Главная / Библиотека / Боевые действия подводных лодок США во второй мировой войне /
/ Часть третья. Наступление продолжается / Глава XIX. Вытеснение японцев из юго-восточных районов Тихого океана (январь — июнь 1944 года)

Глав: 7 | Статей: 39
Оглавление
Аннотация издательства:

В книге дается описание боевых действий американских подводных лодок во второй мировой войне, главным образом на Тихом океане. Подробно говорится об одиночных и групповых действиях лодок против торгового флота Японии, а также действиях против ее боевых кораблей. Рассматриваются тактические приемы подводных лодок по использованию торпедного оружия, постановка мин, выполнение специальных заданий и другие вопросы. Русское издание книги рассчитано на офицеров и адмиралов военно-морского флота.

Глава XIX. Вытеснение японцев из юго-восточных районов Тихого океана (январь — июнь 1944 года)

Глава XIX. Вытеснение японцев из юго-восточных районов Тихого океана (январь — июнь 1944 года)

Подводные лодки, действовавшие в юго-западной части Тихого океана в 1943 году, принимали активное участие в освобождении этого района от противника. В 1944 году действия подводных лодок приняли еще больший размах. Активность усилилась с января, когда готовился удар по Маршалловым островам (операция «Флинтлок»). После захвата островов Гилберта Соединенные Штаты Америки готовились к наступлению в центральной части Тихого океана с целью уничтожения или нейтрализации японских баз на подмандатных островах и освобождения Филиппинских островов. Захват Маршалловых островов был первым пунктом этого плана.

Японцы предвидели возможность наступления в центральной части Тихого океана и постарались создать морской барьер, который мог бы противостоять атакам американского флота. После поражения в северной части Соломоновых островов и потери островов Гилберта японское верховное командование осуществило отход на вторую линию обороны, проходившую от островов Бонин до Марианских островов и далее через восточные Каролинские острова до центральной части Новой Гвинеи. Основными опорными пунктами этого барьера являлись базы на островах Сайпан, Трук и Палау, которые решено было удерживать любой ценой.

Хотя Тодзио и не сообщал об этом американцам, но японцы уже признавали невозможность дальнейшей обороны крупной базы в Рабауле и опорных пунктов Кваджелейн и Эниветок на Маршалловых островах. База Трук была ненадежной, но могла еще выдерживать блокаду. 2-й флот адмирала Курнты должен был держаться там как можно дольше, хотя он не имел достаточной авиационной поддержки. Авианосное соединение ушло на север, в Японию, для получения самолетов взамен сбитых в ноябре у Рабаула. После пополнения своих эскадрилий оно могло присоединиться ко 2-му флоту, и оба флота стали бы подвижным оплотом этой линии обороны.

Все вышесказанное слишком упрощенно, но оно дает общее понятие о стратегических намерениях противника к началу 1944 года. Однако идея оборонительного морского барьера была глубоко ошибочной. И в прямом и в переносном смысле нельзя создать такой барьер, чтобы его не преодолели подводные лодки. Во всяком случае, японцы не могли создать такого барьера, который мог бы преградить путь всем подводным лодкам США, действовавшим в то время в Тихом океане.

Пока японцы сооружали «вторую линию обороны» и укрепляли «заранее подготовленные позиции» на «внешнем обводе обороны», подводные лодки Тихоокеанского флота действовали во «внутренней зоне» Японии и в самых далеких уголках «сферы взаимного процветания».

Подводные лодки поддерживали флот при наступлении на Маршалловы острова, а после их захвата взаимодействовали с 58-м оперативным соединением, когда флот наносил при помощи авианосцев ряд воздушных ударов по островам Трук, Сайпан и Палау. Когда осенью развернулись боевые действия у островов Палау и Лейте, подводные лодки были в первых рядах в этом наступлении, сокрушившем последние оплоты на периферии Японской империи.

Роль, выполняемая подводными лодками как непосредственными участниками боев, в которых наносились сокрушительные удары противнику подробно описывается в последующих главах. В настоящей главе излагается ход войны на истощение, которая подорвала оборону противника и расчистила путь для широких наступательных действий на Тихом океане.

Каждой десантной операции по захвату баз предшествовали массированные действия подводных лодок с целью перерезать коммуникации противника и ослабить гарнизоны островов, лишив их военных материалов и пополнения войсками. Перед началом атаки подводники очищали коммуникации в открытом море. Но, кроме того, задолго до начала ожесточенных воздушных налетов и массированных атак подводные лодки пробивали бреши в «морском барьере» противника и наносили удары непосредственно по объектам самой метрополии.

Поэтому ясно, что торпедные атаки против японских кораблей на внешних коммуникациях противника и война на истощение, которая ослабляла не только мощь «внутренней зоны обороны», но и саму японскую метрополию, ни в коем случае не отделимы от наступательных операций по захвату островов, проводимых американскими вооруженными силами в 1944 году на Тихом океане.

Тяжелый повседневный труд подводников привел к тому, что японскому торговому флоту был нанесен большой урон, а общий военный потенциал Японии намного ослаблен.

Война на истощение, которую вел американский подводный флот против японского судоходства, преследовала, можно считать, три цели.

1. Перерезать коммуникации между Японией и отдаленными военными базами — задача, которая относится к военной стратегии.

2. Перерезать коммуникации между захваченными территориями и самой Японией с целью помешать использованию ресурсов этих территорий и, таким образом, лишить Японию продуктов питания и жизненно необходимого сырья.

3. Перерезать пути сообщения между Японией и колониальными и другими иностранными рынками с целью ликвидировать заокеанские коммерческие предприятия противника.

Все три цели до некоторой степени были связаны между собой. Но две последние, рассчитанные на подрыв внешней торговли Японии и ее промышленности, были направлены к достижению конечной и самой важной цели — полнейшему нарушению экономики Японии. Это, можно сказать, и являлось главной целью войны на истощение.

Действия подводных лодок в январе 1944 года

Подводные лодки США удачно отметили 1 января 1944 года, что сулило японцам несчастье в новом году. Подводная лодка «Херинг» потопила в Восточно-Китайском море транспорт для перевозки самолетов «Нагоя Мару» (6072 т). Подводная лодка «Паффер» потопила «Рюйе Мару» (6707 т) у побережья острова Минданао, а подводная лодка «Рей» потопила «Окуё Мару» (2904 т) близ Холмахера.

Таким образом, в первый день января 1944 года подводные лодки уничтожили японские суда общим тоннажем 15 683 т.

Одной из наиболее активных подводных лодок в течение этого месяца была «Сивулф». Она потопила в районе островов Рюкю четыре японских транспорта: «Асука Мару» (7523 т), «Гэцуё Мару» (6440 т), «Яхико Мару» (5747 т) и «Ямацуро Мару» (3651 т).

У побережья Хонсю действовала лодка «Тотог». Ею были потоплены «Сайсю Мару» (2082 т) и «Уса Мару» (3943 т). В районе острова Сикоку подводной лодкой «Сторджен» были уничтожены два транспорта — «Эри Мару» (5493 т) и «Тесен Мару» (3110 т). Действовавшая в японских водах подводная лодка «Свордфиш» потопила «Ямакуни Мару» (6921 т), «Дельхи Мару» (2182 т) и «Касачи Мару» (3140 т).

В районах мандатных островов, где противник пытался усилить свои внешние оборонительные линии, боевые действия подводных лодок развивались еще более быстрыми темпами. Подводная лодка «Албакор» потопила 12 января в районе Каролинских островов «Тёко Мару» (2629 т), a 14 января ею был уничтожен эскадренный миноносец «Садзанами».

Подводная лодка «Сихорс» шла из Пирл-Харбора с полным запасом торпед для действий в районе островов Палау. 16 января был обнаружен японский транспорт, шедший в сопровождении четырех эскортных кораблей. Командир лодки занял позицию в подводном положении для стрельбы из кормовых торпедных аппаратов электроторпедами М-18, но цель отвернула. Все четыре корабля эскорта шли между лодкой и транспортом. Подводная лодка отошла, чтобы начать заход в голову конвоя. Внезапно вблизи лодки взорвалась глубинная бомба. В течение последующего часа противолодочный корабль сбросил еще пять глубинных бомб; все они взорвались поблизости. Командир лодки постарался уйти от противника в подводном положении.

В 16 час. 7 мин. «Сихорс» всплыла и в надводном положении на полном ходу начала преследование противника. В 20 час. 9 мин. командир произвел надводную атаку и тремя торпедами уничтожил транспорт «Никко Мару».

В течение следующих двух дней противник не встречался и команда подводной лодки занималась текущим ремонтом, ликвидируя повреждения от глубинных бомб. 19 января лодка приблизилась к острову Фейс для проведения разведки.

21 января «Сихорс» обнаружила два транспорта, охраняемые тремя эскортными кораблями. В течение второй половины дня продолжалось преследование противника, затем поздно вечером произведена надводная атака. Две торпеды попали в один транспорт, и одна — в другой. Оба транспорта остановились и открыли артиллерийский огонь, в то время как эскортные корабли беспорядочно сбрасывали глубинные бомбы. Пока «Сихорс» медленно уходила на безопасное расстояние, командир вел наблюдение в перископ. Один из транспортов затонул, по второму было выпущено еще четыре торпеды. Торпеды прошли мимо вследствие неисправности прибора управления торпедной стрельбой. Спустя некоторое время по транспорту было выпущено две торпеды из кормовых аппаратов, которые попали в цель, и судно затонуло. Впоследствии оказалось, что это были грузовое судно «Ясукуни Мару» (3025 т) и грузопассажирское судно «Икома Мару» (3156 т).

Вечером 28 января «Сихорс» обнаружила конвой в составе трех транспортов и пяти эскортных кораблей на подходах к островам Палау. Заметив, что эскортные корабли идут на линии пеленга между лодкой и транспортами, командир пошел на сближение в подводном положении. На рассвете конвой изменил курс, и «Сихорс» осталась несколько позади. Когда начало смеркаться, лодка всплыла. К 21 час. 50 мин. она заняла позицию для атаки, но из-за помех эскортных кораблей осуществить ее не удалось.

30 января в 1 час. 32 мин. транспорты резко повернули вправо, и лодке представился удобный случай зайти в голову конвоя и атаковать его.

В 1 час. 49 мин. залпом из трех торпед грузовое судно «Токо Мару» (2747 т) было потоплено.

На рассвете «Сихорс» потеряла контакт с кораблями конвоя, однако вскоре он был восстановлен и лодка продолжала следовать за противником.

К концу дня конвой разделился. Ночью «Сихорс» продолжала преследование, и на рассвете цель была обнаружена визуально.

31 января в течение всего дня подводная лодка следовала за конвоем. С наступлением темноты началось слежение по радару, а в 0 час. 19 мин. 1 февраля командир открыл огонь. Было выпущено четыре торпеды из кормовых торпедных аппаратов, но безрезультатно. В 2 час. было выпущено еще две торпеды из кормовых аппаратов. Все они прошли мимо, очевидно, вследствие удачного маневрирования конвоя. В 3 часа 52 мин. с дистанции 950 м были выпущены последние две торпеды. В результате грузовой транспорт «Тоэй Мару» (4004 т), охваченный пламенем, стал тонуть. В этот вечер лодка направилась в базу, прибавив к своему боевому счету четыре новые жертвы.

В районе островов Палау действовала в то время еще одна подводная лодка Тихоокеанского флота — «Гар». 20 января она потопила «Кое Мару» (5325 т), а через три дня уничтожила «Тайан Мару» (3670 т).

Подводная лодка «Трешер» преследовала японские грузовые суда севернее острова Лусон. 15 января она потопила грузовые суда «Тацуно Мару» и «Тохо Мару», а 27 января — «Кокудзуки Мару» и «Косэй Мару», то есть потопила в районе Филиппин четыре судна общей грузоподъемностью около 14 000 т.

Одновременно подводная лодка «Тиноза» крейсировала в Южно-Китайском море. 22 января ею был обнаружен конвой противника. Лодка атаковала и потопила пассажирское судно «Косейн Мару» (5485 т) и грузовое судно «Сэйнан Мару» (5401 т).

Таким образом, в период наступательной операции «Флинтлок» на Маршалловы острова подводники уничтожали торговые суда противника на морских сообщениях в западной части Тихого океана. 31 января подводная лодка «Триггер», действовавшая у Каролинских островов, потопила переделанную плавучую базу подводных лодок «Ясакуни Мару» (11 933 т).

Действуя в районе Палау, подводные лодки «Сихорс» и «Гар» преследовали цель перерезать линию снабжения с этой базой. Подводная лодка «Тиноза» в Южно-Китайском море и подводные лодки, крейсировавшие в филиппинских водах, стремились перерезать коммуникации между захваченными территориями и Японией. А подводные лодки, которые действовали у Японских островов, осуществляли непосредственную блокаду Японии.

Мы привели лишь некоторые примеры потопления японских судов, которые характеризуют размах боевых действий в январе 1944 года. За этот месяц подводными лодками США было уничтожено около 50 японских торговых судов с различными грузами. Общий тоннаж их равнялся примерно 240 840 т. Это наиболее высокая цифра за все предыдущие месяцы войны. В январе 1944 года подводные лодки уничтожили больше тоннажа, чем в течение первых семи месяцев войны на Тихом океане.

Но для японцев должны были настать еще более худшие времена. Усовершенствованные торпеды, улучшенные радары, новые тактические методы подводной войны — все это были факторы, вследствие которых война становилась абсолютно невыгодной для Японии, зависимой от торгового судоходства. Другим весьма важным фактором было увеличение количества подводных лодок в Тихом океане.

Действия подводной лодки «Тэнг»

Подводная лодка «Тэнг» вступила в строй в октябре 1943 года.

22 января 1944 года лодка вышла из Пирл-Харбора в свой первый боевой поход. В течение первых двух недель похода «Тэнг» принимала участие в операции «Хэйлстоун» — воздушном налете с авианосцев на острова Трук, — проведенной в начале февраля. Первоначально этот удар был запланирован на апрель 1944 года, но быстрый захват опорных пунктов противника на Маршалловых островах позволил американцам начать наступление двумя месяцами ранее намеченного срока. «Тэнг» была указана позиция западнее островов Трук. Ей было поручено действовать на путях отхода противника в этом направлении и уничтожать все японские корабли, которые попытаются уйти из японской базы на Каролинских островах во время бомбардировки, Рано утром 17 февраля, когда острова Трук еще дымились, как вулкан, «Тэнг» обнаружила при помощи радара конвой, состоящий из двух транспортов, одного эскадренного миноносца и пяти небольших противолодочных кораблей. Командир лодки определил курс и скорость хода конвоя, затем направился вперед, чтобы занять позицию для атаки. Лодка находилась уже почти впереди конвоя, когда шедший с правого фланга эскортный корабль внезапно изменил курс и направился прямо на нее. Когда он приблизился на расстояние 6300 м, командир лодки приказал уйти на глубину.

Корабль беспорядочно сбросил пять глубинных бомб и отошел в сторону. Через 15 минут командир лодки решил пойти на сближение с транспортами на «радарной глубине», не обращая внимания на несколько бомб, сброшенных наугад рыскавшими во всех направлениях другими эскортными кораблями. Когда дистанция до цели сократилась до 1300 м, был произведен залп четырьмя торпедами в ближайший транспорт. Три торпеды попали точно в цель. Командир наблюдал в перископ, как транспорт погружался кормой, а эскортные корабли беспорядочно маневрировали в разных направлениях. Первой жертвой лодки оказался японский транспорт «Гетин Мару» (6854 т). Через пять дней «Тэнг» вышла в район Марианских островов, где в это время самолеты, базировавшиеся на авианосцы, вели бомбардировку острова Сайпан. Здесь лодка снова получила приказание топить все уходящие из этого района суда противника.

У самого побережья она встретила японский конвой в составе трех грузовых судов, сопровождаемых эскадренным миноносцем и тремя противолодочными кораблями. Командир лодки решил атаковать конвой на большой скорости в надводном положении. В течение получаса подводная лодка следила за конвоем, затем заняла позицию для стрельбы по левому борту одного из судов, находившегося на расстоянии около 3500 м от ближайшего эскортного корабля. Когда расстояние сократилось до 1350 м, командир лодки приказал выпустить четыре торпеды веером по транспорту. Транспорт буквально разлетелся на части и затонул. Эскортный корабль бросился за подводной лодкой, но она, выжав из моторов все, что было возможно, оторвалась от преследующего ее противника. Оставшиеся позади на поверхности воды обломки принадлежали японскому транспорту «Фукуяма Мару» грузоподъемностью 3581 т. Через некоторое время «Тэнг» снова подошла к конвою для повторной атаки. В это время ведущий эскортный корабль слишком далеко отошел от намеченного для атаки судна. Командиру лодки удалось выйти на позицию, занимаемую прежде кораблем эскорта. Затем, выждав удобный момент, он снова выпустил четыре торпеды. Первые две попали в кормовую часть судна непосредственно позади трубы. Третья торпеда взорвалась перед капитанским мостиком. Взрывом огромной силы судно приподняло в воздух, а затем оно грузно осело в воду. Лодка таюке содрогнулась от взрыва, но быстрый осмотр показал, что никаких серьезных повреждений ей не причинено. Судно, потопленное подводной лодкой, оказалось транспортом «Ямасимо Мару» (6776 т).

Весь следующий день прошел для лодки сравнительно спокойно. Утром 24 февраля в перископ были обнаружены танкер, грузовое судно и эскадренный миноносец. «Попытки занять подходящую позицию для дневной атаки под перископом не увенчались успехом из-за дождя и шторма, а также в результате того, что конвой шел зигзагами. Командиру лодки удалось, не теряя корабли из виду, произвести атаку лишь с наступлением ночи. Из четырех выпущенных торпед три попали в цель и уничтожили транспорт.

Когда транспорт начал погружаться, танкер открыл по лодке огонь из носовых и кормовых орудий. Эскадренный миноносец, шедший в то время на дистанции 2700 м, также открыл беспорядочную стрельбу. «Тэнг» несколько отошла, но продолжала следить за противником. На рассвете командир лодки занял позицию для подводной атаки. По танкеру выпустили четыре торпеды. В результате взрыва люди и обломки судна взлетели высоко в воздух. Танкер стал погружаться кормой и затонул в течение четырех минут. Так как эскортные корабли начали атаку глубинными бомбами, «Тэнг» ушла на большую глубину. В своих отчетах японцы назвали этот «танкер» грузовым судном «Этидзэн Мару» (2424 т).

На следующий день на горизонте появилось еще одно торговое судно — «Тёко Мару» (1794 т). Оно было атаковано и потоплено лодкой. Свою последнюю атаку в этом первом боевом походе лодка провела ночью 26 февраля. В тот день перед вечером «Тэнг» обнаружила еще один конвой, состоявший из транспорта, грузового судна и четырех эскортных кораблей. Командир лодки занял позицию для атаки против шедшего зигзагами транспорта и выпустил четыре торпеды. В этот момент транспорт увеличил ход, и все торпеды прошли у него за кормой.

Из 24 выпущенных лодкой торпед 16 попали в цель. Это является блестящим результатом для подводной лодки, впервые вышедшей в плавание и потопившей пять торговых судов общим тоннажем 21 000 т.

Подводная лодка «Тэнг» продолжала действовать в течение всей весны, лета и осени, и ее имя вместе с именем ее командира О'Кейна слилось для японского торгового флота в одно общее понятие — расплата!

Тактика подводной войны — «метод минимального силуэта»

Одним из методов, применявшихся во время ночных сближений с противником при помощи радара, был «метод минимального силуэта». Опыт и логика показали, что возможность обнаружения была минимальной, когда подводная лодка шла прямо на цель.

Этот маневр изучался в училище по подготовке командного состава в Нью-Лондоне. Была составлена таблица кривых для различных скоростей цели и подводной лодки. При любой данной скорости цели, курсовом угле и дистанции до нее можно было направить подводную лодку прямо на цель и вывести ее на выгодную позицию для стрельбы перпендикулярно курсу цели. По крайней мере, так получалось теоретически. На практике этот метод требовал внесения некоторых поправок, учитывающих маневры корабля-цели и сопровождающих его эскортных кораблей.

1 февраля 1944 года подводная лодка «Хэйк» с успехом применила эту теорию на практике. После двух боевых плаваний в Атлантическом океане она была переведена на Тихий океан. Первый свой выстрел по японским судам она произвела 12 января в районе между Формозой и островами Рюкю, торпедировала и потопила транспорт «Нигицу Мару» (9547 т). 31 января она крейсировала уже далеко на юге, близ острова Хальмахера. В последующую ночь в 0 час. 30 мин. она обнаружила при помощи радара конвой в составе трех транспортов и двух тральщиков. Скорость хода конвоя не превышала 8 узлов. Корабли шли прямым курсом, вероятно, потому, что находились у самого побережья. Этой ночью видимость была хорошая.

Когда наиболее крупный транспорт оказался под углом встречи 70° с правого борта на дистанции 1800 м, командир лодки выпустил из носовых торпедных аппаратов четыре торпеды. В этот момент два меньших транспорта оказались в створе с крупным судном.

Мощные взрывы осветили ночное небо, и стало видно, как крупный — транспорт погружался в воду. Второй, казалось, также шел ко дну. Командир повернул лодку вправо и пошел полным ходом вперед. Вокруг лодки со свистом летели снаряды, вспыхивали огни выстрелов; в конвое царило смятение. На экране радара контур торпедированного корабля становился все слабее и слабее и, когда, наконец, дистанция увеличилась до 9000 м, внезапно исчез. Лучи прожекторов широким веером рыскали по морю во всех направлениях, но «Хэйк» скрылась так же внезапно, как и появилась. А в списке потопленных ею судов появились еще два транспорта — «Такома Мару» (5772 т) и «Нанка Мару» (4065 т).

Прочесывание районов Тихого океана в феврале 1944 года

В течение февраля 1944 года подводные лодки «Снук», «Планжер», «Поги», «Флэшер», «Рашер» и «Паффер» вели тщательное прочесывание огромных просторов юго-западной части Тихого океана. Подобные задания выполняли и другие подводные лодки, но лодки, названные выше, проявили себя наиболее активно, и их действия могут служить примером для других.

Подводной лодкой «Снук» командовал капитан-лейтенант Трибель — подводник-ветеран, потопивший девять японских торговых судов к моменту выхода его 6 января 1944 года в воды Японии. В пути «Снук» встретилась с транспортом, который шел вдоль западного побережья островов Бонин. Командир подводной лодки выпустил одну торпеду и потопил судно.

«Снук» продолжала свой путь, чтобы присоединиться к кораблям, которые блокировали Японию, оставляя вдоль ее берегов остовы сожженных кораблей. Она вошла в прибрежные воды западной части острова Кюсю. 8 февраля, находясь на подступах к Нагасаки, она торпедировала крупный японский транспорт. 14 февраля она потопила другой транспорт и 15 — еще один. Затем, возвращаясь в базу, она уничтожила у островов Бонин еще один транспорт. Всего за этот поход «Снук» уничтожила пять японских судов: «Маганэ Мару», «Лима Мару», «Ниттоку Мару», «Хоси Мару № 2» и «Кое Мару» — общим тоннажем 20 046 т.

В то время как подводная лодка «Снук» участвовала в блокаде Японии, находясь южнее Нагасаки, подводная лодка «Планжер» выполняла аналогичные задания в районе пролива Кин, где она когда-то первой применила радарную установку. Первый радар «SD», предупреждавший о появлении самолетов, был замечательным нововведением. Теперь «Планжер» имела более современный радар. Выйдя в свой десятый боевой поход, «Планжер» имела новые приборы управления торпедной стрельбой, новые маскировочные средства, усовершенствованные торпеды и ряд других новшеств. Предыдущие девять походов были проведены ею успешно. Не менее удачно лрошел и десятый.

2 февраля «Планжер» обнаружила и потопила «Тоё Мару № 5» и «Тоё Мару № 8» — однотипные транспорты, которые для нее не являлись крупной добычей. После уничтожения названных судов «Планжер» бесплодно охотилась в этих водах, где противник стал особенно осторожен, напуганный атаками подводных лодок. За время предыдущих боевых походов в водах Японии лодка потопила шесть торговых судов. 23 февраля в открытом море между Хонсю и островами Бонин «Планжер» перехватила и потопила еще — одно грузовое японское судно, «Кимисима Мару», после чего она пошла обратно в базу. За один поход — три потопленных судна общим тоннажем 9577 те. Цифра небольшая, но она свидетельствует об активности действий подводной лодки в районе, где цели встречаются довольно редко.

Тем временем подводная лодка «Поги» действовала в районе острова Формоза. Являясь второй по величине японской колонией после Кореи, этот огромный остров, расположенный к западу от островов Рюкю, был важным источником снабжения Японии продовольствием. Около 80 % сахара и 38 % риса, потребляемых в Японии, ввозилось с Формозы. Экспорт из Японии на Формозу был также очень большим. Отдавая себе полный отчет в экономическом значении колоний для Японии, штаб подводных сил Тихоокеанского флота еще летом 1942 года уделил особое внимание району Формозы. С этого времени он постоянно находился под контролем подводных лодок. Теперь в связи с перемещением военных действий на запад значение острова еще более возросло как в стратегическом, так и в экономическом отношении, потому что остров являлся главным пунктом коммуникации Малайя — Голландская Ост-Индия — Филиппины, ведущей к Японии. Соединяя Восточно-Китайское и Южно-Китайское моря, Формозский пролив являлся «защищенным» морским путем для японских судов, направлявшихся на север и на юг. Слово «защищенный» взято в кавычки потому, что защита была далеко не полной. В южной части пролива крейсировали американские подводные лодки. Именно в этом районе и находилась в феврале 1944 года подводная лодка «Поги».

10 февраля этой лодкой у южной оконечности острова был обнаружен японский конвой. С группой судов шел эскадренный миноносец. Для командира лодки и его команды это была крупная добыча, и они, не теряя времени, предприняли атаку, в результате которой японский военный флот потерял эскадренный миноносец «Минекадзе», а японский торговый флот — транспорт «Мальта Мару» (5500 т).

Затем командир направил подводную лодку к северу вдоль восточного побережья и 20 февраля на тропике Рака перехватил еще один конвой^ Искусный маневр и точные торпедные залпы закончились потоплением грузовых судов «Тайдзин Мару» (5154 т) и «Нане Мару» (3610 т). Каков бы ни был груз этих судов, он не попал по назначению.

Спустя три дня в водах островов Рюкю подводная лодка «Поги» потопила еще один японский транспорт, «Хорэй Мару» (5888 т). Уничтожив эсминец и четыре торговых судна, лодка возвратилась в базу. Февральский боевой поход этой лодки стоил японцам около 21 000 т. Эхо взрывов торпед в районе Формозы отозвалось в Южно-Китайском море. 5 февраля в тропических водах между островом Миндоро и островами Кала был потоплен небольшой транспорт «Тайсии Мару».

14 февраля в том же районе были уничтожены крупные торговые суда «Хокуан Мару» и «Минро Мару», шедшие без конвоя.

К концу года подводная лодка «Поги» довела тоннаж потопленных ею судов до очень высокой цифры. Три другие подводные лодки, «Тотог», «Тонг» и «Силверсайдс», не отставали от нее в этом отношении. Вновь прибывшая подводная лодка «Спейдфиш» также но отставала от других. Самой же удачливой оказалась подводная лодка «Флэшер». В 1944 году она потопила больше торговых судов, чем все подводные силы Тихоокеанского флота США за первые четыре месяца войны!

С, ней наравне шла подводная лодка «Рашер». Сошедшая со стапеля в 1943 году «Рашер» была передана соединению, базировавшемуся на Фримантл, осенью того же года. Ее торпедами было потоплено пять японских кораблей, когда она 19 февраля 1944 года вышла из Австралии для выполнения боевого задания в водах Голландской Ост-Индии. 25 февраля «Рашер» обнаружила конвой нротивника в районе острова Бали и торпедными залпами потопила два судна. Первым пошел ко дну транспорт «Танго Мару» (6200 т). Затем затонуло грузопассажирское судно «Рюсэй Мару» (4797 т). «Рашер» взяла курс на север через Макассарский пролив, направляясь в Целебесское море. Здесь она уничтожила торговое судно. В течение последующих трех недель лодка не имела встреч с противником, но на пути в базу она обнаружила и потопила в районе острова Бали еще один транспорт.

Таким образом, за время своего похода, продолжавшегося до конца марта, она уменьшила тоннаж японского торгового флота на 20 000 т.

Однако это было только началом. Как и «Флэшер», свои главные удары она нанесла позднее. Подводная лодка «Флэшер» развернулась во всю мощь только в июле, а «Рашер» наиболее активно действовала в августе. Две названные лодки потопили за это время больше торговых судов и военных кораблей, чем японцы потеряли по разным причинам в первом квартале 1942 года. Япония продолжала нести тяжелые потери: 20 000 т в одном районе, 20 000 — в другом. Но в феврале 1944 года линия фронта все еще проходила далеко от Хонсю, и японские милитаристы не задумывались пока над проблемами экономики.

22 февраля на пути между Сингапуром и портом Бруней (Борнео) близ островов Натуна подводная лодка «Паффер» обнаружила японский океанский лайнер. Лодка пошла на сближение. Позиция для атаки была выбрана, лодка выпустила торпеды, и вскоре цель поглотило море. Лайнер оказался войсковым транспортом «Тэйко Мару» (15 105 т) — третьим по величине из всех потопленных подводными лодками США во время войны. Спустя несколько месяцев, во время боя с японской плавучей базой подводных лодок, «Паффер» подверглась преследованию и ожесточенной бомбардировке, во время которой на нее было сброшено до 30 глубинных бомб.

К январю 1944 года крупные японские эскортные силы развернули; активные боевые действия. Первая и вторая эскадры эскортных кораблей обеспечивали сопровождение конвоев, а 901-я эскадрилья в известной степени обеспечивала воздушное прикрытие. Хотя целый ряд противолодочных мероприятий противник начал осуществлять лишь в самое последнее время, тем не менее они представляли большую опасность. Почти каждый японский конвой шел теперь в сопровождении нескольких хорошо вооруженных канонерских лодок, одного или двух торпедных катеров типа «Тидори», эскадренного миноносца или какого-либо другого противолодочного корабля, поэтому почти каждой подводной лодке приходилось после выполнения задания отражать сильные контратаки противника.

В течение января 1944 года не было потеряно ни одной американской подводной лодки, но в феврале в связи с развернувшимися активными действиями подводных лодок потери стали неизбежными.

Гибель подводной лодки «Грэйбэк»

В феврале 1944 года американские подводные лодки потопили гораздо больше японских торговых кораблей, чем в каком-либо другом месяце с начала войны.

Однако всякие успехи требуют жертв, и подводникам приходилось расплачиваться. Ни радар, ни электрические торпеды, ни ночная маскировка и прочие новшества не уменьшили риска или опасности контратаки. Они дали возможность подводникам сражаться более активно, чаще наносить удары, а следовательно, и чаще рисковать жизнью в смертельных схватках с врагом.

В одном из таких многочисленных февральских боев активное участие принимала подводная лодка «Грэйбэк», которой командовал капитан 2 ранга Мур. «Грэйбэк» вышла в свой десятый боевой поход. Покинув 28 января Пирл-Харбор, она направилась в Восточно-Китайское море, пополнив запас горючего на острове Мидуэй. 12 февраля она получила приказ задержаться на восемь дней в проливе между Лусоном и Формозой и только потом следовать в отведенный для нее район в Восточно-Китайском море.

19 февраля в проливе Ваши она потопила два транспорта — «Тайкэй Мару» (4739 т) и «Тосин Мару» (1917 т). Через пять дней, двигаясь в северном направлении вдоль восточного берега Формозы, она столкнулась с японским конвоем. Командир подводной лодки произвел ряд атак и одним из торпедных залпов потопил танкер «Нампо Мару» (10 033 т). На следующий день, имея всего лишь шесть торпед, он атаковал другой конвой. Когда 25 февраля было получено донесение об этом бое, «Грэйбэк» было приказано вернуться на Мидуэй. Очевидно, она не получила этой радиограммы, так как продолжала идти прежним курсом, прошла через цепь островов Рюкю и вошла в Восточно-Китайское море. В этом районе 27 февраля последними двумя торпедами она потопила судно «Цейлон Мару» грузоподъемностью 4905 т.

Прибытие подводной лодки «Грэйбэк» на Мидуэй ожидалось 7 марта. Но она в базу не вернулась. 27 февраля (по японским данным, 26) японский самолет с авианосца обнаружил подводную лодку в пункте 25°47? северной широты и 128°45? восточной долготы. По сведениям японцев, самолет, атаковавший лодку, донес: «От прямого попадания бомбы в лодку она взорвалась и немедленно затонула. Вызванные к месту происшествия противолодочные суда продолжали сбрасывать глубинные бомбы в те места, где появлялись пузыри. Наконец вода забурлила, и потом все стихло. На поверхности воды появилось темное пятно нефти».

«Грэйбэк» погибла, но, когда подводился конечный итог, она фигурировала в числе наиболее отличившихся подводных лодок. Она уничтожила 14 кораблей противника, в том числе подводную лодку, легкий крейсер и эскадренный миноносец. За время своего последнего похода ею было потоплено несколько судов японского торгового флота общим тоннажем 21 594 т.

Гибель подводной лодки «Скорпион»

В начале 1944 года, по-видимому, в один из февральских дней, погибла подводная лодка «Скорпион». 29 декабря 1943 года под командованием капитана 2 ранга Шмидта эта лодка вышла из Пирл-Харбора и направилась в район боевых действий — северную часть Восточно-Китайского моря и Желтое море. Это был уже четвертый поход лодки. Во время первых трех походов она потопила четыре судна противника и нанесла серьезные повреждения одному транспорту и одному крупному танкеру. Экипаж лодки был знаком с Желтым морем, люди знали, что схваток с противником будет немало.

После пополнения запасов горючего на Мидуэе лодка 3 января взяла курс на запад. Утром 5 января командир донес о том, что один матрос сломал себе руку, и запросил разрешения на встречу с лодкой «Херинг», находившейся поблизости. Встреча состоялась в полдень, однако сильный шторм не позволил перевести раненого. На следующий день Шмидт сообщил, что лодка обнаружена противником, но продолжает свой путь. С тех пор с ней была потеряна всякая связь. Бесспорно, что она затонула вместе со всем экипажем. Японские данные не дают никакой разгадки в отношении этой подводной лодки, хотя известно, что одна японская подводная лодка находилась 16 февраля в районе боевых действий лодки «Скорпион». Кроме того, подступы к Желтому морю были минированы, и, хотя мины были поставлены неплотно, могло случиться, что «Скорпион» подорвалась на них.

Гибель подводной лодки «Траут»

29 февраля в районе 2°24? северной широты и 131°45? восточной долготы американская подводная лодка обнаружила японский конвой. В результате атак лодка повредила один транспорт, а второй — «Сукато Мару» (7126 т) — потопила. Единственной американской подводной лодкой, действовавшей в этом районе, была в то время «Траут». 8 февраля она вышла из Пирл-Харбора в свой одиннадцатый боевой поход. Пополнив запасы горючего на Мидуэе, она 16 февраля продолжала свой путь в район действий, который простирался от 130° восточной долготы к западу через пролив Лусона к побережью Китая.

Подводная лодка не донесла об атаке конвоя, и штабу подводных сил Тихоокеанского флота не было ничего известно о потоплении «Сакито Мару» вплоть до окончания войны. «Траут» должна была вернуться на Мидуэй примерно 7 апреля. Но она так и не пришла в порт. Причина ее гибели оставалась неизвестной до конца войны, и лишь во время просмотра японских документов обнаружилось, что этот конвой был атакован подводной лодкой, которая затем была контратакована.

Так закончился славный путь подводной лодки «Траут», заслужившей известность своими боевыми походами и смелым выполнением специальных заданий у Филиппинских островов. 7 декабря 1941 года она находилась у Мидуэя и увидела первые выстрелы корабельной артиллерии противника. Она прорвалась через железное кольцо блокады в Коррехидор. Ее торпедами было уничтожено 12 японских кораблей, в том числе японская подводная лодка, действовавшая в проливе Суригао в сентябре 1943 года. За свой второй, третий и пятый боевые походы лодка получила благодарность от президента. Если бы она не была уничтожена 29 февраля группой противолодочных кораблей, она вписала бы еще несколько славных страниц в историю войны на Тихом океане.

Итоги февраля

Шесть подводных лодок — «Тэнг», «Снук», «Поги», «Рашер», «Паффер» и «Грэйбэк» — уничтожили в течение февраля 1944 года корабли японского торгового флота общим тоннажем более 100 000 т. В последнюю неделю февраля поступили сведения о боевых действиях подводных лодок «Балао» и «Гэтоу», базировавшихся на Брисбен.

Война уже миновала воды Соломоновых островов и архипелага Бисмарка, где сражались подводные лодки, базировавшиеся на восточное побережье Австралии. Подводные лодки с базы в Брисбене уже блокировали острова Адмиралтейства и действовали на коммуникациях между островами Палау, островом Хальмахера и японскими базами Холландия и Вевак на Новой Гвинее. По мере продвижения американских и союзных сил в район Новой Гвинеи подводные лодки из восточной Австралии в скором времени должны были получить передовую базу на островах Адмиралтейства. Тем временем оперативное соединение Брисбена под искусным руководством коммодора Файфа наносило удары противнику, пытавшемуся во что бы то ни стало преградить американским кораблям доступ к южной части Филиппин.

Подводная лодка «Гэтоу» из соединения, базировавшегося на Брисбен, 26 февраля крейсировала к северу от Холландии. Внезапно она обнаружила японское судно «Дайгэн Мару № 3» (5256 т). Командир лодки точным торпедным залпом потопил его.

Подводная лодка «Балао» славно поохотилась на пути следования через Арафурское море, вокруг северо-западной оконечности Новой Гвинеи и до острова Сонсорол южнее островов Палау. 23 февраля она несколькими торпедами потопила японский транспорт «Никки Мару». Спустя пять дней лодка потопила еще два транспорта — «Сехо Мару» и «Акиура Мару». «Балао» внесла, пожалуй, самый крупный вклад в месячный итог, уничтожив суда общим тоннажем 15 383 т.

Всего в феврале 1944 года было потоплено около 54 японских торговых судов общим тоннажем 256 797 т.

Сравнивая эти цифры с цифрами потерь от американских подводных лодок в феврале 1942 года (примерно 16 000 т), японские экономисты должны были прийти в отчаяние от подобных потерь.

Действия подводной лодки «Сэндленс» в районе острова Парамушир

К 1944 году вследствие усилившегося размаха военных действий в центральной и юго-западной частях Тихого океана регулярные походы подводных лодок с Алеутских островов прекратились. Масштаб действия небольшого числа американских подводных лодок, оставшихся там после отступления японцев, быстро сокращался. Высылать лодки в районы островов Атту и Парамушир было почти бесполезно, так как здесь встречалось слишком мало целей, да и сами действия проходили в сложных условиях. Было решено расформировать соединение лодок, базировавшихся на Датч-Харбор.

Покрывающееся льдом Охотское море и 1000-мильная гряда Курильских островов стали районом боевых действий подводных лодок, базировавшихся на Пирл-Харбор. 24 февраля подводная лодка «Сэндленс» прибыла к острову Парамушир, в район самой северной японской базы. Это был первый боевой поход лодки, в течение которого она потопила три японских транспорта и одно грузопассажирское судно, причем транспорт «Кайко Мару» (3548 т) был потоплен 28 февраля у самого Парамушира. После этого «Сэндленс» взяла курс на юг и пошла вдоль Курильской гряды, пробиваясь сквозь пургу и бурю. 3 марта она потопила еще один транспорт, «Акасисан Мару» (4541 т). День 13 марта принес лодке наибольший успех. Она находилась близ острова Хасийо в надводном положении и двигалась на юг к Хонсю. Перед рассветом лодка была обнаружена самолетом, который вынудил ее погрузиться. Когда в 2 час. 40 мин. был поднят перископ, оказалось, что «Сэндленс» находится в центре конвоя противника, состоявшего по крайней мере из пяти транспортов в сопровождении трех крупных эскортных кораблей. Один из кораблей по силуэту напоминал легкий крейсер типа «Тенрю». На лодке оставалось всего шесть торпед, и поэтому командир решил использовать их как можно лучше. Он выпустил из кормовых аппаратов две торпеды по транспорту, еще две по легкому крейсеру и две торпеды из носовых аппаратов по второму транспорту. Поражены были все три цели. Транспорт «Кокуё Мару» (4667 т) затонул, а второй поврежден. Легкий крейсер «Тацута», в который попала всего лишь одна торпеда, также затонул.

«Сэндленс» ушла на большую глубину. Она находилась в подводном положении в течение всей 16-часовой контратаки, во время которой были сброшены 102 глубинные бомбы. Многие из них падали близко, но, по-видимому, разрывались на небольшой глубине, а «Сэндленс» держалась на значительной глубине, где действия этих глубинных бомб уже не ощущались.

Пока над ней гремели разрывы, она медленно двигалась, останавливалась, прислушивалась, осторожно уходя в сторону. Когда бомбардировка закончилась, лодка направилась в базу. За этот поход экипаж «Сэндленс» получил благодарность от президента.

Действия подводных лодок весной 1944 года (март — апрель)

В марте и апреле случаи потопления японских кораблей резко сократились. Одной из причин было малое количество целей, другой — произведенная японцами реорганизация конвоирования и задержка кораблей в портах в ожидании эскорта. В результате этого сократилось и количество судов, выходящих в море, что, безусловно, сужало масштабы подводной войны.

В январе 1944 года тоннаж японского торгового флота составлял примерно 4 947 000 т. Благодаря широко развернутому судостроению в течение декабря 1943 года японцы пополнили его на 126 000 т и в январе еще примерно на 108 000 т, введя в строй 103 новых торговых судна. Несмотря на это, тоннаж японских торговых судов на плаву снизился в феврале почти до 4 723 000 т, в марте — до 4 320 000 т, а за три месяца он сократился почти на 600 000 т.

В значительной мере это объясняется активными действиями американских подводных лодок.

Одной из виновниц мартовского сокращения тоннажа была подводная лодка «Боуфин». Она действовала на морском пути между островами Хальмахера и Целебес. 10 марта севернее Хальмахеры она потопила японский транспорт «Цукикава Мару». Спустя две недели у южной оконечности острова Минданао она удачно атаковала конвой и, потопив еще два транспорта — «Синке Мару» и «Бенгаль Мару», — направилась на Гавайи. Названная лодка вскоре совершила один из самых необычайных походов за время войны на Тихом океане, который будет описан в одной из следующих глав

В то время как «Боуфин» крейсировала в районе Хальмахеры, подводная лодка «ГТикуда» охотилась в районе Каролинских островов. Выйдя из Пирл-Харбора в свой первый боевой поход, она открыла счет, уничтожив 2 марта вблизи островов Трук бывшую канонерскую лодку «Синкё Мару» (2672 т), 10 марта в районе острова Яп она потопила небольшое грузовое судно «Хоко Мару», а 30 марта южнее Гуама отправила на дно транспорт «Атлантик Мару» (587Э т).

6 марта японский транспорт с громким именем «Америка Мару» (6070 т) был торпедирован и потоплен северо-западнее Марианских островов подводной лодкой «Наутилус».

В Южно-Китайском море между островом Хайнань и северной оконечностью острова Лусон подводная лодка «Лэпон» вела поиск на коммуникации между Сингапуром и Японией. 8 марта она пересекла эту линию и. отрезав от конвоя японский транспорт «Тоёкуни Мару» (5792 т), потопила его. 9 марта лодка потопила еще одно грузовое судно — «Нитирэй Мару» (5396 т). Через девять дней в этом же районе она подстерегла и потопила грузопассажирское судно «Хокуроку Мару» (8359 т). Общий тоннаж потопленных этой лодкой судов был одной из рекордных цифр за этот месяц.

В японских водах в районе Кюсю подводная лодка «Поллак» торпедировала 20 марта небольшой транспорт «Хакуё Мару», а 3 апреля — грузопассажирское судно «Тосэй Мару» (2814 т), хотя, по правде говоря, стрельба велась наобум. Затем 13 марта в районе Курильских островов лодка «Тотог» отправила на дно два японских судна, «Рюйя Мару» и «Сёдзин Мару», общим тоннажем 3800 т.

Несомненно, что радар был замечательным прибором для ночных атак. К концу 1943 года все подводные лодки были оснащены радарами «SJ» с экранами <<РР1». Но радар не может полностью заменить человеческий глаз, который иногда оказывается более зорким. Радар применяется для обнаружения цели, слежения за ней, вычисления дистанции, определения курса и скорости цели, но он не заменяет визуального наблюдения для более точного расчета данных, необходимых для стрельбы. Часто эти два способа дополняют друг друга и за сближением при помощи радара следует «визуальная» ночная атака в надводном положении. Командир подводной лодки «Тотог» применил этот метод во время возвращения с Курильских островов в марте 1944 года. В ночь на 16 марта лодка находилась южнее мыса Зримо, где и провела такую атаку.

Вечером 15 марта, когда подводная лодка «Тотог», целый день находившаяся в подводном положении, всплыла и произвела зарядку аккумуляторов, она при помощи радара обнаружила конвой противника, шедший с небольшой скоростью. Командир лодки решил продолжать следить за целью в надводном положении, с тем чтобы попутно закончить зарядку батарей. Над водой поднимался туман. Он хотя и снижал видимость, зато служил хорошим прикрытием для лодки при ее сближении с противником. Применяя «метод минимального силуэта», камуфлированная лодка вряд ли могла быть обнаружена простым глазом, а противник, по-видимому, не пользовался радаром.

Вскоре импульсы на экране радара показали, что в море движется конвой, состоящий из семи судов и по крайней мере одного эскортного корабля. Конвой менял направление и часто нарушал строй, что не позволяло распознать все суда. Командир подводной лодки выбрал цель для первого удара. Конвой шел со скоростью 9 узлов, что давало возможность лодке своевременно занять позицию для атаки.

Пользуясь радаром, «Тотог» пошла на сближение. На дистанции 2700 м наблюдатели увидели цель, вырисовывавшуюся темным пятном в ночном тумане. Когда расстояние уменьшилось до 1350 м, были сверены показания прибора управления торпедным огнем и радара. В это время наблюдатели обнаружили второй корабль, шедший в кильватер первому, выбранному для атаки. В 20 час. 21 мин. лодка выпустила четыре торпеды из носовых торпедных аппаратов с установкой глубины 3,6 м. Спустя минуту и три секунды после залпа одна из торпед попала в цель, и темное пятно, озарившись ярким пламенем, раскололось пополам. Вахтенный офицер в это время наблюдал за эскортным кораблем, шедшим справа по носу. Этот корабль вдруг развернулся и, как разъяренный бык, понесся на «Тотог». Радар определил дистанцию в 2300 м, и командир приказал погрузиться. Во время погружения послышалось два торпедных взрыва. Командир и весь экипаж были уверены в том, что торпеды поразили судно, замеченное позади первого транспорта. Атаки глубинными бомбами не последовало, и поэтому в 21 час «Тотог» всплыла на перископную глубину. Ночь была очень темная, и в перископ ничего не было видно. Однако гидроакустический прибор уловил отдаленный шум винтов. Тогда командир приказал всплыть. Когда лодка всплыла, радаром был обнаружен конвой на дистанции 9000 м. На месте предыдущей атаки никаких следов гибели судна не было видно. Уходящий конвой шел со скоростью 9,5 узлов зигзагом, часто меняя курс.

На «Тотог» оставалось только десять торпед. Она произвела атаку по правому флангу конвоя, выпустив три торпеды из носовых аппаратов с дистанции 2200 м. Одна торпеда попала в цель; тогда командир лодки выпустил еще четыре торпеды из кормовых аппаратов с дистанции 2600 м. Раздалось три взрыва, две торпеды попали в самый центр корабля, и он начал тонуть.

В этот момент был обнаружен эскортный корабль, пытавшийся приблизиться к тому месту, где находилась лодка. Но «Тотог» удалось остаться незамеченной. Развив скорость 17 узлов, она взяла курс на Мидуэй. Эскортный корабль сбросил глубинные бомбы. Далеко позади прогремели 14 взрывов, которые уже не могли причинить лодке вреда.

Изучающие подводное дело могут заметить, что ночная надводная атака на дальности действительного торпедного огня возможна лишь в темную или туманную ночь. Яркий лунный свет не позволил бы провести атаку, подобную только что описанной, так как во время сближения подводная лодка, безусловно, была бы обнаружена. Однако, если бы ночь была лунная, командир лодки наверно атаковал бы на перископной глубине, проверяя данные радара наблюдением за целью в перископ. В этом случае благоприятные условия позволили совершить надводную атаку, что дало командиру «Тотог» возможность маневрировать на большой скорости и вести визуальное наблюдение с мостика. Визуальные пеленги обычно гораздо точнее радарных. Этим и объясняется высокий результат стрельбы подводной лодки «Тотог», потопившей в этом бою (мыс Эримо) грузопассажирское судно «Нитирэн Мару» (5460 т). Что же касается потопленного эскортного корабля, то им оказался эскадренный миноносец японского флота «Сиракумо».

Гибель подводной лодки «Туллиби»

В конце марта трагически погибла подводная лодка «Туллиби». 5 марта 1944 года она вышла из Пирл-Харбора в свой четвертый боевой поход. Лодка направилась сначала для пополнения горючего на Мидуэй, а 14 марта проследовала в заданный район севернее островов Палау. Там она должна была принять участие в операции «Десикрейт» против островов Палау, намеченной на 30 марта. Однако после того, как лодка вышла с Мидуэя, никто не имел о ней больше никаких сведений и ее сочли погибшей, о чем было официально объявлено 15 мая. Об обстоятельствах гибели «Туллиби» не было известно до окончания войны, пока японцами не был освобожден из лагеря военнопленных на медных рудниках Асио старшина-артиллерист Кайкендол. Он оказался единственным, кто остался в живых из числа членов экипажа «Туллиби». Старшина рассказал о трагической судьбе, постигшей лодку.

25 марта «Туллиби» достигла своего места назначения в районе, островов Палау (это было за пять дней до воздушного налета на Палау) и в ночь на 26 марта при помощи радара обнаружила конвой противника. Командир пошел на сближение. Сильный шквал с дождем затруднял наблюдение. Как выяснилось, конвой состоял из войскового транспорта, трех грузовых судов, двух противолодочных кораблей и эскадренного миноносца. По радару были определены скорость и курс конвоя, и командир дважды пытался вывести лодку на позицию для атаки, но не открывал огня, так как из-за ливня не было никакой возможности разглядеть цель. Тем временем эскортные корабли, обнаружив поблизости подводную лодку, стали беспорядочно сбрасывать глубинные бомбы. Море гремело от разрывов и извергало фонтаны воды, когда командир в третий раз повел лодку в атаку, выпустив по невидимой цели (крупный японский транспорт) две торпеды из носовых аппаратов.

Старшина в это время находился на мостике в числе наблюдателей, пытавшихся следить за противником сквозь дождевую завесу. Примерно через полторы минуты после выпуска торпед лодка содрогнулась от сильного взрыва. Кайкендол был сброшен в море. Борясь с волнами, он слышал вокруг себя крики людей. В полусознательном состоянии он автоматически продолжал плыть. Все это казалось ему кошмаром; вскоре крики начали ослабевать. Наконец в темноте послышались два последних вскрика, которые потонули в реве волн и шуме дождя. Кайкендол в одиночестве плыл весь остаток ночи. Больше ему не удалось увидеть никого из своих товарищей с «Туллиби». 27 марта в 10 час. утра японский эскортный корабль заметил плывущего старшину. Японцы обстреляли его из пулеметов, а затем, натешившись, взяли на борт. Кайкендол узнал от них, что транспорт был поврежден выпущенной «Туллиби» торпедой.

После обычного допроса он был направлен в Японию в качестве военнопленного. Подводная лодка «Туллиби» не была потоплена японцами. Дистанция и пеленг эскортных кораблей противника не позволили им немедленно контратаковать, и они не могли обнаружить лодку в такую штормовую ночь. Могло быть лишь одно объяснение причины ее гибели, и это подтверждалось промежутком времени, прошедшим до взрыва: «Туллиби» затонула от взрыва одной из выпущенных ею торпед, которая описала циркуляцию и поразила лодку.

Подводная лодка «Скэмп» возвращается в базу

Утром 7 апреля 1944 года подводная лодка «Скэмп», выполняя боевое задание в южной части залива Давао, обнаружила оперативное соединение противника, состоявшее из шести крейсеров в сопровождении эскадренных миноносцев и авиации.

При попытке занять позицию для атаки «Скэмп» была обнаружена. Когда лодка погрузилась, японцы сбросили на нее 22 глубинные бомбы. В течение нескольких часов подводная лодка оставалась на большой глубине, а затем снова всплыла на перископную глубину. Не обнаружив на горизонте никаких кораблей противника, в 14 час. 23 мин. командир лодки решил всплыть, для того чтобы передать донесение по радио о встрече с противником.

Связь никак не удавалось наладить. В 15 час. 43 мин., когда «Скэмп» все еще пыталась установить связь, был замечен японский гидросамолет, летевший прямо со стороны солнца на высоте 1350 м. Командир лодки немедленно приказал погрузиться.

Дальнейшие события описываются в боевом донесении командира подводной лодки следующим образом: «Лодка погружалась с дифферентом 7° и была уже на глубине 12 м, когда глубинная бомба разорвалась около левого борта у 77-го шпангоута. Сильный взрыв потряс лодку. Все не успевшие за что-либо ухватиться были сбиты с ног. Сразу прекратилась подача электроэнергии. Включили аварийный свет. Нос лодки резко поднялся, и она начала быстро погружаться. Все кингстоны и клапаны вентиляции во время взрыва были открыты, и теперь их невозможно было закрыть гидравлическим путем. Минный офицер заметил, что прибор управления гидравлической системой выключился еще во время взрыва. Вскоре гидравлика была исправлена и клапаны вентиляции закрыты. Начали продувать главный балласт, но лодка, имея большой дифферент на корму, продолжала погружаться и дошла до глубины 100 м. Наконец она остановилась и через некоторое время начала быстро всплывать. В это время командиру стали докладывать: «Огонь в электромоторном отсеке», «Прекратилась подача энергии», «Густой едкий дым в электромоторном и кормовом торпедном отсеках», «Команда кормового отсека задыхается», «Прочный корпус в одном месте вогнулся», «Руль заело в крайнем левом положении», «В машинном отделении быстро прибывает вода», «Главные осушительные трубопроводы повреждены». Командиром и всей командой лодки были приняты меры к устранению полученных повреждений. Спустя некоторое время лодку удалось выровнять. Когда в 18 час. 30 мин. «Скэмп» уже покидала это место, все еще находясь на большой глубине, бомбы продолжали взрываться. Выйдя из опасной зоны, лодка взяла курс на острова Адмиралтейства. Радиопередатчик был выведен из строя, но к утру 10 апреля радисту удалось передать первое донесение о состоянии лодки. Командующий соединением приказал подводной лодке «Дэйс» выйти навстречу «Скэмп» и сопровождать ее в бухту Сиадлер, расположенную на островах Адмиралтейства. 16 апреля обе лодки прибыли в Сиадлер.

После первоначального ремонта на плавучей базе «Тэнджир» «Скэмп» отправилась в залив Милн (Новая Гвинея) для ремонта в сухом доке. Оттуда она была направлена на судоремонтный завод для капитального ремонта.

Гибель подводной лодки «Гаджен»

Выйдя 4 апреля 1944 года из Пирл-Харбора, подводная лодка «Гаджен» начала свой двенадцатый боевой поход. Много японских судов потопила «Гаджен» с тех пор, когда она первой приблизилась к Токийскому заливу и на обратном пути открыла счет японским военным кораблям, потопленным американскими подводными лодками, уничтожив подводную лодку «И-173».

«Гаджен» участвовала в боевых действиях во всех районах Тихого океана: в Южно-Китайском море, в бою за остров Мидуэй, на Филиппинах, у архипелага Бисмарка и у Маршалловых, Каролинских и Марианских островов. За свои первые восемь походов она получила благодарность от президента США. Направляясь теперь к Марианским островам, командир и экипаж лодки чувствовали уверенность людей, обладающих достаточным боевым опытом.

В водах севернее Марианских островов встречалось много японских войсковых транспортов, конвоев с военным снаряжением и разными подкреплениями, направляющимися к острову Сайпан и далее на острова Трук и Палау. Японские самолеты летали между островами Бонин и Гуамом. Адмирал Тоёда, только что назначенный главнокомандующим Соединенным флотом (адмирал Кога погиб в конце марта во время авиационной катастрофы), твердо решил удерживать линию обороны Марианских островов. Опорные пункты обеспечивались всевозможной поддержкой, был усилен состав противолодочных кораблей, крейсировавших вокруг Марианских островов. В эти опасные воды вошла подводная лодка «Гаджен».

По сообщениям японцев, 18 апреля их самолеты заметили подводную лодку примерно в 166 милях от острова Иох. Самолеты атаковали ее и сбросили бомбы. Японцы доносили об этом так: «Первая бомба повредила носовую часть. Вторая попала прямо в мостик. Центральная часть лодки разворочена взрывом, оттуда выбиваются фонтаны нефти». Однако подобного острова в Тихом океане не существует. Нет даже сколько-нибудь похожего названия ни по-английски, ни по-японски; можно допустить, что японцы совершили ошибку при раскодировании или при последующей передаче. В это время «Гаджен» должна была находиться в районе острова Мауг, в северной части Марианских островов. Никаких донесений об атаках в тот день от американских лодок не поступало, и вполне возможно, что «Гаджен» стала объектом атаки противника. 11 мая ей было приказано покинуть свой район и идти для выполнения специального задания. Получение этой радиограммы, однако, лодкой подтверждено не было. На следующий день подводные лодки «Сэндленс», «Силверсайдс» и «Танни», находившиеся в районе Марианских островов, слышали отдаленные разрывы глубинных бомб. Подводная лодка «Сэндленс» находилась в это время близ острова Сайпан, а разрывы слышались примерно в 10 милях от нее. По японским данным, в тот день самолеты и противолодочные корабли атаковали подводную лодку, но сама «Сэндленс» тоже подверглась бомбардировке с воздуха и атаке глубинными бомбами вскоре после того, как она услышала описанные выше взрывы. Стала ли лодка «Гаджен» жертвой этой атаки, о которой имеются такие сомнительные данные, неизвестно. Фактом остается только то, что 14 мая лодке было приказано вернуться на остров Мидуэй, но она не вернулась.

Новый поход подводной лодки «Сихорс»

В апреле этого года подводная лодка «Сихорс» снова вышла в море. Она направилась к Марианским островам в самый опасный район, где подводные лодки «Гаджен», «Сэндленс» и другие не раз подвергались атакам глубинными бомбами кораблей и авиации. Глубинными бомбами была встречена и лодка «Сихорс». Она прибыла туда в начале месяца. Ее атаки 8 и 9 апреля, быть может, и заставили японцев бросить дополнительные противолодочные силы и средства, с которыми впоследствии встретились лодки «Гаджен», «Силверсайдс» и «Сэндленс».

8 апреля в районе острова Гуам «Сихорс» обнаружила японский конвой. В результате попадания одной выпущенной лодкой торпеды затонула переделанная плавучая база «Аратама Мару» (6784 т). Еще выстрел — и ко дну пошло грузовое судно «Кидзугава Мару» (1915 т). Охота продолжалась, и на следующий день японцы потеряли третье грузовое судно, «Бисаку Мару» (4467 т).

Затем лодка направилась к острову Сайпан для разведки и поиска торговых судов противника в районе этой основной базы на Марианских островах. 20 апреля «Сихорс» встретила японскую подводную лодку «РО-45». Быстрая атака, взрыв торпеды — и «РО-45» уничтожена.

Через семь дней торпедами «Сихорс» было потоплено еще одно грузовое судно, «Акигава Мару» (5244 т). Это были последние торпеды. Записав на свой боевой счет четыре торговых судна и одну подводную лодку, «Сихорс» взяла курс на свою базу.

Боевые действия в конце апреля

В марте 1944 года ценой огромных усилий японские судостроительные верфи выпустили несколько десятков новых торговых судов общим тоннажем 256 000 т. Примерно одна треть всей выпускаемой в Японии стали поступила в распоряжение судостроительной промышленности; верфи скоростными темпами стремились возместить потери и выпустили 89 судов (в том числе 22 танкера).

Всю остальную часть года судостроительные верфи работали с большим напряжением, но повторить мартовский рекорд не смогли. Им никогда не удалось восстановить и перекрыть потери, так как тоннаж судов, потопленных подводными лодками США, значительно превышал выпуск новых судов в этот кульминационный период войны. В течение марта американские подводные лодки потопили около 106 000 т японского торгового тоннажа. В апреле они потопили около 95 000 т. Во второй половине апреля особенно активно действовали подводные лодки «Триггер», «Флэшер», «Хэлибат», «Пэдл» и «Поги».

Подводная лодка «Триггер» под командованием капитан-лейтенанта Халфингера принимала участие в блокировании вод к северу от островов Палау. 27 апреля она потопила грузопассажирский лайнер «Миикэ Мару» (11 739 т). С потоплением этого лайнера была пробита большая брешь в японской транспортной службе.

16 апреля в районе острова Хальмахеры подводная лодка «Пэдл» уничтожила грузопассажирское судно «Мито Мару» и транспорт «Нино Мару № 1», увеличив таким образом потери тоннажа противника на 9000 т.

12 апреля в районе островов Рюкю лодка «Хэлибат» потопила японское грузопассажирское судно «Тайтю Мару». 27 апреля ею же был уничтожен транспорт «Гэнбу Мару» и небольшой минный заградитель «Камомэ». Тоннаж обоих торговых судов составил около 5000 т, а водоизмещение минного заградителя — всего лишь 450 т. Нельзя сказать, что это были особенно крупные суда, но все же и на них могли находиться ценное электротехническое оборудование, важная почта, а также пассажиры.

29 апреля в прибрежных водах французского Индо-Китая подводная лодка «Флэшер» уничтожила канонерскую лодку «Тахурэ» водоизмещением 644 т и пароход «Сонг Гиант Мару» (1000 т). На первый взгляд это как будто мелочь, но, может быть, именно эта канонерка могла защитить торговое судно «Тэйсэн Мару», которое было потоплено «Флэшер» 3 марта в Южно-Китайском море.

Действуя в районе пролива Бунго, подводная лодка «Поги» участвовала в блокаде японской метрополии. Нельзя сказать, что этой лодке часто приходилось сталкиваться с противником. Но в ночь на 29 апреля на горизонте показался силуэт японской подводной лодки, и «Поги» открыла артиллерийский огонь. В результате была уничтожена японская подводная лодка «И-183».

«Поги» продолжала свой поход до мая и потопила еще два японских грузовых судна среднего размера — «Сиранэ Мару» и «Анбо Мару» — общим тоннажем 7000 т.

Тем временем японские специалисты по транспорту должны были учитывать некоторые изменения в действиях американских подводных лодок. В апреле 1944 года в штабе подводных сил Тихоокеанского флота был утвержден оперативный план, направленный на активизацию боевых действий против японского торгового флота.

Несколько подводных лодок находилось в наиболее важных районах, где деятельность противника была весьма оживленной. Другие лодки, прибыв в те же самые районы месяцем позже, обнаружили, что судоходство' здесь значительно сократилось и японских судов встречалось мало. Длительные походы к острову Парамушир, а также в Желтое и Охотское моря были значительно труднее, чем переходы между Мидуэем и Каролинскими островами или же между передовой базой подводных лодок в Маджуро и островами Палау.

Оперативный план подводной войны в 1944 году

Новый оперативный план использования подводных лодок предусматривал расширение войны на истощение противника путем равномерного распределения боевых заданий, а также равномерного участия в длительных и трудных походах всех американских подводных лодок.

План предусматривал и другие важные в стратегическом отношении цели и элементы, но, поскольку они до сих пор продолжают оставаться военной тайной, их невозможно осветить в данной книге. В интересах сохранения секретности назовем этот план «Х-планом».

Участники войны, командиры подводных лодок, безусловно, поймут, о чем идет речь, а будущие командиры ознакомятся с планом, если он останется в силе.

В соответствии с «Х-планом» районам патрулирования, которые ранее обозначались номерами, были присвоены условные названия: «Хит Перейд», «Конвой Колидж», «Данкерс Дерби», «Спидуэй» и «Мару Морг». Подводная война в этих районах велась в основном, как и прежде: в методах и технике обнаружения целей, сближения и последующих атак почти ничего не изменилось. К апрелю 1944 года тактика подводной войны уже настолько себя оправдала, что до конца войны были введены лишь один-два новых тактических приема.

«Х-план» носил оперативный характер и был рассчитан на ускорение темпов войны на истощение и на то, чтобы предоставить каждой подводной лодке возможность действовать в наиболее «продуктивном» районе. Предложенный адмиралом Локвудом и начальником его оперативного отдела новый план сразу же получил признание во всех соединениях подводных лодок. О его действенности свидетельствует большой ущерб, который причинили противнику лодки в последующие месяцы 1944 года.

Действия подводных лодок в мае 1944 года

Январь и февраль были показательными месяцами в подводной войне, но в мае 1944 года были достигнуты еще большие успехи. В конце месяца статистики штаба подводных сил отметили новый рекорд потопления торговых судов противника, который составил около 265 000 т.

Особенно отличились четыре подводные лодки. Например, «Сэндленс» уничтожила в районе Марианских островов пять японских судов, названия которых и тоннаж даны в нижеприведенной таблице.


Подводная лодка «Тотог» потопила в районе Курильских островов перечисленные ниже торговые суда общим тоннажем 16 038 т.


Подводная лодка «Гарвард» также топила японские суда в Целебесском море. 6 мая были торпедированы три судна в районе порта Манадо. Потопление крупного танкера вблизи южной оконечности острова Минданао являлось завершением этого выдающегося боевого похода.

Вот список судов, потопленных ею.


С выдающимися результатами закончила свой поход между Марианскими и Каролинскими островами подводная лодка «Силверсайдс», потопившая шесть японских судов общим тоннажем 14 150 т.


От северного входа в Макассарский пролив, где подводная лодка «Кэбрилла» 26 мая потопила бывшую плавучую базу морской авиации «Саноё Мару» (8360 т), до северных островов Курильской гряды, где вели боевые действия лодки «Херинг» и «Барб», на широких морских просторах действовали американские подводные лодки Тихоокеанского и Азиатского флотов.

14 мая подводная лодка «Аспро» совместно с лодкой «Боуфин» атаковала грузовое судно «Бисан Мару» (4500 т). 22 мая подводная лодка «Пикуда» совместно с самолетами армейской авиации потопила в районе Гонконга японское судно «Цукуба Мару». Отмечалась активность американской и союзной авиации в районах Индо-Китая и побережья Южно-Китайского моря.

Теперь американские самолеты летали над Тонкинским заливом и Формозским проливом, где лишь несколько месяцев тому назад они были очень редкими гостями. Нечего и говорить о том, что подводники приветствовали появление американских самолетов в этих отдаленных районах. Вид своего самолета скрашивал однообразие их повседневной службы.

Итоги весны 1944 года

Тревожные статистические данные заставили японских судовладельцев задуматься над тем, как разрешить проблему восполнения потерь. В первой половине 1943 года подводные лодки топили в среднем 77 судов ежемесячно. В первой половине 1944 года ежемесячно уничтожалось 115 торговых судов. Хотя судостроительные верфи Японии увеличили свою строительную программу и спустили на воду в первой половине 1944 года торговые суда общим тоннажем около 877 000 т, то есть больше, чем за весь 1943 год, общий тоннаж судов, потопленных американскими подводными лодками за это время, по сравнению с 1943 годом увеличился в два раза. Таким образом, потери японского флота превысили пополнение, несмотря на ускоренный выпуск новых судов. К концу мая 1943 года тоннаж японского торгового флота на плаву составлял 5 630 000 т. К концу мая 1944 года он уменьшился до 4 308 000 т. Сокращение более чем на один с четвертью миллиона тонн свидетельствовало о том, что наравне с другими факторами произошла сильная активизация действий американского подводного флота.

На карте-схеме (3) виден размах действий подводного флота, который в течение девяти месяцев (сентябрь 1943 — май 1944 года) уничтожил огромное количество японских торговых судов общим тоннажем в 1 500 000 т, Следует отметить также воздушные налеты морской авиации, которые свели на нет торговое судоходство на Маршалловых островах и на островах Трук и Палау, а также обратить внимание на потопления судов в этот период авиацией сухопутной армии в районе архипелага Бисмарка, у берегов Новой Гвинеи и побережья Китая. Сравнивая эту карту-схему с другой, показывающей потери японского торгового флота за первые девять месяцев войны, можно сказать о сокращении сферы действия японцев на огромных водных пространствах, где когда-то свободно совершали переходы японские торговые суда, а также об уничтожении тысяч тонн японских товаров, машин, продуктов питания и сырья. Такого напряжения экономика Японии долго выдержать не могла. Трудность экономического положения Японии заключалась безусловно и прежде всего в разрешении транспортной проблемы, которая тем временем стала совершенно неразрешимой из-за усилившихся действий американских подводных лодок. В июне 1944 года на усиление японской конвойной системы американцы ответили применением координированной групповой атаки. Теперь конвой подвергался уже атакам целых «волчьих стай». Действия «волчьих стай» подробно рассматриваются в следующей главе. Там же имеется описание и некоторых групповых атак подводных лодок, в результате которых в июне этого года было уничтожено несколько японских конвоев. Потери торгового флота Японии в этом месяце не были так велики по тоннажу, как в мае, однако торпедами подводных лодок было уничтожено около 48 японских торговых судов общим тоннажем 195 000 т. Эти успехи, безусловно, потребовали определенных жертв и со стороны американцев. За этот период погибли две американские подводные лодки. Обе они были уничтожены во время боев в территориальных водах северной части Японии, где противник был силен и опасен.

Гибель подводной лодки «Херинг»

Подводная лодка «Херинг» вышла из Пирл-Харбора в свой восьмой боевой поход 16 мая, держа курс на Курильские острова. Спустя пять дней она прибыла на Мидуэй, где пополнила запасы горючего. 31 мая она присоединилась к подводной лодке «Барб» для совместного выполнения боевого задания. Командиры подводных лодок обменялись сведениями, и лодки разошлись.

Через несколько часов после встречи с «Херинг» подводная лодка «Барб» обнаружила японский конвой. Когда «Барб» пошла на сближение, на ней услышали отдаленные взрывы глубинных бомб и решили, что «Херинг» атаковала конвой и была контратакована. Спустя некоторое время «Барб» подобрала одного японца, который сообщил, что лодка «Херинг» потопила эскортный корабль конвоя, который преследовал «Барб». Потопленный корабль оказался японским фрегатом «Исигаки». Атака подводной лодки «Херинг» рассеяла конвой противника, и лодке «Барб» удалось настигнуть, торпедировать и потопить два японских судна: небольшое грузовое «Кото Мару» и грузопассажирское «Мадрас Мару» (3802 т). 31 мая подводная лодка «Херинг» уничтожила третье японское грузовое судно из этого же конвоя — «Хокуё Мару» (1590 т).

Затем «Херинг» атаковала еще два транспорта, находившихся на якорной стоянке у острова Мацува в группе Курильских островов[20]. Согласно японским официальным данным, в результате этой атаки были потоплены «Хибури Мару» (3214 т) и «Иваки Мару» (4365 т). Во время боя атакующая подводная лодка была обнаружена береговой батареей, открывшей по ней сильный огонь. По донесениям японских артиллеристов, «подводная лодка получила два прямых попадания в рубку. На площади радиусом в 5 м бурлила вода, а пятна нефти покрыли район диаметром примерно в 15 миль».

Командующий подводными силами Тихоокеанского флота не подозревал о гибели подводной лодки «Херинг» до самого конца июня, а подробности ее гибели стали известны штабу лишь после окончания военных действий. Если верить японским донесениям, то это была, пожалуй, единственная американская подводная лодка, потопленная береговой артиллерией противника за все время войны.

Гибель подводной лодки «Гоулет»

Подводная лодка «Гоулет» вышла с острова Мидуэй в свой второй боевой поход 28 мая и направилась в заданный район близ северо-восточного побережья Хонсю. С того самого дня штаб подводных сил Тихоокеанского флота не имел о ней никаких сведений. Согласно заданию, «Гоулет» должна была вернуться из района боевых действий 5 июля, а 9 июля ей была направлена радиограмма с требованием подтвердить ее получение. Поскольку ответа не последовало, командующий подводными силами Тихоокеанского флота приказал усилить наблюдение на путях подхода к острову Мидуэй, полагая, что подводная лодка, вероятно, не может наладить связь. Прошло еще довольно много времени, однако никакой надежды не оставалось, и 26 июля было объявлено о ее гибели.

Время и место последнего боя подводной лодки «Гоулет» оставались неизвестными до самого конца войны. Позднее по японским источникам выяснилось, что 14 июня 1944 года японские противолодочные корабли атаковали подводную лодку в районе 41°04? северной широты и 145°30? восточной долготы.

«После атаки, — говорится в японском донесении, — мы обнаружили на месте боя спасательные пояса, плот и т. п., а также большое пятно нефти…»

В тот момент в этом районе могла находиться только подводная лодка «Гоулет». Отсюда стало ясно, что 14 июня она погибла со всей командой во время боя у северо-восточных берегов острова Хонсю.

Кризис японской экономики

К концу июня тоннаж действующего японского торгового флота составлял 4 189 319 т, то есть почти на 758 000 т меньше январской цифры и почти на два миллиона тонн меньше того, что японцы имели на 7 декабря 1941 года. Подводя итоги первой половины 1944 года, эксперты в Токио должны были понять, что торговый флот Японии при наличии таких тяжелых потерь не выдержит продолжительной войны на море.

На экономике Японии тяжело отражался ущерб, наносимый экспорту и импорту в связи с потоплением судов. Тонны продовольствия, военного снаряжения, текстильных товаров, угля, удобрений, руды, машин, день за днем отправляющиеся на дно, влекли за собой крушение внешней торговли и вызывали сырьевой голод. К концу июня 1944 года недостаток сырья сократил выпуск продукции почти во всех отраслях промышленности Японии. Серьезное беспокойство вызывал недостаток угля. Запасы резины быстро таяли. Авиационная промышленность расходовала свои последние резервы. Недостаток бокситов грозил всей алюминиевой промышленности.

Японская промышленность перешла на заменители. Железо и сталь, где возможно, заменяли медь. Алюминиевая промышленность пыталась использовать вместо боксита алунит. Самолетостроители вместо пластмасс стали применять дерево и стекло. Предпринималось множество попыток заменить один вид сырья другим, но в большинстве случаев это не спасало положения. Особенно это касалось продовольствия, в котором остро нуждались армия и флот.

Несомненно, что действия подводных лодок на коммуникациях, по которым в Японию шли эти жизненно важные для нее продукты, в значительной мере способствовали окончательному ее разгрому.

Они замедлили ход всей японской военной машины, дезорганизовали японскую судостроительную промышленность и сильно потрясли и без того шаткую экономику Японии. Подводная война против японского торгового флота была начата еще летом 1943 года. Она достигла своего апогея в первом квартале 1944 года, и уже к июню этого года Япония стала задыхаться. Эта кампания, сыгравшая огромную роль в войне на истощение, заслуживает подробного описания, и именно ей посвящается конец данной главы.

Действия подводных лодок против танкерного флота

В течение первого квартала 1944 года американские подводные лодки сосредоточили свои усилия на действиях по истощению противника с целью окончательно подорвать японский военный потенциал.

Жизненно важным материалом для военной машины Японии было горючее: высокооктановый бензин для самолетов, дизельное топливо для военных кораблей и транспортов, бензин и дизельное топливо для танков, автомобилей, тракторов, смазочные материалы, сырая нефть, бензин — все это требовалось в огромном количестве, поэтому ввоз нефтепродуктов в Японию представлял собой задачу первостепенной важности. Без горючего японский военно-морской флот вынужден был бы стать на якорь, армия и военно-воздушные силы — прекратить боевые действия. Вся огромная военная машина, лишенная топлива, остановилась бы. Это было ясно каждому школьнику, и все же военные руководители Японии проявили такую же странную беспечность в вопросе с горючим, как и в других подобных делах, например в организации системы конвоев.

Ввиду скудных нефтяных ресурсов в стране японские военные руководители делали ставку только на эксплуатацию нефтяных промыслов Голландской Ост-Индии. Нефть должна была поступать с Суматры, Явы и Борнео. С завоеванием голландских источников и очистительных заводов в руках японцев оказались колоссальные запасы нефти, которую японские танкеры были в состоянии перевозить в Японию.

Когда японские милитаристы развязали войну, Япония имела сравнительно скромный танкерный флот общим тоннажем примерно 575 000 т (без нефтеналивных судов военно-морского флота). В 1942 году и в первой половине 1943 года на японских судостроительных верфях было построено дополнительно еще несколько танкеров общим тоннажем в 90 000 т. К этому следует прибавить еще и тоннаж танкеров, захваченных или поднятых со дна в течение этого периода, то есть еще около 70 000 т. Кроме того, 136 000 т было получено в результате переделки грузовых судов в танкеры. Из общего тоннажа танкерного флота (871 000 т) примерно 85 700 т было уничтожено в ходе войны. В общем, в связи с усилением боевых действий американских подводных лодок у Японии оставались на плаву на 1 июля 1943 года нефтеналивные суда общим тоннажем около 785 000 т. На первый взгляд эта цифра выглядела очень внушительно. За полтора года войны было потоплено только 12 танкеров: три в 1942 году и девять в первой половине 1943 года. Из этой дюжины судов американские подводные лодки уничтожили девять, сухопутная авиация — одно. Аварийные потери составили одно судно, а наиболее крупный танкер из всех погибших затонул по неизвестной причине. Есть основания полагать, что он наскочил на плавающую мину. Полный перечень этих судов приводится ниже.

Таким образом, за полтора года войны в результате действия подводных лодок потери танкерного флота Японии в тоннаже составили приблизительно 62 000 т. Эти потери (вместе с потерями в результате других причин) с избытком компенсировались серией новых танкеров общим тоннажем 90 000 т, построенных японскими судостроительными верфями за тот же период времени.

Вместе с тоннажем переделанных судов и судов, захваченных у противника или поднятых со дна и восстановленных, общий тоннаж танкерного флота был к лету 1943 года значительно больше, чем в начале войны, и вполне обеспечивал доставку в Японию необходимых нефтепродуктов в течение всего этого времени. Однако все это, как уже было сказано, выглядело внушительно лишь на первый взгляд. Для более зоркого глаза открывалась другая картина. Прежде всего указанный период включал те месяцы, когда Япония наступала и закрепляла свои успехи. Когда же наступление окончилось, она уже не могла рассчитывать на захват новых судов. Факты говорят о том, что к лету 1943 года японские судостроительные компании уже значительно отставали в выполнении намеченных ими программ. В то же время японская военная машина требовала все большего и большего количества нефти по сравнению с довоенным временем. Резервы, имевшиеся в Японии, истощались, и даже возросший танкерный флот мог лишь с большими трудностями обеспечить достаточное количество рейсов между Голландской Ост-Индией и Японией. Кроме того, Японии надо было снабжать и свои базы, расположенные на островах мандатной территории, и поэтому японские танкеры просто выбивались из сил, чтобы удовлетворить спрос на горючее.


Имелся и еще один фактор, который серьезно тревожил тех, кто ведал японским танкерным флотом, — это были американские подводные лодки. В течение первого года войны японский танкерный флот оставался удивительно неуязвимым. Для этого были, конечно, и свои причины. Дело в том, что средний танкер имеет гораздо большую скорость, чем неуклюжее грузовое судно, и эта сравнительно высокая скорость позволяет ему легко ускользать от атак подводных лодок. Несомненно, что многие японские танкеры уцелели в 1942 году из-за недостатков наших торпед. Помимо этого, в то время мы еще не располагали достаточным количеством подводных лодок, чтобы охватить боевыми действиями те отдаленные районы, где по преимуществу и курсировали танкеры. Основные пути подвоза нефти от промыслов Суматры, Явы и Борнео шли на север в Южно-Китайское море, где они соединялись с главной артерией — большой сингапурской магистралью, выходившей к берегам Японии. Эта главная магистраль шла на север через Южно-Китайское море, мимо Формозы через Восточно-Китайское море. Она проходила далеко к западу от Соломоновых островов и мандатной территории, лежала в глубине «восточно-азиатской сферы взаимного процветания» и была надежно прикрыта опорными пунктами Малайского барьера, Филиппин и цепью островов Рюкю. В 1942 году подводный флот был еще слишком малочислен, чтобы каким-либо образом выпустить кровь из этой артерии. Но, несмотря на это, они наносили ей довольно ощутимые уколы. Четыре танкера, уничтоженные на этой магистрали в первой половине 1943 года, только предвещали растущий размах боевых действий подводных лодок. Слишком занятые потерями другого рода, японцы не были особенно встревожены этими предвестниками широкой кампании против танкеров. Лишенные всякой дальновидности, они, казалось, верили, что иммунитет их танкерного флота сохранится на протяжении всей войны. Но американские подводные лодки продолжали усиливать блокаду вод Японии, они крейсировали уже в Восточно-Китайском и Желтом морях, совершали рейды даже к Курильским островам. Алеутские острова были очищены от японцев. Фронт Соломоновых островов трещал по всем швам. Военные действия перемещались на запад, и торговый флот Японии взывал о помощи. Что же до нефтеналивного флота, то он каким-то чудом продолжал оставаться почти нетронутым. Будучи слишком уверенными в неуязвимости своих танкеров, японцы не считали нужным форсировать их строительство. Правда, некоторое количество дополнительного тоннажа все же было запланировано.

Если бы японцы могли взглянуть на оперативный план, утвержденный командующим подводными силами Тихоокеанского флота 24 июня 1943 года, положение танкерного флота, безусловно, вызвало бы у них серьезные опасения. Читатель может вспомнить, что этот план предусматривал очередность уничтожения целей в следующем порядке: авианосцы, линкоры, вспомогательные авианосцы, нефтеналивные суда, любые военные корабли крупнее эскадренного миноносца, войсковые транспорты, грузовые транспорты, эскадренные миноносцы. Таким образом, танкеры стояли в этом списке на четвертом месте, уступая лишь таким целям, как авианосцы, линкоры и вспомогательные авианосцы, и считались более важными объектами, чем тяжелые и легкие крейсера и все остальные корабли. Японцы, конечно, ничего не знали об установлении такого порядка уничтожения их флота. Но очень скоро им суждено было прозреть в этом отношении.

Нефтеналивное судно является легко воспламеняющимся. Судно, груженное боеприпасами, возможно, воспламеняется еще легче, но после его разгрузки опасность исчезает, в то время как даже пустой танкер может долго сохранять в своих цистернах легко взрывающиеся пары, а груженый танкер представляет собой настоящий факел, готовый вспыхнуть от одной спички. Судно, перевозящее бензин, всегда огнеопасно и может в один миг вспыхнуть от любой искры. Представьте же, насколько оно уязвимо, если его торпедировать.

Длинный корпус делает танкер весьма уязвимым. Правда, мало возвышающийся над водой борт уменьшает его силуэт, но, увидев его однажды, вы всегда опознаете танкер без ошибки. Больше того, основная часть танкера находится под водой, то есть в сфере действия торпед. Большая скорость обеспечивает танкеру некоторую безопасность, но зато пары бензина или другого горючего не оставляют экипажу никаких шансов на спасение жизни и груза при прямом попадании торпеды.

В июле и августе 1943 года не было уничтожено ни одного японского танкера. Затем, как по волшебству, в сентябре было потоплено сразу три танкера. Два танкера пошли на дно в октябре, семь — в ноябре и три — в декабре. Таким образом, за последние четыре месяца 1943 года Япония потеряла 15 танкеров, то есть больше, чем было потеряно за все предыдущие 20 месяцев войны.

Из 15 танкеров 14 потопили подводные лодки и один (крупный) затонул по неизвестной причине.

Любители арифметики могут подсчитать, что общий тоннаж потопленных танкеров составляет примерно 111 000 т, а около 95 000 т приходится на долю подводных лодок. Для четырех месяцев это был вполне ощутимый результат, и руководители в Токио должны были понять всю серьезность создавшегося положения. Они должны были заметить, что три из погибших танкеров были торпедированы в Восточно-Китайском море за цепью островов Рюкю, а восемь танкеров были потоплены в водах, «защищенных» Малайским барьером, и в морях, «прикрываемых» Филиппинами. Другими словами, коммуникации, лежащие в глубине «восточно-азиатской сферы взаимного процветания», оказались под угрозой американских подводных лодок. Это изменение обстановки стало особенно заметно в Яванском, Целебесском и Южно-Китайском морях, где торпедные атаки подводных лодок учащались с каждым днем.


Несомненно, что главная магистраль, проходившая от Сингапура к Японии, эта важнейшая артерия, по которой нефть перекачивалась из Голландской Ост-Индии в Японию, теперь находилась в большой опасности. Дни относительно спокойного плавания для танкерного флота миновали.

Несмотря на все это, японские руководители, казалось, недооценивали эти сигналы, хотя осенние потери 1943 года, несомненно, вызвали у них определенное беспокойство. Потопление 15 танкеров было ощутимой потерей. Но умеренная строительная программа и план реконструирования судов обеспечивали возмещение потерь. К концу декабря 1943 года общий тоннаж танкерного флота Японии достиг 873 000 т. Несмотря на все потери, он был еще на 300 000 т больше, чем в начале войны. Но масштабы войны росли, и возможности танкерного флота Японии оказались недостаточными. Появилась необходимость ввести в действие сухогрузные суда, и тысячи бочек нефти и авиационного бензина стали транспортироваться грузовыми судами и пароходами каботажного плавания. Короче говоря, японцы думали, что проблема заключалась не столько в спасении танкеров, сколько в доставке нефти. Основой этой проблемы являлось судостроение. Даже при создавшемся положении потребность в грузовых судах была больше, чем в танкерах. На судостроительных верфях в первую очередь удовлетворялись потребности военно-морского флота. Таким образом, строительство танкеров могло производиться лишь во вторую очередь, и, кроме того, еще не ощущалось настоятельной потребности в резком увеличении их выпуска. Хотя запасы нефти катастрофически истощались, все же можно было подвозить еще достаточное ее количество, чтобы моторы продолжали работать. Что же касается охранения танкеров, то новая система конвоев на главной сингапурской магистрали вполне обеспечивала его. Правда, эту главную артерию кое-где перерезали, но эти действия еще не носили угрожающего характера.

В начале 1944 года американские подводные лодки готовились к крупному весеннему наступлению. Образно говоря, они точили свои бритвы, чтобы перерезать эту главную артерию и выпустить из нее всю кровь, питающую японскую военную машину.

С момента введения в действие нового оперативного плана командования подводных сил Тихоокеанского флота рейсы японских танкеров были сопряжены с большим риском. Цель № 4 (танкеры) стала для подводных лодок первостепенной, ей отдавалось предпочтение даже перед крейсерами, войсковыми транспортами и эскадренными миноносцами. Потопление лодкой «Рашер» небольшого судна «Кору Мару» (587 т) уже считалось успехом. 2 января 1944 года близ побережья острова Хонсю был потоплен лодкой «Финбэк» танкер «Иссин Мару» (10 000 т). Таким образом, сезон противо-танкерной кампании начался успешно. 3 января в Южно-Китайском море севернее Борнео на путях подвоза нефти было потоплено еще два танкера — «Рюзи Мару» (5144 т) и «Бокуэй Мару» (5135 т). Оба судна были уничтожены подводной лодкой «Кингфиш». Эта же подводная лодка потопила 7 января еще один японский танкер, «Фусими Мару № 3» (4292 т).

Тем временем подводная лодка «Рашер» вблизи острова Борнео торпедировала танкер «Кие Мару» (7251 т), который затонул среди моря горящей нефти. В тот же день неподалеку от этого места торпедами подводной лодки «Блюфиш» был отправлен на дно танкер «Хакко Мару» (6046 т). Теперь боевые действия переместились уже в район Каролинских островов, где подводные лодки выполняли боевые задания у островов Трук. 14 января был тяжелым днем для японских танкеров, курсирующих в этом районе. Танкер «Ниппон Мару» (9975 т) вскоре после торпедирования подводной лодкой «Скэмп» затонул. Такая же судьба постигла и танкер «Кэнё Мару» (10 022 т), торпедированный подводной лодкой «Гардфиш». 27 января самолет морской авиации атаковал и потопил в районе островов Трук еще один танкер. Потеряв за один месяц девять танкеров общим тоннажем 64 000 т, японцы ощутили реальную угрозу.

В начале следующего месяца, то есть 3 февраля, подводной лодкой «Тамбор» был потоплен в Восточно-Китайском море крупный танкер «Гёё Мару» (8496 т). Затем наступило затишье до 16 февраля, когда самолет сухопутной авиации атаковал танкер среднего размера в районе западной оконечности острова Новая Ирландия. 17 февраля на танкеры, находившиеся у островов Трук, обрушились удары с неба. Началась операция «Хэйлстоун». Это был первый воздушный налет американских самолетов на крупную базу противника на Каролинских островах.

База Трук являлась основным объектом операции «Хэйлстоун». Удар был нанесен по кораблям, находившимся в гавани, и самолеты морской авиации быстро потопили большую часть из них. Атакующие самолеты уничтожали все встречавшееся на пути, и в это «все» попали также и несколько японских танкеров.

В их число вошло и огромное нефтеналивное судно «Тонан Мару № 3», переделанное из старой китобойной базы, некогда ускользнувшей от подводной лодки «Тиноза». Спасшись от гибели в 1943 году благодаря тому, что торпеды не взорвались, это чудовище на сей раз не смогло уйти от огня авиации. Охваченное пламенем, оно затонуло в бухте Трук.

Вместе с ним были потоплены еще четыре танкера. Когда операция закончилась, оказалось, что японцы в течение одного дня потеряли пять танкеров общим тоннажем около 52 000 т. Для японцев это был весьма ощутительный удар. И все же потери в танкерах казались небольшими на фоне общих потерь японского флота во время операции. База на островах Трук была разгромлена. И, пока она с трудом поднималась на ноги и восстанавливала свои силы, потери в танкерах не были сильно ощутимыми. Не успели еще японские руководители опомниться от этого удара, как по танкерному флоту был нанесен новый удар в другом районе.

«Джек» — истребитель танкеров

Весной 1943 года из Гротона (штат Коннектикут) в Пирл-Харбор прибыла новая американская подводная лодка «Джек». Как и все лодки новой конструкции, она была оснащена новейшим вооружением — новыми радарными установками, новым ультразвуковым оборудованием, всеми новыми приборами. Командир лодки мог гордиться своим превосходным подводным кораблем.

Во время своего первого боевого похода в японские воды она беспрерывно наносила удары и потопила несколько судов торгового флота общим тоннажем около 16 000 т. Следующий ее поход, совершенный осенью 1943 года, был неудачным, и она вернулась в базу ни с чем. Затем она была направлена в Фримантл в состав подводных сил Азиатского флота. Оттуда 16 января 1944 года она вышла для выполнения боевого задания в Южно-Китайское море.

В 4 час. утра 19 февраля 1944 года, когда лодка крейсировала вдоль главной японской магистрали, соединяющей Сингапур с Японией, море было спокойно и слегка освещено луной. На мостике подводной лодки наблюдатели зорко следили за горизонтом. В 3 час. 58 мин. на горизонте показался черный силуэт длинного быстроходного судна с трубой в кормовой части. Несомненно, это был танкер. Наблюдатели не выпускали его из поля зрения; в это время на горизонте стал вырисовываться силуэт другого танкера, затем третьего, четвертого, пятого. Подводная лодка «Джек» следила за всеми пятью черными силуэтами — это был конвой нефтеналивных судов. Лодка пошла на сближение. В это время полностью обозначился строй конвоя. Суда шли двумя колоннами: четыре танкера — в двух колоннах и один танкер — в голове. Танкеры шли в сопровождении трех эскортных кораблей на фланге. Один из эскортных кораблей оказался эскадренным миноносцем.

Подводная лодка сосредоточила свое внимание на тех целях, которым, согласно оперативному плану, отдавалось предпочтение. К 4 час. 42 мин. подводная лодка «Джек» вышла на позицию для атаки. Командир произвел залп веером из трех носовых торпедных аппаратов, направив торпеды в танкер ближней колонны, так как он перекрывал цель в дальней колонне. Четвертую торпеду он выпустил в последний танкер колонны. В эту цель попали две торпеды — взвился ослепительный столб пламени, и танкер взорвался, как колоссальная бомба, выбрасывая потоки горящего бензина. Было слышно, как две из трех выпущенных во время первого залпа торпед попали в какую-то цель в дальней колонне, но ослепительный взрыв танкера помешал уточнить эти попадания. На месте гибели танкера образовалось озеро горящей нефти, и по нему на большой скорости навстречу лодке несся эскадренный миноносец, ведя беспорядочный огонь. Командир подводной лодки приказал отойти от конвоя и начал другой заход для новой атаки на контркурсе. С рассветом танкерный конвой продолжал свой путь, и жарким утром следующего дня подводная лодка «Джек» направилась к конвою на большой скорости, чтобы занять позицию впереди намеченной жертвы. В 14 час. 45 мин. на — расстоянии около 38 000 м впереди противника лодка погрузилась. Через три часа на горизонте показались четыре танкера, шедшие без всякого прикрытия. Они, невзирая на все происшедшее, видимо, твердо решили продолжать свой путь.

Подводная лодка «Джек» учла обстановку и заняла позицию для атаки. В 18 час. 49 мин. командир выпустил четыре торпеды из кормовых аппаратов в два танкера, перекрывавшие друг друга. Две торпеды попали в головное судно, а одна — в дальний танкер. Шестьдесят три тысячи тонн бензина взлетело в воздух. Два горящих танкера, скрывшись в огромном облаке густого дыма, вскоре пошли ко дну. Через час командир лодки приказал всплыть на поверхность. Два оставшихся танкера разделились. Один уходил на север в сопровождении эскорта, другой в одиночестве взял курс на запад.

Подводная лодка «Джек» бросилась в погоню за одиночным танкером. Танкер уходил зигзагообразным курсом, что замедляло его ход, и скоро был настигнут лодкой. С дистанции 7300 м подводная лодка выпустила по уходящему танкеру три торпеды из носовых аппаратов. Но атака была неудачной. Первая торпеда вообще не дошла до цели, вторая прошла мимо нее, а третья потеряла заданное направление и прошла за кормой танкера. В тот момент, когда «Джек» развертывалась после этого бесплодного залпа, японцы на танкере открыли по лодке огонь из 5-дюймового орудия. Несколько снарядов упало непосредственно у борта подводной лодки, но она вторично пошла на сближение, перезарядив носовые торпедные аппараты. Танкер делал дикие петли, однако командир лодки, упорно преследуя цель и наблюдая за каждым ее поворотом, вскоре выбрал удобный момент. В 22 час. 33 мин. он произвел залп четырьмя торпедами; три попали в цель. Танкер вспыхнул, из него повалил густой дым, закрывший весь горизонт. Закончив свое дело, подводная лодка скрылась в ночной мгле.

«Джек» спустя несколько дней могла бы увеличить свой боевой счет, когда она встретила в Южно-Китайском море еще один японский конвой. В его составе был только один танкер. Командир подводной лодки сразу же избрал его главной целью, но атака оказалась неудачной, и танкер ушел вместе с сопровождающими его эскортными кораблями.

Подводная лодка «Джек» потопила четыре японских танкера за один день; такого результата не удалось добиться ни одной подводной лодке. Вот список потопленных ею судов 19 февраля 1944 года:


Рассматривая ход борьбы с танкерным флотом противника, можно заметить, что подводная лодка «Флэшер» в декабре 1944 года сумела за одно плавание уничтожить почти такое же количество танкеров, что и лодка «Джек». Но удар, нанесенный японцам подводной лодкой «Джек», был все-таки самым чувствительным, так как он последовал сразу же после разгрома базы на островах Трук.

Успешный рейд подводной лодки «Джек» 19 февраля не был последним в этом месяце. Оставалось еще десять дней, и 23, 24 и 25 февраля пошли ко дну еще три японских танкера: «Огура Мару» (7350 т; потоплен лодкой «Код»), «Нампо Мару» (10 033 т; потоплен лодкой «Грэйбэк») и «Ниссо Мару» (10 526 т; потоплен лодкой «Хоу»).

Японцы должны были, наконец, осознать, что только за первые два месяца 1944 года они потеряли 21 танкер, то есть почти столько же, сколько было потеряно за весь 1943 год. Такая активность противника создавала угрозу снабжению нефтью всей японской военной машины, что заставляло серьезно задуматься.

4 марта в Южно-Китайском море подводная лодка «Блюфиш» потопила танкер «Оминэсан Мару» (10 536 т). После этого наступило затишье. Количество конвоев сократилось в связи с тем, что японцы задерживали танкеры в портах в ожидании эскорта. Кроме того, в результате усиленной эксплуатации танкеров двигатели многих из них сильно износились и либо совсем выходили из строя, либо требовали капитального ремонта.

Еще один танкер, «Ямамидзу Мару» (5174 т), был потоплен подводной лодкой «Хэйк» 27 марта в Яванском море. Этим закончились действия лодок против японского танкерного флота в первом квартале 1944 года. Общий тоннаж потопленных танкеров составил 130 420 т.

Но общие потери японского танкерного флота этим не завершились. 30 марта на него снова обрушились американские воздушные силы. Это было началом операции «Десикрейт» — первого воздушного нападения с авианосцев на острова Палау. Как и во время операции у островов Трук, самолеты обнаружили большое число торговых судов и стали безжалостно уничтожать их. Семь танкеров были потоплены непосредственно у островов Палау. Когда же бомбардировка окончилась, и без того значительно сократившийся танкерный флот Японии недосчитался еще 47 501 т.

В дополнение к общему количеству танкеров, потопленных подводными лодками (130 421 т), силами военно-морской авиации у островов Трук и Палау было уничтожено танкеров общим тоннажем 99 501 т и силами сухопутной авиации — 5461 т. В общей сложности потери японского танкерного флота за первый квартал 1944 года составили 235 000 т. Это значительно превышало тоннаж судов, которые японские судостроительные верфи смогли построить за предыдущие десять месяцев. Японские эксперты по строительству танкерного флота неожиданно осознали, что уничтожение судов далеко опередило их спуск на воду. Эти цифры включают лишь тоннаж судов грузоподъемностью свыше 500 т. Небольших нефтеналивных судов они не касаются. Они не включают также и множество других судов, потопленных с грузом различных нефтепродуктов. Если включить в общую цифру и эти суда, то потери судов японской нефтетранспортной системы значительно возрастут. Во всяком случае, одни только потери танкерного флота были достаточно велики, чтобы встревожить японских руководителей снабжения страны нефтью. Они уже разработали специальную программу, которая предусматривала увеличение строительства танкеров. Эта запоздалая строительная горячка началась осенью 1943 года, когда напряжение на путях снабжения нефтью стало особенно сильным. С наступлением нового года постройка судов была ускорена, а к концу марта 1944 года судостроительные верфи работали с полной нагрузкой, обращая главное внимание на строительство танкеров.

Строительство японского танкерного флота во время войны выражается в следующих цифрах: в течение 1942 года японцы построили 7 танкеров (20 316 т), в первой половине 1943 года — 16 танкеров (68 670 т), в последние шесть месяцев 1943 года — 38 танкеров (186 257 т) и в течение первых трех месяцев 1944 года они построили 46 танкеров (154 754 т).

На первый взгляд казалось, что строители вполне справлялись со своей задачей. Но в действительности потери намного превосходили производство новых судов. Несмотря на быстрые темпы строительства, японцы отставали в этом состязании и имели все основания сожалеть о том, что поздно увеличили программу выпуска танкеров. Лихорадочное строительство танкеров было не только запоздалым, но оно дезорганизовало все судостроение. До этого на японских судостроительных верфях ускоренным темпом шла постройка торговых и пассажирских судов. Когда центр тяжести переместился на строительство танкеров, выпуск других типов судов должен был быть уменьшен. В 1942 и 1943 годах танкеры составляли 25 % всей продукции верфей. В первом квартале 1944 года они составляли до 32,2 % продукции, а в течение остальных месяцев 1944 года эта цифра достигла 37,5 %. И все это делалось в ущерб строительству других судов, а потребность в них продолжала оставаться по-прежнему острой. Соотношение в производстве разных типов судов было нарушено. Япония, имея минимальные экономические возможности, стремилась осуществить поистине грандиозные планы. В результате японские судостроительные верфи выпускали суда с дефектами и недоделками. В течение первых двух лет войны качество судов было довольно хорошим, хотя, конечно, ниже американского стандарта. Теперь в связи со спешкой выпускавшиеся суда изнашивались быстрее. В промышленности широко использовались заменители и «эрзацы». Плохое качество двигателей вызывало частые остановки судов в море, что в течение последних лет войны стало настоящим бедствием для японского судоходства. Чтобы ускорить выпуск судов, приходилось отказываться от таких предохранительных мер, как утолщенные переборки и двойные днища. Это делало корабли более уязвимыми для торпед, авиации и других средств нападения. В результате наряду с резким увеличением выпуска судов с весны 1944 года, продолжавшимся до самого конца года, качество продукции значительно ухудшилось. В этом отношении как танкеры, так и торговые суда других типов пострадали в одинаковой степени.

Нетрудно заметить, что причиной низкого качества судов была лихорадочная спешка в строительстве танкеров, а эта спешка в свою очередь была вызвана действиями американских подводных лодок. Однако неполадки в судостроении являлись лишь частью главной драмы, заключавшейся в борьбе между стремлением японцев обеспечить снабжение нефтью своей военной машины и стремлением американцев перерезать пути этого снабжения. Главными участниками этого сражения за нефть были подводные лодки и танкеры.

Подводные лодки срывают импорт нефти

В начале войны японский импорт нефти достигал 300 000 баррелей в месяц. К концу 1942 года импорт нефти составил свыше миллиона баррелей в месяц. Этого количества было вполне достаточно для снабжения военной машины Японии в этот благоприятный год.

Затем в первом квартале 1943 года японский импорт нефти несколько сократился. Но во втором квартале ввоз нефти увеличился до 1 500 000 баррелей. Этого, казалось, было бы вполне достаточно, если бы потребность военной машины не росла по мере увеличения размаха военных действий. Военные усилия Японии требовали все большего количества горючего. Когда во втором полугодии 1943 года импорт Японии сократился до 1 200 000 баррелей в месяц, потребление было настолько велико, что угрожало поглотить весь импорт.

Накануне нового года недостаток нефти вызвал сильное беспокойство в Токио, а к концу января 1944 года беспокойство перешло в тревогу. В этом месяце импорт нефти сократился до 1 000 000 баррелей. В феврале он снизился до 900 000 баррелей. В марте ввоз составил также всего лишь 900 000 баррелей; в апреле, несмотря на строительство танкеров, усиление конвоев и прочие меры, импорт нефти упал до 700 000 баррелей. Это сокращение импорта нефти в течение зимы 1943 года и первого квартала 1944 года нанесло удар в самое сердце японской военной машины, ибо всякое сокращение снабжения нефтью непосредственно влияло на военные усилия противника. Нападение на острова Адмиралтейства и разгром японских баз на островах Трук и Палау, безусловно, вызвали у японцев чувство ужаса. Но сердцем военной машины являлась сама Япония, и поразить его можно было, только перерезав пути подвоза нефти. Весной 1944 года эту задачу успешно выполняли подводные лодки.

В этот момент создавшаяся обстановка вынудила японский флот предпринять шаг, который должен был изменить весь ход войны. Читатель может вспомнить, что после воздушного налета на Рабаул в ноябре 1943 года соединение японских авианосцев, потеряв почти все свои самолеты, вернулось в Японию. Здесь японцы намеревались сформировать и обучить новые авиаэскадрильи. Однако по прибытии в Японию обнаружились серьезные затруднения с бензином. Потери танкеров, вызванные действиями американских подводных лодок, настолько сократили поступление нефти из Голландской Ост-Индии, что на Японских островах стала резко ощущаться нехватка горючего.

Поскольку стране угрожал нефтяной голод, высшее командование японского флота нашло выход — отправить авианосцы в Сингапур, где они находились бы ближе к источникам нефти на островах Борнео, Суматре и Яве.

Итак, весной 1944 года авианосцы были переведены в Сингапур, очень далеко от 2-го флота, который был направлен с островов Трук на острова Палау.

Затем растущие трудности в снабжении горючим заставили эти флоты базироваться на острова Тавитави в архипелаге Сулу. Их попытка достигнуть Марианских островов с этой отдаленной базы привела к битве у берегов Филиппин и к катастрофическому для Японии поражению. Следует отметить, что американские подводные силы, игравшие решающую роль в этом сражении, выковали свое звено в общей цепи событий, приведших к указанному результату. А что, если бы японцы смогли обеспечить авианосцы горючим в Японии, а не в Сингапуре? Но зачем рассуждать и строить догадки? Японские адмиралы не имели иного выхода. Нефтяную артерию, питавшую нефтью Палау, разрывали торпеды и бомбы американцев. Недостаток нефтяных запасов в самой Японии стал настоящей угрозой.

В апреле подводные лодки не потопили ни одного японского танкера, но тем не менее они сильно сократили приток нефти по главной нефтяной магистрали, заставив японский танкерный флот перейти на обременительную и громоздкую систему конвоев, в результате чего перевозка нефти сильно замедлялась. Хотя японский танкерный флот в марте снова пополнился, доставка нефти в Японию в апреле, как было указано, упала до 700 000 баррелей, что составляло меньше половины того количества, которое ввозилось в июне 1943 года. В токийских нефтяных кругах появились признаки паники.

Заводы по производству синтетического горючего, которым раньше не уделялось большого внимания, стали теперь рассматриваться как единственные источники горючего, и их программы были значительно увеличены. Разведывательные партии исследовали всю территорию Японии с целью обнаружения новых залежей нефти. Были использованы все средства для того, чтобы вбеспечить танкерами главную магистраль, по которой в Японию шла нефть. А вот другой интересный момент в этой истории с танкерами. В мае 1942 года около 42 % танкерного флота было занято перевозкой нефти из Голландской Ост-Иыдип в Японию. В течение 1943 года этот процент значительно увеличился. К концу февраля 1944 года на главной нефтяной коммуникации использовалось добрых 80 % всего танкерного флота. В марте и апреле этот процент все еще продолжал увеличиваться. И все же импорт нефти снизился с 1 000 000 баррелей в январе до 700 000 баррелей в апреле 1944 года. Поняв, наконец, что их военная машина полностью зависит от снабжения ее горючим, японцы всеми возможными средствами боролись за ликвидацию дефицита нефти. Постройка и переделка судов, организация конвоев, переброска новых танкеров на главную японскую нефтяную магистраль — все это делалось для ускорения притока нефти, необходимой, как кровь, для сердца Японской империи.

В мае импорт нефти сократился до 600 000 баррелей, и снова главными виновниками этого явились американские подводные лодки.

Нефтяная артерия под угрозой

Весной 1944 года атаки подводных лодок на главной японской нефтяной артерии продолжали усиливаться. Это усиление активности было вызвано частично стратегическим планированием, а частично увеличением числа подводных лодок, имевшихся в распоряжении Азиатского флота США.

В декабре 1943 года подводные силы этого флота насчитывали 24 подводные лодки. Эти лодки были почти поровну распределены между базами Брисбен и Фримантл. Затем в январе 1944 года количество подводных лодок на обеих базах было увеличено до 30, а в мае 1944 года их стало 36. Увеличение численности подводных лодок сопровождалось постепенным перемещением их из Брисбена, расположенного на восточном побережье Австралии, в Фримантл, находящийся на западном побережье. К маю 1944 года оперативное соединение в Брисбене было сокращено до шести подводных лодок. Остальные 30 лодок действовали, базируясь на Фримантл.

Это перемещение подводных лодок внутри Азиатского флота было связано с перемещением на запад боевых действий и уходом японцев с Соломоновых островов на Новую Гвинею. В январе 1944 года архипелаг Бисмарка был практически обезврежен и силы союзников в юго-западной части Тихого океана продвигались к островам Адмиралтейства. Остров Манус, являвшийся ключом к островам Адмиралтейства, пал 14 марта. Этот остров, богатый жемчугом и копрой, стал основным районом сосредоточения сил 7-го флота. Бухта Сиадлер является, пожалуй, одной из самых удобных стоянок в юго-западной части Тихого океана. В эту бухту в мае и направилась плавучая база подводных лодок «Юрайел». Тем самым остров Манус превратился в передовую базу подводных сил Азиатского флота США и подводным лодкам, действовавшим из этой бухты, открылся свободный доступ к острову Целебес.

Тем временем сухопутные войска, продвигаясь вдоль побережья Новой Гвинеи, 22 апреля вступили в Холландию и Айтапе. В середине мая они приблизились к заливу Гелвинк — большой впадине у западной оконечности Новой Гвинеи. Благодаря'этому силы Азиатского флота США переместились еще дальше на запад. Поскольку фронт отодвигался на запад, силы союзников подошли ближе к району Яванского, Целебесского и Южно-Китайского морей. Оставив далеко позади Соломоновы острова и находившийся в руках японцев Рабаул, подводные силы Азиатского флота сумели весной 1944 года сосредоточиться в водах Голландской Ост-Индии и на главной магистрали Сингапур — Япония. Поскольку крупнейшие нефтяные артерии начинались на Борнео и большая часть главной артерии проходила но Южно-Китайскому морю, подводные силы Азиатского флота оказались в состоянии нанести японскому танкерному флоту самые тяжелые в этом году удары.

Первый удар в начале мая был наиболее удачен. Его нанесла подводная лодка «Криволл», прибывшая в Фримантл с судостроительной верфи в Портсмуте в 1943 году. За это время она уже провела два успешных боевых похода. 4 апреля 1944 года под командованием капитана 3 ранга Уокера лодка вышла из Фримантла и направилась в воды, омывающие северо-западную часть Борнео.

25 апреля, крейсируя в районе Бруней, подводная лодка потопила небольшой заградитель.

В последующие 10 суток подводная лодка встреч с противником не имела. 6 мая 1944 года было обнаружено большое судно, идущее прямо на подводную лодку. По объявленной тревоге личный состав быстро занял свои места. Маневрируя, лодка заняла выгодную позицию, и через несколько минут после обнаружения по судну был произведен торпедный залп. В результате попадания торпед на транспорте произошел взрыв огромной силы.

Несомненно, это попадание было зарегистрировано и в «нефтяном штабе» в Токио — ведь дело шло о потоплении крупнейшего японского танкера «Ниссин Мару» (16801 т).

Это был самый большой танкер Японии и третий по величине торговый I корабль из потопленных подводными лодками за все время войны на Тихом океане.

7 мая вблизи Японии в проливе между островами Сикоку и Кюсю подводной лодкой «Барфиш» из Пирл-Харбора, одной из участниц блокады Японии, был уничтожен танкер грузоподъемностью 5894 т.

Следующий танкер был уничтожен подводной лодкой «Гарвард». Эта подводная лодка — ветеран войны в Атлантике — провела уже много атак с момента прибытия из Европы на Тихоокеанский фронт. Во время одного боевого похода, находясь в составе подводных сил Тихоокеанского флота, она потопила пять торговых судов в северной части Филиппин и в водах Японии еще до прибытия на юг, в Фримантл. В конце апреля 1944 года она вышла в свой первый боевой поход в составе подводных сил Азиатского флота в Целебесское море.

6 мая она атаковала конвой в районе целебесского порта Манадо и уничтожила три довольно крупных японских торговых судна. Через 18 дней в районе южной оконечности острова Минданао она обнаружила крупный танкер. Командир повел подводную лодку в атаку. Торпеды достигли цели, и «Гарвард» завершила свой поход потоплением танкера «Татэкава Мару» (10090 т).

5 июня действия подводных лодок против танкерного флота переместились в море Суду, где между Северным Борнео и Филиппинами крейсировала подводная лодка «Паффер». Здесь ей встретились японские танкеры «Асидзуру» и «Такасаки». Оба танкера общим тоннажем 4666 т были потоплены торпедами. Спустя три дня в районе порта Манадо в Целебесском море был замечен японский танкер «Сиойя». Он шел в водах, где в этот день действовала подводная лодка «Рашер». Ее торпедами уже были уничтожены три нефтеналивных и восемь других японских судов. Не упустила она и танкер «Сиойя», с потоплением которого потери японского танкерного флота увеличились на 4000 т.

11 июня танкер «Асанагит Мару» (5142 т) погиб от торпед подводной лодки «Редфин» в море Суду. «Редфин» в это время преследовала более крупное судно близ военно-морской базы противника Тавитави. Но ничто не могло помешать ей атаковать и эту цель, и японцы потеряли еще один танкер.

25 июня японский танкер «Сан-Педро Мару» (7268 т), следуя близ западного побережья острова Лусон, был торпедирован и потоплен подводной лодкой «Джек».

Последний в этом месяце танкер «Медан Мару» (5135 т) был потоплен подводной лодкой «Сихорс» 27 июня в проливе Ваши между островами Формозой и Лусоном. Это был уже девятый по счету танкер, уничтоженный подводными лодками во втором квартале 1944 года.

Уничтожение танкеров подводными лодками «Сихорс», «Редфин» и «Рашер» было лишь эпизодом в сражении за Филиппины. Об участии в этом сражении американских подводных лодок будет рассказано в одной из последующих глав, но о японских танкерах уместно упомянуть здесь. Во время сражения морской авиацией были потоплены еще два танкера по 10 000 т; тем самым потери японских танкеров в июне возросли до одиннадцати единиц.

Пока японский военно-морской флот определял потери, понесенные им в сражении за Филиппины, руководители снабжения нефтью бились над разрешением своей проблемы, существо которой можно уяснить из приведенных ниже статистических данных. В период с 1 января по 30 июня 1944 года Япония потеряла 43 нефтеналивных судна, из которых 27 были потоплены американскими подводными лодками. Перечень этих судов дается ниже.

Список судов, потопленных американскими подводными лодками



Таким образом, за первые шесть месяцев 1944 года подводными лодками были потоплены нефтеналивные суда общим тоннажем около 189 000 т. Вместе с судами, потопленными морской авиацией и другими силами, потери японского танкерного флота возросли примерно до 335 000 т. За тот же период ценой огромных усилий японцы построили около 280 000 т новых танкеров. С учетом тоннажа вновь построенных и переделанных судов (около 15 000 т) тоннаж танкерного флота сократился лишь на 40 000 m — цифра сравнительно небольшая. Флот потерял часть судов с декабря 1943 года, но тоннаж его все еще оставался внушительным — 837 000 т.

Однако цифры, характеризующие тоннаж танкерного флота, не являются еще показательными. Решающее значение имело количество нефти, ввозимой в Японию. Приводимая ниже таблица показывает ход поступления нефти, и от этих цифр кровь стыла в жилах у японских руководителей, занимавшихся вопросом снабжения Японии нефтью.

Японский импорт нефти за первую половину 1944 года (в тыс. баррелей)


Из непрерывно уменьшавшихся цифр импорта видно, что далеко не вся нефть доходила из Голландской Ост-Индии в Японию. Хотя в июле потери танкерного флота японцев выразились всего в 48 000 т, однако импорт нефти упал до 360 000 баррелей. К осени он снизился до 300 000 баррелей в месяц. И это в такое время, когда японский военно-морской флот с боями отходил в воды империи, когда почти каждый военный корабль, прибывавший в Японию, нуждался в пополнении запасов горючего. Приведенные цифры не могут, однако, дать полного представления о том влиянии, которое оказало уничтожение японских танкеров на военные действия и экономику японцев. Сокращение снабжения нефтью в первые шесть месяцев 1944 года оказало очень сильное воздействие на военные усилия Японии. Как уже было отмечено, оно полностью нарушило судостроительную программу, возложило добавочное бремя на перегруженную систему конвоев и вынудило стратегов японского военно-морского флота совершать невыгодные для них передвижения. Оно, наконец, вызвало производственные трудности, замедлило перевозки и затормозило проведение военных операций. Действительную цену причиненного противнику ущерба, быть может, никогда не удастся определить, но, безусловно, немалый вклад в это дело внесли действия американских подводных лодок на главной японской нефтяной коммуникации.

Вот что об этом говорится в книге «Борьба с японским судоходством», изданной в 1947 году американским управлением по изучению результатов стратегических бомбардировок:

«Если бы подводные лодки сосредоточили больше усилий в районах, где находилась основная масса танкеров, еще со второй половины 1942 года, то ввоз нефти в Японию, возможно, сократился бы еще быстрее и крах военно-морского флота, военно-воздушных сил, торгового судоходства, а также прекращение всякой другой деятельности противника, зависимой от горючего, наступил бы гораздо раньше. Даже если предположить, что Япония направила бы все усилия только на постройку танкеров, она все равно не смогла бы полностью возместить понесенные ею потери. И бензиновый голод мог наступить еще в конце 1943 года, а не год спустя».

Приведенные выше критические замечания, разумеется, не учитывают нехватку торпед и другие препятствия, которые ограничивали действия подводного флота в 1942–1943 годах. Однако они подчеркивают громадное значение борьбы с танкерами, которая достигла своего кульминационного пункта в первой половине 1944 года.

Как будет показано ниже, эта борьба продолжалась в течение всего последующего лета и всей осени и принесла такие серьезные результаты, что к концу года японское бюро тотальной мобилизации было вынуждено сделать императорскому военному кабинету следующее заявление: «Сохранение связи между оккупированными южными территориями и Японией абсолютно необходимо, для… поддержки нашей экономической мощи. Совершенно ясно, что если прекратится поступление материалов, и в особенности нефти, с юга, то с течением времени мы потеряем всякую способность к сопротивлению».

Бюро тотальной мобилизации несколько запоздало со своими выводами. Возможно, что оно знало об этом раньше, однако не хотело нарушать покой кабинета. Возможно также, что со свойственным японцам оптимизмом оно отказывалось весной 1944 года признать тот факт, что пути снабжения Японии нефтью были уже окончательно парализованы.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.710. Запросов К БД/Cache: 3 / 1