Глав: 7 | Статей: 39
Оглавление
Аннотация издательства:

В книге дается описание боевых действий американских подводных лодок во второй мировой войне, главным образом на Тихом океане. Подробно говорится об одиночных и групповых действиях лодок против торгового флота Японии, а также действиях против ее боевых кораблей. Рассматриваются тактические приемы подводных лодок по использованию торпедного оружия, постановка мин, выполнение специальных заданий и другие вопросы. Русское издание книги рассчитано на офицеров и адмиралов военно-морского флота.

Глава XXIII. Боевые действия, предшествующие сражению у острова Лейте

Глава XXIII. Боевые действия, предшествующие сражению у острова Лейте

К середине лета в южную часть Марианских островов были введены части — американской морской пехоты и сухопутных войск. Двадцать пять тысяч японских войск, все то, что осталось от прежнего гарнизона, были готовы погибнуть, но не сдаться. Эти войска отступили на внутренние позиции, где они должны были оказать решительное сопротивление. Операции по очистке территории от противника не задержали американского наступления в западном направлении.

Захват островов Сайпан, Тиниан и Гуам дал возможность американским войскам контролировать бастион Марианских островов на краю японской «внутренней зоны обороны». С этой базы в центральной части Тихого океана военно-морские силы могли предпринять решительное наступление на Филиппины, Рюкю или непосредственно Японию. Захват аэродромов на Марианских островах дал военно-воздушным силам сухопутных войск трамплин, действуя с которого бомбардировщики В-29 вскоре должны были приступить к бомбардировке Токио.

Так как движение японских конвоев к Марианским островам сократилось, то командующий подводными силами Тихоокеанского флота прекратил посылку лодок к южному побережью Марианских островов. Подводные лодки, принимавшие участие в боевых действиях в этом районе, теперь были — свободны и могли действовать в районе Формозы, островов Бонин, Курильских островов и восточнее Японии.

Тем временем сухопутные силы в юго-западной части Тихого океана готовились к крупному наступлению на Филиппины. Под влиянием событий, изложенных в главе XXII, проведение операции «Кинг 2» — вторжение на остров Лейте — было назначено на третью неделю октября. После занятия американскими войсками островов Палау японцы ожидали удара по Филиппинским островам, но руководители японской армии не могли определить время и район наступления.

Японский флот к этому времени уже разработал план «Сего» — план обороны Филиппинских островов. Однако стремительное развитие операции «Кинг 2» опередило осуществление плана «Сего». К началу американской операции подготовка японского плана обороны еще не была завершена.

Обстановка для японцев была неблагоприятной. После поражения в водах Филиппин их Соединенный флот стремился укрыться у Окинавы. Оттуда он отправился в свои собственные внутренние воды. Однако это не улучшало положения. Требовалось срочно собраться с силами, чтобы принять участие в проведении операции «Сего», однако наступательные действия американцев в центральной и юго-западной частях Тихого океана не давали времени для приведения флота в порядок.

Кроме того, флот вернулся во внутренние воды почти без боеприпасов и без горючего. Этот факт лишний раз подтверждает, что действия американских подводных лодок на основных путях снабжения нефтью тяжело отразились на положении японского флота. В июле 2-й флот был переведен из Курэ (Япония) в южную часть Южно-Китайского моря, где он должен был заняться боевой подготовкой недалеко от Сингапура, у острова Линга. Когда адмирала Куриту впоследствии спросили о причине такого перемещения флота, он ответил: «Недостаток горючего в Японии вынудил нас проводить учебные операции у острова Линга».

Таким образом, японские военно-морские силы, чтобы уцелеть, вынуждены были уйти в отдаленную базу, оставив в Японии лишь мелкие соединения и отдельные боевые корабли. Приведенное нами заявление адмирала Куриты доказывает, что разделение сил японского флота было вынужденным действием — этим японское командование хотело скрыть тяжелое положение, в котором оказался их флот в целом. Те, кто знаком со стратегией, могли бы подвергнуть это сомнению, но нельзя отрицать того факта, что Япония действительно испытывала серьезный недостаток нефти, а также того, что целесообразность таких крайних мер редко бывает оправдана.

Соединение авианосцев — все, что оставалось к тому времени у Японии, — приняло на себя основной удар из тех, которые были нанесены по японским кораблям в водах Филиппин. Это соединение вернулось в отечественные воды, потеряв три первоклассных авианосца, большую часть самолетов и почти всех своих морских летчиков. Оно не могло выйти в море до тех пор, пока не были устранены повреждения и восполнены потери. Устранить повреждения можно было быстро. Новые корабли и самолеты можно было доставить вовремя. Но нельзя было так быстро подготовить летчиков морской авиации. Пока их готовили в летных школах, лето прошло.

С потерей эскортных авианосцев «Тайё» и «Уне» водоизмещением 20 000 т каждый значительно осложнилась проблема применения морской авиации. Новые летчики морской авиации закончили свое обучение в летных школах только к концу осени; положение на Филиппинах было явно не в пользу японцев. Однако новые летчики адмирала Одзавы не шли ни в какое сравнение со старыми — они не привыкли к совместным действиям, не умели еще как следует совершать посадку на палубу.

К этому времени американское командование начало приводить свой план в исполнение. Нанеся в первой половине октября удар по острову Окинава, 3-й флот США направился к Формозе; одновременно самолеты, базировавшиеся на авианосцы, стали совершать смелые налеты на этот остров. Японская авиация провела ряд ожесточенных контратак и нанесла серьезный удар но новым крейсерам «Хаустон» и «Канберра». Крейсера были сильно повреждены, однако японские летчики, не докладывая о собственных тяжелых потерях, сообщили, что оба корабля уничтожены. Они продолжали передавать сообщение за сообщением о победе над американской авиацией. Вслед за этим главный морской штаб сообщил по радио о том, что японский флот вышел в море, чтобы уничтожить остатки американского флота.

Несколько японских военных кораблей вышло из Японии, держа курс на юг и рассчитывая встретиться с небольшими силами американцев с целью их уничтожения. Но проведенная авиаразведка рассеяла эти иллюзии, и японским военным кораблям пришлось поспешно скрываться. Вскоре адмирал Холси сообщил Нимицу, что «потопленные» крейсера прекрасно держатся на воде и что 3-й флот на полном ходу «отступает в сторону противника».

«Отступая», 3-й флот направился к заливу Лейте, чтобы оказать поддержку силам, проводившим операцию «Кинг 2». А японскому главному морскому штабу осталось только как-то оправдать свое хвастовство. Японскому народу надоели заявления об иллюзорных победах, и он требовал действий. Того же требовало и положение в районе Филиппинских островов. До этого момента командование японского флота вело словесную перепалку, теперь оно должно было заговорить языком своих орудий.

После войны адмирал Тоёда говорил, что японскому флоту трудно было осуществить свой оборонительный план «Сего» в условиях, когда развивалось наступление американских войск на Филиппинские острова. «Мы чувствовали, — заявил он, — что направить оперативное соединение в район залива Лейте для нас означало пойти на серьезный риск. Вместе с тем было бы ошибочно думать, что на нас не влияло общественное мнение нашей страны, где все чаще стали спрашивать — чем, собственно, занимается наш флот, если он сдает на юге одну позицию за другой. Без участия же Соединенного флота наши силы, базировавшиеся на Филиппинских островах, не имели никаких шансов на успех. Поэтому и было решено рискнуть и отправить к заливу Лейте весь флот. Если бы все пошло удачно, мы могли неожиданно добиться хороших результатов, но могло произойти худшее, и тогда мы потеряли бы весь флот. Лично я считал, что нас ждет именно этот исход».

Другой офицер японского флота высказался об этом иначе: «Мы должны были что-то делать, и мы сделали все, что могли. Это был наш последний шанс, хотя и не очень удачный».

Японские адмиралы решили пожертвовать авианосцами. Это решение было принято неожиданно и оно совершенно не предусматривалось первоначальным планом «Сего». Курита получил приказание вести основные силы флота от Сингапура на север, а соединение авианосцев адмирала Окидзавы в составе четырех кораблей должно было немедленно отправиться из Японии и полным ходом идти на юг. Третье соединение под командованием адмирала Симы направлялось с острова Формоза также на юг. Таким образом, три соединения японского флота должны были двигаться к заливу Лейте, однако предполагалось, что непосредственно в залив войдут только два соединения.

Перед авианосцами стояли две задачи: самолеты авианосцев должны были нанести удар по 3-му флоту США и затем (так как летчики не умели производить посадку на палубу авианосца) отправиться на аэродромы на острове Лусон. Японские авианосцы, после того как их самолеты поднимутся в воздух, должны были оставаться в водах Филиппин и двигаться на север, чтобы отвлекать на себя американский флот. Авианосцы, служившие приманкой, возможно, погибли бы. В этом японское командование отдавало себе отчет, но японский флот или по крайней мере Тоёда хотел принести эту жертву, рассчитывая, что она позволит 2-му флоту Куриты пройти на восток через проливы между Филиппинскими островами и атаковать американские корабли, сосредоточенные для вторжения в заливе Лейте.

2-му флоту было приказано любой ценой уничтожить американские транспорты с войсками в заливе Лейте. Здесь японскому флоту предоставлялась последняя возможность спасти положение, так как потеря залива Лейте означала бы потерю Филиппин. А потеря Филиппин повлекла бы за собой потерю всей ост-индской нефти, что нанесло бы японским военно-морским силам смертельный удар. Силы имперского флота вышли в море с одной целью — выполнить это задание или погибнуть.

Казалось, что авианосцам, выполнявшим роль приманки, грозила неизбежная гибель, хотя не исключалось и то, что им удастся уйти. Японский 2-й флот располагал семью линейными кораблями и представлял собой большую силу. В его состав входили два крупнейших в мире линейных корабля — «Ямато» и «Мусаси». Этих гигантов эскортировали 13 крейсеров и 18 эскадренных миноносцев. Приказ командующего японским флотом Тоёды о проведении этой операции привел к крупнейшему в истории морскому сражению. Значительную роль в этом сражении суждено было сыграть американским подводным лодкам.

Подводные лодки перехватывают корабли противника

Командование американских военно-морских сил, разумеется, не знало о японских планах. Но все-таки из различных источников к нему просачивались некоторые сведения. О многом можно было догадываться, многое сообщали командиры подводных лодок Тихоокеанского и Азиатского флотов, действовавших в районе Лусона, островов Рюкю и близ Японии. К середине октября стало очевидно, что японцы собирают все имеющиеся морские силы для сражения в водах Филиппин.

15 октября подводная лодка «Бесуго» обнаружила соединение японских авианосцев. Между 8 и 9 час. были запеленгованы три тяжелых крейсера и один легкий. Они направлялись на юго-восток, в открытое море, и шли со скоростью 18 узлов. В 11 час. 15 мин. были обнаружены один крупный военный корабль и эскадренный миноносец, которые шли по тому же курсу со скоростью 20 узлов. На следующий день подводная лодка «Бесуго» сообщила о двух тяжелых крейсерах, вышедших из пролива Бунго. Командир лодки предпринял маневр с тем, чтобы перехватить один из них. Был произведен торпедный залп. Подводная лодка сообщила о том, что крейсер получил повреждение.

Близ островов Рюкю подводная лодка «Скэйт» 15 октября атаковала один из трех крейсеров, вышедших из пролива Бунго, и сообщила, что крейсер был ею поврежден.

Сообщения подводных лодок «Бесуго» и «Скэйт» позволили Нимицу сделать вывод, что японский флот вышел в море для боевых действий, и 3-й американский флот принял необходимые меры для отражения возможного удара военно-морских сил противника. Над проливами Суригао и Сан-Бернардино была предпринята воздушная разведка, а также усилено наблюдение в Восточно-Китайском море и южнее Формозы. 17 октября передовые корабли 7-го американского флота высадили ударные десантные батальоны на нескольких островах, прикрывавших входы в залив Лейте. Эти действия были произведены до высадки основного десанта, запланированной на 20 октября. Появление японских авианосцев не расстроило планы проведения операции «Кинг 2».

Высадку десанта произвели в назначенный день, потери были незначительными. В связи с этим командующий Макартур заявил:

«Операция осуществляется великолепно во всех отношениях. Противник, кажется, застигнут врасплох: он, очевидно, ожидал атаки с юга. Его силы на острове Минданао практически уже изолированы и больше не являются серьезной помехой».

Но приближалось сражение на море. 21 октября подводная лодка «Сидрэгон» сообщила о появлении одного японского авианосца, двух крейсеров и шести эскадренных миноносцев недалеко от южной оконечности острова Формоза. Корабли шли со скоростью 18 узлов, держа курс на Южно-Китайское море; они должны были пройти вдоль западного побережья Лусона. Подводная лодка «Сидрэгон» атаковала этот отряд кораблей и торпедировала авианосец и один из крейсеров. Контратака кораблей эскорта заставила лодку уйти на глубину, и она не могла установить результаты своей атаки.

Подводная лодка «Шарк 2» сообщила, что в том же самом районе она обнаружила четыре тяжелых корабля и три более легких, которые шли тем же курсом со скоростью 22 узлов. Подводная лодка «Блэкфиш» сообщила о появлении одного авианосца, двух крейсеров и шести эскадренных миноносцев, направлявшихся к острову Лусон.

Подводная лодка «Сидог», действовавшая южнее острова Кюсю, заметила большой конвой, направлявшийся на юго-восток под прикрытием сильного эскорта. Подводная лодка «Айсфиш», патрулировавшая в проливе Лусон, сообщила о появлении двух тяжелых крейсеров и трех эскадренных миноносцев, шедших на юг вдоль восточного побережья острова Лусон.

Таким образом, подводные лодки Тихоокеанского флота обнаружили соединения японского флота и атаковали ряд кораблей противника, шедших к Филиппинским островам. Но операция «Кинг 2», хотя ее и поддерживал 3-й американский флот, осуществлялась все-таки в юго-западной части Тихого океана. Поэтому основную поддержку силам, проводившим эту операцию, осуществляли подводные силы Азиатского флота, действовавшие вместе с 7-м флотом.

Как уже указывалось в главе XXII, командующий подводными силами Азиатского флота для поддержки операции «Кинг 2» развернул свои силы таким образом, что они прикрывали подступы к Филиппинам со стороны Южно-Китайского моря и моря Сулу.

Подводные лодки «Дартер», «Дэйс», «Рок» и «Бергол» были направлены в проход Палаван, чтобы блокировать действия противника в этих водах. Подводная лодка «Блэкфиш» действовала к северо-западу от острова Палаван, а подводная лодка «Гарнард» — недалеко от залива Бруней. Подводная лодка «Кобиа» несла дозор близ пролива Сибуту, а «Бэтфиш» находилась в море Сулу недалеко от северо-западного побережья острова Минданао. Подступы к Маниле охраняли подводные лодки «Англер» и «Гитарро». Дальше на север недалеко от западного побережья острова Лусон действовали подводные лодки «Брим», «Серо», «Наутилус» и «Код».

Если бы японский флот осмелился появиться в этом районе, американские силы были готовы нанести по нему удары и на воде, и над водой, и под водой. Первый сильный удар по приближающемуся противнику нанесли подводные лодки, вышедшие из базы во Фримантле.


Фото 10. Подводная лодка в открытом море.

Действия подводной лодки «Брим» против тяжелого крейсера «Аоба»

Боевые действия близ западного побережья острова Лусон начала рано утром 23 октября подводная лодка «Брим».

Находясь в надводном положении в 12 милях южнее мыса Калавитэ, она обнаружила три японских военных корабля, которые шли в кильватерной колонне. Это были два тяжелых и один легкий крейсер. Последний шел в голове колонны. Командир подводной лодки «Брим» выбрал своей целью первый тяжелый крейсер и начал атаку в надводном положении.

Ниже приводится выдержка из донесения командира подводной лодки:

«Незадолго до начала торпедной стрельбы крейсер повернул на 30° влево… Вероятно, для того чтобы стать против ветра при взлете самолета с палубы корабля. Было хорошо видно, как люди побежали к своим боевым постам».

В 3 часа 24 мин. с дистанции 750 м подводная лодка «Брим» начала торпедную стрельбу. После того как была выпущена шестая торпеда, командир отдал приказание о погружении. В этот момент огромное пламя осветило море. Торпеда поразила тяжелый крейсер «Аоба». Он сумел сохранить плавучесть, но сильное повреждение не дало ему возможности принять участие в бою за Лейте.

Действия подводных лодок «Дэйс» и «Дартер» против крейсеров «Мая», «Атаго» и «Такао»

Рано утром 23 октября две другие подводные лодки, действовавшие с австралийских баз, также вели борьбу с крейсерами противника. Это были подводные лодки «Дэйс» и «Дартер». Свои действия против японских крейсеров обе лодки начали 10 октября в районе между северо-восточным побережьем Борнео и водами вблизи острова Палаван.

11 октября командующий подводными силами, действовавшими с австралийских баз, поставил командиру подводной лодки «Дартер» две задачи: прикрыть западные подступы к проливу Балабак и южные подступы к проходу Палаван. Подводным лодкам «Дэйс» и «Дартер» рекомендовалось иметь в виду, что здесь могут появиться корабли противника из Сингапура.

Через три дня после этого подводная лодка «Дэйс» сообщила, что недалеко от северного побережья острова Борнео она обнаружила конвой и потопила два транспорта.

В это время подходил 2-й японский флот. Его линейные корабли, вооруженные тяжелой артиллерией, направлялись прямо к острову Палаван, По сравнению с этой стальной армадой две подводные лодки казались затерянными точками.

Дойдя до залива Бруней, находящегося на северо-западном побережье острова Борнео, японский флот разделился на два оперативных соединения. Одно соединение, в которое входили два старых линейных корабля, отремонтированный крейсер «Могами» и четыре эскадренных миноносца, должно было пройти южнее острова Палаван, через море Сулу и встретиться у о. Минданао с силами, которые шли туда же с Формозы. Это оперативное соединение затем должно было нанести удар по американским кораблям в заливе Лейте, подойдя туда через пролив Суригао. Главные силы японского флота должны были пройти севернее острова Палаван, пересечь море Сибуян и направиться на восток через пролив Сан-Бернардино. В главные силы входили 5 линейных кораблей, включая «Ямато» и «Мусаси», 12 крейсеров и 14 эскадренных миноносцев. Охраняя воды близ острова Палаван, подводные лодки «Дэйс» и «Дартер» должны были встретиться с одним из этих соединений. Они оказались перед основными силами японского флота.

Рано утром 21 октября на подводной лодке «Дартер» было получено сообщение о высадке американских войск на Лейте. Командир «Дартер» решил, что флот противника, идущий из Сингапура, вероятно, направится к заливу Лейте по кратчайшему пути через пролив Балабак. Поэтому он взял курс на пролив Балабак. Поздно вечером того же дня «Дартер» при помощи радиолокатора обнаружила три тяжелых военных корабля. В течение семи часов лодка следовала за ними, докладывая по радио командованию, что не теряет их из виду.

Корабли шли с большой скоростью, и лодка не могла догнать их. Утром 22 октября командир прекратил преследование и взял курс на юг, чтобы встретиться с подводной лодкой «Дэйс». В ночь с 22 на 23 октября обе подводные лодки находились одна от другой в пределах слышимости человеческого голоса. В донесении командира подводной лодки «Дартер» так и говорится о действиях обеих лодок:

«0 час. Говорил с лодкой «Дэйс» относительно дальнейших действий.

0 час. При помощи радиолокатора обнаружен противник.

0 час. 16 мин. При помощи мегафона передал на «Дэйс»: обнаружили противника. Вперед!

0 час. 20 мин. Пеленг меняется влево, обе подводные лодки сближаются на полном ходу. Легли на курс сближения. Цели держат курс на проход Палаван

0 час. 22 мин. Передал о наблюдениях за противником, установил, что обнаруженные корабли являются оперативным соединением из 11 тяжелых кораблей. Стало ясно, что подводные лодки не смогут атаковать противника из-за большой скорости хода кораблей (вначале скорость их хода достигала 22 узлов). Подводные лодки шли в среднем со скоростью 19 узлов. Затем скорость хода кораблей противника начала уменьшаться и вскоре составляла уже 15 узлов. Теперь подводные лодки могли их догнать. Истинный курс противника 39°. Подводная лодка «Дартер» должна была атаковать левую колонну на рассвете, а подводная лодка «Дэйс», находившаяся в пяти милях впереди, должна была атаковать правую колонну. Ночью решили не атаковать, так как необходимо было точно установить классы кораблей, которые, вероятно, направлялись к заливу Лейте, чтобы помешать высадке. Было ясно, что вследствие больших размеров японского флота и небольшой ширины прохода Палаван корабли до рассвета будут идти прямым курсом. Ночью цели шли без зигзагов.

4 часа 25 мин. Лодка находится впереди левой колонны тяжелых кораблей. Расстояние до кораблей 18 000 м. Скорость уменьшаем до 15 узлов. Самый крупный корабль в левой колонне идет последним. Решено его атаковать.

5 час. 9 мин. Ложимся на обратный курс, направились к левой колонне и погрузились. (Подводная лодка «Дэйс» прошла мимо и погрузилась северо-восточнее нас.) Мы решили атаковать свою цель, зайдя с запада.

5 час. 28 мин. Дистанция до первого крейсера в колонне 2200 м.

5 час. 32 мин. Произвели первый залп из носовых торпедных аппаратов по головному крейсеру. Две торпеды попали в крейсер, а одна прошла впереди него. Через некоторое время выпустили еще две торпеды из носовых торпедных аппаратов.

Затем, чтобы атаковать второй крейсер, круто повернули влево, решив использовать кормовые торпедные аппараты.

5 час. 33 мин. Выпущенные торпеды попали в крейсер; произвели залп из кормовых торпедных аппаратов по второму крейсеру и повернули перископ в сторону первой цели, чтобы посмотреть, что происходит с кораблем. Крейсер так близко, что весь его корпус увидеть в перископ невозможно. На палубе пожар. Корабль окутан черным дымом. Надстроек не видно. Носовая часть корабля уже уходила под воду. Орудийная башня № 1 находилась на уровне воды, крейсер вот-вот должен был затонуть.

5 час. 34 мин. Лодка ушла на глубину, чтобы уклониться от атак противника. Услышали четыре взрыва торпед, выпущенных по второму крейсеру. Уверены, что от четырех попаданий должен был затонуть и второй крейсер.

5 час. 39 мин. Подводная лодка контратакована глубинными бомбами. Четыре эскадренных миноносца производили поиск и бомбометание.

5 час. 40 мин. Гидроакустические приборы уловили звуки взрывов, доносившихся оттуда, где примерно должны были остановиться торпедированные крейсеры. Во всех отсеках был слышен шум. Он приближался, пока не стал раздаваться прямо над лодкой. Лодку встряхнуло. Послышались сильные взрывы.

5 час. 57 мин. Один за другим раздались четыре отдаленных взрыва торпед. Вероятно, это торпеды, которые выпустила подводная лодка «Дэйс».

От 6 час. до 6 час. 4 мин. раздавались сильные взрывы; вероятно, взрывались артиллерийские погреба поврежденных кораблей.

6 час. 05 мин. Противник снова начал сбрасывать глубинные бомбы. На этот раз, по-видимому, была атакована подводная лодка «Дэйс». Сброшено 36 бомб. Начиная с этого времени и почти до 6 час. 25 мин. слышны более отдаленные взрывы. Но теперь это не взрывы глубинных бомб.

6 час. 30 мин. Сбрасывание глубинных бомб продолжается.

8 час. 20 мин. Лодка на перископной глубине. На дистанции 11 000 м от нас обнаружили неподвижный крейсер типа «Атаго», слегка накренившийся на правый борт. Возле него находились три эскадренных миноносца, а над всем этим районом кружили три самолета.

11 час. Направились к крейсеру.

13 час. До крейсера 7200 м. Два эскадренных миноносца патрулировали на траверзе цели в 3600 м от нее. Над ними кружились четыре самолета. Решили, что в такой обстановке не следует начинать торпедную стрельбу — лучше атаковать крейсер с носа.

14 час. 30 мин. Расстояние до крейсера 6300 м. Когда заходили в голову цели с левого борта, оба миноносца взяли курс прямо на лодку. Дистанция между лодкой и ближайшим миноносцем сократилась до 3950 м, ушли на глубину, чтобы избежать столкновения. Атаковать миноносцы мы не могли, так как торпеды предназначались для крейсера. Решили ждать до вечера, чтобы совместно с подводной лодкой «Дэйс» провести атаку.

15 час. Заметили, что на борт крейсера подняли барказ. Теперь он, должно быть, мог двигаться. Зашло солнце. Лодка продолжала оставаться вблизи крейсера и на малой глубине.

19 час. 15 мин. Всплыли на поверхность. На экране радара по-прежнему видим крейсер. Отправились в район встречи с подводной лодкой «Дэйс».

Послали донесение о встрече с остановившимся крейсером и указали примерный состав оставшихся японских сил.

21 час. Отказались от встречи с лодкой «Дэйс», так как она все еще была не замечена и ухудшившаяся видимость создавала благоприятные условия для немедленной атаки. «Дэйс» приказано занять позицию в 10 милях от крейсера на курсовом угле 150°. «Дартер» заняла позицию в 10 милях от крейсера на курсовом угле 50°. Предполагали, что эскадренные миноносцы попытаются отбуксировать крейсер прямо к рифам у острова Палаван.

22 часа Крейсер начал движение, делая от четырех до шести узлов; курс был очень неустойчивым: по бортам крейсера патрулировало по одному эскадренному миноносцу.

22 часа 45 мин. Начали выходить в надводную атаку в условиях очень плохой видимости. Решили атаковать с правого борта.

Передали на «Дэйс», что будем атаковать через 90 мин. и что, если мы вынуждены будем уйти на глубину, она должна сама потопить крейсер.

24 часа. Для занятия боевой позиции оставался еще один час. Идем скоростью 17 узлов.

0 час. 5 мин. (24 октября). Сели на риф Бомбей. Между тем подводная лодка «Дэйс», войдя в соприкосновение с противником, находилась непосредственно среди японских кораблей».

Интересно познакомиться с изложением последовательности развития боевых действий в донесении командира лодки «Дэйс», так как его данные полностью совпадают со сведениями командира лодки «Дартер»:

«В 5 час. 32 мин. (23 октября). Услышали пять взрывов; предполагаем, что это взрывы торпед подводной лодки «Дартер»:

5 час. 34 мин. Услышали еще четыре взрыва торпед. Большое облако дыма стояло над тем местом, где торпедированный корабль был виден в последний раз. Корабль, находящийся левее, также был охвачен дымом. Два эскадренных миноносца направлялись к месту боя. Использовались различные средства сигнализации, в том числе и световые ракеты. Казалось, что большие корабли описывают циркуляцию. Хотя было еще темно, я насчитал восемь тяжелых кораблей (линейных кораблей или крейсеров), а также два эскадренных миноносца. Два тяжелых корабля к этому времени были уже торпедированы.

5 час. 42 мин. Положение постепенно выясняется. Я избрал себе цель. Вероятно, это линейный корабль. Дистанция 6300 м.

5 час. 45 мин. Цель опознана. Перед нами тяжелый крейсер типа «Атаго» или «Нати». Таких кораблей было два. Но за ними виден еще один тяжелый корабль, похоже, что это линкор. Он постепенно удаляется. Если он уйдет, есть еще два корабля, которые могут попасть под удары торпед лодки. Сложилась обстановка, о которой подводники могут только мечтать. Лодка очутилась прямо перед оперативным соединением! Если бы у меня было несколько торпед в кормовых торпедных аппаратах! После атаки строй кораблей изменился, так что я не мог хорошо уяснить себе юс первоначальное построение. Теперь, когда немного прояснилось, я увидел следующую картину: два крейсера типа «Атаго» или «Нати» шли впереди линейного корабля или тяжелого крейсера (моя цель), затем в 1200 м западнее по тому же курсу шли в кильватере два других линейных корабля, вероятно, типа «Исэ». В шести милях от них, в районе позиции лодки «Дартер», кружило несколько эсминцев. Один неопознанный тяжелый корабль держался к востоку от них. Это был либо авианосец, либо еще один линейный корабль. Таким образом, всего было восемь тяжелых кораблей и четыре эскадренных миноносца.

0 час. 52 мин. Два первых крейсера продвинулись вперед на 1200 м. Они образовали прикрытие для избранной мною цели. Я хорошо их видел. Это были крейсера типа «Атаго» или «Нати». Теперь была лучше видна и избранная мною цель — вероятно, линейный корабль типа «Конго». По размерам он выглядел значительно больше каждого из двух крейсеров, которые только что прошли вперед. У него было две дымовые трубы, и его надстройки казались гораздо массивнее надстроек двух первых крейсеров. Скорость его хода также была меньше, чем у них.

5 час. 54 мин. Начали торпедную стрельбу из носовых торпедных аппаратов. Выпустив одну за другой все шесть торпед, увидел совсем близко второй линейный корабль. Погрузился глубже и стал заходить ему в кильватер.

5 час. 56 мин. Один за другим раздалось четыре взрыва торпед.

6 час. 1 мин. Раздалось два сильных взрыва: очевидно, взорвались артиллерийские погреба. Таких сильных взрывов я никогда прежде не слыхал.

Гидроакустики рассказывали, что эти взрывы прозвучали так, как будто они шли из глубины океана. Слышались грохот и треск, каких я также никогда не слыхал. Вначале мне показалось, что все это происходит внутри лодки, и я приказал команде немедленно осмотреть все отсеки. Но скоро мне сообщили, что все в полном порядке, и я вздохнул с облегчением. Грохот доносился с северо-востока, из района местонахождения цели, но казалось, что корабль идет ко дну как раз над нами. Через пять минут после этих сильных взрывов были зарегистрированы менее сильные взрывы, которые раздавались в течение последующих 20 мин.

6 час. 5 мин. Первый разрыв глубинной бомбы. Бомбы падали все ближе и ближе к лодке, и нам пришлось в течение следующих 30 мин. много поработать, чтобы уклониться от них.

11 час. Всплыли на перископную глубину. В поле зрения ничего не было видно. Произвели перезарядку торпедных аппаратов.

14 час. 25 мин. Увидели верхушки мачт корабля. Идем прежним курсом.

15 час. 10 мин. Обнаружили поврежденный крейсер типа «Агато», который охраняли два эскадренных миноносца, держась на значительном расстоянии от него. Крейсер прикрывали также самолеты. Корабль, видимо, был серьезно поврежден в результате атаки лодки «Дартер» и, казалось, не имел возможности продолжать движение самостоятельно. Условия для дневной атаки были неблагоприятны, поэтому я решил атаковать крейсер ночью в надводном положении, а до этого провести зарядку аккумуляторов.

22 часа 56 мин. Подводная лодка «Дартер» сообщила, что она предпринимает попытку провести надводную атаку на острых курсовых углах. Если она будет вынуждена уйти на глубину или ее будут преследовать эскадренные миноносцы, атаковать эту цель должны будем мы.

23 часа 30 мин. Получил сообщение о том, что «Дартер» предприняла обходной маневр на запад, и мне приказано начать атаку, когда все будет готово. Я также предпринял обходной маневр, чтобы занять более выгодную позицию для подводной атаки.

Ночь стояла темная, но к востоку горизонт был ясным, и на его фоне можно было различить цель.

0 час. 7 мин. (24 октября). Получил сообщение от командира подводной лодки «Дартер» о том, что его лодка села на мель».

Гибель подводной лодки «Дартер»

Подводная лодка «Дартер» оказалась в очень опасном положении. Идя со скоростью 17 узлов, она выскочила на подводный риф и, продвинувшись еще футов на девять вперед, прочно на нем засела. Над районом периодически летали самолеты противника. Каждую минуту из темноты мог появиться японский военный корабль. Обстановка сложилась трудная.

Следует заметить, что командир полностью сознавал опасности, связанные с обходным маневром, в результате которого лодка оказалась в таком тяжелом положении. Этот случай представляет собой пример риска. Командование подводными силами рассматривало этот случай как одну из тактических неудач, которые всегда возможны в подводной войне, и поэтому командиру подводной лодки «Дартер» эта неудача в вину не ставилась.

Получив сообщение от подводной лодки «Дартер», «Дэйс» отправилась ей на помощь. На борту «Дартер» все секретные бумаги были сожжены, а секретное оборудование уничтожено. Лодка «Дэйс» шла впереди в темноте ночи.

Вот как проходила эта спасательная операция, согласно донесению командира лодки «Дэйс»:

«В 1 час 53 мин., заливаемая волной, наша лодка подошла к «Дартер». Спасти лодку было невозможно, мы начали спасать команду. На двух резиновых лодках начали перевозить личный состав. Работа эта продвигалась очень медленно. Чтобы не натолкнуться на риф под ударами волн, «Дэйс» маневрировала, двигаясь малым ходом под электромоторами.

4 часа 39 мин. К борту «Дэйс» подошла резиновая лодка, в которой находились командир «Дартер» и его старший помощник. Они сказали, что подрывные заряды на «Дартер» должны сработать в 4 часа 55 мин., поэтому решили ждать взрыва.

5 час. Раздался слабый взрыв, однако лодка оставалась невредимой.

5 час. 10 мин. По подводной лодке «Дартер» выпустили две торпеды, но они обе взорвались, ударившись о скалы.

5 час. 30 мин. Дали залп еще двумя торпедами. Никаких очевидных повреждений.

5 час. 45 мин. Открыли огонь из палубного орудия. Было сделано 30 выстрелов. Кажется, и после этого подводная лодка «Дартер» получила лишь незначительные повреждения.

5 час. 58 мин. Наша подводная лодка замечена самолетом в очень невыгодном положении, так как мы дрейфовали и на палубе у нас было 25 человек. Спешно начали погружение с боеприпасами на палубе и подготовленной к стрельбе пушкой. Услышали два взрыва; было похоже, что это взорвались две небольшие бомбы. Очевидно, самолет бомбил «Дартер». 8 час. 5 мин. Всплыли, чтобы передать командованию просьбу об ее уничтожении».

Но уничтожить «Дартер» было нелегко. Утром к рифу подошел японский эскадренный миноносец и лег в дрейф. Над ним кружил самолет, но эта защита была излишней, так как у подводной лодки «Дэйс» не было торпед и она была вынуждена держаться на безопасной дистанции, беспомощно наблюдая, как противник обследовал сидящую на мели лодку.

Вечером «Дэйс» всплыла на поверхность и направилась к «Дартер», намереваясь использовать свои подрывные средства, чтобы разрушить корабль. Но, когда «Дэйс» стала приближаться к месту аварии, гидроакустик услышал работу винтов корабля противника. По звукам было похоже, что это приближается японская подводная лодка, и тогда мы повернули навстречу этому невидимому противнику. Ночью подводная лодка «Дэйс» получила разрешение уйти из этого района».

С командой потерпевшей аварию лодки на борту «Дэйс» возвратилась в базу, а подводная лодка «Рок» была отправлена к рифу Бомбей, чтобы уничтожить севшую на нем «Дартер». Командир подводной лодки «Рок» потратил на покинутую лодку десять торпед, но она не была уничтожена, так как торпеды взрывались, ударяясь о риф.

Наконец, 31 октября к рифу подошла подводная лодка «Наутилус» с приказом уничтожить «Дартер». Артиллеристы стреляли прямой наводкой и выпустили по цели 55 шестидюймовых снарядов. Закончив артиллерийский обстрел, командир лодки сообщил: «Сомневаюсь, чтобы теперь оборудование «Дартер» представляло какую-то ценность для японцев: оно превращено в металлический лом».

Таков был конец доблестной подводной лодки. Но не одна она была погребена в этих опасных водах около острова Палаван. В нескольких милях от нее на дне моря лежал флагманский корабль командующего японским флотом — тяжелый крейсер «Атаго», потопленный торпедами «Дартер». Недалеко от крейсера «Атаго» лежал тяжелый крейсер «Мая», торпедированный подводной лодкой «Дэйс».

Поврежденный торпедами, выпущенными лодкой «Дартер», третий японский тяжелый крейсер «Такао» с трудом добрался до порта Бруней на западном побережье острова Борнео. Оттуда он направился в Сингапур, где оставался очень долго, так как у него был выведен из строя двигатель.

Впоследствии, чтобы сохранить команду лодки «Дартер» как целую боевую единицу, командование в полном составе приписало ее к строившейся в то время подводной лодке «Менхейден».

Провал операции «Сего»

В будущем историки должны будут надлежащим образом проанализировать сражение за залив Лейте — возможно, самое сложное из всех сражений за время войны на Тихом океане — и оценить ту роль, которую сыграли в нем подводные силы. Военные специалисты могут расходиться в оценке тактики американского флота и стратегии японцев. Эксперты могут прийти к выводу, что действия подводных лодок сыграли в сражении большую роль; одно ясно, что действия подводных лодок в юго-западной части Тихого океана в то роковое утро, которое предшествовало знаменательному трехдневному морскому сражению, всегда будут отмечаться в любой дискуссии об этом сражении, положившем конец успешным действиям японского флота.

Выведя из строя четыре самых крупных и самых лучших японских тяжелых крейсера, подводные лодки «Брим», «Дэйс» и «Дартер» оказали значительное влияние на исход сражения. Четыре корабля («Атаго» и «Мая» были потоплены, а «Такао» и «Аноба» повреждены) японского флота были выведены из строя в то время, когда он шел к месту последнего боя. Командующий японским флотом еще утром 23 октября пришел к выводу, что план «Сего» провалится. Но было уже поздно переделывать его. Потеряв свой флагманский корабль, адмирал перебрался со своим флагом и штабом на линейный корабль «Ямато». Если бы крейсер «Атаго» затонул быстрее, японцы не успели бы спасти весь личный состав. Однако торпедированный крейсер оставался на плаву в течение 30 мин.

Переход штаба на линейный корабль не помешал осуществлению планов; напротив, условия управления японским флотом даже улучшились. Это произошло, вероятно, потому, что «Ямато» строился как флагманский корабль я на нем хорошо была организована связь и противовоздушная оборона. Об этом впоследствии заявил вице-адмирал Курита. Если это так и если линейный корабль «Ямато» больше подходил для роли флагманского корабля, то почему же адмирал не поднял на нем свой флаг с самого начала?

Начальник штаба флота, видимо, не разделял точки зрения командующего о том, что переход с крейсера «Атаго» на линейный корабль «Ямато» облегчал условия управления. Вот что он сообщил на допросе после войны:

«Вопрос. Считаете ли вы, что потопление вашего флагманского корабля и перенос вашего флага на другие флагманские корабли серьезно отразились на дальнейшем руководстве операцией?

Ответ. Вначале мы перебрались на два эскадренных миноносца, а затем, во время прохода через пролив Палаван, мы уже перешли на линейный корабль «Ямато». К счастью, все это произошло до начала боя. На эскадренном миноносце нам было очень неудобно. Связь с другими кораблями осуществлялась только при помощи электрического фонаря.

Вопрос. А когда вы перебрались на борт линейного корабля «Ямато», все ли шло гладко или вы все еще испытывали какие-нибудь неудобства?

Ответ. Больше всего нам доставляла беспокойства связь с другими кораблями. Половина связистов флагманского корабля была убита во время торпедирования, поэтому, когда мы перебрались на линейный корабль «Ямато», нам труднее всего было наладить связь».

Далее начальник штаба говорил, что вообще это «не было слишком серьезной помехой». Однако для флота, который шел либо победить, либо погибнуть, любые затруднения в организации связи были весьма нежелательны. Когда командующему задали вопрос о состоянии связи в этот период, он ответил: «Я считал, что связь была организована не вполне удовлетворительно; я объясняю это тем, что после того, как я перенес свой флаг с «Атаго» на «Ямато», личный состав связистов был поделен между двумя эскадренными миноносцами, один из которых должен был сопровождать крейсер «Такао», возвращавшийся в порт Бруней. Поэтому я считаю, что связь была недостаточной».

Из замечания адмирала Куриты о крейсере «Такао» — этой второй жертвы подводной лодки «Дартер» — мы видим, что поврежденному крейсеру, возвращавшемуся на базу, пришлось выделить для сопровождения один эскадренный миноносец, на борту которого оказалась к тому же половина оставшихся в живых связистов адмирала Куриты.

На вопрос о том, располагал ли командующий японским флотом достаточной информацией об американских силах, участвовавших в операции в заливе Лейте, Курита ответил, что он «с первого дня считал, что у него не было достаточных сведений».

Несколько непоследовательно адмирал утверждал затем, что поражение объясняется скорее плохой работой разведки, чем недостатками в работе связи. Тем не менее многочисленные сведения доказывают, что 2-й японский флот погиб из-за плохо организованной связи. Некоторое время он не имел связи с оперативным соединением Нисимуры. Старший штабной офицер соединения авианосцев сообщил в своих послевоенных показаниях, что «ни в главный штаб в Токио, ни в штаб 2-го флота донесения о боевых действиях не поступали. Командир соединения авианосцев 24 октября отправил четыре сообщения в Токио и в штаб 2-го флота. Но они не получили наших донесений, и я считаю, что вся операция провалилась из-за плохой связи».

Подводники американского флота также могут свидетельствовать, что после торпедирования подводной лодкой «Дартер» крейсеров «Атаго» и «Такао» связь у японцев была нарушена и это привело к поражению японского флота в заливе Лейте. И, если верить послевоенным утверждениям японских адмиралов, действия подводной лодки «Дартер» вызвали серьезное замешательство в японском флоте.

Потеряв утром 23 октября какое-то количество времени при переходе на новый флагманский корабль, командующий 2-м флотом вновь двинул свою армаду на север. Японские линейные корабли прошли вдоль островов Кала-миан, которые находятся севернее острова Палаван, и повернули на восток, держа курс на южную оконечность острова Миндоро. В это же самое время одно оперативное соединение двигалось на восток через море Суду, чтобы соединиться с другим оперативным соединением в море Минданао. А севернее соединение авианосцев приближалось к северо-восточному побережью Лусона. Американская связь действовала хорошо, и командующий 3-м американским флотом адмирал Холси регулярно получал от подводных лодок донесения о местонахождении кораблей противника и по этим донесениям мог судить о передвижениях вражеских кораблей.

Холси перегруппировал свои силы, чтобы достойно встретить японский флот. Оперативное соединение под командованием контр-адмирала Богана он направил в район восточнее пролива Сан-Бернардино, чтобы преградить флоту адмирала Куриты выход из пролива. Оперативному соединению под командованием контр-адмирала Дэвисона он приказал нести дозор восточнее залива Лейте и поддерживать 7-й флот, который охранял восточную часть пролива Суригао. Оперативному соединению под командованием контр-адмирала Шермана было приказано занять позицию около острова Лусон и прикрывать подходы с севера. Таким образом, все подходы к заливу Лейте были блокированы. Утром 24 октября японский флот получил возможность в этом убедиться.

В это утро разведывательные самолеты обнаружили в море Сулу соединение японских кораблей, а авиация обнаружила главные силы японского флота, когда он шел на восток вдоль южного побережья острова Миндоро. Было отдано приказание направить несколько эскадрилий, и к полудню самолеты американской морской авиации атаковали корабли японского флота.

Недалеко от юго-восточного побережья Миндоро по линейным кораблям японского флота был нанесен сокрушительный удар. В каждый линейный корабль попало по крайней мере по одной бомбе. Тяжелый крейсер «Мёко», получив сильные повреждения, повернул обратно и направился к Сингапуру. Один эскадренный миноносец был потоплен. Огромный линейный корабль «Мусаси», в который попало много бомб и авиационных торпед, опрокинулся и затонул. Адмирал Курита повернул обратно и взял курс на запад.

Уже после этого он получил из Токио приказ, который, должно быть, заставил адмирала пожалеть о том, что связь между его мостиком и штабом главнокомандующего была исправной. Содержание приказа было следующее:

«Двигайтесь вперед, и поможет вам бог!»

Адмирал Курита со своей сильно потрепанной армадой снова взял курс на пролив Сан-Бернардино.

В ночь с 24 на 25 октября флот Куриты достиг выхода из пролива в Тихий океан на шесть часов позже, чем было запланировано. Выйдя из пролива, он взял курс на юг вдоль побережья острова Самар, к заливу Лейте. Темнота ночи перешла в утреннюю серую дымку, которая, словно чудодейственный занавес, скрыла передвижение кораблей.

Между тем адмирал Холси отозвал оперативные соединения контрадмиралов Богана и Дэвисона с их позиций и отправил на север, чтобы они присоединились к оперативному соединению Шермана и вместе с ним атаковали японские авианосцы. Таким образом, все силы 3-го американского флота бросились в погоню за японскими авианосцами как раз в то время, когда главные японские силы вышли из пролива Сан-Бернардино.

Холси, конечно, не мог знать, что авианосцы играли лишь роль приманки. Атакуя американские корабли утром 24 октября, плохо обученные летчики с японских авианосцев вместе с летчиками бомбардировщиков с острова Лусон нанесли американскому оперативному соединению тяжелый удар. В результате атаки легкий авианосец «Принстон» взорвался, а крейсер «Бпрмингам», который шел рядом, получил серьезные повреждения. Оперативное соединение японских авианосцев совершало беспорядочные маневры около мыса Энганьо, передавало сообщения по радио, корабли пускали густой дым, то есть делали все, чтобы привлечь к себе внимание противника. Считая, что японские авианосцы необходимо во что бы то ни стало оттеснить от залива Лейте, командующий собрал все свои оперативные соединения и отправил их на север для удара по авианосной группе.

После войны это решение подвергалось сильной критике, и главным образом потому, что 7-й флот не был немедленно поставлен в известность об уходе 3-го флота. Оставленный охранять залив Лейте, 7-й американский флот попал теперь в очень тяжелое положение. С севера подходило соединение Куриты: 4 линейных корабля, 8 крейсеров и 11 эскадренных миноносцев. Хотя оно было обнаружено и подверглось бомбардировке в море Сулу, корабли не получили серьезных повреждений и спешили теперь к проливу Суригао. В это же время корабли другого японского оперативного соединения, вышедшего с Формозы, также направлялись к проливу. Если бы все три японских соединения подошли к заливу Лейте одновременно, они могли бы отбросить назад 7-й американский флот.

Однако случилось иначе: самое мощное оперативное соединение 7-го флота устроило кораблям японцев в проливе Суригао своего рода засаду. Американский эскадренный миноносец потопил японский линейный корабль «Ямасиро». Три японских эскадренных миноносца получили повреждения от артиллерийского огня американских кораблей. Еще один поврежденный эскадренный миноносец обратился в бегство. В 4 часа 25 октября старый линейный корабль «Фусо» был потоплен снарядами тяжелых орудий американских линейных кораблей, которые с флангов вели обстрел входа в залив Лейте. В этом бою американцы потеряли только эскадренный миноносец «Альберт В. Грант», который был поврежден во время столкновения с японским крейсером «Могами». При этом сам крейсер, охваченный огнем и почти потерявший управление, стал уходить в пролив.

Крейсер «Могами» столкнулся с кораблями адмирала Симы, которые входили в узкий пролив Суригао. О замешательстве японцев свидетельствует то, что Тоёда, как он сам показывал впоследствии, и не думал, что корабли могут в то время оказаться в районе пролива Суригао. Кроме того, Нисимура раньше времени вошел в пролив, видимо, с тем, чтобы не перейти в подчинение к адмиралу Сима, который был старше его по званию. При данных обстоятельствах исход мог быть только один. После того как крейсер «Абукума» был торпедирован и выведен из строя, а флагманский корабль «Наси» протаранен крейсером «Могами», который несло по течению, адмирал Сима решил отвести свое разбитое соединение обратно в море Минданао. Вслед за этим американские самолеты атаковали крейсеры «Могами» и «Абукума» и потопили оба поврежденных корабля. Оперативное соединение Нисимура было уничтожено почти полностью. Удалось уйти только одному эскадренному миноносцу.

Идя на юг вдоль побережья острова Самар, командующий 2-м японским флотом ничего не знал о разгроме в проливе Суригао. Никаких известий он не получал и от соединения авианосцев. В 6 час. 45 мин. 25 октября авангард флота обнаружил отряд американских кораблей, которые находились в нескольких милях к северо-востоку от залива Лейте. Японцы открыли огонь из тяжелых орудий с дальней дистанции, и американские корабли, поставив дымовую завесу, быстро ушли на восток.

Это было оперативное соединение американского флота, в которое входили 6 эскортных авианосцев, 3 эскадренных миноносца и 4 эскортных миноносца. Указанное соединение под командованием контр-адмирала Спрэгыо несло дозор недалеко от юго-восточного побережья острова Самар и должно было встретить силы противника, идущие с севера. Юго-восточнее находилось такое же оперативное соединение, которым командовал контрадмирал Стамп. Между Сан-Бернардино и заливом Лейте находились только эти американские силы. Силы были неравные, и Спрэгыо обратился к Холси. за помощью. Но этот флот был далеко на севере, а линейные корабли, находившиеся около залива Лейте, испытывали сильную нужду в горючем и боеприпасах и не могли подойти к району действий раньше полудня. Только оперативная группа Стампа могла оказать немедленную помощь.

Крейсера противника приближались, за ними следовали эскадренные миноносцы и, наконец, линейные корабли. В этой обстановке американские эскадренные миноносцы развернулись, чтобы атаковать преследовавшего их противника. Отвечая на артиллерийскую стрельбу японцев, они выпустили торпеды и одной из них повредили крейсер «Кумано». Кроме того, артиллерийским огнем они нанесли некоторый ущерб другим кораблям и тем самым замедлили продвижение японского флота. Но эскадренные миноносцы не могли одержать победу над линейными кораблями. Миноносцы «Джонсон», «Хоел» и «Самуэль Б. Роберт» были потоплены артиллерийским огнем противника. Около 8 час. японские крейсера подошли к эскортному авианосцу «Гэмбиер Бей» и расстреляли его из орудий.

В это время на японские корабли налетели американские самолеты с авианосцев, и адмирал Курита отступил на северо-запад. Японские самолеты с острова Лусон продолжали бомбардировать корабли оперативного соединения адмирала Спрэгью, и напряжение боя еще больше усилилось, когда японские «камикадзэ» врезались в эскортные авианосцы «Киткан Бей» и «Сейнт Лу». Поврежденный взрывами, «Сейнт Лу» опрокинулся и затонул через несколько минут после того, как его покинула команда.

Между тем американские самолеты бомбардировали японские корабли. Поврежденный бомбой тяжелый крейсер «Судзуя» загорелся и затонул. Тяжелые крейсера «Тёкай» и «Тикума» были выведены из строя. Приказав потопить сильно поврежденные, беспомощные крейсера, адмирал Курита решил не заходить в залив Лейте. Полностью нарушая предыдущие приказы, в которых ему предлагалось при любых обстоятельствах следовать к заливу Лейте, командующий принял это решение, видимо, потому, что его беспокоило зловещее молчание других сил. Но отсутствие сообщений с севера еще не означало, что там плохо.

Так или иначе, адмирал Курита взял курс на север, намереваясь (как он говорил в своем показании после войны) поддержать авианосцы атакой против 3-го американского флота.

Положение адмирала Куриты было тяжелым. Он потерял мощный линейный корабль «Мусаси» и семь тяжелых крейсеров: «Атаго», «Мая», «Такао», «Мёко», «Судзуя», «Тёкаи» и «Тикума». Еще один тяжелый крейсер, «Кумано», был сильно поврежден. Из двенадцати крейсеров, которыми он располагал вначале, могли вести боевые действия только четыре. Однако у Куриты все еще был в строю мощный линейный корабль «Ямато» и три других линейных корабля — сила достаточная, чтобы нанести мощные удары по американскому флоту, находившемуся в заливе Лейте. И все-таки японский флот взял курс на север. В это время он подвергся нападению самолетов с американских авианосцев, которым было приказано 23 октября направиться на восток для заправки горючим и которые теперь спешили на помощь флоту. Этого уже было достаточно для японских кораблей. К вечеру Курита отказался от попытки прорваться на север и ночью отступил на запад, пройдя через пролив Сан-Бернардино.

Тем временем корабли 3-го американского флота начали действия против соединения авианосцев в Филиппинском море, северо-восточнее мыса Энганьо. Авианосцы японцев, обнаруженные американцами в 2 часа 25 октября, шли курсом на север. На рассвете американские самолеты поднялись в воздух, чтобы атаковать противника.

В соединение авианосцев входили следующие корабли: большой авианосец «Дзуйкаку», 3 легких авианосца «Титосэ», «Тиёда» и «Дзуйхо», линейные корабли «Хюга» и «Исэ», легкие крейсера «Оёда» и «Тама» и 8 эскадренных миноносцев. Американские силы насчитывали 5 тяжелых и 5 легких авианосцев, 6 линейных кораблей, 8 крейсеров и 41 эскадренный миноносец. Около 9 час. американские самолеты начали бомбардировку японских авианосцев. Налеты продолжались весь день. «Авианосец «Дзуйкаку» пошел ко дну. Авианосцы «Тиёда», «Дзуйхо» и «Титосэ» тоже затонули. К полудню уцелевшие корабли соединения Одзавы, за исключением нескольких эскадренных миноносцев и легкого крейсера «Тама», обратились в бегство. Эскадренные миноносцы и легкий крейсер «Тама» остались для того, чтобы подобрать людей с затонувших кораблей. Но вскоре им самим потребовалась такая помощь, так как они оказались окруженными американскими подводными лодками.

Во время сражения за залив Лейте 16 подводных лодок Тихоокеанского флота патрулировали в районе между Японией и северной частью Филиппинских островов, 6 лодок несли дозор в водах Японии, 3 лодки действовали близ северо-восточного побережья острова Формозы, а остальные 7 находились в проливе Лусон. Еще две группы подводных лодок, по три лодки в каждой, направились из района Сайпана к проливу Лусон, когда стало известно о том, что американские самолеты обнаружили авианосцы адмирала Одзава. С уцелевшими кораблями соединения адмирала Одзава первой вступила в бой подводная лодка «Хэлибат». Находясь в подводном положении, она вечером 25 октября провела торпедную стрельбу шестью электрическими торпедами по цели, которая была принята за линейный корабль типа «Исэ» или «Ямасиро». В лучах заходящего солнца цель с дистанции 3600 м казалась больше, чем она была в действительности. На лодке слышали взрывы пяти торпед. Когда через три минуты она всплыла на поверхность, в поле зрения ничего не было видно, кроме опрокинувшегося вверх килем корпуса корабля. Точно определить название потопленного корабля не удалось. Предполагают, что подводная лодка «Хэлибат» потопила эскадренный миноносец «Акицуки». Затем наблюдатели увидели вдали мелькание сигнальных огней.

Командир «Хэлибат» сообщал: «На горизонте можно было видеть множество вспышек орудийных выстрелов. Я считал, что мы находились впереди основных сил противника, на направлении его возможного отступления».

В 22 часа командир получил сообщение от лодки «Туна» о том, что она обнаружила корабли противника. «Хэлибат» полным ходом направилась на их перехват. Приблизительно через час были замечены пять японских кораблей, но они пока были слишком далеко от лодки.

Тем временем группа лодок, находившаяся примерно в 60 милях севернее этого района, встретила легкий крейсер «Тама». Как выяснилось позже, его вскоре потопила подводная лодка «Джелао». Очевидно, этот легкий крейсер был последним кораблем, который потерял адмирал Одзава в бою близ мыса Энганьо.

Подводные лодки продолжали поиски уцелевших кораблей. В 11 час. 50 мин. 26 октября подводная лодка «Силверсайдс» обнаружила два линейных корабля, идущих на север. Лодка хотела перехватить их, зайдя им в голову, но они изменили курс и увеличили скорость.

28 октября, вероятно, те же самые линейные корабли были обнаружены подводной лодкой «Сидог». Командир лодки атаковал их, выпустив шесть торпед. Но как раз в этот момент корабли сделали поворот, и все торпеды прошли мимо. Пока подводная лодка собиралась предпринять новую атаку, линейные корабли, шедшие со скоростью 22 узла, были уже далеко, направляясь к берегам Японии.

Интересно отметить, что, хотя очень многие американские подводные лодки находились в районе боевых действий у Филиппинских островов, ни одна из них не погибла во время боя за залив Лейте. Японские подводные лодки, принимавшие участие в сражении за залив Лейте, действовали с меньшим успехом, чем их американские соперницы. 24 октября надводные корабли 7-го флота потопили недалеко от залива подводную лодку «И-362». Через три дня у восточных подступов к заливу Лейте были обнаружены и потоплены глубинными бомбами подводные лодки «И-45» и «И-54» водоизмещением 2000 т каждая.

На следующий день после боя у мыса Энганьо американские самолеты с авианосцев обнаружили в море Сибуян спасающиеся бегством корабли адмирала Куриты и атаковали их. К воздушным атакам присоединились самолеты армейской авиации. В результате были потоплены четыре японских эскадренных миноносца и легкие крейсера «Кину» и «Носиро». Отступление кораблей адмирала Куриты превратилось в беспорядочное бегство. Только каким-то чудом флоту удалось избежать полного уничтожения. Уцелевшие корабли кое-как добрались до порта Бруней на острове Борнео, однако японцы потерпели катастрофическое поражение. Американцы потеряли легкий крейсер, 2 эскортных авианосца, 2 эскадренных миноносца и эскортный миноносец, а также австралийский крейсер «Австралия», потопленный «камикадзэ» во время высадки десанта на Лейте. По сравнению с японскими эти потери были невелики. Японцы потеряли: 3 линейных корабля, первоклассный авианосец, 3 легких авианосца, 8 тяжелых крейсеров (6 были потоплены, а два полностью выведены из строя), 4 легких крейсера, 9 эскадренных миноносцев и 3 подводные лодки. Никогда ни один флот в мире не терял столько боевых кораблей за такой короткий промежуток времени.

С японским флотом было покончено. Филиппинские острова для японцев были потеряны.

Вклад американских подводных лодок в разгром японского флота не ограничивался уничтожением четырех тяжелых крейсеров и выводом из строя одного легкого крейсера и одного эскадренного миноносца. Их достижения не ограничивались также нарушением связи у адмирала Куриты после потопления флагманского корабля. Вот что, например, рассказывал о действиях подводной лодки «Дартер» командующий 7-м американским флотом адмирал Кинкейд:

«Четвертый боевой выход лодки «Дартер» представляет собой один из самых замечательных подвигов подводных лодок, способствовавших полному разгрому японского флота… Выбор времени для атаки был сделан совершенно правильно, если учесть трудности, связанные с атакой в ночное время кораблей, оснащенных радарными установками, и определением в ночное время сил противника. Сообщение, которое немедленно передала лодка, было первым точным свидетельством о численности и мощи сил, которые собрал противник, чтобы вытеснить нас с позиций в заливе Лейте. Это своевременное донесение дало нашим силам возможность заранее предпринять необходимые контрмеры, которые обеспечили решительный разгром японцев во время второго сражения за Филиппины».

Действия подводной лодки «Джелао» против легкого крейсера «Тама»

Группе подводных лодок в составе «Пинтадо», «Аспро» и «Джелао» было приказано перехватить отступающие японские авианосцы. 25 октября в 20 час. 04 мин. «Джелао» при помощи радара обнаружила японский корабль, вдоль шедший северо-восточного побережья Лусона со скоростью 16 узлов. Решив, что обнаружен линейный корабль, командир лодки приказал подготовить к стрельбе торпеды, установив их на глубину хода 5 м. Лодка погрузилась на перископную глубину, и началось сближение с противником. Когда дистанция сократилась до 3600 м, стало ясно, что это не линейный корабль, а легкий крейсер. В 23 часа 1 мин. было выпущено три торпеды из носовых торпедных аппаратов, одна из которых попала в цель. Раздался взрыв. Однако крейсер (вероятно, поврежденный) взял курс на подводную лодку. Лодка развернулась и приготовилась открыть стрельбу из кормовых торпедных аппаратов. В решающий момент крейсер изменил курс и тем самым подставил себя прямо под удар. Подводная лодка выпустила три торпеды из кормовых аппаратов с дистанции 560 м. Все три попали в цель. Вверх поднялись столбы воды и огня. Когда спустя некоторое время «Джелао» всплыла на поверхность, командир группы лодок, бывший свидетелем атаки, сообщил о том, что крейсер затонул. Это был японский легкий крейсер «Тама». Вероятно, он был предварительно поврежден в бою у мыса Энганьо, когда американская авианосная авиация совершила налет на японские корабли, а «Джелао» нанесла ему смертельный удар и отправила на дно. «Тама» был седьмым кораблем этого типа, погибшим от торпед американских подводных лодок в 1944 году. Авианосная авиация продолжала уничтожать корабли этого класса и типа, и к концу года их почти не осталось.

Действия лодок после завершения операции «Кинг 2»

После успешного завершения операции «Кинг 2» район Лейте оказался под контролем американцев. Теперь предстояло выполнить трудную работу но очистке этого района от остатков сил противника и проделать тяжелый путь к Маниле. Японцы теряли Филиппины. Это не вызывало сомнений. США оказались в положении шахматиста, который через несколько ходов мог объявить мат своему противнику. В подобном положении разумный противник должен сдаваться. Однако японские военные руководители, никогда не отличавшиеся особой рассудительностью, отказались сложить оружие.

На Филиппины всеми средствами подбрасывались подкрепления. Сражение было неминуемо.

Период дождей задержал в ноябре очистку острова Лейте от остатков сил противника, но в начале декабря американские сухопутные части уже вели бои по уничтожению японских войск на острове. Взаимодействуя с сухопутными частями, корабли 7-го флота прошли через пролив Суригао и выбили противника из бухты Ормок на западном побережье Лейте. К началу нового года остров был полностью очищен. Японцы потеряли убитыми 74 261 человека, а американцы — 3135. Одновременно была произведена высадка войск на остров Миндоро, что обеспечило американским бомбардировщикам господство над Лусоном. Разгром японцев на Филиппинах приближался с каждым днем.

Между тем сильно потрепанный флот адмирала Куриты стремился прорваться к северу от острова Борнео. Остатки соединения авианосцев добрались до Японии. Курита хотел также провести туда свои корабли. Часть поврежденных кораблей была направлена в Сингапур. В начале ноября, приняв горючее и боеприпасы, линейный корабль «Ямато» и другие корабли вышли из порта Бруней и взяли курс на север к японским берегам.

Японский флот был разгромлен, но не уничтожен. Поэтому американские подводные лодки продолжали боевые действия против военных кораблей противника. В течение ноября и декабря 1944 года подводные лодки уничтожили несколько кораблей. В результате почти весь японский флот оказался выведенным из строя.

Действия подводных лодок «Гитарро», «Рейтон», «Брим» и «Рей» против тяжелого крейсера «Кумано»

Поврежденный американскими эскадренными миноносцами в бою близ-острова Самар тяжелый крейсер «Кумано» направился в Манилу на ремонт. В Маниле сумели быстро исправить повреждения. Но к тому времени, когда крейсер был отремонтирован, уцелевшие корабли флота спешили к острову Борнео, а план «Сего» превратился в ненужную бумажку.

Поскольку теперь каждый военный корабль нужен был для обороны самой Японии, тяжелому крейсеру «Кумано» было приказано покинуть Манилу, и в начале ноября он вместе с конвоем взял курс на север. Трудно было представить себе более опасный поход. В это время около западного побережья острова Лусон действовала «волчья стая» подводных лодок, базировавшихся на Австралию. Эту группу возглавлял Чэппл, командир подводной лодки «Брим». В ее состав входили лодки «Гитарро» и «Рейтон». По соседству с ними находилась подводная лодка «Рей». Тяжелый крейсер «Кумано» шел прямо в район действия этих четырех подводных лодок.

Первым его атаковала подводная лодка «Гитарро». 6 ноября она патрулировала около мыса Болинао и в 7 час. 18 мин. заметила конвой — два тяжелых крейсера, семь грузовых судов и несколько кораблей эскорта. Конвой двигался с юга. Командир лодки выбрал для себя самую крупную цель — тяжелый крейсер «Кумано». Сближение длилось около часа. Когда лодка заняла позицию для атаки, выпустили девять торпед: шесть из носовых торпедных аппаратов и после разворота — три из кормовых. Все они были выпущены за 46 сек.! Три торпеды попали в цель, но крейсер продолжал идти вперед.

Через шесть минут после атаки подводной лодки «Гитарро» конвой заметила подводная лодка «Брим». Ее командир также выбрал самую крупную цель и начал атаку. В 8 час. 43 мин. он произвел залп из четырех торпед по тяжелому крейсеру. Две торпеды попали в корабль, но «Кумано» все еще держался на воде.

В 8 час. 46 мин. тот же конвой обнаружила подводная лодка «Рейтон». Командир и этой подводной лодки выбрал своей целью тяжелый крейсер. В 9 час. 43 мин. был произведен залп шестью торпедами. В цель попали три. Казалось, теперь тяжелый крейсер должен затонуть, по он продолжал оставаться на плаву, чтобы послужить целью еще и для подводной лодки «Рей». Командир подводной лодки «Рей» приблизился к месту боя, с тем чтобы выяснить обстановку, и начал заход на цель как раз в тот момент, когда лодка «Рейтон» произвела торпедную стрельбу. Некоторые из ее торпед прошли как раз над подводной лодкой «Рей», которая продолжала сближаться с противником и в 9 час. 46 мин. выпустила по крейсеру четыре торпеды М-18. Когда лодка уходила на глубину, на поверхности моря грохотали взрывы. Через час лодка всплыла на поверхность; крейсер «Кумано» все еще держался на плаву. Но теперь он уже не двигался: его носовая часть была разрушена взрывом. К крейсеру подходил танкер, чтобы взять его на буксир.

Таким образом, менее чем за два часа по этой цели было выпущено 23 торпеды. Командир подводной лодки «Рей» решил покончить с неуязвимым кораблем. Но, сближаясь с крейсером, чтобы атаковать его, «Рей» глубоко под водой коснулась грунта. Были повреждены гидролокаторы, в результате чего образовалась опасная течь; поэтому необходимо было вначале устранить эти повреждения, а потом уже продолжать атаку.

Пока личный состав устранял повреждения, крейсер на буксире был доведен до побережья острова Лусон. Там он сел на мель, ожидая своего конца. Конец наступил 25 ноября, когда самолеты авианосцев 3-го американского флота нашли его и завершили уничтожение корабля, начатое подводными лодками.

Действия подводной лодки «Спейдфиш» против эскортного авианосца «Дзюнё»

Группа подводных лодок, возглавляемая Андервудом, в которую входили «Спейдфиш», «Санфиш» и «Пето», вышла из Пирл-Харбора в конце-октября для боевого патрулирования в Желтом море, что должно было-причинить большие неприятности японскому судоходству в этих водах. Успех выхода гарантировался участием в нем командира лодки «Спейдфиш», который потопил уже не одно японское торговое судно.

Первой счет открыла подводная лодка «Пето». 12 ноября она атаковала и потопила грузовое судно «Тацуаки Мару» (5396 т).

Через два дня лодка «Спейдфиш» потопила еще одно грузовое судно — «Гекуё Мару» (5396 т).

До 17 ноября подводные лодки этой группы не встретили ни одного корабля противника. 17 ноября в южной части Желтого моря подводными лодками был обнаружен конвой; в результате последующих атак к концу следующего дня почти все корабли конвоя оказались потопленными. Во время этого похода, кроме торговых судов, подводная лодка «Спейдфиш» потопила также крупный военный корабль.

В полдень 17 ноября на подводной лодке «Спейдфиш» услышали звуки работающих винтов приближающегося конвоя. В 16 час. 42 мин. был замечен дым пяти кораблей. Японский самолет все время кружил над конвоем, а в 16 час. 51 мин. уже можно было различить мачты четырех кораблей.

Конвой держал курс прямо на подводную лодку «Спейдфиш»; так как до захода солнца оставалось полтора часа, командир лодки решил дать конвою пройти и затем предпринять ночную атаку в надводном положении. Он приказал погрузиться на глубину до 50 м. Конвой прошел как раз над подводной лодкой. В это время были услышаны разрывы глубинных бомб. В 17 час. 54 мин. «Спейдфиш» всплыла на перископную глубину и обнаружила пять больших торговых судов и силуэт эскортного авианосца. За ними следовали несколько эскадренных миноносцев и охотники за подводными лодками. В темноте трудно было точно опознать корабли, но силуэт авианосца напоминал корабль типа «Отака». Однако конвой преследовала не только подводная лодка «Спейдфиш».

В 18 час. 11 мин. раздался взрыв и был замечен дым, который поднялся над идущим впереди авианосца грузовым судном. В ответ на эту атаку было сброшено 17 глубинных бомб. «Видимо, одна из лодок решила атаковать, не дожидаясь темноты», — записал командир. Результаты атаки установить не удалось.

В 18 час. 34 мин. подводная лодка «Спейдфиш» была на поверхности;: командир начал заходить в голову конвоя, следя за изменением курса и скорости хода целей при помощи радара. Через 20 мин. командир группы Андервуд получил сообщение от подводной лодки «Санфиш» о том, что она преследовала конвой, состоящий из восьми кораблей, который был в трех часах хода от конвоя, преследуемого лодкой «Спейдфиш». Вскоре «Санфиш» потопила грузовое судно «Эдогава Мару» (6968 т) и грузопассажирское судно «Сейсе Мару» (5463 т).

Между тем лодка «Спейдфиш» следовала за японским эскортным авианосцем. В 21 час 19 мин. командир попытался сблизиться для атаки, но конвой сделал поворот в сторону и от атаки пришлось временно отказаться. В 22 часа 59 мин. подводная лодка «Спейдфиш» заняла позицию и в 23 часа 03 мин. выпустила шесть торпед по эскортному авианосцу с дистанции 3700 м под углом 65° правого борта. Быстро развернувшись влево, лодка заняла новую позицию для стрельбы из кормовых торпедных аппаратов… Было выпущено четыре торпеды по другому судну с дистанции 2700 м под углом 132° правого борта.

В эскортный авианосец попало четыре торпеды. Над кораблем поднялся столб огня, и его корма начала уходить под воду. Самолеты стали скатываться с взлетной палубы, когда авианосец накренился на правый борт.

Жертвой подводной лодки «Спейдфиш» оказался эскортный авианосец /»Дзюнё» водоизмещением 21 000 т — последний японский эскортный авианосец, — потопленный торпедами подводных лодок.

Но Андервуд был неудовлетворен. Вскоре после полуночи он снова повел подводную лодку в атаку, однако на этот раз она была обнаружена. Лучше всего контратаку противника описывает сам командир лодки:

«…Эскортный корабль открыл огонь из 40-мм пушек, заставив нас сделать резкий поворот влево. Приказал всем уйти с мостика. Рулевой неправильно понял команду и дал сигнал на погружение. Дизеля были застопорены, и лодка перешла на движение под электромоторами. Прежде чем ошибка была исправлена, лодка снизила скорость до восьми узлов, а противник приблизился к нам на дистанцию немногим более 800 м, ведя огонь 20– и ^0-мм снарядами, а также снарядами и большего калибра. Он еще не обнаружил, что лодка сделала поворот и все снаряды падали позади нее. Другой эскортный корабль, который находился справа, вел прицельный огонь, его снаряды ложились около носовой части с левого борта подводной лодки. Кормовые торпедные аппараты лодки были в полной готовности для стрельбы по большому эскортному кораблю… Подводная лодка выпустила четыре торпеды. Было отмечено три попадания, и импульс, отражаемый целью, исчез с экрана радарной установки. Старший помощник командира лодки после торпедной стрельбы поднялся на мостик и увидел в направлении цели густые клубы дыма. К этому времени мы выжали из наших десятицилиндровых дизелей все, что возможно, обеспечив скорость хода, достаточную, чтобы уйти от преследующего нас корабля, который, обнаружив лодку, открыл стрельбу. Однако артиллеристов ослепляли их собственные трассирующие снаряды, и поэтому, сделав несколько выстрелов, они прекратили огонь. Лодка шла зигзагом, отклоняясь на 10° то в одну, то в другую сторону, так что эскортный корабль потерял нас из виду, отвернул в сторону и сбросил серию глубинных бомб. Он сделал это, видимо, чтобы спасти свою репутацию. Командир корабля мог бы доложить начальству, что ввиду погружения лодки он потерял ее из виду. Однако мы не погружались, так как глубина моря в этом районе достигала всего лишь 40 м и командир японского корабля, конечно, смог бы определить наше местонахождение…»

После этого боя считалось, что подводная лодка «Спейдфиш», «вероятно, потопила» противолодочный корабль № 156.

Группа подводных лодок во время этого похода потопила несколько судов противника. После 18 ноября подводная лодка «Пето» потопила еще два грузовых судна — «Айсакасан Мару» (6923 т) и «Тинкой Мару» (2827 т). Подводная лодка «Спейдфиш» увеличила счет, потопив 29 ноября грузовое судно «Дайбоси Мару № 6» (3925 т). К моменту возвращения этой группы подводных лодок в базу общий тоннаж потопленных японских судов составлял примерно 55 000 т.

После уничтожения эскортного авианосца «Дзюнё» в строю японского флота остался только один эскортный авианосец «Кайё». Когда в июле 1945: года самолеты США совершали налеты на базы Внутреннего моря, эскортный авианосец «Кайё» также был уничтожен. Это был последний из пяти японских эскортных авианосцев, построенных во время войны. Остальные четыре были потоплены американскими подводными лодками.

Действия подводной лодки «Сйлайон 2» против линейного корабля «Конго»

В конце ноября американские подводные лодки вынуждены были проявлять большую настойчивость, чтобы найти японские военные корабли. Все реже и реже крупные корабли встречались в районе Голландской Ост-Индии и Южно-Китайском море. Предполагалось, что в водах около острова Лусон еще будут боевые действия, поскольку японские армия и флот пытались удержаться на северном побережье Филиппинских островов. Но самыми лучшими районами боевых действий в это время были воды острова Формоза и Восточно-Китайского моря. Как уже было сказано, уцелевшие корабли 2-го японского флота, за исключением тех, которые остались в Сингапуре, поспешно устремились на север от порта Бруней. Во главе шел сверхтяжелый линейный корабль «Ямато» и линейные корабли «Нагато», «Конго» и «Харуна». Самый безопасный путь для них лежал через Формозский пролив и Восточно-Китайское море — путь, который в свое время связывал империю с завоеванными ею южными территориями.

Район между Формозой и Кюсю был опасен для американских подводных лодок. На подступах к северной части Восточно-Китайского моря американские подводные лодки Тихоокеанского флота патрулировали уже давно. Они блокировали остров Кюсю и перерезали торговые пути, ведущие в Шанхай. Южный вход в Формозский пролив охранялся подводными лодками, действовавшими против конвоев. Реже американские подводные лодки действовали в южной части Восточно-Китайского моря, в водах, омывающих северное побережье Формозы. Доступ в эти воды был затруднителен. К западу от этого района лежали берега Китая, находившиеся в руках японцев. К востоку от него имелось огромное минное поле, простиравшееся почти на всем пути от Формозы до острова Кюсю. Попасть к северному побережью Формозы подводная лодка могла, пройдя вдоль самых северных островов цепиРюкю; затем требовалось повернуть и идти в южном направлении, чтобы обойти минное поле. Попав однажды в южные широты Восточно-Китайского моря, подводная лодка оказалась зажатой между береговой линией на западе и минными полями на востоке. Этот район отнюдь не был самым удобным местом для боевых действий. Но, как уже отмечалось, через этот район японские линейные корабли, вероятно, должны были возвращаться в свои воды. Чтобы перехватить их, в южные широты Восточно-Китайского моря направили подводную лодку «Силайон 2».

1 ноября «Силайон 2» покинула Пирл-Харбор, отправляясь в третий боевой поход. Ее предыдущий успех, несомненно, повлиял на новое назначение в этот опасный район. Во время своего первого похода в июне — июле благодаря умелым действиям она потопила четыре грузовых судна, а в следующий выход в августе — сентябре потопила минный заградитель и два грузопассажирских судна общим тоннажем 19 000 т. Команда подводной лодки и ее командир были как раз такими подводниками, которым можно было поручить проведение любой операции. До этого времени американские подводные лодки топили японские корабли всех классов, за исключением линейных кораблей. Но они все же сумели повредить один или два линейных корабля. Что же могло помешать им теперь потопить и линейный корабль?

21 ноября в 0 час. 20 мин. подводная лодка «Силайон 2» патрулировала в надводном положении в 40 милях к северу от Формозы и в Восточно-Китайском море. Командиру лодки доложили об обнаружении противника при помощи радара:

«Две цели по очертаниям походят на линейные корабли, а две другие напоминают тяжелые крейсера! Корабли идут курсом 0°. Скорость 16 узлов. Идут постоянным курсом!»

Командир приказал дать самый полный ход вперед. Ночь была безлунной, волнение на море прекратилось, и на дистанции 1400 м видимость была хорошая.

Судя по очертаниям на экране радарной установки, лодка встретила оперативное соединение. Корабль, который по размеру походил на крейсер, шел во главе колонны. За ним следовали два линейных корабля. Последним шел еще один крейсер. С левого борта линейные корабли охранялись крейсером и эскадренным миноносцем. С правого — двумя эскадренными миноносцами.

Подводная лодка шла на сближение в надводном положении, используя радар. Обычно подводные лодки пользовались радарами при ночном подводном сближении с торговыми судами противника и добивались при этом прекрасных результатов. Но другое дело идти на сближение с оперативным соединением. Несомненно, на военных кораблях все время велось бдительное радарное наблюдение и преждевременное обнаружение заставило бы подводную лодку отказаться от атаки, погрузиться, уйти на глубину и оставаться там до тех пор, пока линейные корабли и их охрана не ушли бы из этого района. Однако, если бы ей удалось подойти незамеченной и предпринять неожиданную атаку, она могла нанести несколько ударов, прежде чем охранение заставило бы ее уйти на глубину.

Определяя курс, командир лодки решил, что японские корабли направляются в Сасэбо. Несомненно, это был один из отрядов кораблей, принимавших участие в бою за залив Лейте; теперь он направлялся к своим берегам залечивать раны. Подводная лодка «Силайон 2» взяла курс на запади начала атаку.

В 1 час 46 мин. она была с правого борта почти на траверзе корабля противника. Через час «Силайон 2» вышла в голову кораблей и командир решил атаковать второй корабль в колонне, то есть ближайший линейный корабль. Пока лодка маневрировала, занимая боевую позицию, головной крейсер прошел мимо. Затем появился эскадренный миноносец охранения, который мог помешать атаке. Его силуэт, смутно различаемый с мостика, был первым зрительным контактом с оперативным соединением противника; до этого момента сближение проводилось только при помощи радара. Эскадренный миноносец, находившийся на дистанции 1600 м, оказался неожиданной помехой. Опасаясь, что он заслонит линейный корабль на линии огня, командир лодки приказал установить электрические торпеды на глубину хода 2,5 м.

Во время сближения команда подводной лодки находилась в приподнятом настроении в ожидании атаки против японского линейного корабля. Но теперь, когда лодка была близка к цели, настроение несколько упало. На эту одинокую подводную лодку могли обрушить свой огонь восемь 354-лш, восемь 165-мм и четыре 127-мм орудия, а также два торпедных аппарата. Кроме того, на подводную лодку могла обрушиться вся огневая мощь еще одного линейного корабля, двух крейсеров и трех эскадренных миноносцев.

В 2 часа 56 мин., когда эскадренный миноносец прошел линию прицеливания, командир лодки выпустил по линейному кораблю с дистанции 2750 м шесть торпед из носовых торпедных аппаратов. После того как последняя торпеда была выпущена, командир развернул лодку вправо и ее кормовые торпедные аппараты оказались направленными на второй линейный корабль, который шел в кильватер первому. В 2 часа 59 мин. с дистанции 2850 м был произведен залп тремя торпедами по второму кораблю.

Через 60 сек. с мостика подводной лодки был замечен взрыв трех торпед, выпущенных в первый линейный корабль. Секундой позже было установлено, что одна торпеда попала и во вторую цель.

В это время противник был за кормой у лодки, и она на предельной скорости стала уходить на запад; между тем японские эскадренные миноносцы начали поиск лодки в восточном направлении. Вдали были слышны глухие разрывы глубинных бомб. В 3 часа 10 мин. «Силайон 2» находилась на расстоянии 7200 м к западу от японского оперативного соединения. Командир лодки приказал замедлить ход и следовать параллельно курсу противника, перезаряжая торпедные аппараты.

Корабли противника шли со скоростью 18 узлов, и командир лодки сожалел, что торпеды выпущены с установкой на глубину хода 2,5 м. Очевидно, торпеды только повредили броневой пояс линейных кораблей; необходимо было провести новую атаку. Это было нелегко сделать, когда цели двигались со скоростью 18 узлов. Кроме того, положение подводной лодки осложнялось еще и тем, что поднялся сильный ветер, вода перекатывалась через мостик и попадала в центральный пост через люк боевой рубки; следовало бы идти с меньшей скоростью, но это не обеспечивало сближение с противником. Лодка шла на предельной скорости, но вскоре ее пришлось несколько снизить, так как дизели уже не могли выдерживать такой нагрузки. Теперь скорость равнялась 17 узлам. Чтобы поддерживать ее постоянной, приходилось все время давать воздух в балластные цистерны, предотвращая заполнение их водой, в противном случае увеличивалась осадка лодки и скорость могла резко снизиться.

Долго такое напряжение выдерживать было нельзя, необходима была какая-то пауза, и она наступила в4часа 50 мин. Как раз в этот момент корабли противника начали разделяться на две группы. Крейсер, линейный корабль и еще один крейсер в кильватерной колонне выдвинулись вперед. Вторая группа в составе двух эскадренных миноносцев и линейного корабля двигалась за первой колонной со скоростью 12 узлов. Это было весьма кстати. Подводная лодка могла снова атаковать, если бы ей удалось подойти незамеченной к противнику. Она вновь стала заходить в голову колонны, борясь с нараставшим штормом.

К 5 час. 12 мин. «Силайон 2» заняла позицию. Командир приказал снизить скорость, а затем развернул лодку для атаки. Линейный корабль и сопровождающие его эскадренные миноносцы застопорили ход. Дистанция до них составляла 15 500 м. Команда подводной лодки пыталась представить себе, что видят офицеры, находящиеся на мостике. Все знали, что лодка снова преследует линейный корабль, что она уже обошла цель и что скоро должна начаться атака.

И вот атака началась. Вскоре раздался страшный взрыв. Свет пламени проник в рубку. Затем налетела взрывная волна, от которой захватило дыхание и которая накрыла лодку словно вакуумным колпаком. Лодка содрогнулась, как будто ее встряхнули гигантской рукой. Затем наступила тишина. Команда с напряженным вниманием ожидала сообщений с мостика. Прошло 30 сек., многое было передумано за это время. Представилась картина — на лодку наведены орудийные башни линейного корабля. Взрыв и пламя, казалось, подтверждали, что по лодке был уже дан первый орудийный залп, второй может накрыть цель. Наконец, с мостика крикнули: «Поврежденный нами линейный корабль взорвался!»

Командир подводной лодки описывал позже этот эпизод следующим образом: «Мы стояли на мостике в бурную непроглядную ночь, лодка разрезала большие волны. Затем неожиданно появилось огромное пламя. Оно осветило море на несколько миль вокруг. Так же внезапно корабль затонул, и снова наступила полнейшая темнота». После залпа подводная лодка направилась параллельным курсом, пытаясь зайти в голову уходящим на север кораблям. Но плохая погода мешала идти полным ходом, и лодка была вынуждена прекратить преследование, так как волны заливали мостик и вода через открытый рубочный люк проникала в боевую рубку и центральный пост, вызывая короткое замыкание в электросети.

Подводной лодкой «Силайон 2» был потоплен линейный корабль «Конго» водоизмещением 31 000 т. Послевоенные данные подтвердили факт потопления «Конго». Выяснилось и другое обстоятельство. Одна из торпед, выпущенных из кормовых аппаратов подводной лодки «Силайон 2», попала не в линейный корабль, а в эскадренный миноносец «Уракадзэ», который также затонул.

Но, чтобы прославиться, вполне достаточно было и одного линейного корабля. Потопив «Конго», командир подводной лодки и его команда уничтожили один из самых мощных японских военных кораблей на Тихом океане.

Действия подводной лодки «Арчерфиш» против авианосца «Синано»

Подводная лодка «Арчерфиш» покинула остров Сайпан 11 ноября и направилась в свой пятый боевой поход в район с кодовым названием «Хит Перейд», который находился в 150 милях южнее Токио и севернее острова Хатидзе. входящего в островную цепь Идзуситито.

Когда-то вдоль этой цепи островов проходил главный путь из Японии к Марианским островам, а теперь они служили ориентирами для бомбардировщиков В-29 на основном маршруте их полетов от Марианских островов к Японии. Основная задача подводной лодки «Арчерфиш» заключалась в оказании помощи летчикам бомбардировщиков В-29, которые могли быть подбиты во время первых налетов на Токио. Кроме того, лодка должна была также поражать все обнаруженные ею цели. Но командир подводной лодки не ожидал частых встреч с противником. Американские самолеты все время, гудели в небе. Вскоре подводная лодка установила контакт с тремя другими, американскими подводными лодками. Можно было предположить, что японские торговые суда избегают проходить в этом районе. И первые дни патрулирования подтвердили это предположение. Были обнаружены три небольших, судна, но они были слишком незначительными, чтобы тратить на них торпеды. Команда лодки лишь наблюдала за действиями авиации. Больше ей нечего было делать.

Рано утром 28 ноября подводная лодка «Лрчерфиш» получила сообщение о-гом, что в этот день авиация не будет действовать, поэтому до дальнейших распоряжений она была свободна от своих обязанностей по спасению летчиков. Днем все шло заведенным порядком, ничего особенного не произошло. Но вечером, когда подводная лодка находилась в 12 милях от острова Инамбо„обстановка изменилась. В 20 час. 48 мин. при помощи радара на большом удалении был обнаружен противник. Курсовой угол 28°. Командир лодки дал полный ход вперед и начал сближение с противником на встречном курсе.

Через час цель опознали. Это был авианосец, идущий зигзагом, генеральным курсом 210° со скоростью 20 узлов в сопровождении одного корабля. Небо было облачным, но яркий лунный свет пробивался через облака и обеспечивал хорошую видимость на дистанции примерно 13 000–14 000 м. Начали сближение.

В 22 часа 30 мин. на правом траверзе цели был замечен другой эскортный, корабль. Позиция, занятая этим кораблем, и условия видимости исключали возможность надводного сближения с авианосцем, и лодка снова легла на. прежний курс. В 22 часа 50 мин. расстояние до эскортного корабля составляло 5600 м, а до авианосца — 13 700 м. Поэтому командир лодки продолжал, сближение в надводном положении.

Когда дистанция уменьшилась, командир мог различить цели: это был большой авианосец, его со всех сторон окружали четыре эскортных корабля. О надводной атаке не могло быть и речи, но мало было шансов и на то, что подводная лодка сможет занять позицию впереди цели для атаки под перископом.

В надежде, что для перехвата противника будет выслана еще одна лодка, командир отправил командованию донесение об обнаружении японских кораблей. Скорость хода авианосца и его эскорта превышала скорость хода подводной лодки; она стала отставать, и для командира было ясно, что он не сумеет атаковать корабли противника, если они не перейдут на зигзаг. Японские корабли делали зигзаги, но небольшие. Однако, идя параллельно-основному курсу противника, подводная лодка все же сумела их догнать.

Много можно говорить «за» и «против» применения движения зигзагами как средства обороны от атак подводных лодок. Ясно, что корабль, идущий прямым курсом и с постоянной скоростью, представляет собою самую легкую цель для преследующей его подводной лодки. С другой стороны, зигзаг редко сбивает с толку опытных командиров подводных лодок, которые располагают современными техническими приборами. Возможность того, что неожиданное отклонение цели от курса окажет неблагоприятное влияние на позицию подводной лодки, после того как она уже избрала ее для атаки, уравновешивается другой возможностью; дело в том, что подобный маневр может привести к улучшению позиции подводной лодки. Не исключен и такой случай, когда цель изменит свой курс после того, как подводная лодка уже выпустит торпеды. Но такое изменение курса было бы равносильно правильному уклонению, предпринятому до того, как торпеды были выпущены. Ни один штурман, особенно японец, не мог отрицать, что движение зигзагами удлиняет путь кораблей в водах, патрулируемых подводными лодками, а следовательно, увеличивает и вероятность атак с их стороны. Больше того, снижение скорости цели, вызванное зигзагообразными движениями, может оказаться достаточным для того, чтобы дать возможность подводной лодке занять боевую позицию для атаки. Вместе с тем, если бы цель шла прямым курсом, лодка не сумела бы ее догнать. Каковы бы ни были теоретические доказательства, ясно одно: цель подводной лодки «Арчерфиш» могла бы избежать атаки, если бы штурманы вели ее прямым курсом.

В 23 часа 40 мин. корабли противника резко изменили курс — они шли теперь на запад. В результате лодка оказалась на их левом траверзе и значительно дальше от цели, чем раньше. Лодка делала отчаянные попытки догнать корабли, и мотористы выжимали из дизелей все, что только можно было-выжать. Преследование продолжалось всю ночь и утро 29 ноября. Зигзагообразное движение противника позволило подводной лодке все же выйти постепенно вперед. Но к 2 час. 41 мин. стало совершенно очевидно, что, если авианосец будет держаться своего основного курса 275°, лодка окажется в безнадежном положении. Командир отправил еще одно донесение о преследовании противника.

Затем обстановка резко изменилась. В 3 часа корабли противника снова изменили курс; на этот раз они повернули на юго-запад. Дистанция стала быстро уменьшаться, и подводная лодка «Арчерфиш» оказалась впереди целей.

В 3 часа 05 мин. командир приказал лечь на курс 100°, и лодка погрузилась, когда до авианосца оставалось 10 700 м. На дистанции 6400 м цель-можно было видеть через перископ. Нужно было ждать — авианосец сам шел на лодку! Теперь курс лодки изменили на 10° влево и дистанция сократилась до 3200 м. В это время эскортный корабль, шедший справа, приблизился к авианосцу, чтобы связаться с ним при помощи сигнального аппарата. Приближаясь к авианосцу, корабль прошел всего лишь в 360 м от лодки… Теперь он ей уже больше не мешал.

В 3 часа 16 мин. авианосец сделал зигзаг в сторону от подводной лодки, после чего «Арчерфиш» оказалась в выгодном положении. Поворот авианосца обеспечил для нее прекрасную позицию: дистанция 1300 м, угол встречи 70° с правого борта. Так как зигзаг был сделан с некоторым опозданием, командир лодки должен был увеличить угол установки гироскопов. В 3 часа 17 мин. лодка дала первый залп веером шестью торпедами М-14, установленными на глубину хода 3 м.

Через 47 сек. был отмечен взрыв первой торпеды, попавшей в корму авианосца около гребных винтов и руля. Огромный столб огня закрыл весь борт корабля. Затем взорвалась вторая торпеда. Командир лодки отдал приказ идти на погружение, с тем чтобы избежать неминуемой контратаки. Когда лодка уходила на глубину, взорвалось еще четыре торпеды. Разрывы были зарегистрированы гидроакустическим прибором. Противник сбросил 14 глубинных бомб. Одна из них разорвалась в 270 м от лодки. Последняя бомба разорвалась в 3 часа 45 мин. Авианосец начал тонуть.

В 6 час. 14 мин. командир поднял перископ, чтобы осмотреться. В поле зрения ничего не было. Через четыре часа раздался взрыв, источник его был совершенно непонятен. Но, каково бы ни было его происхождение, он являлся своего рода салютом, приветствовавшим подводную лодку.

Командир лодки решил, что он потопил корабль типа «Хаятака», и поэтому на боевой счет лодки был записан авианосец водоизмещением 29 000 т. Этот вопрос был окончательно выяснен после победы над Японией. Японские линейные корабли «Ямато» и «Мусаси», имевшие на вооружении 457-мм орудия, были самыми крупными военными кораблями во всем мире. Союзники знали, что японцы строят третье чудище этого же класса. Название и приблизительное местонахождение этого корабля союзники не знали до прекращения военных действий. Затем стало известно, что этот огромный корабль был перестроен в сверхавианосец и назван «Синано». 29 ноября он находился в районе 32° северной широты и 137° восточной долготы, где подводная лодка «Арчерфиш» настигла его и потопила.

Постройка корабля была закончена 18 ноября 1944 года, а через десять дней он был торпедирован во время своего первого перехода в безопасный порт, где на нем должны были установить различное оборудование. Водоизмещение «Синано» составляло 59 000 т. Таким образом, «Арчерфиш» потопила самый крупный военный корабль из всех потопленных подводными лодками.

Действия подводной лодки «Бергол» против тяжелого крейсера «Мёко»

В начале декабря 1943 года подводная лодка «Бергол» действовала в Южно-Китайском море. В течение нескольких дней все было относительно спокойно. Затем во второй половине 13 декабря обнаружили корабль на дистанции около 3000 м. Так как скоро должно было зайти солнце, командир лодки решил немедленно начать заход в голову корабля, чтобы занять боевую позицию для ночной атаки.

Корабль держал курс на южное побережье Индо-Китая, где глубина достигала 20–25,5 м, «а местами даже 11 м. При такой глубине проводить подводную атаку трудно; уклонение в подводном положении в этих условиях было бы опасным. Кроме того, закат обещал безоблачный и спокойный вечер, а тихое прозрачное море не могло укрыть подводную лодку. Взвесив все шансы, командир начал преследование. Цель шла со скоростью 13 узлов, и подводная лодка, идя полным подводным ходом, скоро оказалась впереди противника. В 20 час. она заняла боевую позицию.

С правого борта корабля шел эскорт. Подводная лодка находилась слева от цели. Командир лодки решил атаковать корабль в надводном положении: он рассчитывал на то, что атака застанет противника врасплох.

В 20 час. 30 мин. по силуэту корабля стало ясно, что это тяжелый крейсер. При свете звезд подводная лодка «Бергол» устремилась вперед. Позже командир лодки утверждал, что все свое внимание он уделял управлению огнем и маневру и очень мало обращал внимания на определение типа и названия корабля. В 20 час. 37 мин. был произведен залп торпедами с дистанции 3000 м. В этот момент цель и корабль охранения створились.

Шесть торпед из носовых аппаратов понеслись к цели. Через две минуты тишина ночи нарушилась оглушительным взрывом. Тяжелый крейсер по всей длине борта был охвачен пламенем, поднявшимся на 200 м. Все, кто находился на мостике лодки, видели, как крейсер разломился пополам. Носовая и кормовая части корабля оказались в 900 м друг от друга, создавая иллюзию двух пылающих в ночи кораблей.

Из-за сильного взрыва и ослепительного пламени нельзя было определить, был ли поврежден второй корабль, по-видимому, легкий крейсер, который не делал никаких попыток преследовать подводную лодку, когда она отошла в сторону, чтобы перезарядить торпедные аппараты. Командир лодки решил, что второй крейсер также торпедирован. Но, когда подводная лодка начала выходить в атаку, на нем неожиданно заговорили орудия. Залп двух орудий накрыл подводную лодку. О дин 203-лие снаряд упал позади лодки, второй такой же снаряд сделал пробоину в люке носового торпедного отсека. Командир развернул лодку и с максимальной скоростью стал уходить от противника. Из-за большой пробоины в носовом торпедном отсеке лодка не могла погрузиться и вынуждена была уходить в надводном положении. Удивительно, как она вообще смогла двигаться.

Теперь перед командиром стояла новая задача: провести подводную лодку незамеченной через район, где можно было встретить противника; мимо французского Индо-Китая, через пролив Каримата, пролив Ломбок и дальше к Австралии. Война прошла мимо Голландской Ост-Индии, но японские силы наводнили голландские острова, и можно прямо сказать, что подводной лодке нелегко было пройти незамеченной через этот район.

Обычно одно чудо влечет за собой другое. Так произошло и на этот раз: лодке удалось спастись. Но она спаслась не при помощи каких-то таинственных сил, а благодаря силе воли, изобретательности и знанию дела, проявленных подводниками. Им часто приходилось прилагать почти нечеловеческие усилия. Через два дня наблюдатели заметили подводную лодку «Англер», которая подошла к «Бергол» и помогла произвести временный ремонт. Один офицер и 54 человека команды были переведены на «Англер», остальной состав команды остался на борту «Бергол», чтобы обеспечить управление поврежденной лодкой. «Бергол» начала свой долгий путь в базу в сопровождении «Англер» на случай, если будет необходимо покинуть поврежденную лодку. Она добралась до Фримантла 23 декабря, совершив тяжелый и опасный переход. Через месяц подводная лодка была отремонтирована и снова введена в строй. Только в конце войны выяснилось, что лодка торпедировала у побережья Индо-Китая японский крейсер «Мёко». Корабль в результате взрыва разломился пополам. Кормовая часть крейсера затонула, а носовая отбуксирована в Сингапур. Поэтому на счету подводной лодки этот крейсер не числился.

Действия подводной лодки «Редфиш» против авианосца «Унрю»

15 декабря войска Макартура вторглись на остров Миндоро. Через одиннадцать дней плацдармы американцев на острове подверглись артиллерийскому обстрелу со стороны японского оперативного соединения. Собственно, это не было настоящее соединение: в него входило только два крейсера и несколько случайно уцелевших эскадренных миноносцев. При переходе к острову Миндоро они подверглись налету американской авиации. Своего прикрытия с воздуха японские корабли не имели. Старые линейные корабли «Исэ» и «Хюга», имевшие взлетные палубы на корме, были слишком тихоходными и не могли принять участие в действиях этого соединения; а современных японских авианосцев остались считанные единицы.

Во время высадки американцев на острове Миндоро японцы располагали только одним таким авианосцем. Авианосец «Синано», как уже упоминалось, был потоплен 28 ноября подводной лодкой «Арчерфиш». Авианосец «Дзюнё» был выведен из строя 9 декабря подводными лодками «Сидевил» и «Редфиш». Он получил такие сильные повреждения, что оставался в списке поврежденных кораблей до конца войны. Поэтому к Филиппинским островам японский флот смог отправить только свой последний авианосец «Унрщ» (18 500 т). Он направился на юг через Восточно-Китайское море.

Подводная лодка «Редфиш», выведя из строя один авианосец, теперь производила поиск другого. В 16 час. 24 мин. 19 декабря «Редфиш», которую за несколько минут до этого самолет противника заставил уйти на глубину, заметила на горизонте мачты сторожевого корабля, шедшего со стороны Китая. Самолет сбросил одну глубинную бомбу довольно близко. Подводники решили, что, вероятно, недалеко находятся корабли. Их предположение оправдалось. В перископе показались мачты еще одного сторожевого корабля. Вскоре можно было установить, что это эскадренные миноносцы. Почти одновременно был обнаружен и японский авианосец. Командир приказал занять боевые посты и приготовиться к торпедной атаке.

В 16 час. 29 мин. цель сделала зигзаг в сторону подводной лодки и двигалась ей навстречу под курсовым углом 30° правого борта. Ровно через восемь минут после того, как авианосец был обнаружен, подводная лодка, не меняя во время сближения своего курса, произвела залп четырьмя торпедами из носовых аппаратов с дистанции 5500 м. Скоро было зафиксировано первое попадание. Авианосец остановился и накренился на правый борт. Вслед за тем из всех своих орудий он открыл стрельбу. В это время один из эскадренных миноносцев проходил позади подводной лодки, подставляя себя под торпедный залп из кормовых торпедных аппаратов. Лодка выпустила четыре торпеды по нему, но все они прошли мимо.

Пока со всех сторон рвались снаряды и глубинные бомбы, подводники перезаряжали кормовые торпедные аппараты. Эскадренные миноносцы маневрировали вблизи подводной лодки; поврежденный авианосец вел по ней огонь из орудий правого борта. Поэтому командир сильно нервничал, с нетерпением ожидая конца перезарядки торпедных аппаратов.

В 16 час. 49 мин. 30 сек. лодка выпустила одну парогазовую торпеду М-23, и она попала в цель. Авианосец сразу получил крен; его самолеты сорвались с взлетной палубы. В 16 час. 59 мин. он затонул.

Чтобы не подвергнуться той же участи, «Редфиш» немедленно погрузилась. На глубине 48 м она едва спаслась от разрыва глубинной бомбы. Эскадренные миноносцы находились прямо над лодкой, и семь глубинных бомб разорвалось около ее носовой части с правого борта. Вертикальный руль заклинило в левом положении, носовые горизонтальные рули заклинило в положении на всплытие 20°, гидроакустические приборы вышли из строя, а прочный корпус носового торпедного отсека был поврежден. Имелись и другие повреждения.

В 17 час. 12 мин. «Редфиш» легла на грунт на большой глубине. В таком положении она оказалась скорее вынужденно, чем сознательно. Но в создавшейся обстановке ей лучше всего было спокойно лежать на дне. Противник пытался нащупать лодку, сбрасывая глубинные бомбы. Свыше двух часов, длился этот поиск.

В 19 час. 4 мин. командир наконец отдал приказание о всплытии, и через полчаса лодка была уже на поверхности. Затем, развив полную скорость, «Редфиш» начала уходить от эскадренных миноносцев. Она направлялась в порт, а позади ее на дне моря остался авианосец «Унрю». Японские корабли, которые вели артиллерийский обстрел острова Миндоро, таким образом, лишились авиационной поддержки.

Список кораблей и подводных лодок японского флота, потопленных американскими подводными лодками в 1944 году





[~1]До этого были повреждены морской авиацией.

[~2]Относятся к так называемым старым миноносцам.

Примечание. Кроме указанных кораблей, были выведены из строя еще пять крупных боевых единиц флота противника. Тяжелые крейсера «Аоба», «Такао», «Мёко» вышли па строя в результате повреждений, нанесенных подводными лодками «Брим», «Дартер» и «Бергол». Авианосец «Дзюнё» («Хатятака») был также на все время войны выведен из строя лодкой «Сидевил» или «Редфиш». После попаданий торпед подводных лодок «Гитарро», «Брим», «Рейтон» и «Рей» тяжелый крейсер «Кумано» был уничтожен авиацией.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.374. Запросов К БД/Cache: 0 / 0