редки, что напоминают оазисы в пустыне Сахара. В мирное время торговые суда, подобно караванам в пустыне, следуют по установившимся маршрутам.

В военное время на широких океанских просторах, где можно выбрать любой путь, конвой может пойти любыми обходными курсами, причем их будет столько, сколько делений на картушке компаса. Это ставит подводные лодки в трудное положение при поиске конвоев.

Огромные просторы центральной части Тихого океана патрулировались не бессистемно. Подводные лодки были сосредоточены у самой Японии и у островов Трук, на основных торговых путях, и блокировали пути вокруг островов Палау, Марианских, Маршалловых и Гилберта. Воды в районе Сайпана и Гуама были также блокированы. Подводные лодки Тихоокеанского флота крейсировали в указанных им районах с большой аккуратностью.

Операция «Гальваник» началась ударом по островам Гилберта 21 ноября. С весны и до дня начала операции подводные лодки Тихоокеанского флота США, крейсировавшие в центральной части Тихого океана между 10-й и 24-й параллелями северной широты, в полосе, охватывающей Марианские острова и северную часть Маршалловых островов, потопили или повредили десятки японских торговых судов. В этот период здесь действовали подводные лодки «Помпано», «Трешер», «Наутилус», «Сидрэгон», «Поллак» и др.

В марте подводная лодка «Вэйл» потопила в районе Каролинских островов грузовой транспорт «Кэнёо Мару» (6486 т). В мае она потопила в этом же районе несколько меньший грузовой транспорт — «Соэй Мару». 8 августа она уничтожила вблизи Марианских островов транспорт для перевозки самолетов «Наруто Мару» (7149 т).

28 марта подводная лодка «Танни» торпедировала транспорт «Сува Мару» (10 672 т) в районе острова Уэйк. Транспорт выбросился на мель и позднее был уничтожен подводными лодками «Финбэк» и «Сидрэгон».

Подводная лодка «Сивулф» в апреле потопила у Каролинских островов торговое судно «Кайхэй Мару» (4575 т) и сторожевой корабль № 39.

В мае подводная лодка «Планжер» потопила в районе Каролинских островов два крупных грузопассажирских судна. Подводная лодка «Порпес» в июле потопила в районе Маршалловых островов грузопассажирское судно «Микагэ Мару № 20» (2718 т). Подводная лодка «Пайк» в этом же районе 5 августа потопила транспорт для перевозки войск «Сёдзю Мару» такого же тоннажа. В этих же водах 1 августа подводная лодка «Поги» уничтожила транспорт для перевозки самолетов «Ногамигава Мару».

6 октября в районе Каролинских островов подводные лодки «Тиноза» и «Стилхед» атаковали и потопили крупный танкер «Кадзахая».

В ноябре, когда началась операция «Гальваник», военные действия на подмандатной территории значительно усилились. Подводная лодка «Сарго»

9 и И ноября западнее Каролинских островов потопила грузовой транспорт «Тага Мару» и грузопассажирское судно «Косай Мару» общим тоннажем около 6000 т.

Подводная лодка «Хардер» в течение 19 и 20 ноября потопила восточнее Марианских островов три грузовых судна: «Удо Мару», «Хокко Мару» и «Никко Мару» общим тоннажем около 15 000 т. Подводная лодка «Хардер» находилась в это время в одном отряде с подводными лодками «Снук» и «Парго», действовавшими под командованием капитана 3 ранга Уордера. «Снук» имела на боевом счету грузопассажирское судно «Ямафуку Мару» (4928 т) и грузовое судно» Сяганаура Мару» (3512 т). Подводная лодка «Парго» уничтожила два грузовых транспорта: «Маню Мару» и «Сёко Мару» общим тоннажем около 7500 т.

Отряд подводных лодок Уордера в самом разгаре кампании у островов Гилберта потопил в районе Марианских островов торговые суда противника общим тоннажем свыше 31 000 т.

В результате военных действий, в период с весны до декабря, было потоплено множество судов (число которых не уточнено), что подорвало снабжение противника на островах Гилберта боеприпасами, продовольствием и другими видами военного снаряжения.

В августе 1943 года новые авианосцы Тихоокеанского флота и легкие авианосцы с поддерживающими их крейсерами и эскадренными миноносцами были сформированы в 15-е оперативное соединение под командованием контрадмирала Ч. Паунолла. Это быстроходное соединение (ядро будущего 58-го оперативного соединения) должно было начать операцию «Гальваник». Но предварительно предстояло нанести ряд коротких бомбовых ударов.

При планировании их адмирал Паунолл, учитывая необходимость спасения пилотов, самолеты которых могли быть сбиты над морем, поднял вопрос о том, сможет ли командующий подводными силами Тихоокеанского флота направлять в район каждого атакуемого острова подводную лодку для спасения пилотов. Адмирал Локвуд мог это обеспечить, и он обеспечил.

Подводные силы Тихоокеанского флота до этого уже участвовали в подобных операциях. Во время нападения на остров Мидуэй в декабре 1942 года подводные лодки «Пайк», «Трайтон» и «Финбэк» взаимодействовали с авиацией. В 1943 году подводная лодка «Тарпон» патрулировала в районе островов Пару и Тарава, осуществляя навигационное обеспечение самолетов, производивших воздушные налеты. 16 мая подводная лодка «Вэйл» выполняла подобное задание в районе острова Уэйк. Хотя навигационное обеспечение являлось первоочередной задачей подводных лодок, им было дано дополнительное задание по спасению летчиков, вынужденных садиться на воду. Ранее спасение летчиков не входило в обязанности подводных лодок, но такая идея осенью 1943 года должна была получить дальнейшее развитие.

1 сентября подводная лодка «Снук» находилась на позиции у острова Маркус, когда самолеты 15-го оперативного соединения вылетели в рейд. Налет на остров напоминал ураган. В связи с ничтожными потерями американцев подводной лодке не пришлось никого спасать.

Лодка «Стилхед» несла службу в районе Таравы, когда самолеты с авианосцев «Лексинтон», «Принстон» и «Белло-Вуд» сбросили на японскую базу 80 т бомб. И снова для подводных лодок не представилось случая оказать свои услуги авиации.

Впервые успешные действия лодок по спасению экипажей самолетов имели место 6–7 октября во время налета на остров Уэйк 14-го оперативного соединения под командованием контр-адмирала Монтгомери. Этот налет представлял собой комбинированный удар огромной силы бомбардировщиков с авианосца и артиллерии крейсеров. Однако противник был настороже, и несколько американских самолетов было сбито. В разгар боя подводная лодка «Скэйт» спасла в этом районе несколько человек.

Действия подводной лодки «Скэйт» по спасению летчиков начались не совсем удачно. На рассвете 6 октября, в день первого воздушного налета, ее обстрелял самолет противника. При этом был серьезно ранен лейтенант Мэксон. Однако подводная лодка «Скэйт» продолжала нести патрульную службу.

В 5 час. 45 мин. 7 октября с лодки заметили несколько эскадрилий американских самолетов, разыскивавших объект атаки. Произошел обмен сигналами, и лодка сообщила пикирующим бомбардировщикам направление на остров Уэйк.

В 9 час. 15 мин. часть личного состава лодки находилась на мостике и вела наблюдение за ожесточенной бомбардировкой. В 10 час. 43 мин. около лодки, находившейся в б милях от берега, упало несколько крупных артиллерийских снарядов, пришлось временно уйти на глубину. Когда в 11 час. 28 мин. «Скэйт» снова всплыла, ей сообщили, что нужно спасти трех летчиков. Лодка направилась в указанный район. Японцы открыли с берега огонь, и вокруг лодки начали падать снаряды, но лодка решительно продолжала следовать вперед.

Вскоре был подобран летчик лейтенант Кикер, который плавал на резиновой лодке. Через несколько минут «Скэйт» подошла к другому барахтавшемуся в воде летчику, который уже изнемогал и еле держался на воде. Ему подали спасательный круг.

Поиски третьего летчика в районе «Пикок-Пойнт» были прерваны нападением японского пикирующего бомбардировщика, который сбросил бомбы. Лодка погрузилась. Взрывы бомб причинили лодке некоторые повреждения: был разбит прожектор и повреждена носовая балластная цистерна. Повреждения быстро устранили, и «Скэйт» вновь всплыла на поверхность.

Между тем состояние раненого Мэксона ухудшилось. Одному из миноносцев приказано было снять его с лодки. Если бы встреча не состоялась, то лодка должна была по окончании своего специального задания полным ходом направиться к Мидуэю.

Воздушный налет закончился к полудню 7 октября. Не имея возможности осуществить встречу с эскадренными миноносцами, лодка взяла курс на Мидуэй.

В это время от адмирала Монтгомери пришло сообщение о том, что в море в районе острова Уэйк на спасательных плотах находятся девять летчиков. Решение вопроса было предоставлено командующему подводными силами Тихоокеанского флота, который должен был взвесить шансы на спасение жизни Мэксона и шансы на спасение находившихся в открытом море девяти летчиков. Решение было принято. «Скэйт» получила приказание вернуться к острову Уэйк и искать летчиков до тех пор, пока не будет потеряна всякая надежда на их спасение.

Утром 8 октября Мэксон умер от ран. 9 октября в районе Уэйка «Скэйт» подобрала еще одного летчика, а на следующий день еще троих. Таким образом, общее число спасенных увеличилось до шести.

С тех пор и до самого дня победы ни одна важная операция авианосцев не проводилась без того, чтобы подводные лодки не находились непосредственно в районе боя в целях спасения летчиков.

Фоторазведка, выполняемая подводными лодками

Планируя операцию по захвату островов Гилберта, контр-адмирал Тернер, командовавший десантными частями, попросил, чтобы подводные лодки произвели фоторазведку Макина, Таравы и Апамамы. Адмирал Нимиц дал согласие, и для выполнения этого задания выделили подводную лодку «Наутилус».

Фотографирование через перископ было предметом обсуждения еще перед войной, но с тех пор немногое удалось осуществить в области проектирования соответствующих фотоаппаратов. Экспериментальных работ по фоторазведке производилось очень мало.

Для того чтобы фотоснимки могли служить сколько-нибудь ценным материалом для разведки, они должны быть точными и содержать мельчайшие подробности. Изображение, полученное при снимке на расстоянии нескольких тысяч метров, должно быть достаточно отчетливым, чтобы определить наличие или отсутствие пулеметных гнезд, артиллерии или других оборонительных сооружений на плацдарме, избранном для высадки десанта, независимо от того, замаскированы они или нет. Специалисты-разведчики умеют различать маскировку, и чем четче изображение на фото, тем легче выполнить эту задачу. Однако до войны фотографированию через перископ особого внимания не уделялось. Техника фоторазведки развилась лишь во время войны. 'Большой вклад в это дело внесла «Наутилус» — первая подводная лодка, производившая фоторазведку с помощью уже известных приемов фотографирования.

Назначив для выполнения задания эту лодку, адмирал Локвуд произвел удачный выбор. Ее командир капитан 3 ранга Ирвин исключительно тщательно и умело выполнял любое порученное ему задание. К тому же помощник командира капитан-лейтенант Линч являлся опытным фотографом-любителем.

На базе подводных лодок в Пирл-Харборе были изготовлены специальные кронштейны для установки фотоаппарата на перископе. На борт «Наутилуса» доставили необходимые фотоматериалы и специалиста-фотографа. Для выполнения последующих заданий, связанных с фоторазведкой, на каждую подводную лодку зачисляли по два специалиста-фотографа. В качестве фотолаборатории для обработки пленок приспособили рубку гидроакустика. Проявлять пленку необходимо было тут же на борту лодки, чтобы в случае неудачи сделать повторные снимки.

16 сентября 1943 года оборудованная надлежащим образом подводная лодка «Наутилус» направилась для фотосъемки побережья в намеченный район высадки десанта.

Кроме стандартного фотоаппарата, на лодке были также и фотоаппараты, сконструированные специально для перископной фотосъемки.

Фотографирование через перископ имеет много особенностей. Когда перископ поднят, вибрация лодки и сопротивление воды вызывают вибрацию перископа. Первое время вследствие этого снимки получались расплывчатыми. Так продолжалось до тех пор, пока не стали применять скоростные затворы.

Однако большие потери (до 65 %) света в оптической системе перископа вызывали необходимость применения затворов с большой экспозицией. Это ставило под угрозу выполнение задания.

К счастью, у помощника командира оказался собственный фотоаппарат «Примарфлекс». Этот аппарат имел однолинзовый рефлекторный видоискатель и затвор объектива фокальной плоскости, что и требовалось для предстоящей работы (затвор фокальной плоскости действует лучше, чем междулинзовый). Таким образом, задача подыскания подходящего фотоаппарата была разрешена. По существу, «Примарфлекс» разрешил проблему перископной фотосъемки для подводного флота США в целом. Все последующие задания, связанные с фоторазведкой, выполнялись при помощи фотоаппаратов этого типа.

Большое затруднение было вызвано тем, что фотоаппарат был немецкого производства. Поскольку закупить в Германии партию новых фотоаппаратов во время войны было невозможно, главное управление воздушных сил ВМФ (разрешавшее все вопросы, связанные с фоторазведкой на флоте) в различных фотожурналах поместило объявление о покупке фотоаппаратов. Этим необычным путем удалось приобрести у частных лиц десять подержанных фотоаппаратов «Примарфлекс» и передать их на подводные лодки, выполнявшие задания по фоторазведке. Таким образом, фотоаппарат, сделанный в Германии, содействовал разгрому Японии.

Тактическая задача, поставленная «Наутилусу», была настолько же сложной, как и сама фотосъемка. Рифы вокруг атоллов не позволяли производить съемку на близкой дистанции, а опасность обнаружения лодки постами наблюдения противника заставляла ограничивать подъем перископа примерно до 2 м. Существовал также некоторый риск встретить минные заграждения вдоль побережья. Правда, такие же опасности ожидают любую подводную лодку, выполняющую разведывательное задание в районе базы противника.

Ход выполнения первого задания по фоторазведке послужил образцом для последующих съемок. При каждом подъеме перископа снимали 12 кадров. Поскольку при наибольшем увеличении перископа поле зрения составляет 8°г после съемки каждого кадра перископ поворачивали на 4°, чтобы получить перекрытие на 3–4°.

Перед съемкой очередного фильма позиция лодки тщательно определялась по береговым ориентирам и наносилась на карту, где проставлялся номер пленки, снятой с этой позиции. Прочерчивались также направления для того, чтобы обозначить сфотографированный сектор побережья. Для съемки каждой последующей пленки подводная лодка перемещалась вдоль берега на небольшое расстояние, а затем повторялась та же процедура. Перекрытие смежных пленок приблизительно на 50 % гарантировало от пропусков отдельных участков.

После обработки пленки отдельные фотоснимки монтировались, и таким образом получалась полная фотопанорама береговой линии.

Работа, выполненная подводной лодкой «Наутилус» в районе островов Гилберта, решила не только технические вопросы фотосъемки, но и доказала ценность этого вида разведки.

С тех пор всем последующим десантным операциям в Тихом океане предшествовала фоторазведка, проводимая подводными лодками по методам, выработанным Ирвином и его командой.

Организация разведывательных заданий осуществлялась установленным порядком. Командующий десантными частями давал заявку командующему Тихоокеанским флотом на проведение разведки подводными лодками. Заявка рассматривалась. Если считали, что сведения, которые могут быть добыты, компенсируют ослабление патрульной службы подводных лодок, то отдавалось распоряжение командующему подводными силами выслать лодку в разведку. Затем разведывательный центр составлял справку для данного района, куда входили сведения о навигационном обеспечении, о приливах и отливах, об основных береговых ориентирах и т. д., и уточнял район, подлежащий фотосъемке. В некоторых случаях разведывательный центр в помощь подводным лодкам готовил специальные карты этих районов. Связь с разведывательным центром избавляла подводные лодки от излишней работы по сбору сведений, уже добытых ранее или не имеющих большого значения.

Наконец, лодка брала на борт фотографов и фотооборудование и уходила в море.

Успех фоторазведки, производимой подводной лодкой, в большой степени зависел от географических контуров побережья противника. Острова, окруженные отдельными рифами или окаймленные длинными отмелями, затрудняют производство перископной съемки; подводные лодки не могут подойти к берегу на достаточно близкое расстояние, позволяющее получить снимки, имеющие нужные детали. Там, где прибрежные воды были глубокими (например, у острова Иводзима), снимки получались хорошие и были весьма ценными для разведки. Хорошие снимки через перископ давала съемка на расстоянии менее одной мили, а отличного качества — примерно с 400 м. Если учесть, что перископная глубина подводной лодки составляет минимум 15 м, а по соображениям безопасности глубина под килем лодки должна быть не менее 7 м, тогда станет ясно, что мелководье вблизи многих островов противника вынуждало подводные лодки держаться в 3–4 милях от берега. В таких случаях снимки получались малоценными, хотя на них и была видна общая конфигурация береговой линии.

Каждое задание по фоторазведке обычно означало необходимость сделать одну-две тысячи отдельных фотоснимков. После возвращения подводной лодки в порт отпечатки, негативы и соответствующие карты передавались в объединенный разведывательный центр для обработки и расшифровки неясных мест. Увеличенные репродукции необходимых панорам прилагались к плану десантной операции.

Ценность данных фоторазведки лодок подтверждается тем, что при подготовке каждой десантной операции поступали заявки на производство фоторазведки с помощью подводных лодок.

До конца войны подводные лодки США успешно выполнили 13 подобных заданий[19].

Эти задания выполняли следующие подводные лодки:


Для осуществления операции «Гальваник» США сосредоточили такую армаду, какой еще не было на Тихом океане.

Военно-морские силы включали 118 кораблей, в том числе 13 линкоров и 19 авианосцев различных типов и целый флот транспортов, грузовых и вспомогательных судов. Силы были разделены на три группы: десантное соединение под командованием контр-адмирала Тэрнера; соединение авианосцев под командованием контр-адмирала Пауналла и соединение авиации наземного базирования под командованием контр-адмирала Гувера. Вице-адмирал Спрюанс, недавно назначенный командующим 5-м флотом, возглавлял общее командование. Главная задача заключалась в захвате острова Тарава, а захват атолла Макин и острова Апамама был второстепенной задачей. К сожалению, мощь Таравы как центрального оплота обороны была недооценена, так же как и силы противника в северной части Макина. На этих островах японцы держались значительно дольше, чем можно было ожидать. И, хотя эта операция была лишь вспышкой в сравнении с долго тлеющими углями пожара на Соломоновых островах, бои за Макин и Тараву были жаркими и кровавыми.

Десять подводных лодок взаимодействовали в операции «Гальваник» с авианосным соединением и десантными частями.

Успех операции во многом зависел от условий погоды и от силы прибоя на побережье острова Тарава в день высадки десанта. Поскольку противник контролировал все пространство к западу от островов Гилберта, у союзников не было ни одной метеорологической станции, которая могла бы сообщить необходимые сведения. Эту задачу взяли на себя подводные лодки. На подводной лодке «Пэдл» был приписанный к ней рядовой-метеоролог, метеорологические приборы и шары-пилоты для зондирования верхних слоев атмосферы.

За пять суток до начала операции лодка заняла позицию к северу от острова Науру (около 300 миль к западу от острова Таравы). К исходу каждого дня лодка передавала метеосводки, включавшие данные о направлении и скорости ветра в верхних слоях атмосферы.

Подводная лодка «Наутилус», имея на борту 8 офицеров и 70 рядовых десантной разведывательной роты, в течение двух дней до начала операции несла спасательную службу в районе Таравы. Накануне операции с заходом солнца лодка приблизилась к побережью острова, чтобы определить силу прибоя, о чем и донесла по радио. Затем лодка направилась к острову Апамама для высадки разведчиков.


Схема 7. Операции подводных лодок у островов Гилберта, ноябрь 1943 г.

Развертывание подводных лодок, участвовавших в операции «Гальваник», было основано на двух общих предположениях: во-первых, всякое вмешательство морских сил противника во время высадки, очевидно, будет исходить с островов Трук; во-вторых, силы противника предпочтут более северный путь, чтобы их не обнаружили разведывательные самолеты береговой авиации Гуадалканала, и, вероятно, будут пополнять запасы топлива в пути на атоллах Эниветок или Кваджелейн (Маршалловы острова).

В соответствии с этим позиции подводных лодок находились на подходах к Труку с целью вовремя обнаружить выход сил противника, а также вдоль коммуникаций между Труком и Маршалловыми островами. Капитан 2 ранга Кромвелл направился на подводной лодке «Скалпин», получив распоряжение сформировать, если поступит дополнительный приказ, патрульную группу — «волчью стаю» — в составе подводных лодок «Скалпин», «Сирэйвен» и «Спиэрфиш» либо «Апогон». Японское командование решило вообще обойти острова Гилберта, поэтому действия подводных лодок ограничились лишь потоплением торговых судов, доставлявших запасы на острова Трук. Подводная лодка «Планжер», неся спасательную службу у острова Мили, спасла одного американского летчика. За время этой операции погибли две подводные лодки, а «Наутилус» подверглась атаке своего корабля. Как уже указывалось, «Наутилус» должна была высадить разведывательную роту морской пехоты. Наряду с выполнением этой основной задачи лодке вменялось в обязанность нести спасательную службу в районе Таравы во время воздушных налетов, которые будут предшествовать высадке десанта на этот остров.

За сутки до начала операции подводной лодке «Наутилус» было поручено определить силу прибоя у берегов Таравы и донести о результатах по радио.

Приказов было немало, но подводники начинали привыкать к выполнению многочисленных заданий. Подводная лодка «Наутилус» ранее перевозила морскую пехоту на острова Гилберта. Она уже производила фоторазведку острова Апамама, а также принимала участие в десантной операции на Алеутских островах. Спасательная служба и определение силы прибоев являлись сравнительно легкими заданиями.

Утром 8 ноября подводная лодка «Наутилус» вышла из Пирл-Харбора, имея на борту отряд морской пехоты. Через восемь дней, находясь вблизи островов Гилберта, она получила сообщение о том, что на острове Апамама могут находиться японские войска. Еще через двое суток (18 ноября) лодка выполняла задачу по спасению пилотов в районе Таравы. В воздухе ревели моторы. Самолеты с авианосцев производили налеты на остров, сбрасывая одну серию бомб за другой. Воздушная бомбардировка продолжалась весь этот и следующий день. Однако, ведя наблюдение, лодка не обнаружила ни одного летчика из числа экипажей сбитых самолетов.

Вечером 19 ноября командир — направил лодку к берегу с целью определить силу прибоя. Наступила ночь, а с нею началось концентрическое наступление надводных кораблей на Тараву с различных направлений.

Командующего десантным соединением заранее запросили относительно точного курса следования подводной лодки «Наутилус» во время наступления, чтобы избежать случайного столкновения с ней надводных кораблей, продвигающихся к берегу.

Ночь была темная, остров Тарава пылал во мраке, повсюду виднелись силуэты двигающихся кораблей. Направляясь к своему следующему объекту — острову Апамама, — «Наутилус» следовала, не уклоняясь от заданного курса.

В 21 час 54 мин. лодка находилась у берега, осторожно маневрируя, стараясь не наскочить на рифы. Радар обнаружил приближавший военный корабль, шедший со скоростью 25 узлов. Батареи лодки успели разрядиться; риф находился слишком близко, и погружение было наихудшим из двух зол. Казалось маловероятным, что обнаруженный корабль был японским, хотя он приближался с явным намерением атаковать. Командир лодки Ирвин подготовил опознавательные сигналы. Вдруг в 21 час 59 мин. корабль дал орудийный залп. Лодка выпустила зеленую опознавательную ракету, но слишком поздно: в «Наутилус» попал 5-дюймовый снаряд. Стрелял американский эскадренный миноносец «Ринголд». Снаряд пробил рубку и надстройку. Выстрел был исключительно точным, но снаряд не взорвался. Эта счастливая случайность спасла «Наутилус». Однако лодка получила повреждение. Когда она уже шла на погружение послышался второй залп. Один из близко разорвавшихся снарядов пробил левый борт у ватерлинии, повредил главную систему охлаждения двигателя и вызвал течь. Потоки воды устремились через люк рубки, гирокомпас вышел из строя, и только быстрые и умелые действия аварийной команды предотвратили гибель лодки.

Положение действительно было серьезным. После погружения лодки оказалось, что ее преследуют три надводных корабля, и командир был уверен, что это японцы, и ожидал, что лодку забросают глубинными бомбами. Положение лодки усугублялось близостью рифа. Было решено следовать в южном направлении, используя попутное течение.

Командир Ирвин записал в судовом журнале:

«Мы чувствовали, что время истекает и что мы должны прибыть на остров Апамама без опоздания. Мы готовы были выполнить задачу, даже если бы пришлось всплыть на поверхность и пробиваться сквозь армаду вражеских кораблей. Солдаты и офицеры морской пехоты (78 человек), находившиеся на борту, держались хорошо, но единодушно заявляли, что предпочли бы находиться в резиновой лодке у самого вражеского побережья, чем оставаться на поврежденном корабле. Нам удалось убедить их, что это от них не уйдет и, как только наступит время высадки, все они будут высажены на берег».

20 ноября «Наутилус» шла в надводном положении, направляясь к острову Апамама, и к полудню достигла цели своего плавания. Убедившись в том, что в торпедных отсеках на атакуемых подводных лодках не так спокойно, как в окопах, солдаты морской пехоты с большой охотой сошли на берег.

«Наутилус» оставалась у острова в течение последующих нескольких суток. Здесь она приняла на борт двух раненых и оказала поддержку десантной роте, обстреляв береговые позиции противника. После захвата Апамамы лодка, успешно выполнив задание, направилась в Пирл-Харбор.

Гибель подводной лодки «Корвина»

Подводная лодка «Корвина» вышла из Пирл-Харбора 4 ноября. Пополнив запасы топлива на острове Джонстон, она направилась на предназначенную ей позицию южнее островов Трук. «Корвина» имела то же задание, что и другие лодки, то есть перехватывать и атаковать любые корабли, выходящие из бухты и направлявшиеся к островам Гилберта, а также вести разведку на подходах к острову. Это была опасная служба у южных ворот японского Гибралтара, в центральной части Тихого океана, особенно для лодки, вышедшей в первый боевой поход.

С 30 ноября после окончания операций надводных сил у островов Гилберта подводная лодка «Корвина» должна была поступить в распоряжение командующего 72-м оперативным соединением (в Брисбене). Соответствующие распоряжения передавались ей по радио в течение двух ночей. Лодке приказали подтвердить получение радиограммы. Но подтверждения от нее получено не было. Возможно, что подводной лодке помешал принять радиограмму противник. Через несколько дней «Корвине» приказали проследовать в Тулаги. Но она не ответила и на эту радиограмму. 23 декабря было официально объявлено о гибели подводной лодки «Корвина» со всем экипажем.

По японским сообщениям, одна из японских подводных лодок встретилась 16 ноября с американской подлодкой к югу от островов Трук. Из трех торпед, выпущенных японской лодкой, две попали в цель. Раздался сильный взрыв, поднялся огромный столб воды, и американская лодка затонула.

Насколько установлено, «Корвина» — единственная лодка США, потопленная за время войны японской подводной лодкой.

Гибель подводной лодки «Скалпин»

Подводная лодка «Скалпин» вышла из Пирл-Харбора на следующий день после выхода «Корвины». Район патрулирования «Скалпин» находился к северу от островов Трук. Задачей лодки было перехватывать и атаковать японские корабли, выходящие через северные ворота островов Трук, пока осуществлялась операция у островов Гилберта.

В целях повышения эффективности действий планом предусматривалось объединение трех подводных лодок, действовавших в районе Каролинских и Маршалловых островов, в «волчью стаю».

В группу должны были войти подводные лодки «Скалпин», «Сирэйвен» и «Апогон» или «Спиэрфиш». Создание этой группы следовало подтвердить радиограммой, и в случае ее сформирования находившийся на борту «Скалпин» капитан 2 ранга Кромвелл должен был осуществлять руководство действиями группы при помощи низкочастотной радиостанции лодки.

Ночью 29 ноября командующий Тихоокеанскими подводными силами приказал сформировать группу. Однако радиограммы, подтверждающей выполнение приказа, от Кромвелла не поступило.

Через сорок часов по радио было послано приказание направить «Скал-пин» к атоллу Эниветок для наблюдения за торговыми кораблями противника у Маршалловых островов. Это, а также и другие приказания для «Скалпин» передавались в течение последующих нескольких дней, но подводная лодка молчала. 30 декабря было официально объявлено о вероятной гибели «Скалпин».

После войны оставшиеся в живых члены экипажа рассказали историю гибели лодки. Ночью 18 ноября был обнаружен быстроходный конвой противника и командир лодки начал сближение. На рассвете подводная лодка была в свою очередь обнаружена силами охранения конвоя, началось ее преследование. Лодка вынуждена была погрузиться. Приблизительно через час она всплыла на поверхность и стремилась вновь выйти на позицию для атаки, по была снова замечена идущим позади эскадренным миноносцем. Лодка мгновенно погрузилась, однако миноносец успел сбросить глубинные бомбы.

Во время этой атаки «Скалпин» получила незначительное повреждение: вышел из строя глубомер, и, когда старшина-рулевой попытался вывести лодку на перископную глубину, прибор продолжал показывать глубину 38 м. В результате лодка опять всплыла на поверхность, но противник заметил ее, и атака немедленно возобновилась. Вокруг лодки взорвалось 18 глубинных бомб. На этот раз «Скалпин» получила серьезные повреждения: был помят корпус, появилась течь, оказались поврежденными вертикальный и горизонтальные рули. Командир лодки решил всплыть и вступить с противником в бой, используя палубные орудийные установки. Лодка всплыла и открыла артиллерийский огонь по японскому эскадренному миноносцу, но силы были слишком неравными. Несколько японских снарядов попало в лодку; решено было затопить ее. Экипажу было приказано покинуть корабль. Открыли кингстоны, и «Скалпин» исчезла под водой. В этом бою с японцами погибло 12 человек, в том числе капитан 2 ранга Кромвелл, отказавшийся покинуть лодку из-за опасений, что японцы под пыткой заставят его рассказать о плане операции «Гальваник». Команда «Скалпин» была отправлена японцами на острова Трук, где в течение десяти дней подвергалась строгому допросу, после чего пленных поместили на два авианосца, направлявшихся в Японию. Только часть команды (20 человек) японцы использовали для тяжелых каторжных работ на медных рудниках Асио. О трагической судьбе остальных, попавших на авианосец «Тюё», будет сказано ниже. Из них лишь один человек попал в Японию.

Торпедирование авианосца «Лиском-Бей»

Несмотря на то, что японские надводные военно-морские силы, базировавшиеся на островах Трук, не были направлены для усиления обороны островов Гилберта, американские десантные части все же встретили сильное сопротивление.

Около 400 японских солдат и такое же количество корейских строительных рабочих составляли гарнизон атолла Макин. Несмотря на ожесточенный обстрел с американских надводных кораблей, гарнизон Макина стойко защищался. На побережье высадилось около 6500 американских солдат, и только после трехдневного боя было объявлено о взятии острова. Американцы понесли небольшие потери, в то время как почти все японские солдаты были уничтожены (или покончили самоубийством).

На острове Тарава, защищенном узким атоллом Бэтио, было сосредоточено около 4800 японских солдат и корейских рабочих. Множество скрытых оборонительных сооружений, дзотов и пулеметных гнезд на Бэтио неожиданно явилось камнем преткновения для американских десантных частей, штурмовавших остров. Японский гарнизон был окончательно сломлен лишь после четырехдневных кровопролитных боев, в которых погибло около тысячи солдат морской пехоты.

Надводные корабли у острова Тарава также понесли потери. Японское сопротивление в воздухе было незначительным, но один японский бомбардировщик-торпедоносец прорвался через зенитный заградительный огонь и повредил легкий авианосец «Индепенденс». Эскадренный миноносец «Фрейзиер» обнаружил, протаранил и потопил одну японскую подводную лодку, но другой лодке удалось торпедировать эскортный авианосец «Лиском-Бей». «Лиском-Бей» взорвался, как пороховой погреб. Языки пламени вырвались сквозь взлетную палубу, горящие самолеты подбросило в воздух. В то время как корабль погружался, вокруг него разливались потоки горящей нефти, погубившие много людей. Авианосец затонул в течение получаса.

Погибло около 700 человек. После потопления подводной лодки «Корвина» и авианосца «Лиском-Бей» японские подводники считали себя героями, но после этого им удалось уничтожить всего лишь один крупный американский корабль в Тихом океане. Японцы рановато начали гордиться: американские подводные лодки только еще начинали активизировать свои действия против японских боевых кораблей.

Война на истощение продолжается (Давид встречается с Голиафом)

В то время как 5-й флот сосредоточивался в районе островов Гилберта и десять подводных лодок Тихоокеанского флота участвовали в операции «Гальваник», остальная часть лодок Тихоокеанского флота наносила удары по торговому судоходству противника в районах, более близких к метрополии. Торпеды бороздили воды вблизи Японии, в то время как орудия гремели у Таравы, и, когда в декабре замерло эхо выстрелов у островов Гилберта, раскаты взрывов все еще слышались вдоль морских путей к северу от Маршалловых и Каролинских островов и к югу от Японии.

2 ноября западнее островов Трук подводная лодка «Хэлибат» потопила японское грузовое судно «Эхимэ Мару» (4653 т).

9 и 11 ноября подводная лодка «Сарго» в этом же районе увеличила счет потопленного тоннажа еще на 6000 т, потопив торговые суда «Тага Мару» и «Косэй Мару».

Подводная лодка «Снэппер» потопила 29 ноября у берегов Хонсю грузовое судно «Кэнрю Мару» (4575 т.)

23 ноября подводная лодка «Гаджен» потопила в водах острова Кюсю транспорт «Некка Мару» (6784 т) и фрегат «Вакамия».

4 декабря южнее Кюсю подводная лодка «Ганнел» уничтожила грузопассажирское судно «Хиеси Мару» (4046 т). Через четыре дня в том же районе подводная лодка «Софиш» торпедировала грузопассажирское судно «Сансэй Мару» (3267 т).

В районе Хонсю 14 декабря подводная лодка «Херинг» потопила грузопассажирское судно «Хакодзаки Мару» (3948 т). Несколько севернее подводная лодка «Гарвард» накануне рождества потопила два грузовых судна — «Дайнити Мару» и «Сэйдзан Мару № 2» — общим тоннажем 2600 т.

Тем временем подводная лодка «Скэйт» действовала у островов Трук. 21 декабря она потопила грузовое судно «Тэрукава Мару» (6429 т). В день рождества она обнаружила и атаковала линейный корабль «Ямато» водоизмещением 63 000 т.

«Ямато» был вооружен 18-дюймовыми орудиями и имел мощную противоминную защиту от торпедных атак. «Ямато» и однотипный корабль «Мусаси» были самыми крупными линейными кораблями в мире. Японцы заложили три таких гиганта, но третий, «Синано», был переделан во время постройки в авианосец водоизмещением 59 000 т. «Ямато», построенный первым, вступил в строй в 1941 году, ранее базировался на Мидуэе, откуда японцы его предусмотрительно отправили в Трук. Теперь в районе островов Трук он — эта гордость японского флота — был поврежден американской торпедой.

Встреча «Скэйт» с «Ямато» не являлась самым выдающимся эпизодом в подводной войне, развернувшейся в период с поздней осени до декабря 1943 года. В это время одним из наиболее опасных для японского судоходства мест на земном шаре был район Восточно-Китайского и Желтого морей, где действовали подводные лодки «Триггер», «Сихорс» и «Грэйбэк». Одновременно подводная лодка «Тиноза» в районе Палау производила набеги в японских водах. Пока эти рейдеры действовали против судоходства, подводная лодка «Сейлфиш» на пути к проливу Бунго встретила и потопила крупный военный корабль — третий по счету, погибший от торпед подводных лодок в Тихом океане.

Тактика подводной войны — выбор позиции для атаки транспортов в зависимости от расположения эскортных кораблей

В предыдущей главе было отмечено, что развитие радара в военное время происходило столь быстро, что вопросы, связанные с его тактическим использованием, не успевали вылиться в догматическую доктрину и опытные командиры-подводники, обсудив такое тактическое действие, как подход к цели при помощи радара в ночное время, быстро пришли к заключению, что «все зависит от обстановки».

Одним из факторов такой зависимости являлось количество и местонахождение кораблей охранения конвоя. В большинстве случаев действия охранения, реальные или ожидаемые, оказывали известное влияние на метод подхода к цели. Способ нападения всегда следовало выбирать с учетом расположения эскортирующих конвой кораблей.

Согласно японским правилам противолодочной обороны, отдельный транспорт или конвой охранялись на переходе одним кораблем или отрядом эскортных кораблей. Корабли охранения могли состоять из переделанных канонерских лодок, устаревших эскадренных миноносцев, торпедных катеров, фрегатов или эскадренных миноносцев с мощным вооружением. Все зависело от степени важности конвоя и количества имевшихся в наличии противолодочных средств. Ясно, что атакующей подводной лодке необходимо было учитывать эти боевые корабли. Когда противолодочных кораблей было много и они действовали активно, способы сближения и атаки в большой степени зависели от маневрирования. Офицер лодки, наблюдавший за сближением, должен был постоянно следить за относительным положением конвоя, эскортных кораблей и подводной лодки. Выбор позиции для залпа в зависимости от положения кораблей охранения следует считать важнейшей задачей, в значительной степени определяющей тактический успех.

Радар с экраном (индикатором) кругового обзора (PPI) явился одним из новейших научных открытий 1943 года. С появлением радиолокатора, следить за маневрированием конвоя стало так же легко, как за перемещением шахматных фигур на экране телевизора.

Бывали, конечно, и внезапные атаки. В войне решающее значение имеет разнообразие методов, и ни одна подводная лодка не проводила атак, следуя определенному шаблону. Однако атаки подводной лодки «Триггер» в ночь с 1 на 2 ноября 1943 года на крупный конвой примерно в 150 милях южнее острова Кюсю являлись образцом тактического маневра с учетом относительного положения лодки и эскорта.

Подводная лодка «Триггер» седьмой раз вышла в боевой поход. Командовал лодкой капитан-лейтенант Дорнин. 1 ноября в 20 час. 25 мин. «Триггер» при помощи радара обнаружила конвой на дистанции 9000 м.

Подводная лодка в надводном положении пошла на сближение. На экране радара можно было насчитать около 10 кораблей, идущих зигзагом курсом от 140 до 180° со скоростью 8 узлов. Корабли шли двумя колоннами. Вскоре после установления контакта командиру удалось определить, что один эскортный корабль следует впереди, а другой позади колонны транспортов, бдительно охраняя левый фланг конвоя. Командир приказал увеличить скорость и направил лодку в обход конвоя, с тем чтобы занять позицию с правого фланга, а затем продолжать преследование, тщательно изучая положение конвоя, и принять решение о дальнейших действиях.

Через час после обнаружения конвоя командир повел лодку в надводном положении в атаку. Ночь была настолько темной, что простым глазом нельзя было различить ни кораблей эскорта, ни транспортов. Однако ночь не могла скрыть их от всевидящего ока радара.

На круглом экране радара ряд концентрических окружностей указывал примерные дистанции, а радиальные линии грубо обозначали курсовые углы. Прибор оказал лодке неоценимую услугу в быстротечной ночной схватке с крупным конвоем. На экране радара импульсы то вырастали, то исчезали, передвигались и перемешивались, подобно микробам под мощным микроскопом. Следить за непрерывным передвижением транспортов и эскортных кораблей без помощи радара было бы очень трудно.

В то время как «Триггер» пошла в атаку, весь конвой совершал маневр зигзага и с правого борта показались еще два эскортных корабля. Атака была прекращена, чтобы выждать время и выбрать лучшую позицию.

В течение следующего получаса командир пытался сблизиться с противником несколько раз. И каждый раз, когда «Триггер» приближалась к конвою, эскорт преграждал ей путь и она уходила, чтобы затем снова начать сближение. Во время этого маневрирования японцы не подозревали о присутствии подводной лодки, хотя их противолодочные корабли были необычайно активны.

В 22 час. дистанция до ближайшего эскортного корабля увеличилась до 2700 м. Используя эту возможность, был произведен ряд выстрелов в три ближайших транспорта. Командиру казалось, что представился удобный случай для атаки, однако два ведущих транспорта перешли на зигзаг, а головной эскортный корабль шел на сближение с лодкой. При сложившейся обстановке два других транспорта представляли собой выгодную цель. В 22 час. было выпущено по конвою еще три торпеды. Одна из них попала в носовую часть ближнего, а вторая — в середину дальнего транспорта. Последовало два взрыва, и ближний транспорт осел в воду с большим дифферентом на нос. Наблюдатели заметили два эскортных корабля, выходивших из дымовой полосы и направлявшихся прямо на лодку. Командир приказал погрузиться на глубину 90 м. Эскортные корабли сбросили в течение последующего часа двадцать глубинных бомб, но безрезультатно.

В 0 час. 25 мин. лодка всплыла на «радарную глубину», но ничего обнаружено не было. Приступили к перезаряжанию аппаратов. В 0 час. 50 мин. «Триггер» всплыла и полным надводным ходом продолжала преследовать конвой противника. Через час удалось снова обнаружить цель. Транспорты следовали в беспорядке со скоростью около 8 узлов. Один из них значительно отстал и шел без охранения.

В 2 час. 3 мин. командир выпустил в него три торпеды с дистанции 1100 м. Одна торпеда попала в цель. После взрыва судно не затонуло, и атаку повторили. Когда «Триггер» приблизилась, судно открыло беспорядочный огонь из носовых и кормовых орудий. В 2 час. 16 мин. были выпущены с дистанции 1500 м три очередные торпеды. Было отмечено еще два попадания в носовую часть судна, и оно затонуло. Лодка направилась к месту происшествия, чтобы спасти оставшихся в живых, но, по-видимому, весь экипаж судна погиб. В 3 час. 10 мин. в поле зрения появился еще один крупный транспорт, шедший со скоростью 8 узлов. Поблизости не было видно ни одного эскортного корабля. В 3 час. 21 мин. последовал залп тремя торпедами. Все они попали в цель, и транспорт пошел на дно.

Продвигаясь по покрытой нефтью воде, «Триггер» заметила спасательные шлюпки, но людей в них не оказалось. На рассвете подводная лодка погрузилась и весь день оставалась в подводном положении.

В своих замечаниях о проведенной атаке по конвою командир лодки Дорнин позднее указывал, что максимальная дальность обнаружения при помощи радара «SJ» равнялась только 9000 м. В то время на вооружение подводных лодок уже поступали новые радары большей мощности и с большим радиусом действия, но «Триггер» имела все еще маломощную аппаратуру.

За время атак по конвою было выпущено 12 торпед и потоплено три судна. Однако японцы признают потопление только двух: «Ямато Мару» (1852 т) и «Делагоа Мару» (7148 т).

Спустя два дня подводная лодка «Триггер» преследовала уже другой конвой, состоявший из трех транспортов, которые эскортировались эскадренным миноносцем и двумя самолетами. Атаковать в надводном положении с использованием радара при наличии авиационного эскорта было невозможно. Рано утром командир лодки начал атаку под перископом, избрав целью самый крупный транспорт. Но, прежде чем «Триггер» смогла занять позицию для стрельбы, транспорт отвернул, а затем вся колонна перешла на зигзаг. На лодке оставалось только четыре торпеды. В 8 час. 14 мин. выпустили с дистанции 2100 м три торпеды в дальний и одну в ближний транспорт, после чего, чтобы избежать преследования, лодка погрузилась на большую глубину

Гидроакустик уловил два взрыва, но большой интервал между ними вызывал сомнение в том, что это были взрывы торпед. Затем послышались взрывы глубинных бомб. Очевидно, команда миноносца обнаружила «Триггер», но сброшенные бомбы не причинили ей вреда. Через час, рассчитывая, что противник ушел, лодка всплыла на перископную глубину. Но, едва перископ вышел из воды, вокруг лодки снова начали падать глубинные бомбы.

«Они здорово нас испугали, — рассказывал Дорнин. — Решив, что бомбы сбрасывались — с самолета, мы снова ушли на глубину. Миноносец опять обнаружил нас — без сомнения, с помощью самолетов — и сбросил еще несколько глубинных бомб». Лодка продолжала оставаться в подводном положении до наступления темноты.

13 ноября в очередном походе «Триггер» обнаружила, торпедировала и потопила грузопассажирский транспорт «Натисан Мару» (4433 т). Через 8 дней лодка потопила небольшое грузовое судно «Эйдзан Мару» (1681 т) у южных берегов Хонсю. Израсходовав все торпеды в успешных атаках, «Триггер» направилась в свою базу. За время боевого похода лодкой использовался радар при занятии позиции для атаки с учетом расположения эскортных сил конвоя.

Тактика подводной войны — сближение в подводном положении при помощи радара

При описании встречи подводной лодки «Триггер» с конвоем в ночь с 1 на 2 ноября было указано, что командир Дорнин в одном случае вывел лодку на «радарную глубину». Это означало, что надстройка лодки покрывалась водой и лишь верхняя часть рубки находилась над водой. При таком положении преимуществом являлось уменьшение силуэта и возможность применения радара. Недостаток заключался в том, что наблюдение можно было вести только при помощи радара и перископа, а скорость хода лодки уменьшалась так же, как и при ходе в подводном положении. Лодка при этом не только теряла надводную скорость, но и становилась весьма уязвимой при атаках глубинными бомбами либо при таранных ударах.

Поэтому сближению при ходе на радарной глубине никогда не отдавалось предпочтения. В течение 1943 и 1944 годов была произведена всего лишь 71 атака, когда лодка находилась на «радарной глубине». С появлением в конце войны радара «ST>> эта тактика получила более широкое применение. Антенну радара «ST», помещенную внутри перископа, можно было поднимать и опускать вместе с перископом, что обеспечивало возможность действия радара на перископной глубине.

Предпочитая действовать либо в надводном положении, либо на достаточной глубине, чтобы избежать таранного удара, командиры лодок всплывали до радарной глубины только для уяснения обстановки, после того как лодка, находившаяся на глубине, готовилась к началу новой или возобновлению прерванной атаки. При использовании же радара «SJ», обнаружив при его помощи цель, подводная лодка часто уходила на перископную глубину, и атака обеспечивалась до самого конца наблюдением в перископ. Подобная атака проводилась командиром лодки «Грэйбэк» в районе Восточно-Китайского моря. Как указывалось выше, подводные лодки «Грэйбэк», «Шэд» и «Серо» вышли 1 октября из базы на острове Мидуэй. Первой жертвой «Грэйбэк» было грузопассажирское судно «Кодзуи Мару» (7072 т). Лодка потопила его 14 октября. Спустя восемь дней она потопила второе судно, проведя атаку «на радарной глубине». 21 октября в 16 час. 27 мин. в водах Восточно-Китайского моря «Грэйбэк» при помощи радара обнаружила два крупных корабля, эскортируемых тремя эскадренными миноносцами. Крупные корабли были очень похожи на вспомогательные крейсера японского флота. Следовало их атаковать. Однако «Грэйбэк» не могла сблизиться на дистанцию выстрела в подводном положении. Она послала сообщение о противнике (посредством гидроакустического прибора) лодкам «Шэд» и «Серо», а сама в 18 час. 15 мин. всплыла и полным надводным ходом пошла за конвоем. В 19 час. 37 мин. «Грэйбэк» установила при помощи радара контакт с конвоем, получая через каждые две минуты пеленг и дистанцию. Командир определил скорость хода кораблей противника в 15 узлов. Атака была отложена до появления луны, чтобы можно было пользоваться перископом при сближении. Дистанция постепенно сокращалась.

Преследование продолжалось. 22 октября в 3 час. 47 мин. конвой отвернул на 15° влево, командир лодки произвел торпедный залп из носовых торпедных аппаратов по одному из кораблей. Во время стрельбы положение цели проверялось через перископ.

Через 48 секунд после выпуска первой торпеды раздался взрыв. Затем послышалось еще три последовательных взрыва с интервалами в 10 секунд. В это время командир стал разворачивать лодку для последующей стрельбы из кормовых торпедных аппаратов. Но плохая видимость не позволила торпедировать корабль. Атака затягивалась. Тем временем один из трех японских эскадренных миноносцев вынудил «Грэйбэк» уйти на глубину. Идя на большой скорости, миноносец сбросил недалеко от лодки несколько глубинных бомб, но лодка успела уклониться. В результате атаки подводная лодка «Грэйбэк» потопила судно «Арвата Мару», бывший легкий крейсер водоизмещением 7397 т. Этот эпизод явился замечательным примером сближения при помощи радара «SJ» в подводном положении.

Во время следующего (девятого) похода в Восточно-Китайское море «Грэйбэк» потопила «Гёкурэй Мару» (5588 т), «Конан Мару» (2627 т) и «Касива Мару» (515 т). Кроме того, 19 декабря в районе Окинавы она потопила эскадренный миноносец «Нумакадзэ».

Тактика подводной войны — «типичный» дневной маневр на сближение

В период второй мировой войны существовали различные методы сближения подводных лодок с целью. Действия подводной лодки «Тиноза» 22 ноября 1943 года в районе Палау при атаке двух судов являются примером успешного дневного маневра сближения с целью.

27 октября подводная лодка «Тиноза» вышла с базы на Мидуэйе для боевых действий на линии острова Трук — Япония и у островов Палау, после чего она должна была проследовать в Фримантл и действовать в составе соединения подводных лодок юго-западной части Тихого океана. В районе севернее островов Трук лодка вошла в соприкосновение с японским'крейсером типа «Могами». Решив атаковать его, командир лодки занял удобную позицию впереди по курсу цели, но крейсер повернул и атака не состоялась.

15 ноября «Тиноза» находилась в дозоре у западного входа в лагунуПалау. Проход тщательно охранялся надводными кораблями и самолетами.

При попытке произвести атаку лодка была атакована глубинными бомбами; японские сторожевые корабли, по-видимому, имели неточное место, и периодически сбрасываемые глубинные бомбы взрывались на большом удалении от подводной лодки.

В связи с тем что японцам теперь было известно о присутствии лодки в этом районе, «Тиноза» отправилась 18 ноября патрулировать вдоль линии Палау — Молукка. 22 ноября она вернулась в район Палау, на этот раз избрав для наблюдения Малакальский пролив, восточный вход в лагуну. Пролив хорошо охранялся сторожевыми кораблями и самолетами, и потому лодка находилась на перископной глубине. Опасность быть обнаруженной самолетом преувеличивалась. Лодку, находящуюся на перископной глубине, трудно обнаружить с самолета, и появление перископа на короткий срок сравнительно безопасно даже вблизи такой базы, как Палау. В данном случае риск был вполне оправдан.

В 7 час. 41 мин. с лодки заметили дым в юго-восточном направлении, и командир приказал занять места по боевому расписанию. Удерживая лодку на перископной глубине, он повел ее прямо на цель.

Через семь минут показался конвой, состоявший из двух транспортов и двух эскортных кораблей, один из которых шел в голове колонны, а другой замыкал ее. Сближаясь почти на контркурсе с конвоем, «Тиноза» прошла на близкой дистанции от головного эскортного корабля. Долго разглядывать этот корабль не пришлось потому, что внимание было сосредоточено на выбранном для атаки транспорте и в то же время командир стремился пройти мимо эскортного корабля незамеченным.

Через каждые четыре минуты конвой резко менял курс, идя зигзагом. Тактика сближения с целью была сравнительно простой. Подводная лодка на небольшой скорости следовала в направлении движения конвоя противника. Лодка могла сильно отстать от конвоя во время неожиданного поворота, но задача преследования значительно упрощалась, поскольку конвой обязательно должен был направиться к проходу в лагуну. Таким образом, генеральный курс проти^ика был ясен. Конвой шел со скоростью 10 узлов. Сближение длилось более часа.

Наконец наступил момент атаки.

Выбрав первой целью крупный транспорт, подводная лодка направилась в узкость. Транспорт сделал очередной зигзаг.

В 8 час. 38 мин. с дистанции 650 м был дан залп тремя торпедами М-14 с установкой их на глубину хода 2,5 м. Через полминуты послышались взрывы. Все три торпеды попали в цель. Транспорт перевернулся и быстро затонул. Эскортные корабли закружились, не зная, что предпринять. «Тиноза» устремилась в атаку на второй транспорт, подготовив к стрельбе носовые торпедные аппараты. Неожиданно транспорт повернул круто вправо на лодку с целью таранить ее, но, к счастью, прошел мимо. К 8 час. 42 мин. по транспорту выпустили три торпеды из носовых торпедных аппаратов под углом встречи 95°, с дистанции 1000 м, при угле установки гироскопа 4°. Две торпеды попали в цель, и второй транспорт начал погружаться в воду.

Надо было уходить, и командир приказал погрузиться на глубину, одновременно увеличив скорость хода и изменив курс на 90°. Как выяснилось, лодка потопила суда «Кисо Мару» (4071 т) и «Ямато Мару» (4379 т).

Снова посетив этот район, подводная лодка «Тиноза» потопила 26 ноября «Сини Мару» (3811 т), а 3 декабря — грузопассажирское судно «Адзума Мару» (6465 т).

Действия подводной лодки «Сихорс» против японского торгового флота

Подводная лодка «Сихорс» вышла для боевых действий в район Восточно-Китайского моря из базы на острове Мидуэй 20 октября 1943 года и вернулась в середине декабря. За это время она уничтожила три траулера, три грузовых судна, грузо-пассажирский транспорт и крупный танкер. Прежде чем нанести удар по транспорту, лодка атаковала охранявшие его корабли.

29 октября «Сихорс» из надводного положения потопила орудийным огнем с дистанции 2150 м первый траулер, а на следующий день — второй. Пока второй траулер погружался, группа матросов с лодки поднялась на борт и овладела картами, вахтенным журналом и другими документами. На исходе следующего дня лодка в надводном положении атаковала третий траулер. Последний пытался таранить лодку, но орудийный огонь с нее не дал ему приблизиться.

Спустя несколько часов «Сихорс» обнаружила крупный конвой из 17 судов, включая эскортные корабли.

К 3 час. 15 мин. 1 ноября была занята позиция для атаки в подводном положении, но внезапное появление эскортного корабля, идущего прямо на лодку, вынудило ее уйти на глубину.

Через 20 минут лодка снова всплыла. Эскортные корабли за это время уже отошли, и лодка начала сближаться с судами конвоя.

Появление двух охотников за подводными лодками помешало осуществлению начатой атаки. 2 ноября в 0 час. 48 мин. «Сихорс» выпустила три торпеды по одному из неопознанных транспортов, шедшему в составе конвоя. Торпеды попали в цель, и транспорт затонул. Четырьмя часами позже лодка торпедировала и потопила танкер «Тихая Мару» (7089 т) и грузопассажирское судно «Юмэ Мару» (5859 т). Два японских охотника обнаружили и контратаковали лодку. Однако, увеличив ход до полного, лодке удалось оторваться от преследовавших ее охотников.

На рассвете лодка погрузилась, чтобы перезарядить торпедные аппараты. В течение последующих двух дней она при помощи радара дважды обнаруживала противника, но сблизиться не представлялось возможным.

5 ноября была попытка атаковать японский транспорт, севший на риф в районе Гио-То, но вследствие мелководья лодка чуть не села на мель. Густой туман и ограниченная видимость едва не привели к катастрофе, и только искусное маневрирование избавило от неприятностей. От атаки пришлось отказаться.

17 ноября рано утром был обнаружен конвой в составе двух транспортов и двух эскортных кораблей. Командир повел лодку в подводном положении на сближение с противником. Перед самой атакой в перископ был обнаружен эскадренный миноносец, идущий прямо на лодку с очевидным намерением таранить ее. Командир приказал погрузиться на большую глубину, и затем лодка испытала на себе хорошо организованную атаку глубинными бомбами. Перемежающиеся атаки и поиски лодки продолжались в течение десяти часов. «Сихорс» оставалась на глубине до тех пор, пока не ушел миноносец. 22 ноября были обнаружены два транспорта, эскортируемые тремя эскадренными миноносцами. Подводная лодка, заняв позицию, с дистанции 1500 м выпустила в один пз транспортов с перископной глубины четыре торпеды. Две из них попали в цель, и транспорт был потоплен. Эскадренные миноносцы, не установив контакт, начали атаку глубинными бомбами. Через полтора часа «Сихорс» смогла всплыть на поверхность на некотором расстоянии от места потопления транспорта и, развив большой ход, уйти от преследования.

26 ноября в сумерках были обнаружены два крупных танкера и грузовое судно, сопровождаемые тремя эскортными кораблями. После нескольких попыток с наступлением темноты атаковать конвой в надводном положении подводная лодка оказалась в опасности вследствие близости ее к заминированным водам Цусимского пролива. Надо было спешить, и командир принял решение выпустить в один из танкеров четыре торпеды с дистанции 3500 м.

Две торпеды попали в цель, и танкер взорвался. Ускользнув от одного из эскортных кораблей, командир снова повел лодку в атаку на второй танкер и выпустил четыре торпеды из кормовых аппаратов с дистанции 2800 м. Снова два попадания; результаты сначала показались разочаровывающими, но затем по всему танкеру забегали маленькие язычки пламени, раздался оглушительный взрыв и танкер исчез с поверхности моря.

Японские официальные отчеты подтверждают потопление лишь одного танкера, а именно «Сан-Ромэн Мару» (7309 т).

30 ноября подводная лодка «Сихорс» обнаружила три грузовых транспорта среднего размера и одно небольшое судно, шедшие под охраной охотников за подводными лодками. С наступлением темноты командир лодки начал сближение. Он маневрировал, чтобы занять позицию для атаки, но шедший зигзагом конвой все время отворачивал. Затем в 22 час. 40 мин. три корабля из состава конвоя открыли огонь по «Сихорс», которая замедлила ход и спустя некоторое время выпустила четыре торпеды из кормовых аппаратов. Одна торпеда преждевременно взорвалась через 50 секунд после выпуска. Все шедшие в конвое корабли сразу же открыли огонь, ведя беспорядочную стрельбу.

Идя различными курсами, командир старался вывести «Сихорс» из зоны заградительного огня и оторваться от противника. Это ему удалось. Уничтожив в Восточно-Китайском море несколько японских судов общим тоннажем 27 579 т, «Сихорс» направилась в свою базу. Там она задержалась. В январе ее уже можно было видеть на пути к подмандатным островам.

Действия подводной лодки «Сейлфиш» против японского эскортного миноносца

«17 час. 45 мин. Идем в надводном положении. На море шторм. Огромные волны, ветер достигает скорости 50 миль в час, проливной дождь, видимость после наступления сумерек от 0 до 450 м.

23 час. 48 мин. При помощи радара обнаружили цель, пеленг 114°, дистанция 8650 м. Начали сближение.

23 час. 51 мин. Предполагаемый курс цели 320°, скорость 18 узлов.

23 час. 52 мин. Обнаружили вторую цель меньшего размера справа на 800 м ближе первой.

23 час. 53 мин. Обнаружили третью цель примерно того же размера, как и первая, на расстоянии 900 м от первой.

23 час. 55 мин. Обнаружили четвертую цель меньшего размера, чем другие, на 850 м ближе второй цели.

23 час. 56 мин. С момента обнаружения первой цели смогли увеличить скорость всего лишь до 12 узлов. Учтя скорость хода целей и дистанцию, отказались от методического сближения. Волны вздымаются, как горы, идет сильный дождь. Видимость очень малая.

23 час. 58 мин. Отвернули влево на 300°, с тем чтобы отойти от ближайшей цели (считаю, что это эскадренный миноносец)».

Так гласит запись капитан-лейтенанта Уорда, сделанная во время десятого боевого похода лодки «Сейлфиш», датированная 3 декабря 1943 года.

После полуночи запись в вахтенном журнале продолжается:

«0 час. Ближайший корабль, идущий с правого борта, включил большой прожектор. Он не мог увидеть нас и, вероятно, сигнализировал кому-то идущему рядом с нами или же получил сомнительные данные контакта по радару.

0 час. 1 мин. Погрузились на 12 м и легли на курс 340° для стрельбы из носовых аппаратов по самой крупной цели. Мы находимся на дистанции 360 м от ближайшего эскадренного миноносца. Корабли идут кильватерной колонной, поддерживая дистанцию 800–900 м. Создается впечатление, что мы находимся на левом фланге отряда быстроходных кораблей, состоящего из эскадренного миноносца, крейсера, авианосца или линейного корабля, еще одного авианосца и, возможно, других следующих за ними кораблей. Выбрал для атаки ближайший из двух крупных кораблей.

0 час. 9 мин. Ближайший миноносец проходит с правого борта и движется вперед.

0 час. 12 мин. В соответствии с данными радара выпущены торпеды из 1, 2, 3-го и4-го торпедных аппаратов; дистанция 1900 м, угол гироскопа от 37 до 53°, угол встречи от 108 до 120° левого борта, торпеды установлены на глубину хода 3,6 м, используя в залпе угол растворения 13/4° вправо, 13/4° влево, 5° влево и 5° вправо. Торпеды первая и четвертая попали в цель. Начали разворачиваться влево для стрельбы из кормовых торпедных аппаратов.

0 час. 16 мин. Довольно близко от лодки сброшены две глубинные бомбы. Ушли на глубину и начали пересекать курс цели за кормой.

0 час. 17 мин. — 1 час. 52 мин. Против лодки сброшено 19 глубинных бомб, ни одна из них не упала поблизости. Закончено перезаряжание торпедных аппаратов.

1 час 58 мин. Всплыли и начали преследование цели, чтобы перехватить, возможно, вышедший из строя корабль. Лодка не может увеличить скорость хода, так как при этом заливает волной люк рубки.

2 час. 30 мин. Радар обнаружил цель — истинный пеленг 310°, дистанция 7550 м. Начато сближение с обнаруженным кораблем противника.

2 час. 40 мин. Определили, что цель описывает координат.

Импульс на экране небольшой, однако не верится, чтобы радар мог обнаружить миноносец на дистанции 7550 м. Цель медленно занимает место в строю. Временами у импульса на экране показывается выступ, что указывает на наличие другой цели на очень близкой дистанции от преследуемой нами цели.

4 час. 30 мин. Цель легла на новый курс и идет на северо-запад. Изображение на экране радара теперь дает представление об идущих рядом целях.

5 час. 50 мин. Рассветает. Видимость быстро улучшается. Дождь прекратился, но мостик все еще заливает водой. Корабли идут, меняя скорость на 1–3 узла, дистанция 2150 м. Поскольку видимость быстро улучшается, пора открывать огонь; решил выпустить три торпеды из носовых аппаратов в надводном положении, а затем вторично атаковать днем под перископом, перезарядив аппараты во время сближения.

5 час. 52 мин. Выпущены торпеды из 1, 2-го и 3-го торпедных аппаратов, дистанция 2900 м, угол встречи 148° правого борта; торпеды установлены на глубину хода 3 м, угол растворения 0°, 1/2° вправо и 1/2° влево.

5 час. 57 мин. Наблюдаем и слышим два торпедных взрыва. Первый похож на короткую вспышку огня, второй выглядит и звучит как бортовой орудийный залп линейного корабля, даже с характерным для шестнадцатидюймового снаряда свистом. Разворачиваем лодку, чтобы держать наготове кормовые торпедные аппараты.

5 час. 58 мин. Японцы открыли огонь осветительными и трассирующими зенитными снарядами по крайней мере из 12 орудий, но они, видимо, не знают, где мы находимся. Их огонь направлен куда угодно, только не на нас. Красивое зрелище, но, несмотря на освещение, я не могу увидеть цель.

6 час. Трассирующие зенитные снаряды теперь летят в нашем направлении и в большом количестве.

6 час. 1 мин. Погрузились. Началась проверка торпед и перезаряжание торпедных аппаратов.

6 час. 3 мин. — 6 час. 5 мин. Услышали четыре отдаленных разрыва глубинных бомб.

7 час. 48 мин. Наконец что-то вырисовывается — это неподвижный авианосец, дистанция около 9000 м. Больше ничего не видно. Торопливо продолжаем проверку торпед».

Командир лодки не был уверен, что он попал в цель в такую бурную погоду. В этот момент с японского авианосца как бы в подтверждение сигнализировали: «Мы торпедированы». Но связь у японцев была нарушена, первый сигнал бедствия авианосца принял лишь крейсер «Майя».

Эскадренный миноносец «Уракадзэ» заметил, что с одним из кораблей, по-видимому, что-то случилось, но, не получив никаких распоряжений, продолжал идти своим курсом.

В 0 час. 30 мин. авианосец радировал в Токио: «В 0 час. 10 мин. в корабль попала одна торпеда. Пожар в жилых помещениях носовых отсеков. Пока могу идти своим ходом, координаты 32°30? северной широты, 143°50? восточной долготы». В ответ японский штаб приказал миноносцу «Уракадзэ» эскортировать поврежденный авианосец, но это приказание командир миноносца не получил. Тогда было решено буксировать поврежденный корабль, но шторм мешал оказанию этого вида помощи.

В 6 час. поврежденный авианосец был вторично торпедирован «Сейлфига». Он снова радировал: «Торпедирован. Своим ходом идти не могу». Указывались координаты. Авианосец «Дзуйхо» прийял это сообщение, и его командир приказал кораблям, находящимся поблизости поврежденного авианосца, направиться к нему на помощь.

Один из них, очевидно, «Уракадзэ», был обнаружен лодкой «Сейлфиш».

Следуют очередные записи в вахтенном журнале.

«7 час. 48 мин. На мгновение увидел верхушку мачты миноносца, по-видимому, стоящего рядом с авианосцем. Теперь стало ясно, что перед нами серьезно поврежденный авианосец и, кроме того, один эскадренный миноносец. Если бы это был крейсер с 38-метровой мачтой, то опа значительно возвышалась бы над взлетной палубой авианосца. Находимся под водой, но очень трудно удерживать глубину при таком шторме.

Я убежден, что авианосец обречен на гибель, но, кроме одного эскадренного миноносца, должен быть еще какой-нибудь корабль. С глубины 16,5 м ничего не видно, и гидроакустик не улавливает работы винтов. Я прохожу вдоль левого борта авианосца от кормы к носу на расстоянии около 1350 м. В перископ вижу, что на палубе находятся самолеты и много людей. Единственными видимыми признаками попаданий торпед являются небольшой крен на левый борт и небольшая осадка на корму. Скопление людей на палубе говорит о том, что они готовятся покинуть корабль.

9 час. 40 мин. Выпустили торпеды из 5, 6-го и 7-го торпедных аппаратов с дистанции 550 м при угле встречи левого борта 88°; торпеды были установлены на глубину хода 3,6 м, угол растворения равнялся 0°, 8° вправо и 2° влево.

9 час. 42 мин. Отмечено два попадания. Круто повернул вправо и ушел на глубину 20 м с целью развернуться для последующей стрельбы из носовых аппаратов. Не могу определить пройденную дистанцию. Использую 18-метровую высоту взлетной палубы авианосца для определения расстояния по угловой высоте предмета.

9 час. 45 мин. Взорвались две глубинные бомбы на сравнительно близком расстоянии от нас.

9 час. 50 мин. Окончили разворот. Все еще слышны грохот и треск.

9 час. 51 мин. Подвсплыли на глубину 10,5 м для наблюдения. Слева в поле зрения ничего не наблюдается; справа замечен тяжелый крейсер типа «Такао» или «Нати». Начали разворачиваться влево для использования носовых торпедных аппаратов.

Все очень странно: и моя ошибка в определении дистанции до авианосца (2450 м вместо 1550 м), и глубинные бомбы, сброшенные довольно близко от нас каким-то эсминцем, который я до сих пор не мог обнаружить, и внезапное появление крейсера, который гнался за нами с вздымающимся над волнами форштевнем. Лодка подвсплывала, и крейсер мог таранить нас. Я приказал уйти на глубину 27 м, тем самым отказавшись от возможности, которая представляется раз в жизни. Когда мы вновь всплыли до перископной глубины, крейсер был далеко за кормой и быстро исчезал из виду.

9 час. 52 мин. Крейсер все продвигается вперед с правого борта; курсовой угол 10°, дистанция 3000 м.

9 час. 54 мин. — 10 час. 4 мин. Разорвалось семь глубинных бомб не очень близко. Шум винтов эсминца то появляется, то исчезает.

13 час. 30 мин. Идем на перископной глубине. Внимательное наблюдение в течение 15 минут ничего не дает. Я убежден, что авианосец потоплен, а крейсер ушел.

14 час. Взяли курс для следования в район.

24 часа. Один напряженный день закончен».

Авианосец затонул в 9 час. 46 мин. Бой, происходивший от начала до конца в сильнейший шторм, продолжался в течение 10 часов.

Подводная лодка «Сейлфиш» потопила эскортный авианосец «Тюё». По роковому стечению обстоятельств на его борту находился 21 человек из числа команды потопленной японцами американской подводной лодкп «Скалпин». Лишь один из них остался в живых после потопления авианосца.

Итоги 1943 года

К концу 1943 года боевые действия подводных лодок на Тихом океане были в полном разгаре. Последней жертвой, потопленной близ Соломоновых островов подводной лодкой «Гринлинг», оказалось грузовое судно «Сёхо Мару» (1936 т).

Время ограниченных атак закончилось, начиналось крупное наступление. Подводные силы флота увеличились на 22 единицы. К концу 1943 года в центральной части Тихого океана действовало около 75 подводных лодок. Три новые плавучие базы — «Бушнел», «Орион» и «Юрейл» — вступили в строй в 1943 году; две из них несли службу в центральной части Тихого океана; таким образом, общее число плавучих баз, действовавших с подводными, достигло шести. Недостаток материалов и связанные с ним лишения окончились.

Торпекс, появившийся в феврале, контактные взрыватели в июне, электроторпеда в октябре — все эти усовершенствования относятся в основном к 1943 году. Развитие новых тактических приемов — атака при помощи редара, обходная атака, групповая атака («волчьи стаи») — позволило расширить возможности наступательных действий подводных лодок. Спасательные операции и перископная фотосъемка, являвшиеся нововведением, вскоре стали неотъемлемой частью всяких действий подводных лодок по поддержке операций флота. Потопление «Тюё» явилось роковым предзнаменованием для японского флота.

Получив надежное вооружение, освоив новые тактические приемы, что создало новые возможности, подводники в боевой подготовке ушли далеко вперед по сравнению с началом 1943 года. Но 1943 год потребовал и немало жертв. Погибло 17 подводных лодок: восемь — в центральной части Тихого океана, семь — в юго-западной части Тихого океана и две — в Атлантическом океане. Потери, безусловно, тяжелые. Но немцы в 1943 году потеряли в пять раз больше подводных лодок, а японцы в Тихом океане за это же время потеряли 22 лодки.

Что касается потерь японского торгового флота, то они возросли настолько, что создалось критическое положение: около 300 японских торговых судов от 500 т и выше были потоплены только американскими подводными лодками. Японские запасы нефти продолжали истощаться. Японцы потеряли 20 крупных танкеров — 17 или 18 из них были потоплены торпедами подводных лодок. Но не только этими потерями объясняется недостаток горючего, который становился все более острым. Сотни тонн авиабензина и сырой нефти, перевозимых в бочках, пошли на дно вместе с грузовыми судами.

Япония не в состоянии была возмещать потопленные корабли вновь строящимися. Строительство торговых судов, вначале находившееся в ведении министерства транспорта, перешло в ведение японского военного флота; Зта мера была осуществлена летом 1942 года. В связи с установлением военного контроля судостроительная промышленность стала работать лучше, но торговое судостроение японцев все еще значительно отставало. К марту 1943 года потери японского торгового флота составили один миллион с четвертью тонн. К этому же времени ее торговый флот, несмотря на усиленные темпы строительства, уменьшился на 7,5 % по сравнению с декабрем 1941 года, в основном за счет потерь в результате действии американских подводных лодок. Темпы строительства нарастали в 1943 году (272 судна было спущено на воду в мае, 392 — в ноябре). Но потери превышали пополнение. Тоннаж построенных в 1943 году судов составил 796 000 т, а потери — 1 803 000 т. Возмещение потопленных судов новыми составляет менее 45 %.

Потери японского торгового флота в 1943 году[~1]



[~1]С декабря 1941 по февраль 1943 года американские подводные лодки потопили японские суда общим тоннажем 717 708 т. Общее время пребывания в море 425 дней, при этом лодки израсходовали 132 торпеды. В феврале 1943 года японский тоннаж на плаву составлял 6 076 553 т.

Напрашивались неизбежные выводы: Япония должна иметь торговый флот, чтобы вести войну; японские торговые суда уничтожаются быстрее, чем может возместить эти потери промышленность; Япония проигрывает войну.

Адмирал Номура на допросе после войны признал: «В начале войны наш торговый флот нес крупные потери от действий подводных лодок противника. Позднее подводные лодки во взаимодействии с воздушными силами еще более ослабили наш торговый флот. Наши коммуникации были перерезаны, и нам нечем было их поддерживать… Наши специалисты подсчитали, что необходимо было иметь 3 000 000 т торгового флота только для удовлетворения нужд гражданского населения Японии».

Адмирал добавил, что еще 3 000 000 т торгового флота требовалось для обеспечения армии и флота Японии во время войны.

Фактически же в декабре 1943 года имелось всего около 5 000 000 т. Условия жизни населения все ухудшались, падал моральный дух. Японский народ понимал, что его вождям не удастся получить рис из обещаний или создать ткани и одежду из разговоров.

Со всех концов Тихого океана на Японию надвигалась грозная буря.

Пополнение американского подводного флота в 1943 году


Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.406. Запросов К БД/Cache: 0 / 0