Главная / Библиотека / Боевые действия подводных лодок США во второй мировой войне /
/ Часть третья. Наступление продолжается / Глава XXII. Действия подводных лодок против японского военно-морского флота

Глав: 7 | Статей: 39
Оглавление
Аннотация издательства:

В книге дается описание боевых действий американских подводных лодок во второй мировой войне, главным образом на Тихом океане. Подробно говорится об одиночных и групповых действиях лодок против торгового флота Японии, а также действиях против ее боевых кораблей. Рассматриваются тактические приемы подводных лодок по использованию торпедного оружия, постановка мин, выполнение специальных заданий и другие вопросы. Русское издание книги рассчитано на офицеров и адмиралов военно-морского флота.

Глава XXII. Действия подводных лодок против японского военно-морского флота

Глава XXII. Действия подводных лодок против японского военно-морского флота

Борьба с крупными кораблями

Когда американские подводные лодки получили свободу боевых действий, не ограниченную рамками частных задач, объектами их атак стали все корабли, плававшие под японским флагом. Но главным противником были все же военные корабли. Подводные лодки, осуществляя борьбу с торговым судоходством, переключились на боевые действия против японских военных кораблей. Они могли выполнить свою задачу скорее и эффективнее, если бы имели на вооружении более надежные торпеды. Как было указано в главе, посвященной торпедному оружию, недоброкачественный магнитный взрыватель очень часто отказывал в работе, когда он попадал в мощное магнитное поле, окружавшее линейный корабль или авианосец. Первые атаки подводных лодок против кораблей этих классов часто оканчивались неудачей.

Авианосец «Сорю» получил очень серьезные повреждения во время боя у острова Мидуэй и имел малый ход, когда подводная лодка «Наутилус» нанесла ему последний решающий удар. Потопленный подводной лодкой «S-44» тяжелый крейсер «Како» был уничтожен торпедами М-10. После этого прошло шестнадцать месяцев, прежде чем американская подводная лодка сумела удачно торпедировать еще один крупный японский корабль. Нельзя сказать, что лодки не старались этого делать. Просто все атаки одна за другой кончались провалом. Причина заключалась в торпедах. Этот факт стал совершенно очевидным, когда подводные лодки, снабженные торпедами с усовершенствованным взрывателем, начали уничтожать крупные корабли японского флота. Подводная лодка «Сейлфиш» 3 декабря 1943 года открыла новый боевой счет, потопив эскортный авианосец «Туйо».

В первом квартале 1944 года действия подводных лодок против японского флота продолжали развиваться. В предыдущих главах рассказывалось о потоплении легкого крейсера «Агано» подводной лодкой «Скэйт» и о победе подводной лодки «Сэндленс» над легким крейсером «Тацута». За этот период подводные лодки потопили пять эскадренных миноносцев. В апреле 1944 года атаки лодок приняли очень широкий размах и к концу июня достигли высокой активности.

Наступательные действия, проведенные адмиралом Локвудом, когда он исправлял ошибки, допущенные из-за плохого качества торпед, в течение лета 1944 года развились в целую кампанию по уничтожению военных кораблей противника. Каждая американская подводная лодка, отправлявшаяся в поход, стремилась во что бы то ни стало уничтожить военный корабль. Размер кораблей не влиял на исход действий: казалось, что чем больше были корабли, тем быстрее их топили. Крейсера не выдерживали хорошо рассчитанного торпедного залпа и, так же как эскадренные миноносцы, быстро отправлялись на дно. Не менее уязвимыми оказались и авианосцы. Броня и вооружение были бесполезны. Еще до конца 1944 года подводными лодками были потоплены линейный корабль и тяжелый авианосец.

Таким образом, крупные корабли, крейсера и эскадренные миноносцы японского флота, который в свое время одержал победу в Пирл-Харборе, были уничтожены подводными лодками. В это дело внесли свою лепту силы надводного флота и авиации США. Более подробно морские бои, проведенные этими силами, рассматриваются в других источниках. Настоящая же глава и ее продолжение посвящены лишь вопросу участия американских подводных лодок в боях, имевших место в 1944 году.

Участие подводных лодок было весьма значительным: ими было уничтожено 46 японских военных кораблей и 7 японских подводных лодок. Всего было уничтожено 53 военных корабля — потеря, от которой флот Японии так и не смог оправиться. В эту цифру не входят 4 тяжелых крейсера и тяжелый авианосец, которые в результате попадания торпед были выведены из строя, получив повреждения.

Апрель 1944 года ознаменовался активными атаками подводных лодок против японских миноносцев. Было время, когда увидеть в перископ эскадренный миноносец означало увидеть самого опасного врага, которого подводная лодка должна была по возможности избегать. Такова была тактика лодок в начале войны.

К началу 1944 года положение в корне изменилось: 14 японских эскадренных миноносцев (9 современных и 5 старых) были уже потоплены американскими подводными лодками. Теперь они уже больше не боялись заградительного огня глубинных бомб. До войны японские эскадренные миноносцы называли тиграми, теперь их стали звать котятами.

Но и эти котята имели когти и оставались сильным врагом, хотя действия против них уже не считались подвигом. Значение миноносца как объекта атаки никогда не было особенно большим. Уничтожая корабли во время войны на истощение, подводные лодки предпочитали атаковывать танкеры или транспорты. Однако за период с января по апрель 1944 года американские подводные лодки потопили 5 эскадренных миноносцев.

13 апреля 1944 года было объявлено открытие «сезона охоты». Некоторые факторы указывали на то, что общие потери эскадренных миноносцев японского флота вызвали серьезную нехватку в них и что противник испытывает сильное затруднение в использовании этих кораблей для охраны конвоев и в качестве эскортов для военных кораблей. Исходя из этой информации, командующий американским флотом издал директиву, в которой указывалось, что главной задачей подводных лодок после уничтожения авианосцев, линкоров и крейсеров является уничтожение миноносцев, а не торговых судов. Директива не была опубликована, но на нее обращалось серьезное внимание в секретных документах.

Находясь в дозоре около Замбоанга, подводная лодка «Редфин» 11 апреля первой атаковала, торпедировала и потопила японский эскадренный миноносец «Акигумо». После этого 15 и 16 апреля лодка потопила два транспорта — «Сину Мару» и «Ямагата Мару» общей грузоподъемностью 8000 т.

Подводная лодка «Хардер» уничтожила еще один эскадренный миноносец. Это был четвертый выход подводной лодки «Хардер». На этот раз она находилась в дозоре в районе Марианских островов, где еще чувствовалось влияние первого воздушного удара американцев. Лодка обнаружила свою жертву недалеко от острова Гуам 13 апреля, то есть в день выхода директивы об уничтожении эскадренных миноносцев. Командир лодки пошел на сближение, затем атаковал и потопил эскадренный миноносец «Икадзути».

В этом же походе лодка «Хардер» повредила другой миноносец, а четырьмя днями позже потопила грузовое судно «Матсуэ Мару» (7061 т). Таким образом, действия против эскадренных миноносцев шли полным ходом. А в свой следующий выход «Хардер» нанесла самый сильный для одиночной подводной лодки удар по противнику.

В апреле месяце американские подводные лодки не потопили ни одного эскадренного миноносца. Но кампания против эскадренных миноносцев была начата, и лодка «Хардер» положила этому хорошее начало. На основании предшествующих замечаний не следует думать, что эскадренный миноносец уже не являлся опасным противником и что глубинные бомбы были не страшны подводникам. Гибель подводной лодки «Хардер» доказывает обратное. Ни одна подводная лодка не могла пренебрежительно относиться к такому противнику, каким является миноносец, или ослаблять свое внимание при использовании противником глубинных бомб, но напряженность боевых действий несколько изменилась. Корабль типа «Тидори» как противник подводных лодок был столь же опасен, как и эскадренный миноносец. Это касается и действий групп сторожевых кораблей береговой обороны (кайбокан), также представлявших большую опасность для подводной лодки. Японские самолеты имели новые приборы обнаружения лодок, и с ними американские подводные лодки бороться не могли и, следовательно, должны были их избегать. Короче говоря, миноносец перестал быть главным противником, но как военный корабль он своего значения не потерял.


Фото 9. Вахтенный офицер осматривает горизонт.

Действия американских подводных лодок против миноносцев

Весной и летом 1944 года в полной мере развернулись действия против японских эскадренных миноносцев. Торпедами подводных лодок (электрическими и с усовершенствованными взрывателями М-14) было потоплено в течение этого лета и весны 12 японских эскадренных миноносцев.

Подводная лодка «Код» начала свою боевую деятельность 10 мая с потопления старого эскадренного миноносца «Карукая» вблизи острова Лусон.

В ночь на 14 мая недалеко от северного побережья острова Борнео подводная лодка «Бонфиш» атаковала и потопила японский миноносец «Инадзума».

22 мая подводная лодка «Поллак» потопила в районе островов Бонин эскадренный миноносец «Асанаги».

8 июня подводная лодка «Хэйк» обнаружила и потопила эскадренный миноносец «Кадзагумо» на выходе из залива Моро около острова Минданао.

В ночь на 9 июня подводная лодка «Свордфиш» потопила у островов Бонин эскадренный миноносец «Мацукадзэ».

25 июля подводная лодка «Бэтфиш» уничтожила эскадренный миноносец «Самидарэ» после того, как морская авиация отогнала его к берегам островов Палау.

Между тем лодка «Хардер» отошла в Целебесское море и атаковала там несколько эскадренных миноносцев. Атаки подводной лодки «Хардер» по эскадренным миноносцам заслуживают особого внимания и поэтому разбираются в отдельном разделе этой главы.

В июле действия против эскадренных миноносцев продолжала также и подводная лодка «Пэдл». 6 июля в Целебесском море она предприняла дневную атаку под перископом и торпедировала японский эскадренный миноносец «Хокадзэ». Далеко к северу от основных районов действий, в Охотском море, 7 июля торпедой, выпущенной с подводной лодки «Скэйт», был отправлен на дно миноносец «Усагумо».

Еще один эскадренный миноносец был потоплен в ночь на 7 июля в Южно-Китайском море недалеко от острова Лусон подводной лодкой «Минго». Потопленным оказался эскадренный миноносец «Таманами» водоизмещением 2100 т.

23 августа вблизи острова Лусон подводной лодкой «Хэддо» был торпедирован эскадренный миноносец «Аскадзэ».

Недалеко от северо-западного побережья острова Лусон двумя днями позже был торпедирован миноносец «Юнаги». Это было сделано лодкой «Пикуда».

12 сентября, действуя ночью в надводном положении у острова Хайнань, лодка «Гроулер» потопила эскадренный миноносец «Сикинами».

В период, когда были потоплены эти эскадренные миноносцы, наступательные действия американцев распространились на Марианские острова, острова Палау и подступы к Филиппинам. Япония оказывала сопротивление всеми имеющимися у нее средствами, не жалея резервов. Некоторые упомянутые эскадренные миноносцы, уничтоженные подводными лодками, являлись эскортными кораблями и вели боевые действия в центральной и юго-западной частях Тихого океана.

Совершенно ясно, что уничтожение миноносцев американскими подводными лодками нанесло серьезный ущерб военно-морскому флоту Японии.

Бой подводной лодки «Блюгил» с японским легким крейсером «Юбари»

В период действий американских подводных лодок против эскадренных миноносцев от торпед подводных лодок пострадали и японские легкие крейсера. За 1944 год подводные лодки сумели потопить три таких крейсера.

В один из апрельских дней подводная лодка «Блюгил» находилась в районе островов Сонсорол, к юго-западу от островов Палау. Лодка производила поиск кораблей противника. Так как она входила в состав 5-го соединения, базирующегося на Брисбен, ее задачей являлась также разведка островов Сонсорол. Группа островов Сонсорол расположена на полпути между островами Палау и Моротай, и можно было подозревать, что сюда иногда заходят японские военные корабли. Разведка, которую провела «Блюгил», подтвердила предположения. День 27 апреля был для подводной лодки днем испытания. Она обнаружила крейсер и эсминец, идущие мимо одного небольшого острова. Крейсер вскоре исчез за ним. Капитан-лейтенант Барр направил лодку вперед, чтобы атаковать эскадренный миноносец. Пока подводная лодка сближалась, крейсер неожиданно снова появился из-за острова; он шел с большой скоростью. Командир лодки быстро изменил расчетные данные на приборе управления торпедной стрельбой, развернул лодку на боевой курс, определил угол упреждения и выпустил шесть торпед. Он видел огромный столб дыма и огня, затем последовал огромной силы взрыв — торпеда попала в район котельного отделения крейсера. Когда лодка уже погружалась, раздалось почти одновременно еще два взрыва. Жертвой подводной лодки стал, таким образом, легкий крейсер «Юбари» водоизмещением 3500 т.

Действия подводной лодки «Хардер» против японских эскадренных миноносцев

26 мая лодка «Хардер» вышла в свой пятый боевой поход из Фримантла в район Целебесского моря. На ее борту находился в качестве наблюдателя офицер штаба подводных сил 7-го флота.

Лодка должна была принять на борт группу английских агентов у северовосточного побережья острова Борнео. Для того чтобы выполнить эту задачу, ей следовало пройти через узкий пролив Сибуту, между самыми южными островами архипелага Сулу и северным побережьем острова Борнео. Так как объединенные силы японцев находились в архипелаге Сулу, базируясь на старую якорную стоянку американских морских сил в Азии Тавитави, «Хардер» была вынуждена продвигаться к этому проливу очень осторожно. Ее главной задачей было обнаружение японских военных кораблей. Она могла быть выполнена только при соблюдении чрезвычайной осторожности.

Идя Макассарскпм проливом, лодка «Хардер» избегала встреч с часто попадавшимися рыбачьими парусными судами и шхунами, так как обнаружение подводной лодки в этих водах вызвало бы переполох и затруднило выполнение задания. 6 июня недалеко от острова Таракан лодку заметил японский сторожевой корабль, но ей легко удалось избежать встречи с ним. Днем она уже была в проливе Сибуту и после захода солнца приступила к высадке разведчиков на берег.

Но не успела она начать выполнение своего задания, как при помощи радиолокационного прибора был обнаружен конвой. Он двигался на юг через проход тем же курсом, что и лодка. Командир отдал приказание занять боевые посты. На расстоянии 16 000 м показались три крупных корабля, по виду похожих на танкеры. Их сопровождали два, а возможно, и три эскадренных миноносца. Командир лодки приказал всплыть на поверхность, и лодка начала полным ходом заходить в голову конвоя.

Конвой двигался со скоростью 15 узлов, меняя курс и отходя в сторону от подводной лодки, что задерживало сближение.

Когда лодка уже заканчивала маневр, взошла луна и осветила мостик лодки. До ближайшего японского эскадренного миноносца было И 000 м; он заметил лодку и, резко изменив курс, стал приближаться к ней, идя со скоростью 24 узла. Скорость лодки не превышала 19 узлов, и командир отдал приказание идти на погружение, затем сделать резкий поворот влево, для того чтобы использовать кормовые торпедные аппараты. Когда миноно —. сец оказался на расстоянии 1000 м, лодка выпустила три торпеды. Последовало два взрыва — один у носовой части корабля, другой — под мостиком. Эскадренный миноносец начал тонуть. Четырьмя минутами позже лодка всплыла на поверхность. Эскадренный миноносец «Минацуки» водоизмещением 1350 т уже затонул.

Командир снова возобновил преследование конвоя. Видя это, другой эскадренный миноносец произвел разворот, для того чтобы атаковать подводную лодку. По нему было выпущено шесть торпед, но все они прошли мимо миноносца. Лодка подверглась длительному преследованию. Только под утро замерли вдали звуки разрывов глубинных бомб и лодка наконец смогла снова всплыть на поверхность.

События, которые произошли во время сбрасывания эскадренным миноносцем глубинных бомб, показывают, что безопасность лодки в этом случае зависит от действий каждого члена экипажа. Когда лодка уклонялась от атаки, вышел из строя световой указатель положения кормовых горизонтальных рулей. Недостаточно опытный рулевой решил, что механическое управление нарушено, и перешел на ручное. Он нечаянно поставил рули на погружение, и, прежде чем лодку, которая уже находилась на довольно большой глубине, успели выровнять, она погрузилась на предельную глубину. Хотя это была вина «одного человека», командир лодки Дили подробно описал этот случай в донесении о походе, полагая, что это «сможет помочь другим подводным лодкам избежать подобных ошибок».

После длительного пребывания на большой глубине время для преследования конвоя было упущено. Командир приказал всплыть на перископную глубину, на которой лодка вынуждена была оставаться до рассвета. Затем рано утром 7 июня на горизонте были замечены мачты кораблей и лодка снова пошла на сближение. В 7 час. 30 мин. она коснулась подводного рифа. Командир приказал всплыть на поверхность и обнаружил, что приближается к острову.

Пришлось отказаться от преследования кораблей и продолжать намеченный ранее путь. Незадолго до полудня, когда лодка шла уже по проливу Сибуту, она вынуждена была снова погрузиться на большую глубину, так как ее обнаружил и стал преследовать японский самолет. Затем, всплыв на перископную глубину, с лодки заметили на расстоянии 3500 м эскадренный миноносец, шедший навстречу под небольшим курсовым углом. Команда приготовилась к бою. Были подготовлены к стрельбе четыре носовых аппарата. Когда расстояние сократилось до 2500 м, эскадренный миноносец обнаружил лодку и повернул прямо на нее с намерением таранить. Двигаясь зигзагами и появляясь то с левого, то с правого борта, лодка выжидала, пока миноносец не оказался на расстоянии 600 м. Затем последовательно были выпущены одна за другой три торпеды, четвертой не понадобилось. Через 15 сек. после первого выстрела раздался взрыв: торпеда попала в среднюю часть корабля. Вторая торпеда ударила точно в корму, третья прошла мимо носовой части корабля. Лодка резко уклонилась вправо и пошла полным ходом вперед, чтобы уйти подальше от миноносца. На расстоянии 250 м от лодки раздался страшный взрыв: вероятно, взорвался артиллерийский погреб миноносца. Менее чем через одну минуту после взрыва первой торпеды и через девять минут после того, как корабль был замечен, он начал тонуть. Так был потоплен эскадренный миноносец «Хаянами» (1700 т). Этот эпизод мог явиться роковым и для самой подводной лодки «Хардер», если бы появившийся вдруг морской охотник точно сбросил глубинные бомбы. Уйдя на большую глубину, подводная лодка в течение двух часов маневрировала, уклоняясь от атаки глубинными бомбами. Было сброшепо 17 бомб, и прошло много времени, прежде чем подводная лодка снова всплыла на перископную глубину.

Затем была замечена целая группа из шести эскадренных миноносцев, шедших прямо навстречу лодке. Командир лодки решил, что в данном случае следует избежать ненужного риска, и приказал погрузиться на большую глубину. Вступать в открытый бой с шестью эскадренными миноносцами было бы неразумным.

Всплыв ночью на поверхность, «Хардер» взяла курс на север и пошла со скоростью 15 узлов в направлении выхода из пролива Сибуту. Из-за тумана и сплошной облачности лодке не удалось определить по звездам свое местонахождение. В 22 часа 6 мин. с помощью радара обнаружили опасность прямо по носу на расстоянии 1300 м. Почти сразу же с мостика был замечен черный силуэт, с виду похожий на боевую рубку подводной лодки. Однако, подойдя на расстояние 1100 м, все увидели, что это торчащая из воды невысокая остроконечная скала, о которую, пенясь, разбивались волны. Неожиданные скалы и не отмеченные на картах рифы были обычными навигационными затруднениями в этом районе, и только высокая бдительность и прекрасная выучка личного состава экипажей позволяли избегать аварии.

Подводная лодка «Хардер» прибыла к назначенному пункту на северовосточном побережье острова Борнео ночью 8 июня с опозданием почти на 48 час. из-за встреч с японскими миноносцами. Три другие подводные лодки безуспешно пытались забрать эту группу наблюдателей. Теперь в результате хорошо подготовленного плана и с помощью австралийского офицера шесть разведчиков были эвакуированы без особых осложнений.

Рано утром 9 июня, когда подводная лодка отходила от места встречи с разведчиками, дозорный самолет противника заставил ее надолго уйти под воду. Одна бомба взорвалась как раз в тот момент, когда лодка была уже на перископной глубине; лодку сильно тряхнуло. Находясь в 40 милях от базы японского флота в Тавитави, командир полагал, что скоро в море появятся эскадренные миноносцы. Его предположения оправдались. Незадолго до полудня был услышан шум винтов двух эскадренных миноносцев. Командир решил уйти на глубину. Море напоминало собой голубое прозрачное стекло, на котором перископ был бы чересчур заметным украшением. А в прозрачной воде подводная лодка могла быть легко замечена самолетом даже на глубине 30 м. Эскадренные миноносцы несколько раз проходили над лодкой, но не могли ее обнаружить, так как она держалась на очень большой глубине. Рано утром эскадренные миноносцы удалились. Тогда «Хардер» направилась к северному входу в пролив Сибуту.

Вечером того же дня, в 21 час 1 мин., на расстоянии 11 500 м был замечен силуэт одного эскадренного миноносца, а через минуту — второго. Итак, самую узкую часть пролива охраняли, идя параллельными курсами, два японских миноносца.

На подводной лодке был отдан приказ приготовиться к бою. На перископной глубине начали сближение. На расстоянии в 2700 м от лодки оба миноносца повернули вправо на 30° (при этом курсе первый из них поставил под удар свой левый борт). Когда до целей оставалось 900 м, было выпущено четыре торпеды. В донесении указывалось: «Первая торпеда прошла как раз перед ближайшим эскадренным миноносцем, вторая попала в него недалеко от носовой части, третья разорвалась под мостиком и четвертая прошла за кормой». После первого залпа лодка повернула резко вправо, чтобы избежать столкновения с поврежденным кораблем и подготовить торпедные аппараты для залпа по второму.

Через 30 сек. после поворота в поле зрения лодки как раз позади пылающих остатков первого корабля появился второй миноносец. И именно в этот момент раздался взрыв четвертой торпеды, которая прошла мимо первой цели и теперь поразила вторую. Больше торпед не понадобилось. Раздавшийся в это время сильный взрыв, по-видимому, свидетельствовал о том, что взорвался котел первого миноносца, и подводная лодка, которая находилась в 360 м от места взрыва, сильно накренилась от сотрясения. Почти сейчас же раздался взрыв и на втором миноносце (вероятно, взорвались его боеприпасы), и носовая часть корабля сразу же ушла под воду. Старший помощник командира лодки наблюдал, как корма второго миноносца поднялась под прямым углом, а первый окончательно исчез под водой.

Через 10 мин. после открытия огня командир лодки приказал всплыть на поверхность, чтобы дать возможность всей команде посмотреть па результаты атаки и затем побыстрее уйти в более спокойный район.

При лунном свете ничего нельзя было различить, кроме большого количества дыма и пара над местом, где только что затонул первый миноносец, и столба огня там, где находился второй миноносец. Миноносец, затонувший первым, назывался «Таникадзэ». Название второго установить не удалось. Это мог быть старый эскадренный миноносец, действовавший в качестве противолодочного корабля. Если корабль шел ко дну, с ним вместе исчезало и его название, поэтому из двух потопленных эсминцев на счету лодки «Хардер» числился только одни.

Пока «Хардер» выбиралась из этого района, она была замечена японским самолетом, вынырнувшим откуда-то из ночного мрака и пролетевшим в 100 м от нее на высоте 30 м. Вероятно, самолет выполнял задание по опознаванию, потому что он не открыл огня, и лодке удалось спокойно уйти под воду, прежде чем упала первая бомба. Летчики преследовали лодку почти до-самого рассвета. Одна бомба разорвалась очень близко от лодки, однако для подводников это было вполне привычным делом.

Утром следующего дня подводная лодка заметила большое оперативное соединение противника: 3 линкора, 4 крейсера и 6 или 8 эскадренных миноносцев, шедших под сильным воздушным прикрытием. Лодка находилась приблизительно в 8 милях от ближайшего линейного корабля; он выглядел, как корабль класса «Мусаси». Когда корабль скрылся за завесой черного дыма, акустический прибор зафиксировал три отдаленных взрыва. Один эскадренный миноносец изменил курс и направился прямо к подводной лодке. Очевидно, какой-то самолет воздушного прикрытия обнаружил лодку в прозрачной, как стекло, воде. По гидрофону было определено, что миноносец приближался к лодке со скоростью 35 узлов, имея курсовой угол 0°. В вахтенном журнале было записано:

«Эскадренный миноносец шел прямо на нас. В сложившейся обстановке у нас оставался только один выход — открыть огонь. Когда расстояние сократилось до 1300 м, из носовых аппаратов было выпущено три торпеды. В этот момент по правому борту был услышан шум работающих винтов, но разобраться в том, что это такое, нам было некогда. Раздалась команда: «Полный вперед, право руля, погрузиться еще глубже!» Через 55 и 60 сек. соответственно после выстрелов последовало два торпедных взрыва, настолько оглушительных, что взрыв глубинной бомбы по сравнению с ними казался обычным шумом. В этот момент мы были на глубине 25 м и как раз почти под самым эскадренным миноносцем, который только что взорвался. Видимо, взорвались его котлы или артиллерийские погреба, а может быть, и то и другое вместе, но, к счастью для атакующей лодки, подобные взрывы всегда направлены кверху, а не книзу.

Силой взрыва лодку отбросило в сторону. Из своего гнезда был вырван барометр. Часть матросов сбило с ног».

«Хардер» в течение двух часов спасалась от глубинных и авиационных бомб. Когда, наконец, лодка всплыла до перископной глубины, она не обнаружила эскадренного миноносца. В своих сообщениях японцы не называют корабля, потопленного в это время в данном районе. Возможно, что эскадренный миноносец был только поврежден, однако взрыв говорил о том, что этот корабль надолго выведен из строя. Руководители японских военно-морских сил были склонны уменьшать свои потери. Адмирал Тосда, например, сообщал, что подводная лодка «Хардер» всего лишь «повредила четыре эскадренных миноносца».

Тоёда сделал и другое необычное заявление. Он сообщил, что его флот был обнаружен в Тавитави и якорная стоянка была окружена большим числом подводных лодок противника. В первом заявлении чувствуется явная недооценка наших действий, а во втором — переоценка. Фактом является то, что его флот был обнаружен. Однако подводные лодки «Хардер» и «Ред-фин» вряд ли можно было считать крупным подводным соединением. Адмирал не мог поверить, что три эскадренных миноносца могли быть потоплены за столь короткое время одной и той же подводной лодкой. Он полагал, что в районе Тавитави были сосредоточены крупные американские подводные силы, и, поскольку эскадренные миноносцы не смогли обеспечить кораблям надежной защиты от них, он решил, что наступило время для выхода из базы всего флота. И именно в этот момент подводная лодка «Хардер» появилась там, чтобы обнаружить движение японского флота и сообщить об этом своему командованию.

Наблюдая вечером 10 июня за якорной стоянкой в Тавитави, подводная лодка «Хардер» обнаружила группу военных кораблей, идущих в южном направлении. Как будет видно дальше, сообщение лодки об этом вызвало целый ряд событий, которые привели в дальнейшем к сражению в водах Филиппин. После того как лодка «Хардер» передала это сообщение, ей было приказано уйти в более безопасный район. Она закончила свой пятый поход 10 июля и вернулась в Фримантл, установив за собой славу истребителя миноносцев.

В официальных послевоенных документах говорится, что подводная лодка «Хардер» потопила три эскадренных миноносца подряд и повредила по крайней мере еще два корабля. Для одной подводной лодки, действовавшей всего четыре дня, это едва ли не самый выдающийся результат! Пожалуй, еще более значительным было последующее влияние этих торпедных атак «Хардер» на японского адмирала, который, испугавшись, поспешил с уходом японского флота из Тавитави. Это расстроило прежние оперативные планы командования японского флота и вынудило его задержать свое соединение авианосцев в водах Филиппин, где оно из-за этого потерпело ужасное поражение. Стратегические последствия действий лодки «Хардер» против эскадренных миноносцев оказались важнее уничтожения самих кораблей.

Гибель подводной лодки «Хардер»

Подводная лодка «Хардер» покинула Австралию 5 августа 1944 года и отправилась в свой шестой боевой поход. Как уже указывалось, она возглавляла группу, в которую, помимо нее, входили подводные лодки «Хэйк» и «Хэддо». Утром 21 августа группа, возглавляемая «Хардер», присоединилась к подводным лодкам «Гитарро» и «Рей» для нападения на конвой в районе острова Палаван.

После этого боя подводные лодки «Хэддо» и «Хардер» недалеко от Батана совместно атаковали три японских корабля береговой обороны. Эти легкие корабли были торпедированы и затонули, а к этому времени подошла третья подводная лодка группы — «Хэйк». Группа в полном составе продолжала свою деятельность.

23 августа утром «Хэддо» уничтожила японский эскадренный миноносец «Асакадзэ», а затем направилась в Австралию, так как у нее кончились боеприпасы. Командиры лодок «Хардер» и «Хэйк» оценили обстановку и решили одиночным порядком выйти в воды Кайман-Пойнта.

24 августа в 4 часа 53 мин. утра подводная лодка «Хэйк» погрузилась недалеко от Кайман-Пойнта, в то время как «Хардер» находилась от нее на расстоянии 4000 м к югу. Вскоре гидрофон «Хэйк» зарегистрировал слабый шум винтов в южном направлении, а в перископ были замечены два корабля — трехтрубный сиамский эскадренный миноносец «Фра Руанг» и японский тральщик водоизмещением около 1000 т. Лодка начала выходить в атаку, но вскоре прекратила ее, когда эскадренный миноносец противолодочным зигзагом стал уходить к бухте Дасол. Тральщик отстал от него почти у самой бухты.

В 6 час. 47 мин. лодка «Хэйк», идущая курсом на север, обнаружила прямо перед собой на расстоянии 200 м перископ лодки «Хардер». Затем были услышаны слабые звуки работы винтов, и командир лодки «Хэйк» приказал отойти и держать курс на юг. В поднятый перископ было видно, что тральщик изменил курс и двигался прямо на обе подводные лодки. Командир «Хэйк» подумал, что противник их обнаружил, и приказал уйти на большую глубину. Некоторое время был слышен неясный шум винтов тральщика. Затем в 7 час. 28 мин. последовало 15 частых разрывов глубинных бомб. Снова стало слышно, как работают винты тральщика. Все это продолжалось в течение некоторого времени, пока «Хэйк» маневрировала, стараясь скрыться в западном направлении. Через два с половиной часа шум винтов прекратился и подводная лодка всплыла на поверхность.

В тот день «Хардер» больше не показывалась, на запросы по радио не отвечала. Не присоединилась она и к подводной лодке «Хэйк».

По данным японских кораблей противолодочной обороны, около Кайман-Пойнта было обнаружено «много нефти, деревянных обломков и пробки на поверхности воды».

Так погибла подводная лодка Тихоокеанского флота «Хардер» и вместе с ней весь ее экипаж. Командир лодки был посмертно награжден Почетным орденом конгресса США.

Действия подводных лодок против объединенной эскадры противника (сражение за Филиппины)

Главнокомандующий японским Соединенным флотом адмирал Тоёда не мог поверить, что одна подводная лодка могла произвести столько разрушений, сколько их наделала «Хардер» в проливе Сибуту. Однако, если судить по его собственным высказываниям, он с большим уважением относился к смелым действиям американских подводных лодок. Когда его спросили об этом после войны, он заявил: «Я считаю, что уже в начале войны подводные силы являлись основной частью американского флота и таили в себе большую опасность для нас».

Далее он сказал, что поражение Японии, по его мнению, произошло из-за слабости японской промышленности, вызванной невозможностью получать сырье с Юга. Когда его попросили объяснить главные причины, мешавшие ввозу, он заявил: «Главной причиной, по-моему, явился тот факт, что у нас не было достаточного количества кораблей, с помощью которых можно было бы осуществить ввоз, а те, которые мы имели, постоянно выводились из строя американскими подводными лодками и авиацией».

На вопрос о том, как он оценивает обстановку на Тихом океане, сложившуюся к моменту принятия им командования после смерти адмирала Кога, он ответил: «В то время мы еще имели доступ к источникам нефти на Борнео и Суматре. Мы могли получать горючее непосредственно с юга. Таким образом, пока запасов нефти относительно хватало для нужд флота, трудность заключалась только в танкерах. Я обратился к правительству с просьбой предоставить для нужд флота несколько танкеров и вскоре получил их. Общий тоннаж их составлял 80 000 т, однако в это же время американские подводные лодки стали усиленно охотиться за ними, поэтому ко времени действий у острова Сайпан самой большой помехой для составления плана боевых действий было отсутствие достаточного количества танкеров для обеспечения топливом кораблей флота».

Таким образом, в июне 1944 года, когда готовилась операция «Фориджер», целью которой был захват Марианских островов, адмиралу японского флота, находившемуся в Тавитави, не давали покоя американские подводные лодки. Он также вынашивал свой план наступательных операций с целью противопоставить их американскому наступлению на Марианские острова. Пусть американцы считают, что японцы предпримут контрнаступление на Палау. Японский план был достаточно гибким и предусматривал возможность боевых действий у Марианских островов. План предусматривал двойную атаку по наступающим американским морским силам. Первую должна была осуществить японская авиация, базировавшаяся на острова Бонин, а вторую — самолеты с авианосцев адмирала Одзавы, которые для этого решено было вывести из Тавитави. Летчики японского флота должны были подняться в воздух с баз, достаточно удаленных от района операции, сбросить бомбы на американский флот и к вечеру этого дня приземлиться на островах Сайпан, Тиниан и Гуам. Там они должны были заправиться горючим и пополнить боезапас, чтобы на следующее утро возобновить атаку. После этого они должны были вернуться обратно на ожидающие их в условленном месте авианосцы.

Эта операция преследовала двойную цель: во-первых, дать летчикам, не имевшим практики в посадке самолета на палубу авианосца ночью, возможность подняться с авианосцев, приземлиться на аэродромах Марианских островов, а затем уже сесть на палубу авианосцев в дневное время; во-вторых, дать возможность летчикам дважды бомбить американский флот на пути к Марианским островам и обратно. Японцы считали, что американский флот будет так сильно поврежден ударами самолетов с авианосцев и наземных аэродромов, что не сможет ответить тем же, если Соединенный японский флот окажется в радиусе действий американских авианосцев.

План обороны Марианских островов был составлен неплохо. Но, поскольку он предусматривал координированные действия самолетов с авианосцев и наземных баз, главным являлось требование согласованности действий по времени. Самолеты с авианосцев и самолеты с сухопутных баз на островах Бонин должны были бы вылететь в район действий одновременно, если они хотели ударить по американскому флоту всеми силами. Кроме того, палубные самолеты должны были бы взлететь в таком пункте и в такой час, чтобы они смогли приземлиться вечером на Марианских островах. Предполагалось начать вылет самолетов с авианосцев, когда соединение авианосцев, идущее в северо-восточном направлении от Филиппинских островов, достигнет 137 или 138° восточной долготы, то есть когда оно пройдет около двух третей расстояния между Филиппинами и Марианскими островами.

Но что произойдет, если американскому флоту станет известно об уходе японского флота из Тавитави? Очевидно, командующий японским флотом, которого так беспокоил вопрос о подводных лодках, не учел этой возможности. Однако командующий американским флотом и авторы плана операции «Фориджер» не забыли о возможных помехах со стороны японского флота. Адмирал Спрюанс не хотел быть захваченным врасплох японскими авианосцами. Поэтому, как уже указывалось, американские подводные лодки были развернуты в водах Филиппин.

Подводные лодки «Хардер», «Редфин» и «Блюфиш» контролировали выходы из Тавитави. Три подводные лодки занимали очень важные позиции севернее острова Лусон, три были направлены в район к югу от острова Минданао, одна находилась у восточного входа в пролив Сан-Бернардино и одна — у восточного входа в пролив Суригао. Ночью 6 июня подводная лодка «Хардер» первой атаковала эскадренные миноносцы в проливе Сибуту. О том, как это повлияло на выполнение плана адмирала Тоёды, говорилось выше. Нападение подводной лодки «Хардер» вынудило японцев приводить в исполнение свой оперативный план тотчас же, как только в районе Марианских островов завязалась предварительная перестрелка. Соединение американских авианосцев было обнаружено японскими разведчиками 11 июня, когда корабли находились в 200 милях восточнее Гуама. В полдень американские самолеты совершили налет на главные аэродромы Марианских островов и уничтожили там более 100 японских самолетов. Командующие сухопутными и морскими силами генерал Сайто и адмирал Нагумо, ответственные за оборону Марианских островов, считали, что этот налет не будет иметь больших последствий. Японские военные руководители были убеждены, что удар американцев направлен на острова Палау, и прошло по крайней мере 48 час., прежде чем они поняли, что главный удар наносится по острову Сайпан. Наконец утром 15 июня из главного штаба пришел приказ о реализации плана адмирала Тоёды, но сам командующий очень опасался подводных лодок, могущих помешать осуществлению плана из Тавитави трех линейных кораблей, четырех или более крейсеров и шести миноносцев, которые направились на юг.

Вскоре поступили сведения и от подводной лодки «Редфин», которая находилась в дозоре в районе архипелага Суду. Утром 13 июня подводная лодка обнаружила 6 японских авианосцев, 4 линейных корабля, 8 крейсеров и группу эскадре'нных миноносцев, направлявшихся от Тавитави на север.

Американский командующий теперь уже точно знал, что японский флот вышел в море. Но определить, что это такое, ложный маневр или корабли действительно шли в бой, не представлялось возможным. Соединение японских авианосцев вело себя очень странно. Вечером 15 июня противник был обнаружен подводной лодкой «Флаингфиш» при выходе из пролива Сан-Бернар-дино. Соединение вначале взяло курс на восток. Затем, вместо того чтобы направиться прямо к Марианским островам, где в то время сражение было в полном разгаре, японские авианосцы продолжали маневрировать в водах Филиппин, ибо выход из Тавитави был преждевременным. Из-за того, что командующий японским флотом поторопился осуществить свой наступательный план, авианосцы прошли через море Сулу и пролив Сан-Бернардино на 24 часа раньше намеченного по плану срока. Подойдя к Филиппинам раньше времени, противник вынужден был задержаться там до тех пор, пока из Токио не был отдан приказ самолетам вылететь с островов Бонин. Дожидаясь указания сверху, авианосцы совершали круговые маневры, на которые расходовались и топливо и время. Эта нерешительность дала возможность американским подводным лодкам занять блокирующие позиции. Как будет видно дальше, возможность эту они использовали до конца.

Но куда же девалось обнаруженное подводной лодкой «Хардер» оперативное соединение, направлявшееся на юг? Адмирал Спрюанс непременно хотел узнать это. На вторичный запрос командующего подводная лодка «Сихорс» сообщила: «Оперативное соединение противника 10°11? северной широты, 129°35?… восточной долготы, курс — северо-восток, скорость — 16,5 узлов… Преследуем». К несчастью, когда «Сихорс» следовала за соединением, у нее произошла неполадка с мотором, и вскоре она сообщила, что потеряла противника из виду. Теперь было известно местонахождение двух оперативных соединений противника: основные силы — восточнее пролива Сан-Бернардино, отдельная группа — на выходе из пролива Суригао. Американское командование сделало из этого вывод, что оба соединения идут к сборному пункту, чтобы пополнить свои запасы горючего, прежде чем начать бой, обороняя Марианские острова. Но где находится этот пункт? Ответ на этот очень важный вопрос дала подводная лодка «Кэволла».

Борьба подводных лодок «Кэволла» и «Албакор» с авианосцами «Сёкаку» и «Таихо»

Подводная лодка «Кэволла», вышедшая в свой первый боевой поход, взяла курс на запад, чтобы сменить подводную лодку «Флаингфиш» у пролива Сан-Бернардино. В это время командующий подводными силами Тихоокеанского флота получил важное сообщение от командира подводной лодки «Флаингфиш». Подводной лодке «Кэволла» было немедленно приказано произвести разведку в том районе, где предположительно должны были находиться японские авианосцы.

16 июня в 23 часа радиолокатор лодки «Кэволла» зарегистрировал конвой из двух танкеров и трех эскадренных миноносцев, шедших с большой скоростью в восточном направлении. Командир лодки решил обойти конвой и занять боевую позицию для атаки. Нов этот момент лодка была обнаружена одним из эскадренных миноносцев, и ей пришлось уйти на глубину. Через полтора часа командир приказал всплыть на поверхность, чтобы передать сообщение о замеченном противнике, после чего лодка направилась к Филиппинам.

Командир лодки не предполагал, что этот конвой был ключом к ответу на вопрос о сборном пункте японского флота. Если бы эти танкеры были уничтожены, японские линейные корабли и авианосцы остались бы без горючего и тем самым ограничены в своих действиях, в то время как американским самолетам представилась бы исключительная возможность определить местонахождение кораблей и атаковать их. Командующий подводными силами Тихоокеанского флота, не теряя времени, отдал подводной лодке «Кэволла» распоряжение:

«Уничтожение этих танкеров имеет большое значение… Преследуйте… Атакуйте… Сообщите результаты».

Когда были получены эти указания, командир лодки изменил курс и, увеличив ход, направился на сближение с конвоем. К утру стало ясно, что лодка догнать танкеры не сможет. Поэтому ей было приказано идти следом за противником нормальной крейсерской скоростью. Танкеры делали до 16 узлов, но они торопились напрасно, так как в том месте, куда они шли, их уже ожидал флот Спрюанса.

Подводная лодка «Кэволла» потеряла из виду танкеры, зато вскоре она заметила оперативное соединение, которое еще раньше было обнаружено подводными лодками «Хардер» и «Сихорс». 18 июня в 20 час. на горизонте показались линейные корабли японцев. Командир «Кэволлы» немедленно доложил об их появлении командованию. Это было сделано в соответствий с приказом: сообщить, прежде чем атаковать. Последующие события подтвердили правильность такого требования.

Когда лодка погружалась, линейный корабль прошел над ней. «Кэволла» находилась на большой глубине и осталась незамеченной. Через два часа она снова всплыла на поверхность и передала командующему флотом сообщение о том, что японский флот находится в 350 милях юго-западнее 58-го оперативного соединения. Теперь уже не могло быть никаких сомнений: противник вышел для крупной операции.

Подводная лодка не должна была атаковать эти корабли, но утром следующего дня она встретилась с соединением японских авианосцев. Как раз. в это время командующий американскими подводными силами Тихоокеанского флота передал своим подводным лодкам, действующим в районе Филиппин, разрешение сначала атаковать противника, а затем уже сообщать об этом, мотивируя это тем, что местонахождение оперативных соединений противника уже известно. Как раз это разрешение и нужно было командиру подводной лодки «Кэволла», когда, наблюдая в перискон, в 10 час. 48 мин. утра он увидел мачты большого корабля. За первыми мачтами, показавшимися на горизонте, стали видны и другие. Теперь в перископе показался японский авианосец, шедший под прикрытием авиации и в сопровождении двух крейсеров и одного, эскадренного миноносца. Это был авианосец типа «Сёкаку». Командир лодки «Кэволла» повел ее на сближение в подводном положении для занятия позиции и стрельбы под углом 90°, собираясь произвести залп из носовых торпедных аппаратов.

Авианосец напоминал плавающий улей: самолеты поминутно взлетали с его палубы или садились на нее. Крейсера двигались впереди, но эскадренный миноносец шел с правого борта авианосца и сильно мешал подводной лодке. Тем не менее «Кэволла» приблизилась незамеченной. В 11 час. 18 мин. лодка произвела залп, выпустив шесть торпед с дистанции 1100 м. Когда торпеды, оставляя позади себя следы, направились к цели, эскадренный миноносец, находившийся на расстоянии 1300 м от лодки, развернулся и пошел в ее сторону. Нужно было уходить на глубину. Убрали перископ, и лодка стала погружаться. Сверху на нее посыпались глубинные бомбы, но «Кэволла» сумела избежать попаданий. Вскоре командир лодки смог сообщить о своих действиях: «В 2 часа 15 мин. атаковал авианосец типа «Сёкаку» шестью торпедами. Авианосец шел в охранении двух крейсеров типа «Атаго» и трех эскадренных миноносцев. Подвергся контратаке. За три часа на лодку сброшено 105 глубинных бомб… Вышла из строя гидроакустика… Серьезных повреждений нет… Неисправности устранимы… В 4 часа 45 мин. слышали четыре взрыва большой силы в направлении цели… Предполагаю, что авианосец затонул».

Предположение командира подводной лодки «Кэволла» было правильным: авианосец затонул. Им оказался авианосец «Сёкаку» водоизмещением 30 000 т. Это был один из трех самых крупных действующих японских авианосцев. Он был потоплен как раз в тот самый час, когда американские самолеты уничтожали одну за другой эскадрильи японских самолетов, пытавшихся прорваться к Марианским островам.

Эта потеря не была единственной в соединении авианосцев, участвовавших в сражении 19 июня. Примерно за три часа до того, как был уничтожен авианосец «Сёкаку», подводная лодка «Албакор» нанесла удар еще одному крупному авианосцу. Это произошло в 60 милях к северу от места гибелв «Сёкаку».

Подводная лодка «Албакор» в это время находилась в оперативном подчинении командующего 17-м оперативным соединением Тихоокеанского флота-Тактическое руководство подводными лодками входило в обязанности командующего оперативным соединением и играло важную роль в развитии сражения за Филиппины. Искусство в управлении подводными лодками дала подводным силам возможность одержать блестящую победу над противником.

Когда командир подводной лодки «Кэволла» сообщил об обнаруженном им конвое танкеров, американское командование пришло к выводу, что японский флот намеревается пополнить запасы горючего где-нибудь в районе 13? северной широты и 137° восточной долготы. Было немедленно приказано подводным лодкам «Финбэк», «Банг», «Стингрей» и «Албакор» продвинуться на юг до 100 миль, а подводной лодке «Сивулф» на 150 миль дальше позиции первых четырех. Таким образом, эти пять подводных лодок оказались как раз на пути, по которому приближался японский флот.

Подводной лодке «Албакор» досталась самая ответственная роль. В восьмом часу утра 19 июня лодка погрузилась, чтобы не быть обнаруженной появившимся самолетом противника. Командир лодки понял, что появление-самолета с чем-то связано. Приблизительно через час в перископ были обнаружены авианосец, крейсер, а также надстройки нескольких кораблей, оставшихся неопознанными. Расстояние от них до лодки равнялось примерно 13 500 м, а курсовой угол — 70° левого борта. Командир лодки приказал начать сближение. Пока лодка разворачивалась, в перископе появилась еще одна группа кораблей. В нее входили авианосец, крейсер и несколько эскадренных миноносцев. Курсовой угол составлял всего лишь 10° правого борта. В 8 час. 1 мин. подводная лодка сблизилась с кораблями до 8000 м, при этом курсовой угол был равен 15° правого борта. Через минуту стало ясно, что один из эскадренных миноносцев собирается вклиниться между лодкой и целью и этим самым блокировать удар. Лодке пришлось развернуться немного на север, чтобы эскадренный миноносец миновал линию залпа.

В 8 час. 4 мин. дистанция сократилась до 4800 м. Скорость авианосца равнялась 27 узлам. Эти данные были переданы на прибор управления торпедной стрельбой. В 8 час. 8 мин. командир подводной лодки был готов атаковать противника. И как раз в этот момент прекрасная боевая позиция чуть не была потеряна. Когда был поднят перископ, обнаружилось, что данные прибора управления торпедной стрельбой неправильные. Цель уже прошла угол упреждения.

Разворачивать лодку и одновременно следить за изменением угла атаки было невозможно, и командир, надеясь только на случай, решил произвести залп широким веером. Последовала команда, и шесть торпед понеслись к цели. Командир лодки приказал уйти на глубину. Когда подводная лодка уже погружалась, послышался приглушенный взрыв — по времени это был взрыв шестой торпеды в залпе.

В то время среди подводников существовал закон: увидеть — значит поверить. «Албакор» ушла на глубину, и командир лодки, ничего не видя, не был уверен, что слышанный им взрыв был взрывом торпеды и что авианосец потоплен или поврежден. Поэтому он не торопился передать сообщение об атаке. Когда из его доклада о походе об этом стало известно командующему подводными силами Тихоокеанского флота, на боевой счет подводной лодки «Албакор» было занесено «возможное повреждение» авианосца. Только через несколько месяцев стал известен действительный исход этого боя. Один из японских военнопленных сообщил, что утром 19 июня затонул авианосец «Тайхо», торпедированный как раз в тот момент, когда на его борту производилась заправка самолетов горючим. Оказывается, одна из торпед, выпущенных лодкой «Албакор», взорвалась в районе бензиновых цистерн. На борту этого авианосца находился командующий авианосным соединением адмирал Одзава, которому удалось перебраться на авианосец «Дзуйкаку» на эскадренном миноносце. Приблизительно через шесть часов после торпедирования возникший пожар вызвал взрыв бензиновых цистерн авианосца и корабль водоизмещением 31 000 т — самый новый и самый крупный авианосец — затонул, при этом погибло значительное число самолетов и почти вся команда.

Таким образом, два лучших японских авианосца были потоплены подводными лодками в течение одного дня. Потеря авианосцев «Сёкаку» и «Тайхо» была очень тяжелым ударом для японского флота. Японские корабли продолжали маневрировать на одном месте, когда вечером 20 июня самолеты Митчера с ревом пронеслись над ними и нанесли решительный удар. В результате налета были потоплены нефтеналивное судно, эскадренный миноносец и авианосец «Хитака». Трем другим авианосцам, линейному кораблю и трем крейсерам американскими бомбардировщиками и торпедоносцами был причинен серьезный ущерб.

Между тем американские силы вторжения высаживались на островах Тиниан, Гуам и Сайпан. Из 400 вступивших в бой японских самолетов, присланных сюда, вряд ли хоть один вернулся обратно. К полуночи 20 июня японский объединенный флот начал беспорядочно отходить от берегов Филиппин, стремясь уйти к острову Окинава, чтобы укрыться там. Под натиском подводных сил и авиации, оборона Марианских островов рухнула.

Подводные лодки Тихоокеанского и Азиатского флотов, бесспорно, сыграли важную роль и заняли соответствующее почетное место в истории морских операций. Они явились опорой флота. Потопив два авианосца общим водоизмещением 61 000 т, лодки «Кэволла» и «Албакор» завоевали славу лучших подводных лодок. В одном ряду с ними стоит лодка «Хардер», которая расстроила план боевых действий Соединенного японского флота.

Бой подводной лодки «Флэшер» с легким крейсером «Ои»

Подводная лодка «Флэшер» покинула Фримантл 19 июня 1944 года, направившись в свой третий боевой поход в Южно-Китайское море. Боевые действия лодки начались 28 июня, когда она вступила в бой с усиленно охраняемым конвоем, состоявшим из 13 кораблей. Из-за мелководья командир решил провести атаку в надводном положении и развернул лодку так, чтобы подойти к цели справа. К полуночи «Флэшер» находилась по правому борту первых кораблей конвоя. В эту группу входили, помимо кораблей охранения, два крупных транспорта. «Флэшер» удачно сманеврировала и заняла позицию для атаки. Цели находились на дистанции 2500 и 3100 м, немного перекрывая друг друга. В 1 час 11 мин. ночи 29 июня из носовых торпедных аппаратов было выпущено шесть торпед. В первую цель — грузовое судно — попало три торпеды; судно разломилось пополам и тут же затонуло. Это было «Ниппо Мару» (6079 т). Второе — грузопассажирское судно — открыло артогонь, освещая лодку. Лодка быстро отошла, продолжая все же оставаться в надводном положении.

В июле месяце подводная лодка «Флэшер» крейсировала у берегов Индо-Китан. Было обнаружено значительное число малых кораблей, атака которых торпедами не оправдывалась. Вечером 7 июля в поле зрения лодки появился транспорт средних размеров, шедший в сопровождении эскорта. Командир воспользовался дождевой завесой и быстро обошел противника, а затем с дистанции 1900 м выпустил из кормовых аппаратов одну за другой четыре торпеды. Раздались взрывы, и охваченное пламенем судно «Кото Мару» (3557 т) затонуло.

Утром 13 июля «Флэшер» обнаружила еще один конвой и немедленно сообщила об этом подводным лодкам «Англер» и «Криволл». В 8 час. 37 мин. эскорт конвоя, обнаружив «Флэшер», направился прямо на нее. Чтобы уклониться от противника, лодка погрузилась. И хотя противолодочный корабль прошел над местом погружения, он не обнаружил ее. Однако это привело к тому, что лодка потеряла конвой из вида.

Следующие шесть дней не принесли ничего нового, но затем события приняли совсем неожиданный оборот. Утром 19 июля был замечен корабль на расстоянии 13 500 м. Лодка погрузилась и немедленно пошла на сближение. Целью оказался крейсер типа «Кума». Он шел в сопровождении эскадренного миноносца. В 11 час. 3 мин. крейсер появился с левого борта под курсовым углом 30°, и командир лодки начал выходить в атаку.

Не прошло и трех минут, как крейсер изменил курс, что давало лодке возможность атаковать противника. Командир приказал идти полным ходом, чтобы успеть пересечь курс корабля и произвести залп из кормовых торпедных аппаратов. В 11 час. 10 мин. выпустили четыре торпеды. Раздалось два взрыва. Опасаясь контратаки, подводная лодка ушла на глубину. Эскадренный миноносец сбросил 15 глубинных бомб. В 12 час. 40 мин. «Флэшер» опять всплыла на перископную глубину. Крейсер не двигался; очевидно, он был поврежден. Лодка подошла к нему па дистанцию 2900 м и выпустила из носовых аппаратов четыре торпеды широким веером с таким расчетом, чтобы избежать ошибки. Но, увы! Ни одна из торпед не попала в цель. И вновь эскадренный миноносец стал забрасывать лодку глубинными бомбами, и вновь лодка погрузилась, а затем всплыла на перископную глубину. После первого выстрела, сделанного по крейсеру, прошло три часа. Намереваясь закончить бой, командир приказал еще раз зарядить носовые аппараты, чтобы снова пойти в атаку, когда вверху раздались взрывы. В 16 час. 51 мин. лодка подвсплыла на перископную глубину. В поле зрения находился только один японский эскадренный миноносец. Позже установили, что потопленным оказался легкий крейсер «Ои» водоизмещением 5700 т.

25 июля «Флэшер» потопила крупное грузовое судно, завершив тем самым свой боевой поход, в результате которого японцы потеряли несколько торговых судов и один легкий крейсер. Но в августе они потеряли уже не один, а два легких крейсера.

Подводная лодка «Крокер» находилась в Восточно-Китайском море. Командир лодки уже участвовал до этого в нескольких боевых походах. Утром 7 августа южнее Нагасаки лодка атаковала легкий крейсер типа «Кума».

Крейсер шел переменными курсами, охраняемый противолодочным кораблем и самолетом. Заняв выгодную позицию для атаки, лодка произвела залп из четырех кормовых торпедных аппаратов. Как только были выпущены торпеды, крейсер, видимо, обнаружив след торпед, отвернул в сторону. Это, несомненно, могло привести к тому, что все торпеды прошли бы мимо цели.

Но крейсер сделал новый поворот и лег на прежний курс, и одна из торпед попала в цель.

Последующие совместные действия корабля охранения и самолета были малоэффективными. Пока они производили поиск лодки, ее командиру удалось в перископ распознать цель и даже снять на цветную пленку торпедированный легкий крейсер «Нагара».

К концу августа создалось впечатление, что каждая американская подводная лодка, выходящая в свой первый боевой поход, обязательно уничтожала японский легкий крейсер. Начало было положено подводными лодками «Сэндленс» и «Блюгил». Их примеру последовала подводная лодка «Крокер». Затем это стало превращаться в традицию.

Подводная лодка «Хардхед» вышла из Пирл-Харбора 27 июля в свой первый боевой поход. Местом назначения были воды Филиппин. 18 августа в районе острова Минданао при помощи радиолокатора были обнаружены два приближающихся корабля. Командир лодки выбрал объектом атаки крупный корабль. Через полтора часа он уже мог рассмотреть цель в бинокль с расстояния 7000 м. Это был либо тяжелый крейсер, либо линейный корабль.

В 2 часа 37 мин. подводная лодка «Хардхед» заняла позицию для атаки и был произведен залп пятью торпедами М-23 из носовых торпедных аппаратов. Затем командир развернул лодку влево и через три минуты приказал выпустить еще четыре электрические торпеды М-18 из кормовых торпедных; аппаратов. Никто не видел и не слышал ни одного взрыва торпед первого, залпа, хотя след торпед говорил о том, что две из них должны были попасть в цель. После второго залпа были замечены и услышаны два взрыва. При свете поднимающегося вверх пламени выступили очертания крупного-корабля, похожего на линейный корабль.

Эскортирующий его миноносец уходил на восток малой скоростью; лодка «Хардхед» начала его преследование. Перед самым рассветом она, сблизившись с кораблем, выпустила по нему шесть торпед, но миноносец уклонился от них. Объектом первой атаки оказался легкий крейсер «Натори», который через некоторое время затонул. Лодка «Сторджен», находясь вблизи места гибели корабля, подобрала японского офицера и трех матросов, от которых узнала его название и класс. Это несколько снижало успех лодки «Хардер». Такие ошибки были обычным явлением во время войны, так как ночью трудно судить о подлинных размерах кораблей, а силуэты часто оказывались обманчивыми. Даже в дневное время цели в горячке боя казались больше своих действительных размеров. Но бывали и такие случаи, когда в сообщении говорилось о потоплении легких кораблей, а в действительности оказывались потопленными крупные корабли. Крейсера напоминали эскадренные миноносцы. На экранах радиолокационных установок они изображались примерно одними тем же контуром. Поэтому подводной лодке, которая находилась первый раз в боевом походе, можно было простить такую ошибку. В японском флоте также имели место случаи преувеличения своих успехов.

С февраля американские подводные лодки потопили шесть легких крейсеров: «Агано», «Тацута», «Юбари», «Ои», «Нагара» и «Натори».

Действия подводной лодки «Рашер» против эскортного авианосца «Тапё» («Отака»)

Японцы применяют чрезвычайно много названий для танкеров, грузовых и других морских судов. Любопытным в этом отношении является тот факт, что они часто прибегали к цифровым обозначениям. Так, например, существовали суда под названием «Ункай Мару» с № 1 по № 15, «Уне Мару» с Л» 1 по № 8 и «Тинсэй Мару» с № 1 по № 18. Некоторым японским кораблям давалось несколько названий. Например, в начале войны судно «Касуга Мару», подходившее к острову Кваджелейн, было атаковано подводными лодками. Вероятно, неисправность торпед того времени дала возможность «Касуга Мару» остаться в строю. Вскоре после этого «Касуга Мару» появилось в море под названием «Тайё». Сами японцы должны были удивиться, когда услышали об атаках американских подводных лодок по эскортному авианосцу под названием «Отака». Это объяснялось ошибочным толкованием японских иероглифов в захваченных американцами документах. «Тайё» был назван «Отака» — ошибка[23], которая существовала в течение всей войны. Эскортный авианосец «Отака», вероятно, испытал на себе атаки подводных лодок больше, чем любой другой корабль японского флота. Для американской подводной лодки любой японский эскортный авианосец независимо от названия был желанной целью.

Японцы еще больше удивились бы, если бы узнали истинную причину долговечного существования эскортного авианосца «Тайё». Вопрос о неисправных торпедах, рассмотренный в одной из предыдущих глав, не нуждается в дальнейших объяснениях. Следует только напомнить, что к лету 1944 года этот недостаток был устранен, а поэтому кончился и период неуязвимости для японского эскортного авианосца «Тайё».

Началось с того, что названный авианосец встретил на своем пути подводную лодку «Редфиш». Вечером 17 августа она обнаружила конвой и начала «го преследование в надводном положении, одновременно сообщив подводным лодкам «Никуда» и «Спейдфиш» курс и скорость движения конвоя. Эти две лодки находились слишком далекой не могли принять участия в преследовании, поэтому утром 18 августа лодка «Редфиш» одна предприняла атаку. Ее торпеды не попали в цель, но, пока она осуществляла атаку, был замечен японский эскортный авианосец. Лодка выпустила по нему одну торпеду, но он отвернул и вскоре скрылся из виду.

«Редфиш» определила его курс и скорость и сообщила об этом действовавшим недалеко от северо-западного побережья острова Лусон лодкам «Блюфиш» и «Рашер». Подводная лодка «Блюфиш» была занята атакой поврежденного танкера, поэтому «Рашер» должна была одна атаковать авианосец. J3 20 час. лодка «Рашер» при помощи радара обнаружила конвой, о котором ей сообщили. Он включал 13 транспортов и 6 кораблей эскорта.

В своем донесении о сближении и атаке командир лодки писал следующее:

«Ночь была очень темная, почти все время шел дождь — идеальные усло-шия для ночной атаки. Гидроакустические приборы очень помогали на протяжении всей операции; при помощи этих приборов опознавали эскортные корабли по шуму, производимому их двигателями. Эти же приборы использовались для определения типов кораблей конвоя. Все атаки производились только при помощи радиолокационных приборов. Цели были очень легко обнаружены, и за ними следили при помощи приборов на дистанциях, достигавших 17 000 м. Скорость, число эскортных кораблей, протяженность всего конвоя и размеры отдельных кораблей, а также интенсивные действия авиации, предшествовавшие прохождению конвоя, убедили нас в том, что это был исключительно важный конвой. Он шел курсом 205° со скоростью 12 узлов, периодически зигзагируя.

Один из кораблей включил большой прожектор, направляя луч на север. В 21 час 22 мин. с дистанции 2500 м были выпущены веером с углом растворения 2° четыре торпеды из кормовых торпедных аппаратов. Отмечены попадания двух торпед в танкер. Столб пламени в результате взрыва поднялся на большую высоту. Все небо стало красным. Танкер разломился на части, которые пылали в течение 20 мин., а затем после еще одного взрыва… исчезли из поля зрения».

Корабли конвоя открыли стрельбу трассирующими снарядами и начали сбрасывать глубинные бомбы. Командир «Рашер» вывел лодку из зоны артиллерийского обстрела и держался на дистанции 3600 м от кораблей конвоя. После того как перезарядили аппараты, атака возобновилась.

Командир открыл стрельбу в 22 часа 11 мин.

Торпеды выпускали из шести носовых торпедных аппаратов веером при угле растворения 2° и угле встречи 71° правого борта с дистанции 3000 м. В 22 часа 14 мин. лодка развернулась и дала залп четырьмя торпедами из кормовых торпедных аппаратов в цель, которая находилась с левого борта.

Было установлено, что три торпеды, выпущенные из носовых торпедных аппаратов, попали в один транспорт. Возможно, что остальные торпеды, выпущенные из носовых торпедных аппаратов, поразили вторую цель. Три попадания были отмечены после залпа из кормовых торпедных аппаратов.

Через полчаса первый транспорт застопорил ход, а через четыре часа, когда лодка возвращалась через этот же самый район, она обнаружила пятно нефти, которое растянулось примерно на две с половиной мили.

Эскортные корабли производили поиск подводной лодки «Рашер», но ей легко удалось ускользнуть от них. В 22 часа 45 мин. произошло следующее.

Когда лодка обнаружила нового противника, она передала об этом по радио, так как ей нужна была поддержка других лодок; на лодке оставалось только четыре торпеды в носовых аппаратах и две в кормовых. В 23 часа конвои разделились на две группы, и подводная лодка избрала для своей последней атаки большую из них, состоявшую по крайней мере из двух крупных транспортов, идущих в кильватер, и одного эскортного корабля, который держался справа от этих транспортов, третий транспорт шел слева от них. Противник шел курсом 270°.

В 23 часа 30 мин. «Рашер» заняла позицию для третьей атаки. Командир лодки приказал выпустить четыре торпеды из носовых торпедных аппаратов по головному транспорту, а две оставшиеся в кормовых аппаратах — по второму. В первую цель попали три торпеды, во вторую — две. Несколько минут после взрывов можно было наблюдать за горящими транспортами, а затем их изображения исчезли с экрана радара. Около полуночи удалось установить связь с подводной лодкой «Блюфиш» и командиру ее было поручено преследовать и уничтожить остатки конвоя. Подводная лодка «Рашер» продолжала следовать своим курсом и посылать сообщения о противнике. До рассвета подводные лодки «Спейдфиш» и «Блюфиш» перехватили еще несколько судов, а на рассвете 19 августа торпедировали некоторые из них.

Перечень японских кораблей, потопленных подводной лодкой «Рашер» в августе 1944 года


Все названные корабли были уничтожены в ночь с 18 на 19 августа во время атак лодки, длившихся меньше трех часов; по конвою было выпущено 18 торпед, из них 16 попали в цель. В течение этих боевых действий подводная лодка «Рашер» все время оставалась на поверхности. Всего же за август она потопила 52667 т. Что касается эскортного авианосца» Тайё» («Отака»), то он не был опознан во время атаки и даже американская версия о его названии не вошла в отчет командира лодки. Корабль так и затонул ночью неопознанным. Потеря эскортного авианосца была тяжелым ударом для японского флота.

Потопление подводной лодкой «Шэд» фрегата «Иводзима»

19 сентября 1944 года за несколько часов до рассвета подводная лодка «Шэд» при помощи радиолокационных и акустических приборов обнаружила южнее острова Хонсю два корабля противника.

Лодка начала сближение с кораблями в надводном положении, а на рассвете погрузилась, чтобы избежать встречи с эскадренным миноносцем и продолжать сближение, идя подводным ходом. В 5 час. 53 мин. второй из обнаруженных кораблей сделал неожиданный поворот, который привел к тому, что лодка оказалась в очень выгодном положении для атаки.

Под углом встречи 90° командир лодки выпустил четыре торпеды, а затем дал приказание уйти на глубину, так как появился охотник за подводными лодками. Послышались три характерных взрыва торпед.

Послевоенными исследованиями установлено, что подводной лодкой «Шэд» 19 сентября был потоплен фрегат «Иводзима» водоизмещением приблизительно 900 т.

Действия подводной лодки «Барб» против эскортного авианосца «Уне»

В японском флоте была еще свежа память о потерянном эскортном авианосце «Тайё», когда в открытом море, к югу от острова Формоза, американская лодка потопила другой авианосец.

Подводная лодка «Барб» в девятый раз вышла в боевой поход, проходивший «без особых событий» до утра 31 августа, когда она обнаружила конвой в составе восьми кораблей. В этот день «Барб» торпедировала и потопила грузовое судно «Окуни Мару» (5633 т).

15 сентября в 21 час 40 мин. командир подводной лодки «Барб» получил сообщение от командира подводной лодки «Куинфиш» о том, что она атакует конвой противника. «Барб» держалась в стороне до 22 час. 45 мин., то есть до тех пор, пока «Куинфиш» не закончила свою атаку. Затем в надводном положении «Барб» сблизилась с конвоем для атаки. Было установлено, что конвой состоял из пяти кораблей, которые двигались двумя колоннами. Командир лодки избрал объектами атаки танкер и крупный корабль. Во время сближения было установлено, что атакуемый корабль — авианосец.

Пока лодка маневрировала, занимая позицию для атаки, ее заметил один корабль охранения типа «Тидори», который открыл по ней сильный орудийный огонь.

«Барб» произвела залп из носовых торпедных аппаратов по целям, которые в это время створились, а затем пыталась резко повернуть вправо, чтобы использовать также и кормовые торпедные аппараты, но для этого уже не хватило времени. Японский корабль, шедший полным ходом в атаку с явным намерением таранить лодку, заставил ее уйти на глубину. Во время погружения по взрывам было определено, что две торпеды попали в танкер и три — в авианосец. Одна торпеда ушла в сторону. Но пяти торпед из шести было вполне достаточно, чтобы решить исход боя. На лодку было сброшено несколько глубинных бомб, по они не причинили ей вреда.

Подводной лодкой «Барб» были потоплены танкер «Адзуса» (11 177 т) и эскортный авианосец «Уне» водоизмещением 20 000 т.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.276. Запросов К БД/Cache: 0 / 0