Глав: 7 | Статей: 39
Оглавление
Аннотация издательства:

В книге дается описание боевых действий американских подводных лодок во второй мировой войне, главным образом на Тихом океане. Подробно говорится об одиночных и групповых действиях лодок против торгового флота Японии, а также действиях против ее боевых кораблей. Рассматриваются тактические приемы подводных лодок по использованию торпедного оружия, постановка мин, выполнение специальных заданий и другие вопросы. Русское издание книги рассчитано на офицеров и адмиралов военно-морского флота.

Глава XX. Конвой и «волчья стая» (весна и лето 1944 года)

Глава XX. Конвой и «волчья стая» (весна и лето 1944 года)

Во время второй мировой войны американские подводные лодки, подобно своим предшественникам — надводным кораблям времен Освободительной вййны, — уничтожали имперские, на этот раз японские торговые корабли. Велась война на истощение; одиночные действия подводных лодок носили индивидуальный характер, так как многое зависело от единоличного решения командира лодки. Такими они оставались на протяжении всей войны.

Однако в конце весны 1944 года наряду с одиночными действиями подводных лодок стало применяться и групповое их использование. Все большее и большее число подводных лодок назначалось в боевые группы, так называемые «волчьи стаи», в которых лодки действовали совместно. Попытки группового использования подводных лодок предпринимались еще в 1943 году, однако и в 1944 году американские «волчьи стаи» не могли сразу найти широкого применения, потому что количество подводных лодок было недостаточным, а также потому, что японские конвои были слишком малочисленными для проведения против них групповых атак.

Весной 1944 года обстановка изменилась и стали возможны новые способы действий. Американский подводный флот вырос. Японские конвои стали крупнее и сопровождались теперь довольно мощными эскортами. Прекращение движения на одних торговых коммуникациях и сокращение на других вынудили противника консолидировать свою систему конвоев. И, хотя эта мера в известной степени усиливала противника, она одновременно облегчала сосредоточение подводных лодок в ограниченных районах.

На прилагаемой схеме показаны пути следования японских конвоев.


Схема 8. Пути японских конвоев

Морской путь с островов Трук к Маршалловым островам был заброшен в декабре 1943 года, когда американская авианосная авиация начала наносить удары по району Маршалловых островов. Вследствие угрозы, вызванной наступлением союзных сил в южной части Тихого океана, одновременно перестала действовать линия острова Трук — Рабаул.

В январе 1944 года значительно сократилось движение на линии острова Палау — Холландия (Новая Гвинея), находившейся под угрозой воздушных налетов авиации наземного базирования. Одновременно на линии Модзи — Шанхай прекратилось эскортирование судов, и все эскортные корабли были переведены на коммуникацию Япония — Формоза.

В феврале после налетов авианосной авиации на острова Трук прекратилось движение туда конвоев с островов Палау. В марте была закрыта линия остров Кюсю — острова Палау, так как управление торгового судоходства Японии решило прекратить движение судов по этому длинному маршруту через открытое море, где им постоянно угрожали подводные лодки. В мае прекратилось движение на линиях Моротай — Бнак и Сурабая — Амбон. В июне была закрыта линия Баликпапан — Манила в связи с усилением активности подводных лодок в морях Сулу и Целебесском. В июне же прекратилось движение конвоев на остров Сайпан в связи с вторжением американских вооруженных сил на Марианские острова.

Таким образом, к лету 1944 года наступательные действия армии, авиации, надводного и подводного флотов в центральной и юго-западной частях Тихого океана вынудили противника отказаться от всех тех путей следования конвоев, которые на схеме изображены пунктиром. Лишь небольшое число торговых судов могло достигнуть таких изолированных опорных пунктов, как Рабаул и острова Трук; японские подводные лодки иногда доставляли грузы голодающим гарнизонам, но организованное движение конвоев на этих путях прекратилось. На оставшихся путях все японские торговые суда, где только могли, держались ближе к берегу, используя преимущества мелководья и рассчитывая на возможность спасения ввиду близости берега. Чтобы избежать нападения подводных лодок, на некоторых коммуникациях переходы совершались только днем, а на главных линиях для сопровождения конвоев использовались наиболее крупные эскортные силы.

Итак, японцы увеличили состав и мощность охранения конвоев и до некоторой степени улучшили организацию системы противолодочной обороны. Но американские подводные силы в свою очередь ответили на это действиями в составе групп подводных лодок. «Волчьи стаи», базы которых были в Пирл-Харборе и Фримантле, действовали методами, описанными в одной из предыдущих глав. Они применяли американскую тактику, заключавшуюся скорее в совместных поисках кораблей противника, чем в согласованной атаке. Эти методы все еще находились в стадии становления, когда весной 1944 года группа подводных лодок Тихоокеанского флота направилась к западу от острова Мидуэй для действия в водах между Марианскими островами и проливом Лусон. Действия этой группы заключались в оказании поддержки наступательной операции по захвату острова Сайпан. На этом успешном боевом походе мы остановимся более подробно, поскольку он проводился методами, которые стали образцом при организации групповых атак в 1944 году.

Групповые действия подводных лодок

В середине мая, когда формировалась группа подводных лодок («волчья стая») в составе «Шарк 2», «Пайлотфиш» и «Пинтадо», Марианские острова полностью находились в руках японцев и морские пути к острову Сайпан, этому ключевому опорному пункту, были особенно оживленными. Туда направлялись транспорты с войсками, боеприпасами и различным снаряжением. «Волчья стая» должна была действовать в районе, простирающемся на запад вплоть до пролива Лусон, но случилось так, что эта группа лодок провела несколько атак на линии Хонсю — Сайпан.

31 мая действовавшая в соседнем районе лодка «Силверсайдс» сообщила по радио об обнаруженном ею конвое. Вскоре «Шарк 2» также обнаружила этот конвой и сообщила его координаты другим лодкам группы. Командир группы капитан 2 ранга Блэр решил провести совместную атаку. Он приказал «Пинтадо» занять позицию для атаки на правом фланге конвоя, «Шарк 2» — на левом, а «Пайлотфиш» — позади. Но, пока лодки занимали позиции, конвой резко изменил курс, а затем менял его еще несколько раз. Это расстроило задуманную систему атаки, и 31 мая конвою удалось избежать опасности. Вскоре после полуночи 1 июня подводная лодка «Пинтадо» пыталась атаковать самостоятельно один из транспортов конвоя, но очередное изменение курса снова помешало осуществлению атаки. «Пайлотфиш» потеряла контакт с противником, но спустя некоторое время ее командир получил еще одну радиограмму — о том, что «Силверсайдс» обнаружила вторую группу японского конвоя. Тем временем лодке «Пинтадо» удалось, наконец, занять выгодную позицию для атаки первой группы конвоя. В 4 час. 57 мин. по транспорту «Тохо Мару» было выпущено шесть торпед — он взорвался и затонул. Подводная лодка «Шарк 2» оказалась вблизи третьей группы конвоя, а спустя некоторое время к ней приблизились «Пинтадо» и «Пайлотфиш». В результате сложилась такая обстановка: лодки стремились осуществить атаки и преследовали японские транспорты, а появившийся в этом районе японский самолет в свою очередь преследовал лодки. Так продолжалось в течение всего дня. Как только какая-нибудь из лодок поднимала перископ, самолет заставлял ее уходить на глубину.

Редко поднимая перископы над водой, группа лодок не смогла поддерживать контакт с первыми двумя группами конвоя, однако подводная лодка «Пайлотфиш» настойчиво преследовала третью группу. Всю ночь конвой шел в северо-западном направлении, преследуемый подводной лодкой. Утром 2 июня преследование все еще продолжалось, а к вечеру контакт с конвоем был установлен всеми подводными лодками группы и «Шарк 2» удалось атаковать противника. Это была ее первая атака. В 23 часа был произведен залп и потоплен японский транспорт «Тиё Мару» (4700 т).

Преследование конвоя продолжалось 3 июня. Так как конвой поспешно уходил в Японию, то группа лодок настойчиво следовала за ним. Подводная лодка «Пинтадо» несколько раз пыталась сблизиться с противником, но ей не удалось занять позицию для атаки. Во второй половине дня в перископ был обнаружен крупный конвой, шедший в южном направлении. Корабли, возвращавшиеся в Японию, шли без груза, корабли же вновь обнаруженного конвоя, шедшие на остров Сайпан, были нагружены до предела. Эти суда представляли хороший объект для атак подводных лодок.

В 10 час. утра 4 июня командиру подводной лодки «Пайлотфиш» приказали занять позицию впереди следовавшего к Сайпану конвоя. Подводной лодке «Пинтадо» было приказано занять позицию под углом 30° справа от головных транспортов, а подводной лодке «Шарк 2» — под углом 30° слева. В 14 час. 30 мин. «Шарк 2» и «Пинтадо» погрузились для проведения атак под перископом, но конвой внезапно «изменил курс, в результате чего-»Пайлотфиш» и «Пинтадо» оказались на левом фланге конвоя, а «Б1арк 2» прямо впереди противника.

Через несколько минут по головному транспорту конвоя «Коцукава Мару» (6886 т) был произведен торпедный залп, в результате чего он затонул.

После этого лодки продолжали преследовать конвой, который полным ходом шел к острову Сайпан. Днем 5 июня «Пайлотфиш» и «Пинтадо» заняли позиции на обоих флангах конвоя. Но, когда они погрузились, конвой изменил курс, и предпринимать атаку с выбранной позиции уже не имело смысла. «Пайлотфиш» смогла продолжать сближение с противником, но, уйдя на большую глубину, потеряла контакт с конвоем.

Однако подводной лодке «Шарк 2» в этот вечер удалось самостоятельно-осуществить атаку. Она нанесла новый удар по конвою, потопив грузовое судно «Тамахимэ Мару» (3080 т) и грузопассажирское судно «Такаока Мару» (7006 т).

Затем около 24 час. подводная лодка «Пинтадо» вторично заняла позицию для проведения ночной перископной атаки. Через несколько минут «Пайлотфиш» также пошла в атаку на конвой. Занять позицию для стрельбы удалось лишь подводной лодке «Пинтадо». Было выпущено четыре торпеды, послышался взрыв, и транспорт затонул. Японские данные не подтверждают потерю судна в этом пункте. Однако исход второй атаки «Пинтадо», проведенной в полдень на следующий день, уже не вызывал сомнений. Стремительно атаковав расстроенный конвой, она потопила два груженых судна — «Каспмасан Мару» (2825 т) и «Харвэ Мару» (5662 т).

Вскоре после этой длительной противоконвойной операции «волчья стая» была вынуждена покинуть район Марианских островов. После ухода с трассы Хонсю — Сайпан подводные лодки редко встречались с противником. «Шарк 2» из-за недостатка горючего вернулась на остров Мидуэй, ее заменила подводная лодка «Танни». 1 июля все названные лодки направились в Маджуру, чтобы пополнить запасы топлива, продовольствия и торпед. На этом действия указанной группы лодок были окончены.

Несмотря па некоторую шаблонность действий и тактические недостатки, «волчья стая» уничтожила несколько транспортов противника тоннажем около 35 000 т, а перехватив конвой, шедший к острову Сайпан, и потопив еще нять судов, лишила этот опорный пункт на Марианских островах многих сотен тонн жизненно необходимого оборудования и снаряжения. При этом вместе с затонувшими транспортами погиб личный состав почти половины японской дивизии, а оставшиеся в живых солдаты достигли берега без вооружения и боевого снаряжения.

Анализ действий группы подводных лодок подтвердил неосновательность «режних сомнений относительно целесообразности проведения совместных атак. Сама жизнь доказала, что подводные лодки, объединенные в «волчьи стаи», производя поиск целей совместно, а атаки порознь, способны наносить — противнику мощные удары.

Действия подводных лодок в районе «Конвой Коллидж»[21]

В середине июня две группы подводных лодок вышли из Пирл-Харбора в район, где действовала предыдущая группа. Перед ними стояла та же задача — вести действия по выводу из строя флота противника. Одна из групп называлась «Пираты Паркса», и командовал ею капитан 3 ранга Парке, другая — «Микки Финз» под командой капитана 2 ранга О'Регана.

Группа «Пираты Паркса», в которую входили подводные лодки «Перч», «Хэммерхед» и «Стилхед», вышла с острова Мидуэй 17 июня для действий в южных и юго-западных водах Формозы. Где-то впереди них шла группа «Микки Финз», состоявшая из подводных лодок «Гардфиш», «Пиранха», «Трешер» и «Апогон» и тоже державшая курс на Формозу. Район патрулирования, намеченный согласно новому «Х-плану», включал воды между островами Формоза, Лусон и азиатским материком. Этот район был известен под названием «Конвой Коллидж».

Обеим «волчьим стаям» предстояло действовать в этом районе, накапливая опыт ведения подводной войны.

При взгляде на карту бросается в глаза важное стратегическое значение этого района. В порту Такао на Формозе сходятся шесть главных морских путей следования конвоев. Там же проходят морские пути из портов Модзи и Шанхая, идущие к югу через Формозский пролив. Существуют прямые пути из Гонконга и Хаинаня; главная магистральная линия Сингапур — Япония проходит через Южно-Китайское море, линия Формоза — Палау — прямо через Лусонский пролив. Японское судоходство не ограничивалось только этими путями; по другим путям, проходившим вдоль восточного побережья Формозы и проливу Ваши (непосредственно к югу от Формозы), также шло много японских судов. Итак, «Конвой Коллидж» был одним из районов наиболее оживленного судоходства.

Подводная лодка «Пиранха», входившая в группу «Микки Финз», начала боевые действия 12 июня. Севернее Лусона она потопила грузопассажирское судно «Нитиран Мару» (6504 т). Спустя четыре дня в западной части пролива Лусон торпедами этой же лодки было уничтожено другое грузо-иасса-жирское судно, «Сиэта Мару» (5733 т).

В тот же день подводная лодка «Гардфиш», действуя юго-западнее подводной лодки «Пиранха», атаковала конвой севернее залива Лингаен.

В последовавшем бою она потопила грузопассажирское судно «Дзиндзан Мару» (5215 т) и вслед за ним грузовое судно «Нантай Мару» (5186 т). Конвой ушел в южном направлении. Подводная лодка «Гардфиш» преследовала его. На следующий день она повторила атаку и уничтожила грузовое судно «Фудзама Мару» (2838 т). Затем «Гэрдфипт» повернула на север и через два дня обнаружила второй конвой примерно на полпути между островом Хайнань и северной оконечностью острова Лусон. В этом пункте она потопила грузовое судно «Тэйрю Мару» (6550 т). Уничтожив несколько японских торговых судов общим тоннажем 20 461 т, подводная лодка «Гардфиш», прибывшая первой в этот район, закончила свой поход.

17 июля подводная лодка «Трешер» атаковала еще один конвой. Торпедами этой уже известной подводной лодки были потоплены два грузовых судна, «Кайнэй Мару» и «Сёдзан Мару», общим тоннажем около 7700 т.

На этом группа «Микки Финз» завершила свои действия, которые стоили противнику около 41 000 те торговых судов. С тех пор район «Конвой Кол-лидж» занимал выдающееся место в плане «XYZ»; он стал школой для многих американских «волчьих стай».

По мере приближения союзников к Филиппинским островам судоходство противника сосредоточивалось в этом районе, поэтому в течение всего лета и осени 1944 года там обычно действовали две или три группы подводных лодок.

Из боевых действий против конвоев противника американские подводники, безусловно, извлекли пользу. Группа лодок с большей эффективностью проводила разведку. Однако было установлено, что метод совместной атаки является слишком громоздким и неэффективным. Эют метод вскоре был сдан в архив, а признание получил метод независимых действий атакующих подводных лодок при их совместном поиске конвоев.

Строго индивидуальный характер атак оставался основой тактики американских подводных лодок. Правильность такой тактики подтвердили также действия и одной из лодок группы «Пираты Паркса» во время боя в районе «Конвой Коллидж» 1 августа. Это была подводная лодка «Перч».

Действия подводных лодок «Перч» и «Стилхед»

В 10 час. 30 мин. утра 30 июля подводная лодка «Стилхед» обнаружила на горизонте дымок конвоя и начада его преследование. Конвой шел под прикрытием авиации, и атаковать его из надводного положения было нельзя. В 20 час. 15 мин. подводная лодка «Стилхед» направила сообщение взаимодействующей с ней подводной лодке «Перч» о курсе и скорости хода японских судов. Командир «Перч» полным ходом в надводном положении повел свою лодку по указанному курсу.

В полночь обе подводные лодки сблизились с противником. В 3 часа 31 июля «Стилхед» пошла на сближение с противником. В 3 часа 32 мин. по конвою было выпущено шесть торпед (в танкер и крупное грузовое судно противника). Одна торпеда попала в грузовое судно, а через несколько секунд столб черного дыма поднялся из танкера. Затем подводная лодка развернулась, чтобы произвести залп четырьмя торпедами из кормовых аппаратов по другому грузовому судну.

Японцы объявили боевую тревогу, в ночное небо взвились ракеты. Эти ракеты были замечены подводной лодкой «Перч». За 30 мин. до этого лодка обнаружила один из эскортных кораблей конвоя и начала выходить в атаку для нанесения ударов по охранению конвоя.

Теперь при свете ракет можно было различить силуэты нескольких крупных судов и трех эскортных кораблей, шедших поблизости.

Один из эскортных кораблей шел впереди «Перч» с правого борта. Два других шли с левого борта между лодкой и конвоем. Так как один из них направлялся на подводную лодку, командир вынужден был уклониться от противника, изменив курс.

Идя полным ходом, подводная лодка начала уклоняться от надвигающегося эскортного корабля. Противолодочный корабль следовал своим курсом, в то время как «Перч», продолжая маневрирование, оказалась за кормой второго эскортного корабля, шедшего с левого борта. Впоследствии командир лодки вспоминал: «Этот круговой разворот, по-видимому, привел противника в замешательство». Подводная лодка оказалась между эскортными кораблями и транспортами, но, пока осуществлялся этот манерв, конвой изменил свой курс и теперь уже шел прямо на «Перч».

Командир подводной лодки для первого удара выбрал ближайшую цель — грузовое судно среднего размера. Но дистанция оказалась всего лишь 400 м. Круто отвернув вправо, подводная лодка уклонилась от шедшего на нее судна, пройдя мимо него на расстоянии менее 200 м.

Командир развернул лодку для атаки и произвел залп из двух носовых торпедных аппаратов. Подвергавшееся опасности грузовое судно сделало удачный поворот, и торпеды прошли мимо. Но зигзаг судна преградил путь эскортному кораблю. Через минуту наблюдатели подводной лодки обнаружили но правому борту два танкера. Направляясь к новым целям, командир лодки выпустил одну торпеду из кормового торпедного аппарата по грузовому судну.

Через пять минут подводная лодка заняла позицию для торпедного выстрела в 2000 м от танкеров.

Было выпущено четыре торпеды в головной танкер; затем лодка заняла позицию, чтобы выпустить три торпеды по второму танкеру. Все торпеды первого залпа поразили цель. Первая торпеда попала в носовую часть танкера. Следующие три торпеды попали в среднюю часть судна и в корму. Японский танкер быстро затонул, оставив на месте гибели лишь небольшое пятно горящей нефти. Второй танкер, пораженный двумя торпедами в носовую часть, накренился и сбавил ход, но продолжал идти. Подводная лодка последовала за ним.

Все эскортные корабли конвоя и оставшиеся суда стали теперь описывать круги. Вследствие этого подводная лодка оказалась в центре конвоя и продолжала торпедную стрельбу. Противник открыл огонь из всех видов оружия. Произошел самый ожесточенный надводный бой, какого еще не вела ни одна подводная лодка на. Тихом океане. Лавируя среди судов конвоя, как ковбой среди стада диких буйволов, «Перч» наносила удары одному судну за другим.

Командир выпускал торпеду за торпедой, в то время как противник вел ответный огонь трассирующими снарядами. Подводная лодка маневрировала. В носовых и кормовых торпедных отсеках матросы с удвоенной скоростью заряжали торпедные аппараты. Офицер, управлявший торпедной стрельбой, точно вел огонь в соответствии с получаемыми с мостика данными о целях. В 4 час. 23 мин. командир лодки и люди, находившиеся на мостике, заметили, что подходят два противолодочных корабля, один из них шел на таран. Лодка резко отвернула вправо. Корабль и лодка прошли почти рядом, менее чем в 15 м друг от друга. На этот раз удалось избежать опасности, однако тут же подводная лодка опять попала в затруднительное положение: небольшие суда с обоих бортов окружали ее; прямо на нее шло грузопассажирское судно. Командир произвел три выстрела из носовых торпедных аппаратов в надвигавшееся на лодку судно. Первая торпеда прошла мимо. Следующие две попали в его носовую часть, судно содрогнулось и внезапно остановилось. Лодка прошла вперед, затем взяла влево, чтобы произвести залп из кормовых торпедных аппаратов. Выпустив одну торпеду, командир видел, — как она взорвалась у средней части судна.

В 4 часа 42 мин. была выпущена еще одна торпеда; судно стало погружаться и вскоре затонуло. Командир высматривал очередную цель. В это время охранение конвоя вело беспорядочную стрельбу, разыскивая подводную лодку.

«В конвое еще оставалось несколько небольших судов в окружении эскортных кораблей, но мы не могли найти достойных целей. Я решил отойти на некоторую дистанцию от этого осиного гнезда», — так вспоминает командир про этот бой.

Когда подводная лодка «Перч» отходила, можно было услышать отдаленные раскаты взрывов. Это лодка «Стилхед» атаковала уцелевшие суда уходившего конвоя. В 4 час. 49 мин. командир «Стилхед» выпустил четыре торпеды в крупное грузопассажирское судно и дал второй залп четырьмя торпедами по крупному транспорту. С транспорта спустили спасательные лодки, и, оставленный командой, он затонул. Когда «Стилхед» маневрировала перед рассветом, чтобы покончить с грузо-пассажирским судном, ее атаковал самолет противника и заставил уйти на глубину.

По сообщению японцев, оставшихся в живых, их потери в тоннаже составили 39 000 т. Согласно сведениям объединенного комитета армии и флота по определению потерь противника, подводная лодка «Стилхед» потопила грузовое судно «Дакар Мару» (7169 т) и транспорт «Фусо Мару» (8195 т). Обе подводные лодки участвовали в потоплении транспорта «Иосино Мару» (8990 т). Подводная лодка «Перч» самостоятельно потопила танкер «Коэй Мару» (10 238 т) и грузопассажирское судно «Манко Мару» (4471 т).

Действия подводной лодки «Тэнг»

В конце июня и начале июля одной лишь подводной лодкой «Тэнг» было потоплено столько судов, сколько могло погибнуть только в результате огромного стихийного бедствия.

Ее действия начались 8 июня, когда она вышла из Пирл-Харбора в свой третий боевой поход в районы Восточно-Китайского и Желтого морей. В этом походе подводной лодке суждено было добиться замечательного успеха, которыми были отмечены действия американских подводных лодок.

Первая встреча с противником состоялась ночью 24 июня в Восточно-Китайском море юго-западнее Кагосима. Конвой насчитывал шесть крупных транспортов, следовавших в сопровождении по крайней мере шестнадцати эскортных кораблей. Сосчитав эскортные корабли, другой командир предпочел бы сближение с противником в подводном положении, но командир лодки выбрал две цели и из надводного положения выпустил в каждую по три торпеды. Когда лодка уходила на глубину, она подверглась атаке глубинными бомбами. В скромном донесении командира лодки было указано о потоплении грузового судна и крупного танкера. Японцы же в своих донесениях сообщали о потере трех грузовых судов и одного танкера среднего размера. Окончательной проверкой уже после войны было установлено, что подводная лодка «Тэнг» потопила два грузовых и два грузопассажирских судна.

Через пять дней после этого боя лодка «Тэнг» вела поиск в районе юго-западнее Кореи, вдоль морского пути Дайрэн — Кюсю. Перед полуднем на горизонте появилось грузовое судно, шедшее без охраны. Поскольку курс судна не позволял подводной лодке догнать его в подводном положении, командир отвернул в сторону, приказал всплыть на поверхность и начал стремительный заход в голову транспорта. Через четыре часа подводная лодка, погрузившись, вышла в атаку. Было выпущено две торпеды. Обе торпеды прошли мимо цели. Подводная лодка «Тэнг» ушла на глубину, чтобы избежать атаки глубинными бомбами, затем командир приказал всплыть и продолжать преследование. На этот раз, завершив заход в голову, он решил атаковать в подводном положении, когда до транспорта оставалось около 700 м. От одной торпеды, выпущенной с малой дистанции, корабль разломился на две части.

На следующее утро, 1 июля, когда лодка находилась в подводном положении, в перископ были обнаружены две цели, которые оказались небольшим грузовым судном и танкером (878 т). Первым было торпедировано грузовое судно, танкер повернул на обратный курс и скрылся. С наступлением сумерек лодка «Тэнг» преследовала его в подводном положении. Затем она всплыла и, зайдя в голову танкеру, атаковала его под перископом. Было выпущено две торпеды, одна из них попала в танкер, который взорвался.

4 июля «Тэнг» уничтожила еще два судна. Дело, закончившееся прекрасным фейерверком, началось на рассвете. Когда на горизонте показались мачты, подводная лодка произвела обходный маневр и атаковала в подводном положении предположительно плавучую базу гидроавиации.

Две выпущенные торпеды попали в цель и уничтожили японский корабль. Когда подводная лодка всплыла, на воде держалось около 50 человек, а вокруг кружилось более трех десятков рыбачьих лодок. Потопленным оказалось большое грузовое судно, а не плавучая база.

Во второй половине дня на горизонте появился дым и подводная лодка снова направилась на сближение. Она настигла корабль, затем погрузилась, чтобы занять позицию для атаки при помощи радара и под перископом. Был произведен залп. Две торпеды стремительно понеслись по направлению судна, последовал взрыв, и оно исчезло под водой. Командир приказал всплыть и затем направился для спасения оставшегося в живых человека, который держался на перевернутой спасательной лодке.

В следующую ночь подводная лодка «Тэнг» действовала в водах близ Дайрэна. Полная луна освещала море, на горизонте появилось японское грузовое судно. Командир лодки пошел на сближение в подводном поло-женин, а затем выпустил последние две торпеды. Обе торпеды попали в цель. Еще одно грузовое судно было уничтожено на коммуникации Дайрэн — Кюсю.

Итак, подводная лодка «Тэнг» закончила свой боевой поход на Тихом океане, потопив 10 судов. Ни одна американская подводная лодка не потопила большее число судов за один поход. А по тоннажу, потопленному за один боевой поход, ее опередили лишь три подводные лодки: «Рашер», «Флэшер» и «Арчерфиш»

Суда, потопленные подводной лодкой «Тэнг» в июне-июле 1944 года


Общий тоннаж судов, потопленных подводной лодкой «Тэнг», составлял 39 160 т.

В июле 1944 года судостроительные верфи Японии построили торговые суда общим тоннажем 106 612 т.

В результате сравнения этого вновь вступившего в строй тоннажа с тоннажем, потопленным в течение двух недель одной подводной лодкой, становится ясным, что достижения «Тэнг» являлись весьма знаменательными: они предвещали японскому торговому флоту весьма печальную судьбу.

Гибель подводной лодки «S-28»

3 июля американская лодка «S-28» вышла из базы подводных лодок в Пирл-Харборе для проведения учений с целью подготовки личного состава к проведению атак с использованием гидролокаторов. В учениях участвовали эскадренные миноносцы Тихоокеанского флота.

В этот день подводная лодка «S-28» провела две учебные торпедные-атаки против катера «Рилайэнс». На следующий день (4 июля) учения продолжались. В 17 час. 30 мин. подводная лодка ушла на глубину для сближения в подводном положении. В 18 час. 20 мин., находясь на дистанции 4200 м от подводной лодки, катер «Рилайэнс» потерял с нею контакт и с этого момента не смог его восстановить. Никаких сигналов о бедствии не поступало, не было слышно и взрывов. Подводная лодка «S-28» внезапно ушла на большую глубину.

Встревоженный командир катера вызвал из Пирл-Харбора другие суда, и немедленно был организован розыск лодки. Местонахождение ее, однако, установить не удавалось. В полдень 6 июля на поверхности было обнаружено масляное пятно, единственный признак возможного места гибели. Поскольку подводная лодка находилась на глубине 2600 м, спасение было невозможно. Комиссия, которая расследовала этот случай, пришла к заключению, что лодка «S-28» потеряла способность регулировать глубину погружения либо в связи с неисправностью материальной части, либо вследствие неправильных действий личного состава, либо по тон и другой причине одновременно. Было также отмечено, что материальная часть лодки была в хорошем состоянии, а офицеры и команда, находившиеся на подводной лодке «S-28»r были достаточно подготовленными. Следовательно, халатное отношение или неумелые действия со стороны кого-либо из состава экипажа казались маловероятными.

Гибель подводной лодки «Робало»

2 июля командующий подводными силами, базирующимися в Австралииг получил донесение лодки «Робало» об установлении ею контакта с. линейным кораблем типа «Фусо», который шел под прикрытием авиации и двух эскадренных миноносцев восточнее острова Борнео. Это было последнее донесение, полученное от подводной лодки «Робало», которая вышла из Фримантла 22 июня в третий боевой поход для патрулирования в Южно-Китайском море.

В связи с тем что она не ответила на запросы по радио, решили считать ее погибшей. История гибели ее стала известна партизанам Филиппин и одному американскому матросу, находившемуся в заключении в концлагере Пуэрто-Принсеса на острове Палаван. 2 августа американский солдат, работая во дворе тюрьмы, подобрал записку, брошенную из окна камеры. Солдат передал ее другому военнопленному, моряку, которому удалось сообщить ее содержание жене командира партизан Мендоза. Записка была брошена оставшимся в живых членом команды лодки «Робало». В ней говорилось о том, что подводная лодка затонула 26 июля в двух милях от западного побережья острова Палаван. Оставшиеся в живых считали, что лодка «Робало» погибла в результате взрыва кормовой аккумуляторной батареи.

Одному офицеру и троим рядовым с погибшей подводной лодки удалось вплавь добраться до берега. В джунглях северо-западнее лагеря Пуэрто-Принсеса все четверо были захвачены японской военной полицией. Японцы заключили их под стражу, как партизан. В их записке говорилось, что они были единственными людьми, спасшимися с подводной лодки «Робало».

В штабе сомневались, чтобы подводная лодка могла погибнуть от взрыва батареи; казалось более вероятным, что она наскочила на мину. Этих четверых спасшихся подводников найти не удалось. После войны стало известно, что 15 августа они были увезены с острова Палаван на японском эскадренном миноносце, который, по-видимому, так и не достиг места своего назначения.

Подводная лодка «Боуфин»

10 августа 1944 года подводная лодка «Боуфин» вышла в дозор в район острова Минами — Дайто, который расположен в центральной части островной цепи Рюкю. За узким проливом находилась бухта, и в перископ было обнаружено несколько кораблей конвоя, направлявшихся к новому бетонному причалу. Командир лодки решил войти следом за ними в бухту и атаковать их на следующее утро. Так и было сделано.

Подход был довольно трудный, но подводная лодка сумела пробраться в бухту, где у причала выстроились японские транспорты. «Боуфин» заняла позицию для атаки, и командир внимательно следил в перископ за намеченной им целью, стоявшей у набережной. Командир выжидал. К причалу подъехал автобус, и по трапу стала спускаться группа японцев, очевидно, сходящая на берег. Посадка в автобус проходила суетливо и оживленно. Командир лодки решил еще больше оживить ее.

Он выстрелил тремя торпедами в судно, стоявшее на якоре недалеко от причала, и потопил его. Затем были выпущены три торпеды по судну, стоявшему у самого причала. Одна торпеда попала в судно, а другая, по-видимому, попала в самую набережную, так как при взрыве в воздух поднялось облако цементной пыли. Когда рассеялся дым, та часть набережной, где стоял автобус, была уничтожена, а вместе с ней и сам автобус.

Лодка взяла обратный курс и направилась в море. Ее преследовало несколько противолодочных кораблей, и впоследствии подводники признали, что такие «проводы» были вполне заслуженными, ибо «Боуфин» была единственной лодкой, которая имела возможность доложить: «Уничтожены два судна, один причал и один автобус».

К сожалению, не удалось установить, какие именно суда были торпедированы, и на счет «Боуфин» было отнесено лишь грузопассажирское судно «Цусима Мару» (754 т), потопленное несколько позднее во время того же похода.

Атака японского конвоя в бухте Палуан

21 августа 1944 года группа подводных лодок атаковала японский конвой. В то время подводные лодки патрулировали в Южно-Китайском море и данные о судах, обнаруженных одной из лодок, часто передавались по радио и использовались другими подводными лодками, крейсировавшими в этом районе. Случилось так, что конвой, атакованный лодкой «Рей» 18 августа в южной части прохода Палаван, был затем последовательно атакован также и лодками «Хэддо», «Хардер», «Гитарро» и «Рейтон». В район острова Палаван японские конвои обычно следовали с большой осторожностью; днем их охраняли мощные эскорты, а ночью они стояли на какой-нибудь безопасной якорной стоянке.

Подводная лодка «Рей» патрулировала в районе пролива Балабак, где встретилась с упомянутым японским конвоем в составе пяти танкеров, нескольких транспортов и различных грузовых судов, всего около дюжины, охраняемых по крайней мере пятью эскортными кораблями. Командир подводной лодки «Рей» начал преследование и во время дневной атаки в подводном положении выпустил шесть торпед в танкер «Нансэй Мару» (5878 т).

Противолодочные суда противника, как обычно, начали атаку глубинными бомбами, но «Рей» избежала опасности, уйдя на большую глубину. Когда бомбометание прекратилось, подводная лодка всплыла, но конвой уже скрылся из виду, и командир взял курс на север, чтобы нагнать ускользнувший конвой.

В эту ночь были обнаружены три эскортных корабля, но определить место конвоя не удалось. Командир был уверен, что ночью конвой отстаивался на одной из якорных стоянок. Поэтому он продолжал двигаться по проходу Палаван, надеясь настичь конвой, когда он будет пересекать пролив Миндоро.

Предположения командира лодки оправдались. 20 августа в 5 час. 20 мин. наблюдатель в 13 милях впереди заметил дым конвоя. В 5 час. 25 мин. лодка погрузилась, все еще имея конвой впереди себя. Спустя два часа командир лодки приказал всплыть и зайти в голову конвою. Эта попытка была сорвана авиацией, прикрывавшей конвой.

В течение остальной части дня командир лодки уклонялся от воздушного прикрытия конвоя, то идя с большой надводной скоростью, то уходя на глубину при приближении самолетов. К полудню командир решил, что конвой направляется в бухту Палуан на западной оконечности острова Миндоро, чтобы отстояться там на якоре в течение ночи. Командир надеялся произвести атаку в момент, когда конвой войдет в бухту. В 17 час. он видел, как японские корабли входили в нее. Находясь на расстоянии 1 мили от берега, то есть слишком далеко, чтобы предпринять атаку, подводная лодка не смогла пойти на сближение.

«Рей» стояла у входа в бухту, ожидая выхода транспортов, находившихся в безопасности в мелководной гавани, охраняемой эскортными кораблями, которые крейсировали у входа. Но они должны были через некоторое время выйти в море и продолжать свой путь.

Недолго «Рей» крейсировала в одиночестве. В 20 час. 36 мин., спустя час после всплытия, она установила контакт с другой американской подводной лодкой. Вновь прибывшей лодкой была «Хардер». Вскоре ее командир уже говорил через мегафон с командиром подводной лодки «Рей». Командир «Хардер» командовал группой подводных лодок, следовавшей в район близ западного побережья острова Лусон. За лодкой «Хардер» следовала подводная лодка «Хэддо». Третья лодка этой группы, «Хэйк», находилась слишком далеко позади, чтобы принять участие в предстоящем бою. Что же касается «Хэддо», то ей командир группы приказал прибыть для встречи к мысу Калавитэ. «Хэддо» приняла приказание в 21 час. 25 мин. и на полном ходу направилась к месту встречи.

В 1 час 30 мин. 21 августа лодка «Хэддо» подошла к «Хардер», и командиры обсудили вместе с командиром лодки «Рей» план будущей атаки.

Было решено, что «Хэддо» будет атаковать с запада, «Хардер» — с юго-запада и «Рей» — с северо-запада. Планы атаки основывались на предположении, что конвой выйдет из залива на рассвете и направится на север. Предположение это оправдалось.

Атака подводной лодки «Рей»

В 4 час. 57 мин. лодка «Рей» погрузилась на расстоянии одной мили от берега и в трех милях к югу от маяка мыса Калавитэ.

В 5 час. 51 мин. наблюдатель обнаружил конвой, выходивший из бухты Палуан. Через четыре минуты послышалось три взрыва; по звуку было похоже, что это взрывы торпед, выпущенных лодкой «Хардер». За этим последовал ряд атак глубинными бомбами, которые продолжались с перерывами в течение всего утра.

Команде подводной лодки «Рей» не удалось увидеть результаты атаки «Хардер». Поверхность моря была гладкой, как стекло, поэтому наблюдение под перископом велось с большими промежутками. «Хардер» отвлекла на себя внимание почти всех противолодочных кораблей противника. Оставался только один эскадренный миноносец, который мог сопровождать конвой в открытое море.

В голове колонны шло судно (7000 т), и командир лодки «Рей» избрал его своей целью. В этот критический момент на борту лодки оставалось только четыре торпеды, и командир выпустил их все. В самый момент залпа цель изменила курс на 20° влево, чтобы идти вдоль береговой линии. Первые три торпеды прошли впереди, но четвертая попала прямо под дымовую трубу. Эскортный корабль сбросил глубинные бомбы, и лодка «Рей» ушла на глубину в поисках плотного слоя воды. Но такого слоя не было. Первые 40 глубинных бомб взорвались настолько близко, что лодке пришлось уйти на большую глубину. В северном направлении бомбардировали другую подводную лодку, и в море стоял грохот от взрывов. Когда наступило затишье, «Рей» всплыла на перископную глубину. Один эскортный корабль кружил на месте боя. Конвой огибал мыс Калавитэ. Цели подводной лодки «Рей» не было видно по той простой причине, что она уже находилась на морском дне. Это было пассажирское судно «Такетоё Мару» (6965 т).

Действия подводной лодки «Хэддо»

Тем временем лодка «Хэддо» в соответствии с планом подошла к бухте Палуан и остановилась, заметив эскадренный миноносец, который патрулировал у входа в нее. В 4 час. 19 мин. «Хэддо» погрузилась. Эскадренный миноносец находился справа по носу на расстоянии 5500 м.

Лодка шла некоторое время под водой, затем всплыла на глубину действия радара. В 5 час. 15 мин. был обнаружен выходивший из залива в строе кильватера конвой.

Море было спокойно. Можно было ожидать появления воздушного прикрытия конвоя. Командир лодки решил идти в северном направлении до тех пор, пока не представится возможность атаковать. Перископ поднимали как можно реже, и в промежутках между всплытиями «Хэддо» шла на глубине 25 м со скоростью 4,5 узла. Головной корабль пересек курс лодки на дистанции 5500 м, а концевой в колонне был еще в бухте. Все предвещало удачную атаку, однако в 5 час. 54 мин. лодка была обнаружена и началась атака глубинными бомбами. Со всех сторон раздавались взрывы; атака продолжалась непрерывно до 6 час. 16 мин.

Быстро осмотревшись вокруг, командир лодки заметил два эскортных корабля по левому и три по правому борту: все они шли на дистанции 2700 м, поспешно сбрасывая глубинные бомбы.

В 6 час. 19 мин. подводная лодка «Хэддо» увидела впереди судно, поврежденное торпедой лодки «Рей», на которую была сброшена новая серия глубинных бомб. «Хэддо» тем временем постепенно сближалась с противником, и командир выбирал подходящую цель. В 6 час. 25 мин. он увидел три транспорта, шедших позади судна, торпедированного подводной лодкой «Рей», которые вышли из колонны и следовали в направлении «Хэддо». Наконец представился долгожданный случай. Транспорты шли теперь в створе с торпедированным судном. В 6 час. 27 мин. командир «Хэддо» дал первый залп шестью торпедами из носовых аппаратов, по две торпеды в каждую из трех целей.

Сразу же после торпедной атаки «Хэддо» ушла на глубину, предвидя контратаку. Послышалось пять торпедных взрывов. Шестая торпеда взорвалась значительно позже других — то ли она взорвалась, пройдя всю дистанцию, то ли попала в берег острова Миндоро. Последовала атака глубинными бомбами, во время которой японскими противолодочными кораблями было сброшено свыше 100 бомб. В 7 час. 20 мин., когда командир «Хэддо» снова поднял перископ, он увидел корабль, охваченный ярким пламенем, и вправо от него густой столб дыма.

Действия подводной лодки «Хардер»

Участие в бою подводной лодки «Хардер» является в значительной мере предположительным. В 5 час. 55 мин. экипажи подводных лодок «Рей» и «Хэддо» слышали и видели атаку глубинными бомбами, направленную, очевидно, против одной из лодок. В начале атаки противолодочных кораблей противника на подводной лодке «Рей» слышали взрывы, напоминавшие взрывы торпед. Возможно, это были торпеды «Хардер». Но «Хардер» погибла во время этого боевого похода, и донесение о проведенной ею атаке погибло вместе с нею.

Японскому конвою не удалось все же ускользнуть. Предшествующей ночью подводная лодка «Гитарро» заняла позицию для атаки южнее маяка мыса Калавитэ. В оперативном подчинении командира группы находилась также подводная лодка «Рейтон», занимавшая позицию севернее названного маяка вблизи берега. Таким образом, вместо подводной лодки «Хэддо» в группу включались подводные лодки «Гитарро» и «Рейтон».

Действия подводной лодки «Гитарро»

21 августа в 4 часа 57 мин. подводная лодка «Гитарро» находилась на позиции в подводном положении. В 5 час. 55 мин. были услышаны отдаленные взрывы глубинных бомб. Спустя несколько минут наблюдатель заметил дым в юго-восточном направлении, а затем на дистанции 16 500 м начали вырисовываться мачты кораблей конвоя. Командир лодки начал сближение с противником.

В это время по неизвестной причине вышел из строя репитер гирокомпаса. Поэтому пришлось вести лодку по репитеру гирокомпаса, находящемуся в рубке.

В 6 час. 20 мин. гидроакустик уловил залп торпед, а через минуту-две послышались их взрывы, за которыми последовала продолжительная атака глубинными бомбами. В 6 час. 40 мин. конвой продолжал следовать к северу, а спустя 10 минут повернул вправо и пошел вблизи от берега.

Подводная лодка пошла на сближение, увеличив скорость хода. В районе мыса Калавитэ оказалось сильное течение (1,3 узла), которое мешало сократить дистанцию. В составе конвоя были шедшие в кильватер два крупных танкера и транспорт. Позади шли другие суда, но видимость на фоне берега была плохая и не позволяла опознать их более точно. В южном направлении появилось горящее судно и три японских эскортных корабля, атаковавшие находившуюся поблизости подводную лодку глубинными бомбами. Даже на таком расстоянии слышались оглушительные взрывы. Из-за этой атаки ближний конвой остался без охранения.

Для лодки «Гитарро» сложилась вначале выгодная обстановка, но вследствие зигзага конвоя она оказалась уже далеко в стороне от его курса и ей пришлось развить полный ход, чтобы выйти на позицию атаки. Бдительный эскорт, безусловно, смог бы обнаружить ее. Но, поскольку эскортные корабли были заняты атакой другой подводной лодки, «Гитарро» удалось сблизиться с противником.

Даже при таких условиях скорость лодки оказалась недостаточной. Танкеры прошли вне предела досягаемости торпед. Транспорт также прошел бы мимо, если бы что-то ему не помешало. В 7 час. 17 мин. транспорт изменил курс и пошел прямо на «Гитарро». Или лодка была обнаружена, или транспорт установил ложный контакт. Но вскоре транспорт пошел своим прежним курсом. Три эскортных корабля полным ходом приближались к нему.

Маневр, совершенный транспортом, был чисто случайным, но благодаря ему дистанция сократилась на 550 м и судно оказалось в пределах досягаемости торпед лодки. В 7 час. 21 мин. последовал залп четырьмя электроторпедами с дистанции 3350 м. Так как эскортные корабли быстро приближались, командир лодки приказал идти на погружение. Через четыре минуты после выпуска торпед послышался первый взрыв. Результатов попадания не было видно, но винты корабля прекратили работу, а затем последовал страшный грохот.

Впоследствии было установлено, что лодка «Гитарро» потопила грузопассажирское судно. В течение следующих 12 мин. японские корабли сбросили 50 глубинных бомб, которые разорвались недалеко от лодки, в результате чего «Гитарро» получила незначительные повреждения.

Лодка «Рейтон» в то утро находилась в подводном положении в районе мыса Калавитэ; в 5 час. 57 мин. послышались взрывы глубинных бомб.

Через несколько минут на горизонте появился дымок. Командир лодки взял курс на сближение, но дистанция оказалась слишком большой и лодка не смогла установить контакт.

Общий тоннаж потопленных судов этого конвоя составлял 28 000 т, что лишний раз подтверждает эффективность групповых действий подводных лодок. Но, пожалуй, самыми замечательными являются та точность и быстрота, с которой шесть подводных лодок смогли сосредоточить свои силы на одном японском конвое и разгромить его, несмотря на дневное время, близость к берегу, воздушное прикрытие и мощный надводный эскорт.

Однако нельзя сказать, что противолодочные меры японцев были совершенно неэффективными, — это подтверждается гибелью лодки «Хардер».

Доблестные действия «Хардер», ее бой с эскадренным миноносцем описываются в следующей главе.

Потери японцев во время нападения подводных лодок на конвой в бухте Палуан 18 и 21 августа 1944 года


Чтобы получить полное представление о японских противолодочных мерах, проводившихся в тот период, обратимся к опыту другой известной подводной лодки и к личным наблюдениям ее командира — аса подводной войны. Это подводная лодка «Барб», а ее командир — капитан-лейтенант Флаки.

Действия подводной лодки «Барб» в борьбе с японскими противолодочными средствами

Торпедами этой лодки в мае — июне 1944 года были потоплены следующие японские суда:


Когда подводная лодка «Барб» проводила девятый боевой поход (с 4 августа по 3 октября 1944 года), японские противолодочные средства достигли вершины своего развития. Поход подводной лодки «Барб» был очень удачным; она действовала в составе одной из знаменитых «волчьих стай» — так называемых «Истребителей Эда». В эту группу входили также подводные лодки «Куинфиш» и «Танни». Командиром группы был капитан 2 ранга Суинбарн.

Командир лодки дал следующее описание противолодочных мер, применявшихся японцами во время боевого похода «Барб»:

«Противолодочные действия, которые нам пришлось испытать, были достаточно мощными. Коротко говоря, они заключались в 73 встречах с самолетами противника и пяти бомбардировках с воздуха; на «Барб» была сброшена 141 глубинная бомба; мы испытали орудийный огонь и торпедную стрельбу с японского противолодочного корабля.

Для воздушного прикрытия конвоев выделялось обычно не менее двух и более самолетов. Три конвоя мы встретили ночью. В двух случаях, по-видимому, был вызван ночной бомбардировщик, так как после атаки лодки «Гринфиш» он прибыл к месту боя и, казалось, обнаружил нас при помощи радара, когда мы находились в зрне действия воздушного прикрытия, за минуту до открытия нами огня. Мы ожидали, что он начнет бомбардировку, но, по-видимому, ему не удалось обнаружить нас.

В дневное время воздушное патрулирование противника было особенно мощным на коммуникациях Манила — Гонконг, Такао — Сингапур и Формоза — Филиппины. Избежать встреч с самолетами противника можно было лишь благодаря обычным периодическим погружениям. Однажды днем мы были настигнуты самолетом типа «Нел», отлично камуфлированным серебряной окраской и летевшим на большой высоте, который спикировал, выйдя внезапно из-за солнца, и бомбардировал нас. Другие две дневные воздушные бомбардировки, которым мы подверглись, произошли из-за нашей чрезмерной настойчивости в преследовании конвоя. Несколько самолетов вынудили нас уйти на глубину. Позднее, идя около двух часов в надводном положении, мы снова были замечены самолетом и подверглись бомбардировке. Воздушное прикрытие конвоя действовало примерно в радиусе 100 миль.

Ночные воздушные патрули противника были еще более мощными. Особенно они отличались в светлые лунные ночи. Однажды самолет заставил нас погрузиться, но мы видели, как лодка «Танни» подверглась бомбардировке. Ее позиция была отмечена плавучими светящимися буями, которые горели п течение часа. Плавающие буи также сбрасывались, по-видимому, для обозначения курса, по которому лодка шла в подводном положении. Затем была сброшена на парашюте осветительная бомба зеленого цвета. Вскоре после полуночи нас бомбардировали самолеты, и позднее мы увидели в перископ, что место нашего погружения было отмечено плавающими буями… Осколки и стабилизатор одной из бомб упали на палубу и причинили небольшое повреждение.

Однажды на рассвете, находясь юго-западнее Такао, мы обнаружили восемь японских самолетов типа «Нел», возвращавшихся на свою военно-морскую базу. Все самолеты были окрашены в светло-серый цвет.

После нашей второй атаки (когда был потоплен небольшой транспорт) нас окружили пять противолодочных кораблей, которые то сбрасывали глубинные бомбы, то прослушивали глубину. Уклониться от противника удалось путем неоднократного изменения курса.

Во время нашего второго подхода в надводном положении нас опознали с дистанции 3300 м. Мы повернули назад. На дистанции 3600 м противолодочный корабль «Тидори» осветил нас прожектором и одновременно начал обстрел. Погрузившись, мы избежали опасности. Во время следующего подхода на «радарной глубине», когда противник преследовал какую-то другую лодку, мимо нашего правого борта прошли три торпеды, выпущенные с его стороны.

Вполне возможно, что эти торпеды были выпущены лодкой «Редфиш». Если же она не открывала огня, то это были торпеды противолодочного корабля японцев, который затем сбросил серию глубинных бомб. Вскоре после этого мы выпустили торпеды по противолодочному кораблю противника с, дистанции 1350 м. Умело сброшенные бомбы захватили нас в «вилку». Когда японский корабль проходил параллельно нашей лодке, мы сохранили свой курс и скорость, зная, что он будет сбрасывать бомбы влево. Так он и сделал. Бомбы упали и разорвались в 80–100 м от лодки. Воспользовавшись взрывами, мы пошли на погружение, затем повернули, описав циркуляцию вправо с целью обойти потопленные суда. Было сброшено много глубинных бомб, но все они остались далеко позади».

Потопленное 31 августа судно оказалось грузовым, называвшимся «Окуни Мару» (5633 т). Лодка «Куинфиш» потопила танкер «Тиёда Мару» (4700 то). Подводная лодка «Силайон 2» в соседнем районе потопила минный заградитель «Сиратакэ».

Фактически противолодочные меры японцев были ответом на тактику «волчьих стай», которая превратила район Формоза — пролив Лусон в кладбище для японских судов. В середине августа подводная лодка «Рашер» заняла второе место по тоннажу, потопленному американскими подводными лодками за один поход, а также второе место по потоплению наиболее крупного из торговых судов. Подводная лодка «Рашер» потопила также один эскортный авианосец японского флота.

Находясь в составе «волчьей стаи» «Истребители Эда», лодка «Барб» самостоятельно потопила японский эскортный авианосец.

Подводные лодки группы потопили японские торговые суда и военные корабли общим водоизмещением 51 661 т. Эта «волчья стая» закончила свой поход участием в спасательной операции.

Другими участниками этой операции были подводные лодки «Гроулер», «Силайон 2» и «Пампанито» — «волчья стая», называемая «Гуляки Бена», действовавшая в то время в районе «Конвой Коллидж». Этот эпизод будет описан ниже.

В районе Формоза — пролив Лусон в конце лета действовала еще одна «волчья стая», называвшаяся «Черти Донка». Она состояла из подводных лодок «Спейдфиш», «Редфиш» и «Никуда». Действия «волчьих стай» «Гуляки Бена» и «Черти Донка» наряду с «волчьей стаей» «Истребители Эда» превратили «Конвой Коллидж» в район самых ожесточенных боев.

23 июля «волчья стая» «Черти Донка» под командованием капитана 3 ранга Донахо вышла из Пирл-Харбора и направилась в район «Конвой Коллидж». Донахо, находясь на лодке «Пикуда», руководил действиями группы. В группу входила также вновь вступившая в строй лодка «Спейдфиш». Судьбе было угодно, чтобы эта подводная лодка в своем первом боевом походе сыграла главную роль в ударах «стаи» по противнику.

«Спейдфиш» нанесла первый удар 19 августа, выпустив торпеды в грузопассажирское судно «Тамацу Мару» (9589 т) северо-западнее Лусона. Судно было потоплено. Спустя три дня группа обнаружила и потопила танкер «Ханко Мару № 2» (10 023 т). Затем подводная лодка «Пикуда» уничтожила японский эскадренный миноносец «Юнаги» и грузовое судно «Котоку Мару» (1943 т). В нескольких милях к юго-западу лодка «Редфиш» потопила торпедой грузовое судно «Батопаха Мару» (5953 т).

Как уже было сказано, «волчьи стаи» «Истребители Эда» и «Гуляки Бена» действовали в смежных районах, и в ночь на 31 августа торпеды устремлялись во всех направлениях. По-видимому, японцы хотели добиться рассредоточения американских подводных лодок и поэтому в начале сентября направили конвой вдоль восточного побережья Формозы. Если они стремились избрать безопасный путь, то такая «противолодочная мера» оказалась тщетной. 8 сентября подводная лодка «Спейдфиш» была уже у восточного побережья Формозы. Командир начал преследование противнике. В результате подводной лодкой «Спейдфиш» были уничтожены суда «Нитиман Мару», «Нитиан Мару», «Синтэн Мару» и «Сёкэй Мару».

16 сентября во внутренних водах района «Конвой Коллидж» подводные лодки «Пикуда» и «Редфиш» атаковали японский конвой. «Пикуда» потопила грузопассажирское судно «Токусима Мару», а «Редфиш» — танкер «Огура Мару» (7311 т). Затем лодки направились к южной границе района, и 21 сентября «Пикуда» потопила грузовое судно «Авадзи Мару», а «Редфиш» — транспорт «Мидзухо Мару» (8506 т).

Этим закончился боевой поход подводных лодок группы «Черти Донка».

Общий тоннаж потопленных ими судов составил 64 448 т, и лодки с триумфом вернулись в Пирл-Харбор. Если бы японцы прибавили к этой цифре тоннаж, потопленный лодками группы «Истребители Эда», то они могли бы заметить, что две группы подводных лодок потопили в районе «Конвой Коллидж» больше торговых судов, чем смогли построить, работая с полной нагрузкой, судостроительные верфи Японии в течение августа месяца. И это не считая тоннажа, потопленного лодками третьей группы, которые вышли из Пирл-Харбора в середине августа.

Суда, потопленные группой подводных лодок «Черти Донка» в августе-сентябре 1944 года


Как было сказано выше, подводная лодка «Силайон 2» принимала участие в ночном бою 31 августа, когда командир подводной лодки «Барб» обратил особое внимание на широкое применение противником противолодочных средств в районе «Конвой Коллидж». Нанося свой первый удар в составе группы «Гуляки Бена», подводная лодка «Силайон 2» потопила минный заградитель «Сиратака» водоизмещением 1345 т.

Затем группа «Гуляки Бена» перешла в другой район и начала действовать на главной линии коммуникаций Сингапур — Япония.

Рано утром 12 сентября был обнаружен направлявшийся в Японию конвой. Три лодки пошли на перехват конвоя. Случилось так, что лодка «Гроулер» сделала первый выстрел в ходе этой драмы, которая началась схваткой между подводными лодками и конвоем, а закончилась знаменательной спасательной операцией.

Этот эпизод заслуживает подробного описания и будет изложен отдельно. К концу своего похода группа «Гуляки Бена» потопили торговые суда Японии тоннажем 37 634 т.

Таким образом, три «волчьи стаи» лодок из Пирл-Харбора примерно-за один месяц потопили японские грузовые суда общим тоннажем около 150 000 т.

Но атаки подводных лодок не ограничивались водами района «Конвой Коллидж».

Когда подводные лодки в составе групп действовали в водах района «Конвой Коллидж» и у восточного побережья Японии, одиночные подводные лодки производили поиск во многих других районах. Эти одиночные подводные лодки продолжали действовать до конца войны и во многих случаях причиняли большой ущерб конвоям. Выдающийся пример таких действий показала лодка «Тэнг». Другой лодкой, нанесшей большой ущерб японскому торговому судоходству летом 1944 года, была «Пинтадо».

Эта лодка 24 июля направилась из Пирл-Харбора в западном направлении в свой второй боевой поход. Ей был назначен район патрулирования в северных водах Восточно-Китайского моря.

6 августа «Пинтадо» обнаружила и потопила грузовое судно «Сонан Мару» (5401 т) в районе южнее Кагосима на коммуникации Кюсю — Формоза. Затем в конце дня 22 августа в перископ было замечено крупное судно, и лодка начала его преследование. К 18 час. командир лодки обнаружил в перископ крупный японский конвой, шедший тремя колоннами, в составе танкеров и грузо-пассажирских судов, охраняемых противолодочными кораблями. Командира лодки не интересовали эскортные корабли. Его внимание привлекла средняя колонна конвоя, то есть крупный транспорт и шедший впереди него танкер необычайно крупного размера. Это был «Тонан Мару № 2» — один из самых больших танкеров в составе японского флота.

Командир лодки так описывает свои действия:

«Мы взяли курс с расчетом занять позицию впереди центральной части: конвоя, чтобы атаковать и потопить, если удастся, наиболее крупное судно. К 6 час. мы заняли позицию справа от танкера, который шел зигзагообразным курсом. В 18 час. 15 мин. лодка находилась в подводном положении, команда заняла места по боевому расписанию. Противолодочный корабль, шедший в голове конвоя нам навстречу, прошел в каких-нибудь 70 м от нашего перископа. Он прошел, так и не заметив нас, и спустя несколько-минут мы выпустили в танкер четыре торпеды из кормовых аппаратов с дистанции 1100 м.

Примерно через 1,5 мин. послышались взрывы.

Одна торпеда попала в носовую часть, другая — в середину танкера. Без промедления мы развернулись, чтобы использовать носовые торпедные аппараты, и в 19 час. 1 мин. выпустили еще шесть торпед в этот танкер и находившиеся в створе с ним танкеры левой колонны. Все торпеды были выпущены с установкой на глубину хода 1,8 м. Две торпеды этого последнего залпа пошли неправильно. Одна описала круг и дважды прошла над «Пинтадо»; ее отчетливо было слышно, когда она проходила над дизельным отсеком. Другие торпеды пошли прямо. Через 2,5 мин. послышалось еще два взрыва и головной танкер дальней колонны вспыхнул по всей длине, подобно облитому бензином бревну. Вторая торпеда попала в следующий за ним танкер. Взглянув снова на торпедированную вначале громадину, мы увидели, что она горит от носа до кормы.

Солнце зашло еще в 18 час. 10 мин., и теперь стало почти совсем темно. Мы решили уйти на большую глубину и выйти из этого района, чтобы как можно скорее всплыть, перезарядить торпедные аппараты и ночью снова попытаться атаковать конвой.

Нам удалось избежать встречи с эскортными кораблями и атак глубинными бомбами. В продолжение полутора часов мы слышали вдалеке ряд мощных, грохочущих взрывов. Примерно в 21 час мы всплыли снова на перископную глубину и увидели, что два горящих судна извергали дым и пламя на сотни футов вверх, а поблизости горело третье судно. На горизонте виднелись два эскортных корабля, циркулирующих вокруг горевших судов. Мы вызывали поочередно в рубку всю команду, чтобы дать ей полюбоваться результатами атаки.

Около 22 час. мы всплыли и начали поиск остальной части конвоя. Когда лодка огибала место боя, на расстоянии 5–6 миль можно было отчетливо видеть огромные пожары. Густым черным дымом заволокло все небо. Мы продолжали поиск весь остаток ночи и в течение всего следующего дня, но нам не удалось установить местонахождение конвоя».

По-видимому, два поврежденных во время атак средних танкера избежали гибели. Но огромный танкер «Тонан Мару № 2» (19 262 т) с этого дня перешел в разряд «бывших».

В предыдущей главе упоминалось, что импорт нефти в Японию сократился примерно с 1 000 000 баррелей в январе до 600 000 баррелей в июне 1944 года.

В июле ввоз нефти в Японию сократился приблизительно до 400 000 баррелей. Сведения за август противоречивы, но один из источников указывает, что ввоз нефти упал до 300 000 баррелей. Безусловно, положение с поступлением нефти в Японию летом 1944 года было угрожающим. И эти статистические данные лишний раз подчеркивают важность потопления такого крупного танкера, как «Тонан Мару № 2».

Гибель подводной лодки «Флайер»

2 августа подводная лодка «Флайер» вышла из Фримантла в свой второй боевой поход и направилась в воды, примыкающие к Сайгону. 13 августа она проходила пролив Балабак в надводном положении. В 22 часа взрыв огромной силы потряс подводную лодку. Нефть, вода и обломки обрушились на мостик. Командир был сбит с ног, несколько человек на мостике были ранены. Воздух с силой вырывался из люка рубки, слышался шум наполнявшей лодку воды и ужасные крики находившейся внизу команды. Старший помощник командира был выброшен через люк. Матросы пробивались вверх по трапу — через минуту после взрыва «Флайер» затонула.

С лодки спаслось тринадцать человек, включая командира, и теперь они с трудом плыли по направлению к берегу. Вначале они стремились держаться вместе, но затем более слабые пловцы отстали. Двое тяжелораненых не могли больше плыть и утонули. Всю ночь и утро люди боролись с волнами. В 13 час. 30 мин. пять человек поймали плавающее пальмовое дерево, и, держась за него, достигли побережья острова Мантангуле.

Здесь они встретили своего товарища, который доплыл самостоятельно. Позднее приплыли еще два члена команды. В течение пяти дней оставшиеся в живых с лодки «Флайер» жили на этом острове подобно Робинзонам. 19 августа они встретили дружественных туземцев, которые доставили их в помещение американского подразделения береговой обороны на острове Палаван.

30 августа ночью спасшиеся члены команды «Флайер» сели в небольшие шлюпки и вышли навстречу находившейся вблизи побережья подводной лодке «Редфин». Совершив опасный путь, во время которого пришлось обойти японский корабль, стоявший на якоре вблизи места встречи, они достигли подводной лодки и были благополучно приняты на борт утром 31 августа.

Так закончилось это мучительное испытание. Оставшиеся в живых благодарили свою судьбу, но никогда не могли забыть своих товарищей, погибших при взрыве лодки на мине.

Спасение подводной лодки «Криволл»

Утром 11 сентября лодка «Криволл» шла севернее островов Постильон на пути к входу в Макассарский пролив. В 6 час. 11 мин. она совершила обычное погружение и в 6 час. 24 мин. всплыла на поверхность. Через 15 мин. она внезапно погрузилась с открытыми верхним и нижним люками рубки.

Вахтенный командир и старшина-артиллерист 2-й статьи были во время погружения снесены с мостика. Подводная лодка шла до этого полным ходом и теперь погружалась с большим дифферентом на нос. Вода хлынула в рубку, затопляя центральный пост. В оглушительном шуме воды потонули отдаваемые приказания и сигналы тревоги.

По-видимому, вахтенному командиру удалось в момент погружения лодки освободить открытую крышку люка, так как на глубине 45 м верхний люк закрылся. Это остановило стремительное поступление воды, но затопленная подводная лодка все еще продолжала погружаться, когда старшина-моторист Игер, находившийся в кубрике, подскочил к телефону.

Не имея возможности связаться ни с кем из офицеров, Игер решил действовать самостоятельно. Рассудив, что лодка еще сохраняет прежнюю скорость, он скомандовал «полный назад». Это и остановило дальнейшее погружение лодки и выровняло дифферент. Молниеносное решение старшины-моториста Игера, несомненно, спасло подводную лодку.

«Криволл» достигла глубины 57 м, прежде чем начала вновь всплывать. Вода в центральном посту доходила до уровня двери носовой батареи, насосное отделение было полностью затоплено.

Спустя две минуты после погружения лодка всплыла на поверхность. Вскоре начался розыск вахтенного командира и старшины-артиллериста. Артиллерист был вскоре найден, но вахтенный командир, хотя и показался на один миг, тут же скрылся под водой и исчез навсегда.

Подводная лодка «Криволл» оказалась в тяжелом состоянии. Все электрооборудование, находившееся в рубке, центральном посту и в помещении насосов, вышло из строя, включая и радиопередатчики. К счастью, на горизонте ничего не было видно, и подводники смогли произвести необходимый ремонт в надводном положении. В ту же ночь полузатопленная подводная лодка направилась в Дарвин. Расследование не смогло установить причину внезапного погружения лодки.

Спасение военнопленных американскими подводными лодками

В марте 1944 года в Сингапуре японцы праздновали открытие железной дороги, построенной силами английских, австралийских и туземных военнопленных. Эта железная дорога стоила жизни 22 000 военнопленных, несчастных жертв жестокого режима Того. Оставшиеся в живых строители этой ужасной железной дороги с марта по сентябрь работали в доках Сингапура, пока японцы ожидали суда, чтобы отправить военнопленных в Японию. Там им предстояла работа на японских фабриках и шахтах.

6 сентября конвой из шести судов с пятью эскортными кораблями вышел из Сингапура в Японию. На борту «Ракуё Мару» в страшной тесноте располагались 1350 английских и австралийских военнопленных. Около 750 человек были помещены в трюм другого судна. Еще два судна шли с грузом резины и риса, а остальные два — с грузом нефти. Спустя несколько дней к этой группе присоединились три грузопассажирских судна и еще два эскортных корабля с Филиппин. В ночь с 11 на 12 сентября конвой следовал в северном направлении в трех колоннах по три транспорта в каждой. Эскадренный миноносец «Сикинами» вел центральную колонну, а три небольших эскортных корабля охраняли конвой с флангов.

Это был тот самый конвой, который атаковала «волчья стая» «Гуляки Бена», состоявшая из подводных лодок «Гроулер», «Пампанито» и «Силайон 2». Между 1 час. и 1 час. 30 мин. 12 сентября все три подводные лодки установили контакт с конвоем при помощи радара примерно в 300 милях от острова Хайнань.

В 1 час 55 мин. лодка «Гроулер» атаковала конвой справа и выпустила торпеду в ведущий эскортный корабль «Хирадо», который затонул через несколько минут. Небо осветилось вспышками орудийных выстрелов с других эскортных кораблей, и «Гроулер» отошла, чтобы провести заход в голову конвоя для повторной атаки на контркурсе.

В 5 час. 24 мин. командир подводной лодки «Силайон 2» атаковал правый фланг конвоя. В течение двух минут он выпустил две торпеды в грузопассажирское судно «Нанкай Мару», шедшее в центре конвоя, другую торпеду — в крупный транспорт, возглавлявший правую колонну, и еще две — в «Ракуё Мару». Японцы, находившиеся на борту «Ракуё Мару», немедленно покинули судно. Несчастные военнопленные, брошенные на произвол судьбы, как могли, выбирались наверх и бросались в воду.

В 6 час. 53 мин. подводная лодка «Глоулер» атаковала и потопила эскадренный миноносец «Сикинами». Затем, примерно через час, пошло ко дну судно «Нанкай Мару», а в конце дня затонуло «Ракуё Мару». В течение дня большинство японцев было подобрано эскортными кораблями, тогда как пленных, находившихся в воде, отгоняли под угрозой винтовок и револьверов. К наступлению темноты несчастные покинутые люди продолжали отчаянно бороться за жизнь, многие беспомощно хватались за обломки судна. Почти все они с ног до головы были измазаны нефтью, покрывавшей поверхность воды. После наступления темноты оставалось мало надежды на спасение. Но этих людей ждало неожиданное избавление.

В течение всего дня лодка «Пампанито» преследовала конвой, но ей не пришлось атаковать его, так как конвой изменил курс и уходил в Гонконг.

«Пампанито» настойчиво и упорно продолжала преследование. В 22 часа 40 мин. подводная лодка заняла позицию для надводной атаки. Командир выпустил девять торпед в оставшиеся от конвоя четыре судна. Семь из них попали в цель. Одним залпом был потоплен танкер «Дзуйхо Мару» и другим — грузо-пассажирский транспорт «Катидоки Мару» (10 509 т). В результате в воде оказалось много военнопленных, но подводники и не предполагали, что это их союзники, которые так нуждаются в помощи.

14 сентября лодка «Гроулер» покинула этот район. Но лодки «Силайон 2» и «Пампанито» остались крейсировать в этих водах. Днем 15 сентября «Пампанито», проходя мимо места происшедшего боя, обнаружила переполненный людьми плот. Командир сразу понял, в чем дело, и «Пампанито» приступила к спасению оставшихся в живых людей, как только удавалось их обнаружить. Они выглядели истощенными, измученными после четырехдневного пребывания на плоту и трехлетнего заключения. Спотыкаясь, они поднимались на борт лодки, и тут же их покидали силы.

В 17 час. 10 мин. в этот же день (15 сентября) «Пампанито» обратилась за помощью к лодке «Силайон 2». Подводники стремились выполнить свою задачу до наступления темноты. «Силайон 2» пришла на помощь, и обе лодки прочесали весь район, подбирая оставшихся в живых. К 20 час. подводные лодки были уже переполнены людьми и полным ходом направились к Сайпану. К сожалению, пришлось оставить в море множество погибающих людей.

Подводная лодка «Пампанито» спасла 73 и «Силайон» 54 человека — Получив донесение, командующий подводными силами Тихоокеанского флота сейчас же приказал лодкам «Барб» и «Куинфиш», находившимся в проливе Лусон, проследовать в район прошедшего боя для поиска оставшихся в живых. Днем 17 сентября эти подводные лодки уже прочесывали воды, где в последний раз видели покинутых людей. Лодка «Барб» накануне потопила японский эскортный авианосец. Командир лодки Флаки всегда с большой готовностью проводил операции по спасению людей, и на этот раз команда лодки спасла 14 человек. Поиски продолжались до второй половины дня 18 сентября, когда ураганный ветер заставил подводные лодки прекратить их и направиться к Сайпану. К этому времени уже стало ясно, что спасать больше некого.

Всего подводные лодки «Барб» и «Куинфиш» подобрали 32 английских и австралийских солдата. В общей сложности четырьмя подводными лодками было подобрано 159 человек, но 7 человек умерли до прибытия лодок в порт.

Последние маршруты конвоев

В июле маршрут конвоев с Формозы к островам Палау был изменен японцами и конвои направлялись туда через Манилу. В августе, когда началось наступление американских войск, все пути в Палау сразу оказались отрезанными.

В августе маршрут конвоев из Гонконга к острову Хайнань был перерезан. Суда направлялись по опасному Сингапурскому маршруту, а в сентябре маршрут конвоев с Формозы к острову Хайнань также оказался перерезанным. Закрытие путей нанесло большой ущерб японским фирмам, торгующим железом, так как значительное количество импортируемой железной руды поступало в Японию с острова Хайнань. Торговые суда требовались и для перевозки боксита, недостаток которого вызвал кризис в алюминиевой промышленности Японии.

К концу лета 1944 года японское судоходство было почти полностью приковано к Южно-Китайскому, Восточно-Китайскому и Желтому морям и японским водам. Япония не могла восстановить огромные потери торгового и военно-морского флота, в то время как союзники стремительно наступали на запад, а американские подводные лодки нарушали морские пути сообщения.

Бушевавшая торпедная война вселила в японских моряков чувство пессимизма. Появились трудности с комплектованием флота, вызванные недостатком опытных матросов, офицеров и инженеров.

Тем не менее война продолжалась еще в течение года. Пытаясь сохранить свой престиж, военные лидеры Японии теряли все. Еще до конца 1944 года японская транспортная система была сведена к минимуму.

В сентябре закрылись маршруты Давао — Хальмахера и Манила — Сайгон. Линия Сингапур — Мадан закрылась в октябре. Путь танкерному флоту был отрезан подводными лодками в Малаккском проливе. Чтобы сберечь эскортные корабли, в ноябре была закрыта линия из Мири (остров Борнео) в Сайгон; прямой путь между источниками нефти Северного Борнео и Индо-Китаем был также отрезан. В том же месяце прекратил действовать маршрут Мири — Манила; закончились рейсы между Сингапуром и Ба-лшшапаном, между Манилой, Орионом и Давао.

В январе 1945 года подводные лодки заставили закрыть маршрут Сингапур — Рангун, а линию танкерного флота из Сингапура в Северное Борнео, находившуюся под ударами подводных лодок, пришлось закрыть из-за недостатка танкеров.

Таким образом, в начале 1945 года для японских конвоев оставались доступными только главная линия Сингапур — Япония с немногими ответвлениями в Южно-Китайском море и пути в Восточно-Китайском, Желтом морях и внутренних водах Японии.

Осенью 1944 года Япония потеряла морские связи почти со всеми захваченными ею территориями в юго-западной части Тихого океана. Это было достигнуто главным образом благодаря действиям американских подводных лодок из Пирл-Харбора и Фримантла, а также действиям флота и авиации США[22].

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.394. Запросов К БД/Cache: 3 / 1