Глав: 7 | Статей: 39
Оглавление
Аннотация издательства:

В книге дается описание боевых действий американских подводных лодок во второй мировой войне, главным образом на Тихом океане. Подробно говорится об одиночных и групповых действиях лодок против торгового флота Японии, а также действиях против ее боевых кораблей. Рассматриваются тактические приемы подводных лодок по использованию торпедного оружия, постановка мин, выполнение специальных заданий и другие вопросы. Русское издание книги рассчитано на офицеров и адмиралов военно-морского флота.

Глава XXIV. Разгром японской империи

Глава XXIV. Разгром японской империи

Последние три месяца 1944 года, когда развернулось сражение за Филиппины, окончательно решили судьбу всего японского торгового флота. Можна сказать, что судьба его была частично решена, когда японцы стали лихорадочно бросать подкрепления на Филиппины, стремясь во что бы то ни стало сдержать наступление американцев. Японский военно-морской флот вел тяжелые бои, торговый флот нес значительные потери.

В сентябре 1944 года тяжелые потери в водах Филиппин в основном явились результатом активных действий американской морской авиации.

Из общего тоннажа потопленных кораблей (429 149 т) на долю подводных лодок приходилось за тот же месяц 181 000 т. К 1 сентября 1944 года тоннаж японских торговых судов, находившихся в строю, составлял, 3 474 000 т. К 1 ноября эта цифра сократилась до 3 095 820 т, а на 1 декабря — до 2 847 534 т. В результате боев к концу декабря тоннаж грузовых судов уменьшился до 2 786 407 т.

Морская авиация потопила большое количество торговых судов в октябре и ноябре в районе Филиппинских островов, а в декабре, как следует из прилагаемых карт, преимущество в этом отношении заняла армейская авиация. Но в этой войне на истощение в течение последнего квартала главную роль сохранили за собой подводные лодки. Несмотря на то, что авиация, базировавшаяся на авианосцы и наземные аэродромы, принимала все большее участие в военных действиях, 55 % всех потопленных в этот период японских торговых судов было уничтожено подводными лодками Тихоокеанского и Азиатского флотов.

Большинство торговых судов потоплено в водах, омывающих западную часть острова Лусон, в проливах Лусон и Формозском. Здесь подводные лодки были сосредоточены для поддержки операции «Кинг 2», а также для того, чтобы воспрепятствовать попыткам противника доставить подкрепления войскам во время сражения за Филиппины. Подводные лодки Азиатского флота крейсировали близ северной части острова Борнео, ведя наблюдение за якорной стоянкой японских судов в порту Бруней и тормозя перевозки нефти с Борнео. Было очевидно, что почти все снабжение японской армии на Филиппинских островах будет вестись из Японии и с острова Формоза. Этим и объясняется концентрация подводных сил Тихоокеанского флота в водах, омывающих Формозу, а Азиатского флота в проливе Лусон и западнее острова Лусон.

В конце сентября высадка десанта на остров Лейте еще только планировалась; штаб подводных сил Тихоокеанского флота установил новый район патрулирования в соответствии с новым оперативным планом («Х-план») для прикрытия островов Рюкю, названный условно «Х-район». Западная и южная границы этого нового района боевых действий определялись в основном огромным минным барьером в Восточно-Китайском море, прикрывавшим с фланга эту цепь островов. Нельзя было допустить, чтобы в районе операции «Кинг 2», между островами Рюкю, действовали какие-либо корабли противника. Подводные лодки, несшие боевой дозор, могли преградить японским кораблям доступ в этот район со стороны Тихого океана и заставить их идти обходным путем через Восточно-Китайское море и горловину Формозского пролива. Новый район получил название «Мару морг». Здесь в августе — сентябре подводная лодка «Барбел» обнаружила близ Рюкю несколько торговых судов противника. Японские торговые суда «Мияако Мару», «Боко Мару» и «Буси Мару» стали жертвами ее торпед. Это были небольшие пароходы, но и они увеличили счет потопленных японских судов. 22 октября подводная лодка «Сидог» потопила в этом же районе переделанную канонерскую лодку «Томидзу Мару» и транспорт «Мурото».

Этот «Х-район» имел исключительное стратегическое значение, ибо именно здесь, как и предполагало командование флота, пускалась ко дну основная часть японского торгового флота, а те суда, которым удавалось прорваться через Формозский пролив, гибли в другом оперативном районе, «Мару морг», метко прозванном «мертвецкой» японского флота.

После того как японцам было нанесено поражение в районе острова Лейте, а войска Макартура были передвинуты из этого района на остров Миндоро, подводные лодки Тихоокеанского флота, действовавшие в районе пролива Лусон и у юго-западной части Формозы, превратили воды «Конвой Коллидж» в чрезвычайно опасное место для японских кораблей. В этих водах в октябре и ноябре было потоплено большое количество японских торговых судов. Некоторые подводные лодки действовали группами, другие охотились в одиночку. Но все эти действия были направлены на то, чтобы перерезать японские торговые пути, ведущие к северным Филиппинам. За две недели до высадки десанта на остров Лейте подводная лодка «Кабрилла» «прочесывала» море юго-западнее залива Лингайен и обнаружила конвой танкеров. Подводная лодка пошла в атаку. Когда бой окончился, японский танкерный флот не досчитался двух нефтеналивных судов — «Дзуйё Мару» (7385 т) и «Кёкухо Мару» (10059 т). Эта потеря была особенно ощутительной, так как для истощенных вооруженных сил Японии горючее было дороже золота.

В конце недели «Кабрилла» потопила еще два грузовых судна. В результате похода общий тоннаж потопленных лодкой судов составил 24 557 т.

Подводная лодка «Кабрилла» патрулировала в составе «волчьей стаи», в которую, кроме нее, входили подводные лодки «Аспро» и «Хоу». Командиром группы был Маккри, командир подводной лодки «Хоу». Патрулируя севернее залива Лингайен, подводная лодка «Аспро» 2 октября потопила большое грузовое судно и 7 октября — большое грузопассажирское судно общим тоннажем 10 914 т. 8 октября северо-западнее Лингайена подводная лодка «Хоу» потопила небольшое грузопассажирское судно.

6 октября подводная лодка «Вэйл» заметила недалеко от северо-западного побережья острова Лусон большой танкер. Этот танкер, «Аканэ Мару» (10 241 т), был также потоплен, что явилось еще одним серьезным ударом по снабжению противника нефтью. Три дня спустя подводная лодка «Софиш» в соседнем районе потопила танкер «Татибана Мару» (6521 т). 23 октября она потопила переделанную плавучую базу «Камикава Мару» (6863 т). Вслед за этим подводная лодка «Снук» атаковала и потопила грузопассажирское судно средних размеров «Синсэй Мару № 1». На следующий день она потопила малый танкер «Кикусуи Мару» и большое грузовое судно «Арисан Мару». Общий тоннаж потопленных судов составил 12 616 т. В районе пролива Лусон, несколько севернее, действовала другая группа лодок, в состав которой входили подводные лодки «Шарк 2», «Блэкфиш» и «Сидрэгон».

Во время патрулирования подводная лодка «Шарк 2» погибла, и противник долго бомбил лодку «Сидрэгон». Но «Сидрэгон» была не новичком, она находилась уже в одиннадцатом боевом походе, и конвою противника, который натолкнулся на нее, пришлось пожалеть об этой встрече. Грузовое судно «Эйко Мару» и грузопассажирские суда «Тайтэн Мару» и «Кокурю Мару» одно за другим пошли на дно от торпед. Общий тоннаж этих судов составил 15 654 т.

Следующая группа, в состав которой входили лодки «Софиш», «Айсфиш» и «Драм», действовала в соседнем районе. «Айсфиш» потопила 24 октября одно грузовое судно, а 26 октября — другое. Подводная лодка «Драм» 24 октября отправила на дно грузопассажирское судно, а 26 октября — два грузовых судна. В результате общих усилий этих двух подводных лодок были потоплены суда общим тоннажем 25 000 т.

Подводные лодки, входившие в эту группу, а также группы, патрулировавшие в районе «Конвой Коллидж», могли потопить еще больше судов противника, если бы не действенная блокада лодками Формозского пролива. В течение октября самое узкое место в этом проливе было плотно закупорено с севера одной подводной лодкой. Этой лодкой была «Тэнг», избежать метких торпед которой противнику удавалось лишь благодаря счастливой случайности. В конце этого замечательного похода она сама погибла от своей же собственной торпеды. Этот эпизод описан нами несколько ниже. Самый тяжелый удар японским торговым судам в районе «Конвой Коллидж» был нанесен в это время подводной лодкой «Атьюл». Она входила в состав одной из групп, которая направилась к водам, омывающим мыс Энганьо, для перехвата группы японских авианосцев. После боя подводной лодки «Джелао» с японским легким крейсером «Тама» подводные лодки этой группы направились на запад через пролив Лусон. 1 ноября северо-западнее острова Лусон подводная лодка «Атьюл», находясь в засаде, встретила конвой противника. Это был не вполне обычный конвой. Военные корабли охраняли огромное пассажирское судно, размеры которого в три раза превышали размеры обычных японских пассажирских судов. Командир лодки понял, что это судно имеет большое значение. Подводная лодка находилась в своем первом боевом походе и, хотя легкий крейсер был традиционной целью первого выхода, пришлось от этой традиции отступить, так как японских легких крейсеров как целей не хватало. Поэтому командир лодки с неменьшим желанием принял решение на атаку редкого японского океанского лайнера. Таким образом, подводная лодка «Атьюл» торпедировала и потопила судно «Асама Мару» (16 975 т) — последний из оставшихся японских лайнеров тоннажем более 15 000 т. Остальные лайнеры были отправлены на дно океана еще раньше.

Однако успехи лодки этим не ограничились. 20 дней спустя она потопила тральщик противника, а 25 ноября атаковала другой конвой и потопила старый эскадренный миноносец и грузовое судно «Сантос Мару» (7266 т). Тоннаж судов, потопленных подводной лодкой во время ее первого похода, достиг 25 691 т.

Подводная лодка «Помфрит» патрулировала в районе, соседнем с районом действий лодки «Атьюл». 2 ноября она атаковала конвой противника и потопила два японских транспорта — «Атлас Мару» (7347 т) и «Гамбург Мару» (5271 т). 25 ноября она потопила еще одно небольшое судно, «Сёха Мару».

На прилагаемых картах (4, 5, 6) ясно видны результаты успешных действий подводных лодок на коммуникациях противника до начала и во время сражения за остров Лейте в октябре 1944 года. На картах отмечены суда, потопленные в районе Формозского и Лусонского проливов, а также и в прибрежных водах западной части островов Лусон и Миндоро. Как уже было отмечено, морские пути, ведущие через Южно-Китайское море к островам Лусон и Миндоро, были постоянно под ударами подводных сил Азиатского флота США. На картах указано расположение американских подводных лодок.

В начале октября группа в составе подводных лодок «Хокбил», «Флэшер» и «Бекуна» атаковала суда, двигавшиеся к острову Миндоро. 4 октября подводная лодка «Флэшер» торпедировала и потопила грузопассажирское судно (6886 т). 1 октября подводная лодка «Хокбил» совместно с подводной лодкой «Бэйя» потопила грузопассажирское судно «Кинугаса Мару» (8407 т). 9 октября подводные лодки «Хокбил» и «Бекуна» уничтожили небольшое грузовое судно у северо-западного побережья острова Палаван.

10 октября близ юго-западной части острова Лусон подводная лодка «Лэпон» потопила грузовое судно «Эдзири Мару» (6968 т), а 14 октября уничтожила небольшое грузовое судно. В тот же день северо-восточнее острова Палаван подводной лодкой «Энглер» был потоплен транспорт «Нанэй Мару» (2407 т). 18 октября северо-западнее острова Палаван подводная лодка перехватила конвой противника и потопила грузовое судно «Сиранэсан Мару» (739 т) и грузопассажирское судно «Тайкай Мару» (3812 т).

Подводная лодка «Блюгил» занимала позицию на морском пути близ северо-западной части острова Миндоро. 18 октября лодка провела несколько атак, которые дали лучшие результаты по тоннажу потопленных подводными лодками судов за один выход в море. При встрече с конвоем были потоплены транспорты «Арабпн Мару» (9480 т), «Тиндзэй Мару» (1999 т), а также грузопассажирское судно «Хокусика Мару» (8150 т). Общий тоннаж этих судов составил 19 629 т.

Самым большим судном, потопленным южнее Филиппинских островов в октябре 1944 года, был танкер «Ниппо Мару» (10 528 т). Он был торпедирован 27 октября подводной лодкой «Бергол» в прибрежных водах у северо-западной части острова Борнео, где подводные лодки следили за подходами к порту Бруней. Пять торговых судов из числа потопленных в течение октября на этом небольшом, но важном в стратегическом отношении участке были торпедированы подводной лодкой «Хэммерхед». Действия этой лодки представляют большой интерес с точки зрения тактики. Достаточно сказать, что в результате применения такой тактики противник потерял очень важные суда общим тоннажем 25 178 т.

Подводная лодка «Гитарро» завершила счет судам противника, потопленным в октябре подводными силами Азиатского флота в районе юго-западной части острова Лусон. Ее жертвами стали транспорт «Комэн Мару» (2857 т) и грузопассажирское судно «Пасифик Мару»(5872 т).

В течение ноября, как показывают нанесенные на карту потопления за этот месяц, японские торговые суда близ западной части острова Лусон подвергались не только атакам лодок, но и сосредоточенным налетам морской авиации. Наиболее отличившимися лодками в районе «Конвой Коллидж» явились «Атыол» и «Памфрит». В водах, омывающих Формозу и северную часть острова Лусон, крупные конвои японских торговых судов встречались редко. Однако, в то время как группа, входившая в состав подводных сил Тихоокеанского флота, блокировала южный вход в Формозский пролив, другая группа, состоявшая из подводных лодок «Редфинт», «Банг» и «Шэд», находилась у восточного побережья Формозы. 23 ноября эта группа обнаружила японский конвой. Подводная лодка «Банг» потопила одно небольшое грузовое и одно грузопассажирское судно. Подводная лодка «Редфиш» уничтожила транспорт (2345 т). Дно Южно-Китайского моря было усеяно японскими кораблями и судами, потопленными подводными лодками Азиатского флота в ноябре. Самыми удачливыми из них были подводные лодки «Блэкфин», «Барберо», «Ганел», «Барбел», «Джек», «Гуавина» н «Минго».

4 ноября подводные лодки «Рейтон», «Брим» и «Гитарро», действуя совместно, потопили у юго-западной оконечности острова Лусон грузопассажирское судно «Кагу Мару» (6806 т). Юго-западнее Парасельских островов подводная лодка «Барбел» 14 ноября потопила два грузовых судна средних размеров. В тот же день подводная лодка «Джек» атаковала у берегов Индо-Китая конвои противника и потопила два грузовых судна — «Нитиэй Мару» (5396 т) и «Юдзан Мару Д» 2» (6859 т) Близ Парасельских островов подводная лодка «Ганел» 17 ноября уничтожила торпедный катер и грузопассажирское судно «Сюнтэн Мару» (5623 т).

14 ноября близ северо-восточной оконечности острова Палаван подводная лодка двумя торпедами потопила поврежденное американской морской авиацией небольшое японское грузовое судно. 21 ноября эта же лодка, действуя совместно с подводной лодкой «Флаундер», потопила грузовое судно «Гёсан Мару» (5698 т). На следующий день подводная лодка «Гуавина» торпедировала грузовое судно «Гова Мару» (2333 т). Подводная лодка «Парго» 26 ноября потопила к юго-западу от порта Бруней танкер «Юнхо Мару» (5226 т). Самое большое торговое судно из всех потопленных подводными лодками Азиатского флота США было уничтожено 25 ноября юго-западнее Бруней подводной лодкой «Минго». Жертвой торпед «Минго» оказалось грузопассажирское судно «Манила Мару» (9486 т). Потопление судна, носящего это имя, явилось своего рода предзнаменованием, так как японцы потеряли не только судно, носящее такое имя, но и свою власть над столицей Филиппин — Манилой.

Попытка японцев усилить свои позиции в районе Лейте была сорвана, и успех американского удара гарантирован. Японцы потеряли большое число судов, общий тоннаж которых превысил 900 000 т. Эти потери в октябре и ноябре произошли главным образом на Филиппинском театре военных действий, и поэтому надежды японцев на помощь своим силам на островах Лейте, Миндоро и Лусон потерпели крах. Лишенные резервов и судов для снабжения, японские гарнизоны были обречены на гибель.

Уничтожением 55 % тоннажа от общего количества потопленных в этот период японских судов американские подводные лодки оказали исключительное влияние на исход всей Филиппинской операции.

За всю историю второй мировой войны нельзя найти лучшего примера поддержки подводными лодками какой-либо десантной операции. Подводные лодки сделали даже больше; перерезав морские пути японцев, идущие к Филиппинам, американские подводники в октябре — ноябре 1944 года развернули такие активные боевые действия, направленные на истощение противника, которыми они полностью разрушили снабжение по основной магистрали Сингапур — Япония и нанесли невосполнимые потери японскому торговому флоту.

Большой вклад в дело разгрома японцев на Филиппинах внесли и американские летчики.

Японский торговый флот в Южно-Китайском море в результате боевых действий американских подводных лодок в октябре — ноябре 1944 года потерял:


Атаки на встречных курсах (ночные атаки с использованием радара)

Как правило, почти все командиры подводных лодок предпочитают вести атаку на встречных курсах. Такая атака развивается быстрее и тем самым дает противнику меньше шансов заметить подводную лодку или предпринять неожиданный маневр. Когда скорость цели относительно велика, позиция, занятая впереди противника, помогает сохранять в своих руках инициативу, ибо в этом случае никакое, даже очень резкое, изменение курса не может увести подводную лодку от цели. При сближении на встречных курсах удары обычно наносятся по первому из кораблей колонны. Во время таких атак в японских конвоях, когда идущее в голове колонны судно попадало под удары торпед, обычно начиналась паника. Когда пораженное судно давало тревожные гудки или отклонялось от курса, колонна расстраивалась и суда и охраняющие их корабли беспорядочно расходились в разные стороны. Такая обстановка давала возможность опытному командиру подводной лодки при наличии безотказно действующих радиолокаторов торпедировать любую цель противника.

Так, в ночь на 1 октября 1944 года подводная лодка «Хэммерхед» подала прекрасный пример сближения при помощи радара и атаки на встречном курсе, когда она нанесла удар по конвою, шедшему близ северо-западных берегов острова Борнео. Командир решил, что лучшая возможность обнаружения цели создастся, если лодка будет занимать позицию внутри рифового барьера между банкой Фьюриес и скалой Сент-Джозеф. Для атаки в подводном положении это место было неудобным. Средняя глубина там достигает 35 м, но есть и такие места, где глубина всего лишь 5–10 м. Командир лодки рассчитывал закончить операцию к рассвету, с тем чтобы, когда станет светло, уйти на глубину.

В 22 часа 45 мин. при помощи радара был обнаружен противник. Корабли находились на расстоянии примерно 14 500 м к югу от лодки и шли на юг. Вскоре на экране радара появилось изображение пяти больших судов и трех эскортных кораблей. Подводная лодка находилась впереди по носу конвоя на небольшом курсовом угле правого борта. Командир вывел свою лодку на позицию и развернул ее, избрав угол атаки 90°. Море было спокойным, однако дождь ограничивал видимость до 6000 м. Лодка сбавила ход до 7 узлов, с тем чтобы уменьшить возможность ее обнаружения. Корабли конвоя шли зигзагообразным курсом, делая 7,5 узла и отклоняясь от основного направления в ту и другую сторону на 15°.

Когда курсовой угол увеличился до 69°, а дистанция до цели составила 5000 м, подводная лодка «Хэммерхед» направилась прямо на головной корабль. Сквозь темноту и пелену дождя вскоре стали различимы очертания эскортных кораблей: один шел с левого, второй — с правого борта, а третий замыкал конвой, имевший в своем составе четыре грузовых судна и один танкер. Было принято решение дать залп тремя торпедамн из носовых аппаратов по головному грузовому судну. Второе грузовое судно шло позади первого, слегка заходя за него, так что в случае промаха по первому судну торпеды должны были поразить второе. Оставшиеся в носовых аппаратах три торпеды могли быть выпущены по третьему грузовому судну. Затем подводная лодка должна была быстро развернуться и выпустить две торпеды из кормовых аппаратов по танкеру и еще две — по замыкающему колонну торговому судну.

В 23 часа 26 мин. расстояние до цели уменьшилось до 3500 м, курсовой угол на головное грузовое судно стал равен 85°. Командир лодки выпустил три торпеды из носовых торпедных аппаратов. Минуту спустя был сделан второй залп и подводная лодка стала разворачиваться для стрельбы из кормовых аппаратов. В это время послышались взрывы первых торпед.

Яркое пламя взметнулось к небу, вырвавшись из корпуса первого судна. Вслед за ним взорвались и торпеды, посланные в третье грузовое судно. Теперь лодка изготовилась к стрельбе из кормовых торпедных аппаратов: угол атаки 95°, дистанция 3500 м, установка гироскопа торпед на 10° вправо. Попав в четвертое грузовое судно, торпеды подняли вверх огромный столб огня. В танкер попало одновременно две торпеды. Над последним грузовым судном клубились облака белого дыма. Но танкер в отличие от грузовых судов все еще оставался на плаву.

Пока команда подводной лодки работала с максимальной быстротой, перезаряжая торпедные аппараты, дождь почти прекратился и видимость улучшилась, поэтому эскортные корабли могли обнаружить подводную лодку, однако они беспорядочно сновали в различных направлениях. Лодка вышла из опасного мелководья и ушла на большую глубину, оставив за собой на дне океана возле банки Фыориес три потопленных ею торговых судна. Действиям этой подводной лодки все время сопутствовала удача: 20 октября она потопила несколько южнее, у побережья Северного Борнео, еще два японских грузо-пассажирских судна. Лодка оказала большую помощь во время сражения за Филиппины, но наибольший интерес представляет ее ночная атака при помощи радара на встречном курсе.

Боевые действия в водах Японии осенью 1944 года

Несмотря на то, что основным районом боевых действий подводных лодок осенью 1944 года были воды у Филиппинских островов, районы, непосредственно примыкающие к Японии, также не были забыты.

Близ юго-западной части Кюсю подводная лодка «Крокер» в октябре потопила три небольших грузовых судна. 25 октября подводная лодка «Стерлит» уничтожила большой танкер «Дзинэй Мару» (10 500 т) около острова Яку, расположенного к югу от Кагосимы. В районе Курильских островов подводная лодка «Сиил» в тот же день потопила грузовое судно «Хакуе Мару» (5742 т).

В оперативном районе «Хит Перейд» подводная лодка «Габилэн» уничтожила 31 октября небольшое вспомогательное судно. 16 ноября подводная лодка «Скаббардфиш» потопила грузовое судно малых размеров, а 28 ноября в водах восточнее Токио ею же была потоплена японская подводная лодка «И-365». Действуя в середине ноября юго-западнее острова Кюсю, подводная лодка «Пето» торпедировала «Тацуаки Мару», «Айсакосан' Мару» и «Тинкай Мару», лишив тем самым противника еще трех грузовых судов общим тоннажем 12 000 т.

В это время в северной части Восточно-Китайского моря появилась новая «волчья стая». Эта группа включала подводные лодки «Куинфиш», «Барб» и «Пикуда», командовал ею командир подводной лодки «Куинфиш» Лафлин. 8 ноября подводная лодка «Куинфиш» атаковала конвой и уничтожила два небольших грузовых судна: «Кейдзё Мару» и «Ханко Мару», а также переделанную канонерскую лодку «Тёдзюсан Мару». 15 ноября она перехватила и потопила еще более крупную добычу — судно для транспортировки самолетов «Акицу Мару» (9186 т). Общий тоннаж судов, уничтоженных подводной лодкой «Куинфиш», превысил 14 000 т.

Подводная лодка «Барб» начала свои атаки 10 ноября. В этот день ею был потоплен переделанный легкий крейсер «Токаку Мару» (10 438 т). Два дня спустя «Барб» торпедировала грузовое судно «Наруо Мару» (4823 т). Общий тоннаж судов, потопленных лодкой «Барб», превышает 15 000 т.

Подводпая лодка «Пикуда» действовала в этих водах наиболее успешно. 17 ноября она потопила грузопассажирское судно «Майасан Мару» (9433 т). Напав шесть дней спустя на другой конвой, она потопила грузовое судно «Сюё Мару» (6933 т) и грузопассажирское судно «Фукудзю Мару» (5291 т).

Общий тоннаж судов, потопленных этой подводной лодкой, составил 21 657 т. Всего же «волчья стая» Лафлина уничтожила в территориальных водах Японии суда торгового флота общим водоизмещением 51 000 т. Тем самым Японии дали понять, что усиление борьбы в районе Филиппин вовсе не означало ослабления активности подводных лодок на севере. Теперь, когда главные пути конвоев южнее Формозы были либо парализованы, либо отрезаны, действия подводных лодок стали распространяться и на воды, непосредственно омывающие берега Японии. Наступающая зима не несла Японии ничего хорошего.

Но «опустошение рядов» японского торгового флота не прошло без потерь и для американских подводных сил. Осенью 1944 года погибли семь американских подводных лодок. Только за один из октябрьских дней японцы уничтожили три лодки. Среди потопленных были и такие, которые начали свои походы еще тогда, когда японская военная машина только разворачивалась и наступала, обрушиваясь всей своей мощью на Филиппины.

Гибель подводной лодки «Сивулф» (трагическая ошибка)

Ни одна американская подводная лодка на Тихом океане не сражалась так упорно во время войны, как подводная лодка «Сивулф» — ветеран Азиатского флота. На боевом счету лодки было 14 боевых походов и 56 торпедных атак. Она была среди первых подводных лодок, отправлявшихся из Австралии к Филиппинским островам для выполнений специальных заданий. Во время своего предпоследнего плавания, проведенного в августе 1944 года, она доставила шесть агентов-разведчиков и 10 т предметов снабжения в Тонгехатан Пойнт на острове Тавитави и оттуда направилась для высадки разведчиков и выгрузки предметов снабжения в Пирата Хед на острове Палаван. Еще в 1942 году она потопила шесть японских судов. В 1943 и начале 1944 года она потопила 12 торговых судов противника. К осени 1944 года тоннаж судов, потопленных лодкой, достиг 71 609 т. Немногие подводные лодки потопили так много кораблей с такой большой грузоподъемностью.

21 сентября 1944 года «Сивулф» вышла из Брисбена в свой 15-й боевой поход. Командовал лодкой капитан-лейтенант Бонтир. Восемь дней спустя она прибыла на остров Манус (острова Адмиралтейства). Здесь лодка получила специальное задание: она должна была доставить грузы для армии и группу десантников на восточное побережье острова Самар, в центре Филиппинских островов. Через несколько часов груз и пассажиры были уже на борту, и подводная лодка покинула Манус.

В то время как «Сивулф») двигалась по направлению к острову Самар, американские силы направлялись к острову Моротай, промежуточному пункту своего наступления, расположенному к северу от острова Хальмахера. Новой зоной безопасности, где подводные лодки были гарантированы от атак своих сил, являлся теперь район, лежащий непосредственно к северу от острова Моротай.

Подводная лодка «Сивулф» шла как раз в этой зоне. 2 октября командир лодки сообщил командиру 72-го оперативного соединения о том, что из-за плохой погоды на море лодка не укладывается в график движения ровно на один день. Это донесение было немедленно передано командующему 7-м флотом. 3 октября в 7 час. 56 мин. подводная лодка «Нарвал» заметила лодку «Сивулф» и они обменялись опознавательными сигналами. Вскоре после этого японская подводная лодка атаковала оперативное соединение 7-го флота, в которое входили эскортные авианосцы «Фэн-шоубей» и «Мидуэй», а также эскадренные миноносцы «Эверсоул», «Эдмонд», «Роуелл» и «Шелтон». В результате атаки торпеда причинила тяжелые повреждения эскадренному миноносцу «Шелтон». Эскадренному миноносцу «Роуелл» было приказано не уходить от тонущего эскадренного миноносца и искать подводного противника. В то время как эскадренный миноносец «Роуелл» огибал тонущий корабль, тот сообщил, что на нем прослушивается работа двигателей какой-то подводной лодки. Несмотря на то, что конвойный эскадренный миноносец «Роуелл» не обнаружил точного местонахождения возможного противника, глубинные бомбы были немедленно сброшены наугад по предполагаемой японской подводной лодке.

Тем временем командир американского оперативного соединения выделил группу самолетов для обнаружения японской подводной лодки. В 11 час. 30 мин. два бомбардировщика-торпедоносца поднялись с палубы тяжелого авианосца «Мидуэй». Один из этих самолетов вскоре обнаружил подводную лодку. Пока лодка погружалась, самолет сбросил на нее две глубинные бомбы. Пилот не обнаружил на лодке никаких опознавательных сигналов, однако лодка находилась в пределах зоны безопасности для подводных лодок, о существовании которой летчик даже и не предполагал, так как не был проинструктирован в этом отношении. Получив донесение об этой бомбардировке, эскадренный миноносец «Роуелл» поспешил подойти к месту, указанному самолетом, и в 13 час. 10 мин. его приборы обнаружили присутствие чьей-то подводной лодки. «Роуелл» предпринял шесть атак, во время которых велась как прицельная стрельба из бомбометов «Хеджехог», так и просто сбрасывались глубинные бомбы. После первой атаки эскадренный миноносец «Роуелл» услышал какие-то сигналы, посылаемые подводной лодкой при помощи гидроакустических приборов. Поэтому он провел еще одну атаку. Вслед за этой второй атакой раздалось четыре или пять подводных взрывов. На поверхность всплыли обломки, и команда «Роуелла» подобрала часть их. Однако сказать, что это были обломки японской или американской лодки, было невозможно. Между тем от подводной лодки «Сивулф» не поступало никаких известий; она не достигла Филиппин, и по фактам, собранным штабом подводных сил, были выяснены обстоятельства ее трагической гибели.

В районе острова Моротай, когда был торпедирован эскадренный миноносец «Шелтон», находились четыре американские лодки. Подводная лодка «Стингрей» занимала позицию в 70 милях от места торпедирования миноносца «Шелтон». Подводная лодка «Нарвал» находилась на дистанции 128 миль от этого места, а подводная лодка «Дартер» на расстоянии 260 миль. В то же время позиция, которая была установлена для лодки «Сивулф» командованием оперативной группы, действовавшей в районе острова Моротай, находилась примерно в 128 милях. Однако, учитывая донесение командира лодки, в котором сообщалось, что она не уложилась в график на один день, можно предположить, что в это время она находилась на расстоянии 32 миль от места, где был торпедирован американский корабль. Никто не был оповещен о местонахождении «Сивулф», а пилот самолета, атаковавшего погружавшуюся подводную лодку, не был осведомлен даже о том, что он находится в зоне безопасности для подводных лодок, и не имел права атаковать какую-либо подводную лодку, замеченную в этом районе.

После окончания войны было выяснено, что эскадренный миноносец «Шелтон» был торпедирован близ острова Моротай японской подводной лодкой «РО-41». Эта лодка не была даже контратакована и благополучно вернулась в Японию. Противолодочные атаки, предпринятые эскадренным миноносцем «Роуелл», были проведены в 18 милях от места торпедирования «Шелто-на» и, конечно, не могли причинить лодке «РО-41» никакого вреда. Как правило, ни японские, ни американские подводные лодки не делали никаких попыток создавать помехи для работы гидроакустических приборов других кораблей путем передачи каких-либо звуковых сигналов. Несомненно, что сигналы, услышанные на «Роуелле», посылались с подводной лодки «Сивулф», которая тщетно пыталась передать свои сигналы в соответствии с инструкциями, имевшимися на подводных лодках.

Учитывая все эти очевидные факты, командование подводными силами пришло к выводу, что лодка «Сивулф» потоплена американскими силами либо в результате атаки эскадренного миноносца «Роуелл», либо в результате атаки самолета, пилот которого не был информирован о существовании в этом районе зоны безопасности для подводных лодок. По мнению большинства специалистов бюро расследования, виновниками вышеописанных ошибок были несколько человек, но нести ответственность должен был только командир эскадренного миноносца «Роуелл», который, несмотря на предупреждение о том, что его эскадренный миноносец действует в зоне безопасности для подводных лодок, не приложил достаточных усилий к определению принадлежности подводной лодки после того, как им были услышаны посылаемые лодкой звуковые сигналы. И все же подавляющее большинство в бюро считало, что прибегать к каким-либо дисциплинарным наказаниям не следует. Ошибки в оценке обстановки были допущены офицерами «вследствие их рвения уничтожить противника».

Командир оперативной группы и все командиры кораблей, принимавших участие в операции по уничтожению лодки, знали о том, что они находились в зоне безопасности для подводных лодок, но не придали большого значения требованиям, установленным для действия в такой зоне. В течение предшествующих двух недель были получены три донесения об обнаружении в районе острова Моротай японских подводных лодок. Эскадренный миноносец «Шелтон» был торпедирован в 8 час. 7 мин. Вслед за атакой против миноносца «Шелтон» было установлено вблизи от него присутствие подводной лодки.

В соответствии с полученным донесением о позициях подводных лодок на этот день в данном районе ближайшая своя подводная лодка находилась не ближе чем в 70 милях от района, где сначала самолет, а затем и эскадренный миноносец «Роуелл» обнаружили и потопили подводную лодку. Если бы позиция лодки «Сивулф» была немедленно сообщена всем, кому следовало, группа, направленная на борьбу с японской подводной лодкой, знала бы, что противник обнаружен на расстоянии 35 миль от месторасположения своей лодки. В этом случае они действовали бы с большей осторожностью. Но никакой поправки к донесению о позициях подводных лодок на 8 октября не поступило. Уточнение было сделано в донесении, выпущенном только на следующий день. Командующий 7-м флотом был должным образом проинформирован о нарушении подводной лодкой «Сивулф» графика движения в районе острова Моротай, но он, очевидно, не считал нужным передать это сообщение дальше. В то время не было специальных распоряжений вышестоящего командования относительно выпуска донесений о позициях подводных лодок; они издавались по инициативе командира 72-го оперативного соединения. Их выход стал обязательным через два дня после трагического события, происшедшего в районе острова Моротай.

Трагедия подводной лодки «Сивулф» свидетельствует об опасности, которая угрожала любой лодке, находившейся в зоне боевых действий надводных сил, в особенности если поблизости обнаруживались и подводные лодки противника. Подводной лодке угрожал не только подводный противник: она рисковала также подвергнуться случайной атаке своих охотников за подводными лодками, которые или не располагали необходимой информацией, или не могли определить принадлежность подводной лодки по каким-либо другим причинам. Однако подобные случаи бывали крайне редки. Как известно, предполагаемое уничтожение подводной лодки «Дорадо» своей авиацией в Карибском море и лодки «Сивулф» эскадренным миноносцем «Роуелл» — единственные случаи подобного рода.

Гибель лодки «Сивулф» явилась первой из серьезных потерь, понесенных подводными силами за этот месяц. Пять американских подводных лодок были потоплены в конце октября, причем три из них затонули в один день — 24 октября.

Потеря подводной лодки «Исколар»

Подводная лодка «Исколар» 18 сентября вышла в свой первый боевой поход из Пирл-Харбора. У Мидуэя, где «Исколар» заправилась горючим, к ней присоединились подводные лодки «Крокер» и «Перч 2», образовав группу для совместных действий. Эта группа вышла с Мидуэя 23 сентября для патрулирования в Желтом море севернее 30-й параллели.

Семь дней спустя от лодки «Исколар» было получено отрывочное донесение о том, что она атакована кораблем противника, который открыл по ней огонь из орудий.

На этом передача прекратилась. Однако «Крокер» и «Перч 2» несколько позже установили с ней связь; при этом выяснилось, что «Исколар» не получила никаких повреждений во время артиллерийского обстрела.

17 октября «Исколар» сообщила, что она находится в районе 33°44? северной широты и 127°33? восточной долготы и идет курсом на восток. Это было последнее донесение «Исколар». Район, к которому она направлялась, был заминирован японцами. Возможно, что она подорвалась на мине вскоре после передачи донесения 17 октября. В японских источниках не упоминается ни об одной противолодочной атаке в районе нахождения «Исколар», и подрыв на мине представляется поэтому наиболее вероятной причиной ее гибели.

Потеря подводной лодки «Шарк 2»

Совместно с подводными лодками «Сидрэгон» и «Блэкфиш» подводная лодка «Шарк 2» 23 сентября вышла из Пирл-Харбора и направилась к острову Сайпан. Три названные лодки 2 октября покинули Сайпан и направились к району с условным названием «Конвой Коллидж», где они должны были действовать в составе группы. Эта группа прошла через пролив Лусон и двигалась вдоль 20-й параллели, находясь на полпути между островом Хайнань и западной частью пролива Ваши.

22 октября подводная лодка «Шарк 2» обнаружила конвой и начала его преследование. Конвою удалось уйти от лодки. Затем 24 октября подводная лодка «Сидрэгон» получила от лодки «Шарк 2» донесение о том, что она перехватила одно грузовое судно противника и готовится атаковать его. Согласно сведениям противника, эта атака произошла в районе 20°14? северной широты и 118°27? восточной долготы. Очевидно, целью подводной лодки «Шарк 2» был транспорт, на котором находилось 1800 американских военнопленных. После торпедирования этого судна началась ожесточенная контратака эскортных кораблей. Было сброшено 17 глубинных бомб. В результате этой атаки на поверхности моря появились большое пятно нефти, куски пробковой обшивки, одежда и другие предметы, свидетельствовавшие о потоплении лодки глубинными бомбами.

Несколько американских подводных лодок были атакованы 24 октября близ позиции, указанной в донесении, но ни одна из них не торпедировала японский корабль с военнопленными. Несомненно, что «Шарк 2» была той подводной лодкой, которая потопила транспорт с военнопленными и, в свою очередь, была контратакована кораблями противника.

Так как многие военнопленные вывозились в Японию, американским подводным лодкам было приказано в своих действиях обратить внимание на оказание помощи тем, кто спасся с торпедированных судов, направлявшихся в Японию. Возможно, что «Шарк 2» была потоплена именно в тот момент, когда она пыталась спасти людей, уцелевших после потопления транспорта. Она была второй американской подводной лодкой, потерянной 24 октября. Первой была «Дартер». Третьей лодкой, потерянной в этот же день, была «Тэнг».

В конце сентября 1944 года главнокомандующий 1-м воздушным флотом японской морской авиации предложил тактику, при которой летчики шли на таран и гибли вместе со своими самолетами. Японская армия на Филиппинах была готова пожертвовать собой, а японское командование готово было принести в жертву 2-й флот и авианосцы. На такие же действия, напоминающие собой японское харакири, должен был пойти и японский торговый флот, то есть действовать по принципу «камикадзэ».

Слово «камикадзэ» означает «божественный ветер». Возможно, на эту помощь командующий флотом Японии приказал рассчитывать командующему 2-м флотом, когда тот колебался, принимая решение о продолжении движения к ааливу Лейте. Но эта помощь имела и материальное выражение. Когда первый самолет «камикадзэ» врезался в крейсер «Австралия», перед командованием американскими военно-морскими силами встала задача о борьбе с новой угрозой.

Однако действия специального авиасоединения «камикадзэ» были парализованы во время боев за Лейте и Миндоро. На вопросы офицера американского управления по изучению результатов стратегических бомбардировок, заданные после войны, японский офицер штаба 2-го воздушного флота, базировавшегося на остров Лусон, дал следующие интересные ответы:

«Вопрос. Что представляли собой силы вашей морской авиации, находившейся на острове Лусон после боя 24 и 25 октября? Какие потери вы понесли?

Ответ. Мы потеряли около одной трети всех сил; позже мы получили подкрепления, но очень небольшие, и доставлялись они слишком медленно.

Вопрос. Какие специальные задачи были поставлены перед объединенными силами 1-го и 2-го воздушных флотов после боя?

Ответ. Основная задача заключалась в том, чтобы продолжать атаки против ваших сил в районе залива Лейте. Конечная цель состояла в достижении взаимодействия с армейской авиацией в заливе Лейте. Дополнительная задача заключалась в защите японских подкреплений, направляемых на остров.

Вопрос. Когда решили отказаться от посылки подкреплений и обороны Лейте?

Ответ. Подкрепления направлялись и оборонительные действия продолжались до тех пор, пока вы не оккупировали остров Миндоро.

Вопрос. Были ли вы способны оказать серьезное воздушное противодействие нашим силам, высадившимся на Миндоро?

Ответ. Мы не обладали большой силой из-за недостатка самолетов.

Вопрос. Сколько примерно действующих самолетов имели вы в это время?

Ответ. Армия и флот вместе располагали 100 самолетами, но только 50 из них могли быть эффективно использованы в боевых действиях.

Вопрос. Какова причина этого?

Ответ. Мы не могли использовать большую часть самолетов из-за того, что не получали нужных запасных частей.

Вопрос. Происходило ли это вследствие того, что их не было на острове Лусон, но они имелись на других аэродромах и не могли быть доставлены сюда, или причина заключалась в чем-либо другом?

Ответ. Все дело было в их изготовлении. Мы не могли производить их в Японии из-за отсутствия сырья, которое не могло быть импортировано главным образом из-за атак подводных лодок…»

Во время проведения операций в районе островов Лейте и Миндоро японская тактика «камикадзэ» не нашла эффективного применения. Зато поддержка американским войскам, оказанная подводными лодками, потопившими большое число торговых судов, имела огромное значение.

Одной из подводных лодок, оказавших такую поддержку наступательным действиям американских войск, была подводная лодка «Тэнт».

24 сентября подводная лодка «Тэнт» вышла из Пирл-Харбора в Восточно-Китайское море в район между северо-западной частью Формозы и побережьем Китая. Здесь она должна была блокировать выход из Формозского пролива, который с востока был заминирован, а на западе ограничивался побережьем, занятым противником. Лодке предоставлялся выбор: либо пройти одной большое расстояние на юг через Восточно-Китайское море, либо присоединиться к группе лодок, направлявшейся прямо в южные районы названного моря. Командир лодки предпочел идти самостоятельно.

«Тэнг» покинула Мидуэй 27 сентября, и с этого времени ни одна подводная лодка не видела ее и ничего не слышала о ней. Но японцы ощутили ее удары в ночь с 10 на 11 октября, когда подводная лодка «Тэнг» торпедировала и потопила два японских грузовых судна. Это было начало боевого похода, который впоследствии получил официальное признание как «самый успешный поход из когда-либо осуществленных американской подводной лодкой».

После 11 октября лодка в течение 12 дней не встречала противника. Затем, тщательно исследовав маршруты движения судов, командир лодки решил изменить свою позицию. 23 октября «Тэнг» достигла выбранного по карте района патрулирования. Как и предполагалось, вскоре появился противник; это был конвой в составе трех грузовых судов, одного транспорта для перевозки войск, двух танкеров и нескольких эскортных кораблей.

В условиях темной ночи командир лодки решил атаковать конвой в надводном положении. Прорвавшись в середину конвоя, он дал несколько залпов. Торпеды поражали грузовые суда, которые взрывались, эскортные корабли вели беспорядочную стрельбу, снаряды летели во всех направлениях, а подводная лодка маневрировала, выбирая очередную цель для атаки. Прямо на лодку двинулся войсковой транспорт, намереваясь таранить ее. Только предельная скорость и резкий поворот руля влево спасли лодку от гибели. Затем она оказалась между тремя горящими судами с одной стороны и одним грузовым судном, транспортом средних размеров и несколькими эскортными кораблями — с другой. Стоя на мостике, командир развернул лодку для повторной атаки. Залп поразил грузовое судно и вывел его из строя. Торпедные аппараты были теперь пусты, но командир лодки капитан 3-го ранга О'Кейн повел ее прямо на ближайший эскадренный миноносец, как бы атакуя его. Хитрость удалась — эскадренный миноносец отвернул в сторону, и «Тэнг» с незаряженными торпедными аппаратами прорвалась через заслон эскортных кораблей. Не получив никаких повреждений, она вышла из зоны обстрела и погрузилась.

Командир лодки сообщил, что «Тэнг» торпедировала семь судов противника. По сообщениям японцев, только три из них затонули. Оставшиеся четыре, видимо, укрылись в каком-либо ближайшем порту, так и не достигнув конечного пункта намеченного маршрута.

24 октября, ровно через сутки после описанных событий, был обнаружен караван транспортов под сильной охраной эскортных кораблей, который двигался к югу, чтобы доставить подкрепления гарнизону острова Лейте. Можно было различить танкеры с самолетами на их длинных палубах и транспорты для перевозки войск, на палубах которых также видны были зачехленные самолеты. Командир лодки вновь решил предпринять атаку в надводном положении. Но на этот раз лодка была обнаружена еще до того, как заняла позицию для атаки. Тотчас же эскортные корабли конвоя открыли огонь из 127-мм и 40-мм орудий. Лодка продолжала сближение с противником в надводном положении. Когда дистанция сократилась примерно до 900 м, было выпущено шесть торпед: две по одному транспорту, две по второму и две по ближайшему танкеру. Все торпеды попали в цель. Ночное небо осветилось пламенем горевших кораблей, вспышками от орудийных выстрелов и разрывов снарядов.

Командир «Тэнг» начал маневрировать, готовясь к новой атаке. За кормой подводной лодки в это время были большой транспорт и танкер, а на траверзе эскадренный миноносец, шедший в атаку со скоростью 30 узлов. Еще два эскадренных миноносца быстро шли на лодку с другой стороны, а три горящих корабля находились впереди. Второй раз на протяжении суток подводная лодка оказалась зажатой в тиски. И снова искусное управление командира спасло лодку от гибели. Он дал самый полный ход вперед и, подойдя ближе к кораблям, произвел три торпедных выстрела, чтобы расчистить путь. Первая торпеда поразила танкер, который сразу же охватило пламя. Вторая попала в транспорт и лишила его управления. Третья угодила в эскадренный миноносец и остановила его, причем взрыв был настолько сильным, что встряхнул лодку. Вырвавшись из тисков и отойдя на безопасное расстояние, командир приказал зарядить аппараты двумя последними торпедами. За время этого короткого, пятого по счету боевого похода подводная лодка «Тэнг» потопила следующие суда противника:


Гибель подводной лодки «Тэнг»

Командир лодки, готовясь произвести последний залп, выбрал целью поврежденный войсковой транспорт. Благодаря тому что эскортные корабли конвоя двигались в разных направлениях, подводная лодка смогла без помех сблизиться с транспортом. В момент залпа транспорт не имел хода. Ничто не предвещало надвигающуюся катастрофу.

Первая из выпущенных торпед попала в цель. Вторая уклонилась влево, изменила глубину хода и пошла в обратную сторону, описывая окружность. Командир лодки приказал дать самый полный ход и пытался отвернуть в сторону, но было слишком поздно. Через 20 сек. после выстрела торпеда ударила в корму лодки. Раздался взрыв. Командира лодки и находившихся вместе с ним на мостике людей сбросило в воду. В центральном посту лодки люди были отброшены к переборкам, и у многих при этом оказались сломаны руки или ноги. Лодка погрузилась на глубину 58 м. Команда с трудом выбиралась из затопленных кормовых отсеков. Из девяти человек, сброшенных при взрыве в морс, только четверо смогли держаться на воде. Среди них был и командир лодки. На следующее утро они были подобраны японцами. Оставшиеся в лодке люди боролись со смертью. Уничтожив кодовые таблицы, они собрались у спасательного люка. В это время над лодкой появился японский корабль и сбросил глубинные бомбы. Один взрыв следовал за другим. Произошло короткое замыкание в аккумуляторном отсеке. В лодке начался пожар. К страданиям раненых моряков прибавились мучения от огня и дыма. Однако они не потеряли самообладания и не поддались панике. Тринадцать человек сумели выбраться из носового отсека; восемь из них достигли поверхности воды; пять человек держались на воде до утра и были подобраны японцами. Девяти оставшимся в живых подводникам пришлось пережить еще одно тяжелое испытание. На борту миноносца, на котором они оказались, находились японцы с судов, торпедированных «Тэнг», которые начали их избивать. Американские моряки стойко переносили это суровое испытание. «Когда мы поняли, что нас избивают обгоревшие и искалеченные японцы, которым удалось спастись с потопленных нами судов, мы приняли наши побои как должное», — писал в своем дневнике командир лодки. После войны уцелевшие подводники с лодки «Тэнг» были обнаружены в одном из лагерей для военнопленных. Командование подводными силами Тихоокеанского флота представило командира лодки к награждению Почетным орденом конгресса, который был вручен ему лично президентом США в апреле 1946 года.

Спасение американской подводной лодки «Салмон»

В течение последней недели октября 1944 года подводная лодка «Салмон» действовала у берегов Кюсю. Ночью 30 октября лодка предприняла атаку против японского танкера, который был до этого поврежден подводной лодкой «Триггер». Танкер находился под охраной четырех противолодочных кораблей, которые держались от него на дистанции примерно 900 м.

Командир лодки выпустил по танкеру четыре торпеды, из которых две попали в цель. Корабли охранения бросились в контратаку, и лодка ушла на глубину. Она находилась на глубине 90 м, но противник при помощи гидроакустической аппаратуры обнаружил ее и сбросил глубинные бомбы.

В течение 17 мин. команда лодки боролась с повреждениями, пытаясь остановить появившуюся во многих местах течь и исправить механизмы. Остановить течь оказалось невозможным, а из-за поступавшей воды лодка погружалась. Поэтому командир лодки решил, что лучшим выходом из создавшегося положения было всплыть на поверхность и открыть огонь из орудий. Соотношение сил на поверхности было бы 1:4, но оставаться на глубине было невозможно.

Лодка всплыла и оказалась со стороны луны от противника ближайший от нее эскортный корабль находился на дистанции 6400 м. Либо этот корабль не смог обнаружить лодку, либо он преднамеренно откладывал удар до тех пор, пока подойдут три других противолодочных корабля. Как бы там ни было, атака против поврежденной лодки последовала не сразу. Эта непредвиденная передышка дала возможность команде ликвидировать крен и запустить дизель. Когда ближайший из противолодочных кораблей направился к подводной лодке, артиллерийский огонь был открыт не сразу: нужно было беречь снаряды. Противник, будучи также осторожным, повернул и стал подходить под другим углом. Огонь подводной лодки вынудил его отойти.

После долгих минут такого маневрирования японцы решили таранить лодку. Тогда командир лодки применил испытанный прием — внезапную атаку против атакующего противника. Повернув в сторону приближающегося противника, подводная лодка атаковала его на предельной скорости. Благодаря быстрому ходу подводная лодка оказалась вблизи корабля противника и открыла по нему огонь с дистанции 46 м. Японцы ответили орудийным огнем, но он не причинил лодке никаких повреждений. Стрельба с лодки оказалась более эффективной. Артиллеристы противника были перебиты у орудий, и на корабле начался пожар. Когда лодка отошла от места боя, японский корабль начал тонуть.

Подводная лодка пошла вперед. В это время приблизился второй противолодочный корабль. По нему выпустили несколько снарядов. И в этот критический момент начался сплошной ливень. В создавшемся тяжелом положении он был очень кстати. На полной скорости лодка скрылась за дождевой завесой.

Как только были исправлены некоторые повреждения радиоаппаратуры, «Салмои» передала сигналы другим лодкам, находившимся в этом же районе. На следующую ночь к ней подошли подводные лодки «Триггер», «Силверсайдс» и «Стерлит» для сопровождения и охраны. Это прикрытие вскоре было усилено базировавшимися на Марианских островах самолетами, которые сопровождали лодку до Сайпана. Отсюда она направилась в Пирл-Харбор, и после осмотра было решено, что повреждения, полученные ею, слишком велики для того, чтобы их можно было скоро устранить. Поэтому лодка была выведена из состава действующих. Командир и вся команда «Салмон» были переведены на вновь строящуюся подводную лодку «Стикл-5эк». Штаб подводного флота решил сохранить эту опытную команду целиком.

Потеря подводной лодки «Албакор»

Подводная лодка «Албакор» вышла в одиннадцатый боевой поход из Пирл-Харбора 24 октября. На счету лодки были потопленные легкий крейсер «Тэнрю», эскадренные миноносцы «Осио» и «Садзаиами», авианосец «Тайхо», две переделанные канонерские лодки, фрегат и охотник за подводными лодками. «Албакор» потопила больше военных кораблей противника, чем любая другая подводная лодка.

На острове Мидуэй она пополнила запас горючего, а затем направилась блокировать подходы к портам Хакодатэ и Оминато. Так как прибрежные воды в этом районе были заминированы, ей было приказано держаться в районах с глубинами не менее 180 м. После того как «Албакор» вышла с Мидуэя, о ней больше не поступало никаких сведений.

Согласно японским документам, изученным после войны, лодка подорвалась 7 ноября на мине близ северной части острова Хоккайдо (41°49? северной широты и 141°11? восточной долготы). Свидетелем этого было японское дозорное судно. Очевидно, обнаруженная дозорным судном, она шла в подводном положении, когда противник услышал взрыв. «Албакор» затонула со всем личным составом.

Потеря подводной лодки «Гроулер»

20 октября из Фримантла вышла подводная лодка «Гроулер», возглавлявшая группу подводных лодок, в которую, кроме нее, входили подводные лодки «Хэйк» и «Хардхед». Местом назначения группы был район у юго-западной части Лусона, где они должны были присоединиться к подводным лодкам флота юго-западной части Тихого океана, блокировавшим подходы к Маниле и острову Миндоро.

Группа прибыла в указанный район в назначенный срок. В это время на лодке «Гроулер» вышел из строя радар. Для полного ремонта не хватало запасных частей. На 7 ноября было назначено рандеву подводных лодок «Гроулер» it «Брим», на которой были необходимые запасные части.

Рано утром 8 ноября на пути к месту встречи с лодкой «Брим» лодка «Гроулер» обнаружила конвой противника. Сообщение об этом было передано на лодку «Хардхед» с одновременным приказанием сблизиться с конвоем и предпринять атаку. Подводная лодка «Хардхед» направилась в указанный район и вскоре обнаружила и конвой противника, и лодку «Гроулер».

Примерно через час командир лодки «Хэйк» услышал два отдаленных взрыва. Определить их причину было невозможно из-за большого расстояния.

В то же самое время подходившая к конвою лодка «Хардхед» услышала приглушенный взрыв, напоминающий звук разорвавшейся торпеды. Конвой повернул в сторону от позиции лодки «Гроулер», а через несколько минут послышались разрывы глубинных бомб.

Наступившая вслед за этим тишина продолжалась свыше часа. За это время «Хардхед» приблизилась к конвою и, заняв позицию для атаки, произвела залп. Находившаяся поблизости лодка «Хэйк» явилась свидетелем потопления танкера «Нанэй Map у» (5226 т).

Эскортные корабли бросились в контратаку на «Хардхед», которой удалось избежать гибели только благодаря искусному маневрированию. Подводная лодка «Хэйк» также была подвергнута атакам глубинными бомбами. Для обеих лодок было ясно, что они имеют дело с опытным противником. Как той, так и другой лодке удалось благополучно выйти из боя, но они уже не смогли установить связь с лодкой «Гроулер».

Поскольку «Гроулер» не прибыла к месту встречи с «Брим», можно было предполагать, что она погибла. Ее продолжительное молчание было подтверждением этого вывода. Ожесточенные контратаки против «Хардхед» и «Хзйк» свидетельствовали о нахождении в этом районе хорошо обученной японской противолодочной группы кораблей, и представляется вполне вероятным, что «Гроулер» оказалась жертвой этих опытных «охотников за подводными лодками».

Атака глубинными бомбами против подводной лодки «Хэлибат»

Случай с подводной лодкой «Шарк 2» и приведенное выше описание контратаки против группы лодок свидетельствуют об ожесточенном сопротивлении, которое встретили подводные лодки на Филиппинском театре военных действий. Готовые примириться с потерями в борьбе за Лейте, японцы, однако, решили усилить гарнизоны островов. Их войсковые транспорты охранялись всеми возможными средствами. Колоссальные потери, наносимые японскому торговому флоту, являлись результатом ожесточенных боев. На каждую атаку против конвоев японцы отвечали контратаками, от которых иногда удавалось уклоняться без особого труда. Но, когда противолодочные корабли были хорошо оборудованы всем необходимым, а команды хорошо обучены, только искусное управление подводной лодкой спасало ее от гибели.

В середине ноября в районе «Конвой Коллидж» состоялся бой между противолодочными кораблями противника и подводной лодкой «Хзлибат». Следует упомянуть, что до этого лодка действовала в составе «волчьей стаи» и потопила близ мыса Энганьо эскадренный миноносец «Акицуки».

14 ноября «Хэлибат» в проливе Лусон атаковала японский конвои, но против лодки была предпринята контратака. Об этих событиях лучше всего рассказано в донесении командира лодки:

«Японцы, очевидно, обращаются к своей прежней практике, заключающейся в гидроакустическом поиске вокруг их конвоев. Производимый нами попек при помощи гидролокаторов, работающих на волне 16–18 кгц, был неэффективным, так как при этом судно обнаруживалось уже после того, как его присутствие определялось другим способом.

Можно полагать, что 14 ноября мы узнали о новом японском противолодочном устройстве. Шесть минут спустя после того, как мы выпустили четыре торпеды М-18–1 и резко изменили курс, раздался громкий резкий звук. Люди, находившиеся в кормовом аккумуляторном отсеке, утверждают, что они слышали этот звук четыре раза, он приближался с правого борта, в па-правлении от эскортных кораблей, а также со стороны выпущенных наших торпед. Люди, находившиеся в носовом аккумуляторном отсеке, не могли определить, с какой стороны приближалось это устройство, но считают, что оно прошло над лодкой три раза. Звук описывали по-разному: как шум быстро вращающихся винтов, как шум идущей торпеды или низко летящего самолета. Мне приходилось слышать шум торпед М-14, идущих мимо цели, но этот шум был совершенно другим. Звук напоминал зуммер низкой частоты, громкость которого увеличивалась, а потом уменьшалась с интервалом в 40 сек. Создалось впечатление, что звук обходил вокруг корабля, мог повторяться несколькими появляющимися друг за другом одинаковыми приборами или приспособлениями. Когда звук замер, сильный взрыв, похожий на взрыв глубинной бомбы, почти у самого левого борта заставил лодку уйти на большую глубину. Это не был взрыв авиабомбы: во время сближения не было замечено никакого самолета. Но это не могли быть и бомбы с эскортных кораблей, так как они все еще находились от нас на дистанции более 1800 м и, очевидно, до этого времени не заметили лодку. Сразу после взрыва корабли приблизились и предприняли ожесточенную атаку глубинными бомбами. Разрывов торпед не было слышно. Нельзя было предположить, что это устройство или устройства были одной из наших торпед, идущей мимо цели, ибо кажется слишком невероятным, чтобы через шесть минут после выстрела она нашла бы лодку, прошла над нами несколько раз и затем разорвалась бы у самого борта. Кроме того, круговое движение торпеды не позволило бы ей пройти над лодкой более одного раза в течение такого короткого промежутка времени.

Из разговоров с двумя опытными офицерами-подводниками, которые принимали участие в специальных испытаниях, было известно, что на перископной глубине возможно услышать самолет, если он очень низко летит и очень большой. Можно предположить, что самолеты прошли над нами и сбросили буи для того, чтобы указать наши позицию и курс. Этим можно объяснить необычную быстроту и точность контратаки глубинными бомбами, предпринятой надводными эскортными кораблями. Однако обнаружение подводной лодки с самолета затруднялось тем, что не было ни следа торпед, ни воздушных пузырей на поверхности».

Очевидно, лодка «Хэлибат» была обнаружена самолетами, имевшими магнитные искатели («дзикитантики») японской конструкции. Эти самолеты летели так низко над водой, что подводная лодка могла слышать их. Сбросив бомбы, самолеты поставили буи, ориентируясь на которые эскортные корабли конвоя устремились на подводную лодку. Они действовали слаженно и сбросили глубинные бомбы.

В результате одного близкого взрыва образовалась вмятина рубки с левого борта. За ним последовало три или четыре взрыва, которые отбросили лодку на значительную глубину.

В донесении командира лодки содержатся подробные сведения о полученных повреждениях:

«Наиболее серьезными оказались повреждения в носовом торпедном отсеке. Направляющие рельсы и стеллажи торпед были погнуты, торпеды помяло. Все листы палубного настила сбросило со своих мест. Находившиеся в отсеке люди были силой взрыва отброшены к бортам лодки. Забортные клапаны (кингстоны) открылись, спасательная шахта дала течь. Прочный корпус и верхние части балластных цистерн помяло, при этом срезало много болтов. Трубопровод от группы баллонов сжатого воздуха был сорван. В отсеке резко повысилось давление. Для того чтобы его понизить, открыли дверь в соседний отсек. Выступающие части гидролокаторов можно было вращать только вручную, прилагая большое усилие. Люди изнемогали, работая в условиях высокой температуры и повышенного давления воздуха.

Когда наконец нам удалось всплыть на поверхность, обнаружилось, что взрывом повреждено палубное орудие лодки. В целом лодка получила тяжелые повреждения».

С большим трудом технический персонал произвел временный ремонт отдельных механизмов, позволивший лодке уйти своим ходом из пролива Лусон.

В конце своего донесения командир лодки сообщал: «По какой-то неизвестной причине японцы ушли. Если бы они проявили немного больше настойчивости, это обошлось бы нам очень дорого».

Полная оценка повреждений, полученных подводной лодкой, заняла в докладе три печатные страницы. После оказания ей первой помощи на острове Сайпан и более детального ремонта в Пирл-Харборе лодка была направлена в Соединенные Штаты, где специалисты портсмутской кораблестроительной верфи решили, что ее повреждения слишком велики для того, чтобы оправдать необходимый ремонт, и поэтому «Хэлибат» была выведена из состава действующих подводных лодок. Остается только удивляться, что она не затонула, получив такие серьезные повреждения.

Гибель подводной лодки «Скэмп»

Подводная лодка «Скэмп» покинула Пирл-Харбор 16 октября 1944 года. По пути она заправилась горючим на Мидуэе и вышла оттуда 21 октября в свой восьмой боевой поход. Назначенный ей район находился недалеко от островов Бонин. Однако 9 ноября ей было приказано занять позицию на значительном расстоянии от заданного района. Она должна была находиться к югу от 28-й параллели во время налетов на Токио бомбардировщиков с острова Сайпан. Лодка «Скэмп» подтвердила получение приказания. Это подтверждение было последним сообщением, полученным от этой подводной лодки.

14 ноября подводной лодке «Скэмп» было приказано следовать к восточным подступам Токийской бухты, где в назначенном пункте она должна была занять позицию для оказания помощи экипажам сбитых самолетов. 29 ноября штаб подводных сил Тихоокеанского флота получил сообщение о том, что в районе мыса Инубо противником было поставлено минное заграждение. Оно находилось поблизости от позиции лодки «Скэмп». Все подводные лодки, находившиеся в этом районе, были предупреждены, но для лодки «Скэмп» это предупреждение, вероятно, запоздало. Когда после выполнения своего задания по спасению летчиков она не вернулась, было официально объявлено (21 декабря 1944 года), что «Скэмп» погибла. После войны было обнаружено донесение одного японского летчика о том, что 11 ноября во время патрулирования он заметил «пятно нефти» в районе Токийской бухты. Он вызвал к этому месту японский корабль береговой обороны, который сбросил до 70 глубинных бомб на участок, где начинался «нефтяной след». Очевидно, в результате попадания одной из бомб черное нефтяное пятно на поверхности моря увеличилось.

Два дня спустя на экране радара подводной лодки «Гринлинг», которая находилась в этом районе и выполняла задание по спасению экипажей подбитых самолетов, появилось изображение, напоминающее подводную лодку. Контур изображения не был четким, и командир не мог точно определить тип корабля. Японцы сообщали о двух противолодочных атаках, проведенных в этом районе 16 ноября. В сообщении о второй атаке отмечалось: «В результате атаки были слышны звуки сильных взрывов». Одна из этих атак, а может быть, и обе были предприняты против лодки «Скэмп». Оставляя за собой нефтяной след, она стала жертвой бомбардировки.

Операция «Хотфут»

Когда планировалась операция «Стейлмейт» (захват островов Палау), одновременно разрабатывалось и несколько планов атаки крупных сил авиации с авианосцев по объектам, расположенным непосредственно на Японских островах. Удар должен был проводиться в ноябре силами 38-го оперативного соединения. Условно этот удар был назван операция «Хотфут». Летчики хотели, конечно, подойти к району Токио внезапно. Самым большим препятствием для сохранения внезапности являлись линии японских дозорных катеров, проходившие в нескольких милях к югу и востоку от побережья острова Хонсю. Несмотря на то, что этот заслон сторожевых катеров можно было уничтожить специально выделенными для этого эскадренными миноносцами или самолетами, присутствие эскадренных миноносцев или авианосцев в водах, омывающих Японию, стало бы немедленно известно в Японии. Некоторые из сторожевых катеров наверняка обнаружили бы американские корабли, и любой из них мог предупредить японцев о готовящейся атаке.

Роль, отведенная подводным лодкам в этой операции, вполне отвечала стремлениям подводников. Подводные лодки Тихоокеанского флота вели свои атаки и топили японские сторожевые катера в районе острова Хонсю еще с самого начала войны. План «Хотфут» включал в себя прочесывание подводными лодками этого района с целью предварительной расчистки пути кораблям и самолетам 38-го оперативного соединения. Готовясь к операции «Хотфут», командующий подводными силами Тихоокеанского флота собрал к началу ноября на базе Сайпан группу подводных лодок. Командиры и личный состав лодок усиленно готовились к выполнению новой задачи. Эти действия по поддержке флота должны были, по предварительным данным, продолжаться в течение нескольких недель. Однако противник заставил американцев отложить операцию, бросив все, что он имел, в район Филиппин. Американские авианосцы все время были заняты в этом районе. Надводные корабли преследовали отходившие в разных направлениях японские силы, а морские летчики обрушивали свои удары на противника в районе острова Лусон. Поэтому операцию «Хотфут» приходилось откладывать неделю за неделей, и подводники на острове Сайпан безрезультатно ждали ее начала, пока ее не отменили совсем.

Тем временем командующий американскими подводными силами Тихоокеанского флота, желая ввести свои подводные лодки в дело, предложил интересный план, который состоял в том, чтобы использовать лодки для «прочесывания» района, где намечалось провести операцию «Хотфут», в виде подготовки к предполагавшемуся удару. Главнокомандующий Тихоокеанским флотом одобрил этот план, и соответствующий приказ был отдан.

Для этого была создана группа из семи подводных лодок, в которую входили «Ронкуил», «Барфиш», «Стерлит», «Силверсайдс», «Триггер», «Там-бор» и «Соори». Все они покинули остров Сайпан 10 ноября с задачей расчистить полосу шириной примерно в 180 миль, над которой самолеты с авианосцев могли бы двигаться к Японии, не опасаясь того, что они будут обнаружены. Подводным лодкам было приказано топить каждый сторожевой катер, встречающийся им на пути, и не давать противнику никакой передышки. Команды подводных лодок, входивших в «стаю», представляли себе новое задание как легкую прогулку, но дело оказалось не столь уж простым. Море было неспокойно, большие волны заливали палубу и боевую рубку. Прицельная артиллерийская стрельба была почти невозможна. Низкий надводный борт подводной лодки вообще сильно ограничивает использование палубных орудий, ибо орудийный расчет может устойчиво держаться у орудия только при сравнительно спокойной воде. Борясь с бурным морем, лодки вышли на линию японских сторожевых катеров. Штормовая погода затрудняла их действия, цели плясали в орудийных прицелах, в результате чего были потоплены всего только четыре сторожевых катера и то со значительным риском для самих лодок. Условия изменились и совсем не в пользу подводных лодок. Возможно, что сторожевые катера были заранее извещены о приближении подводных лодок, а может быть, и японская береговая охрана решила воспользоваться возможностью для проверки эффективности своей противолодочной системы. Как бы то ни было, японцы бросили в этот угрожаемый район все имевшиеся в их распоряжении самолеты и сторожевые катера. Вместо того чтобы расчистить путь, «прочесывание» только насторожило противника, в результате чего умножилось количество дозорных судов в этом районе.

Так как результат получился совершенно противоположный тому, который ожидался, было очевидно, что в будущем подобные действия потребуют применения другой тактики. Очевидным было также и то, что в штормовую погоду артиллерийские атаки к большому успеху не приведут, так как артиллеристы подводных лодок с трудом держались на ногах у своих орудий; несколько человек чуть не оказалось за бортом. Японские траулеры, также находившиеся на линии дозорных катеров, были хорошо вооружены, и атакующие подводные лодки встречали иногда сильный огонь. Один матрос с лодки «Тамбор» и два с лодки «Барфиш» были ранены. У подводной лодки «Ронкуил» корма была повреждена своим же собственным 5-дюймовым снарядом. Таким образом, действия в надводном положении оказались слишком рискованными, чтобы оправдать то немногое, что могли сделать лодки.

Несмотря на то, что лодкам пришлось туго, их опыт был весьма поучителен и потому полезен. Штаб подводных сил убедился, что многое еще надо усовершенствовать, и в первую очередь радиоаппаратуру для передачи команд и орудийные установки, которые в будущем должны быть более мощными. Подводные лодки, которым когда-либо придется вести борьбу с дозорными катерами, должны иметь достаточно мощное оружие, большое количество боеприпасов и лучшее прикрытие для членов экипажа.

Декабрьский рейд

Статистические данные о потерях японского торгового флота за вторую мировую войну показывают, что количество судов, потопленных в течение последнего месяца каждого года войны, было значительно меньшим по сравнению с количеством судов, потопленных в остальные месяцы. Причины этого в каждом году были различными, но причина резкого падения количества уничтоженных торговых судов в декабре 1944 года совершенно очевидна. К этому времени сильно уменьшилось количество японских судов на плаву. Япония начала войну, располагая торговым флотом общим тоннажем 4 947 815 т, а на 1 декабря 1944 года на плаву было только 2847 534 т. Это означает, что за последние решающие 11 месяцев войны были потоплены суда общим тоннажем 2100000 т. Не удивительно, что при таком большом количестве потопленных судов американские подводные лодки в декабре 1944 года не могли найти достаточного количества целей.

Этот «кризис» хорошо виден на карте, показывающей уничтожение японских торговых судов в декабре 1944 года. Американские подводные лодки действовали тогда на всем протяжении от острова Рождества до Курильских островов.

Армейская авиация, бомбардировавшая суда противника в районе Филиппин, потопила почти такое же количество японских торговых судов, что и подводные лодки.

Участвуя в блокаде Японской империи, подводная лодка «Сидевил» атаковала 2 декабря близ юго-западной оконечности острова Кюсю конвой противника и потопила два больших торговых судна — «Акигава Мару» (6859 т) и «Гавайи Мару» (9467 т).' К концу месяца морское торговое судоходство во внутренних водах Японской империи было почти сведено к нулю. В районе «Хит Перейд», между островами Идзуситито и побережьем острова Хонсю, подводная лодка «Тайлфиш» 22 декабря 1944 года уничтожила торпедный катер, который был последним из кораблей, потопленных в 1944 году.

На карте отмечается только потопление торговых судов, и поэтому на ней не отмечено потопление этого торпедного катера. На карте не указаны потопление фрегата подводной лодкой «Пайпфиш» близ острова Хайнань 3 декабря и потопление фрегата подводной лодкой «Бленну» около острова Лусон 14 декабря; кроме того, не нанесены на карту и две большие десантные баржи, уничтоженные подводной лодкой «Пинтадо» в районе «Конвой Коллидж» 13 декабря. Зато все потопленные торговые суда на карте отмечены. Так, например, там значится грузовое судно «Кэндзё Мару» (6933 т), потопленное близ западного побережья острова Лусон 6 декабря подводными лодками «Сегундо» и «Рейзорбэк». В тот же день и в том же районе подводная лодка «Сегундо» и морская авиация уничтожили грузовое судно «Ясакуни Мару» (5794 т).

8 декабря подводные лодки «Пэдл» и «Хэммерхед» совместно потопили близ юго-западного побережья острова Борнео танкер «Сёэй Мару» (2854 т). Подводная лодка «Силайон» юго-восточнее острова Хайнань обнаружила и потопила 20 декабря транспорт «Мамия» (7000 т). Патрулируя юго-западнее Лусона, подводная лодка «Бленну» атаковала и потопила грузовое судно «Кэндзуй Мару» (4156 т). Подводная лодка «Барберо» на пути к Борнео потопила грузовое судно «Дзюнпо Мару» (4277 т).

Эти декабрьские потери японского флота показывают, как мало было торговых судов в Южных морях. Японские торговые суда в водах «собственно» Японии встречались также редко, а на морских путях, проходящих южнее Формозы, большие конвои вовсе не появлялись.

Подводная лодка «Трепанг» перехватила один из последних конвоев, который должен был быть встречен подводными лодками в Лусонском проливе. Конвой был обнаружен вечером 6 декабря. Командир лодки приказал предпринять ночную атаку в надводном положении. После двухчасового сближения лодка торпедировала и потопила три грузовых судна — «Банею Мару 31», «Дзюнё Мару» и «Фукуе Мару» — общим тоннажем примерно 13 000 т. Боевые действия в районе «Конвой Коллидж» были почти закончены.

Близ побережья Индо-Китая подводная лодка «Флэшер» атаковала два других конвоя. Тоннаж потопленных ею судов ставит лодку «Флэшер» в один ряд с лучшими подводными лодками. Но еще до того, как эти действия закончились, в районе Курильских островов отличилась подводная лодка «Дрэгонет».

Спасение лодки «Дрэгонет»

«Всплывайте и ведите на базу вашу лодку с затопленным носовым торпедным отсеком». Если бы такой приказ был отдан находящейся на грунте лодке, то командир, отдавший его, был бы, безусловно, признан ненормальным. Также вызвал бы серьезное недоумение и подобный приказ, отданный подводной лодке, действовавшей в радиусе обстрела береговых батарей противника на Курильских островах. Естественно, что ни один командир соединения, сохранивший здравый рассудок, не отдал бы такого приказа. Трудно также предположить, что кому-нибудь из командиров подводных лодок удалось бы выполнить такое опасное задание.

Однако этот приказ был отдан командиром оперативного соединения Фейтом, а командир лодки «Дрэгонет» Льюис выполнил его. Более того, он вывел лодку на поверхность прямо на виду у японских батарей военно-воздушной базы на острове Мацува. Затем, несмотря на сильный шторм, он повел ее к острову Мидуэй.

Драма началась утром 15 декабря, когда «Дрэгонет», выйдя в свой первый боевой дозор, крейсировала в подводном положении в водах, омывающих остров Мацува.

В донесении командира лодки даются основные этапы боевых действий лодки во время патрулирования:

«7 час. 17 мин. Позиция: 47°57?5» северной широты, 153°08?5» восточной долготы. В шести милях южнее острова Мацува лодка погрузилась после наблюдения за поверхностью моря в перископ. На глубине 20 м, курс 90°, скорость 2 узла, дифферент погружения 2° на нос, произошел небольшой толчок, возможно он явился результатом разрыва авиабомбы. Уравнительная цистерна была заполнена, и скорость увеличена для достижения нужной глубины. В ожидании атаки глубинными бомбами лодка задержалась на глубине 27 м. Громкий скрежет и повторные толчки в носовой части. Установили, что мы легли на грунт. Продолжается шум разрушающейся носовой части. Вывели личный состав из носового торпедного отсека. Продули главные балластные цистерны и повысили воздушное давление в носовом отсеке.

Носовой отсек совершенно затоплен. Лодка всплыла на глубину 19 м с очень большим дифферентом на нос и затем снова начала погружаться. Боясь, что корма поднимется и будет замечена с острова Мацува, приказал заполнить главные балластные цистерны. Сильно ударившись о грунт, легли на дно на глубине 20 м с дифферентом 16°.

Откачать воду из затопленного отсека не удалось. Серьезное беспокойство вызывали продолжающиеся толчки и скрежет железа.

7 час. 32 мин. Получил доклад о том, что вода в носовом торпедном отсеке стала убывать.

7 час. 35 мин. Продули носовые цистерны главного балласта и среднюю цистерну. Дифферент начал постепенно уменьшаться, и лодка медленно всплыла. Продули кормовые цистерны главного балласта.

7 час. 38 мин. Всплыли на виду у береговых орудий на острове Мацува. На смену прежней опасности пришла другая. Развили предельную скорость. Видимость была прекрасная, береговые укрепления на острове Мацува были отлично видны.

7 час. 40 мин. Дали самый полный ход вперед, скорость — около 17,3узла. Большой крен на левый борт; видимо, цистерна главного балласта № 2 имеет пробоину. Но отход еще не закончился. 16 декабря лодка пережила еще одно тяжелое испытание. Начался шторм.

18 час. 16 декабря. Стрелка барометра упала до 0,13 в течение одного часа. Большие волны, сильный ветер. Снизили скорость до 5 узлов и стали часто менять курс, чтобы выйти из полосы шторма. Носовые горизонтальные рули заклинило, и встречная волна непрерывно тяжело ударяла по их плоскости. Кажется, что лодка вот-вот расколется на части. Идем курсом 103°. Вода поднимается в носовом торпедном отсеке. Из-за течи через сальники кабеля в переборке между носовой батареей и торпедным отсеком вода проникла в кают-компанию. Продули одну из топливных цистерн, пытаясь выровнять крен и уменьшить уровень воды в торпедном отсеке. Лодка накренилась на 20° влево, потом этот крен уменьшился до 10°. Сильная бортовая качка. Открыли клапан затопления и продули пятую балластную цистерну. Это выровняло крен. Откачали воду из третьей вспомогательной цистерны, а затем горючее из цистерны № 6 правого борта.

Утро 17 декабря. Теперь течение относило лодку на запад. Нос лодки несколько поднялся. Уровень воды в носовом отсеке был немногим более 15 см. Поскольку в момент, когда в отсек хлынула вода, две торпеды были вставлены в аппараты только наполовину, а носовые горизонтальные рули были заклинены, послал в отсек аварийную команду, с тем чтобы дослать торпеды до места, закрыть крышки аппаратов и вручную переложить горизонтальные рули. Три офицера и два матроса проникли в отсек. Воздух был пропитан запахом горящей нефти, и в отсек подали кислород. Задание было умело выполнено, но в этот момент стало известно, что в прочном корпусе с левого борта выше уровня носовой дифферентной цистерны имеется трещина. Это повреждение было опасным, и испытания, выпавшие на долю лодки «Дрэгонет», еще далеко не закончились.

18 декабря. Крен на левый борт, достигавший 63°, с большим трудом удалось уменьшить до 20°. Компас вышел из строя. Вода заливала мостик с левого борта, но, к счастью, не доходила до верхнего люка рубки».

Затем шторм утих и подводная лодка на ровном киле продолжала следовать к острову Мидуэй. Она пришла туда 20 декабря. Испытания для команды закончились.

Теперь было необходимо устранить полученные повреждения. Сам факт самостоятельного прихода лодки на базу является феноменальным. Лодка совершила переход от Курильских островов с полностью затопленным носовым торпедным отсеком, несмотря на течение и неспокойное море.

Уничтожение танкеров у берегов Индо-Китая. Боевой поход подводной лодки «Флэшер»

К декабрю 1944 года усилия Японии, направленные на ввоз нефти, стали ослабевать. Это происходило оттого, что в первой половине 1944 года на главном пути подвоза нефти между Голландской Ост-Индией и Японией активно действовали американские подводные лодки. Как ни парадоксально, но тоннаж японского нефтеналивного флота составлял примерно 868 000 т. Таким образом, если его общий тоннаж с января 1944 года сократился лишь на 5000 т, то по сравнению с довоенным уровнем он увеличился на 200 000 т. Выполнявшаяся с большой быстротой программа строительства и реконструкции обеспечивала создание новых нефтеналивных судов почти такими же темпами, какими подводные лодки топили их. И тем не менее Япония была почти без топлива.

Японские танкеры, как и итальянский флот, существовали, но по действовали. Если судам удавалось перейти в какой-либо пункт, скажем, для того, чтобы погрузить нефть, перед ними вставала проблема возвращения. Эта проблема переходов торговых судов стала почти неразрешимой, с тех пор как система конвоев перестала оправдывать себя из-за атак подводных лодок. Поэтому летом 1944 года японцы встретились с огромными трудностями, решая проблему использования своего танкерного флота. Лишь несколько танкерных конвоев прорвалось сквозь позиции лодок, доставив в Японию в сентябре 300 000, в октябре — около 600 000, а в ноябре око;го 300 000 баррелей нефти. Этого количества нефти было недостаточно для удовлетворения потребностей японской военной машины. Доставка нефти в Японию была сопряжена с такими опасностями, что японское правительство установило командам танкеров премии в размере 15 % зарплаты, причем эта сумма удваивалась в том случае, если судно доставляло бензин.

В декабре 1944 года один из японских танкерных конвоев проходил Южно-Китайским морем. Утром 4 декабря этот конвой был в открытом море, идя из Манилы в юго-западном направлении в Сайгон. Днем нефтеналивные суда были в 300 милях западнее острова Миндоро. И здесь они были обнаружены подводной лодкой «Флэшер».

В это время «Флэшер» была на пути к району своего патрулирования около бухты Камранг. Она действовала в составе группы, в которую, кроме нее, входили лодки «Хокбил» и «Бекуна». Встреча лодки «Флэшер» с конвоем танкеров была не случайной, ибо к этому времени ей сообщили о том, что танкеры следовали по направлению к ней. Получив это сообщение, командир немедленно устремился навстречу конвою с целью его перехвата. Подводная лодка «Флэшер» к тому времени прошла одну треть пути между островом Палаван и Индо-Китаем. Конвой уже был недалеко от лодки. Очевидно, штурманы танкеров рассчитывали на плохую погоду, на дождь, который скрыл бы их суда. Но их надежды были напрасными. 30 мин. спустя после получения сообщения наблюдатели на лодке «Флэшер» сквозь завесу дождя разглядели знакомые силуэты танкеров. Было 7 час. 49 мин.

Выйдя на встречный курс, лодка погрузилась; до конвоя оставалось 13 миль. Спустя некоторое время командир лодки начал сближение. На дистанции 7300 м стена сплошного дождя скрыла суда конвоя. Подводная лодка продолжала продвигаться вперед. И вдруг в неясной мгле появился японский эскадренный миноносец, находившийся на дистанции 1800 м. Командир лодки подождал, пока дистанция сократилась до 1000 м, и дал залп четырьмя торпедами. Раздалось два взрыва. Эскадренный миноносец остановился и стал резко крениться на борт. Затем командир быстро развернул лодку и дал залп четырьмя торпедами из кормовых аппаратов по крупному танкеру, находившемуся позади эскадренного миноносца. В перископ можно было видеть, как торпедированный эскадренный миноносец медленно оседал кормой в воду. Тем временем лодку неожиданно атаковал появившийся сквозь пелену дождя второй эскадренный миноносец. Всего только 630 м отделяло его от лодки, когда командир приказал уйти на глубину. Все это произошло в течение нескольких секунд. Когда «Флэшер» погружалась, были услышаны взрывы двух торпед, попавших в танкер. Вслед за этим подводная лодка была атакована глубинными бомбами. 16 взрывов потрясли лодку, большинство бомб разорвалось вблизи нее. «Флэшер» удалось избежать опасности только благодаря погружению.

В 10 час. 53 мин. командир приказал всплыть на перископную глубину. Быстро осмотрев место боя, он увидел, что танкер горел и погружался в воду кормой. В 450 м от танкера находился эскадренный миноносец типа «Осасио», а сетевой заградитель и несколько эскортных кораблей группировались вокруг горевшего танкера. Подводная лодка наблюдала за этой картиной с дистанции 7000 м. Затем командир приказал быстро перезарядить торпедные аппараты и опять пошел в атаку на эскадренный миноносец и танкер. Пока лодка сближалась с противником, потоки дождя не давали возможности вести наблюдение в перископ. Но в 12 час. 49 мин. ливень прекратился, и можно было увидеть цели. Две минуты спустя было выпущено четыре торпеды по эскадренному миноносцу, а две торпеды по танкеру с тем расчетом, чтобы они прошли под эскадренным миноносцем и поразили танкер, находившийся за ними. Раздалось четыре взрыва торпед, попавших в цели. Лодка ушла на глубину, чтобы избежать контратаки. Однако на нее были сброшены бомбы. Некоторые из них разорвались очень близко.

В 14 час. 10 мин. подводная лодка была снова на перископной глубине. Торпедированных эскадренных миноносцев не было видно. В поле зрения находились три эскортных корабля и торпедированный танкер. Личный состав покину л танкер, на нем продолжался пожар, но он оставался на плаву и мог быть спасен. Поэтому лодка с дистанции примерно 270 м с целью потопить его выпустила одну торпеду. Раздался взрыв, и танкер «Хакко Мару» (10022 т) затонул. В этом бою японцы потеряли, кроме танкера, два больших эскадренных миноносца — «Киспнами» и «Иванами».

Но боевой поход лодки «Флэшер» только начинался. Во время двухнедельного перехода лодки на запад к побережью Индо-Китая стояла плохая погода. Казалось, и море, и небо решили помешать ее действиям. Вечером 20 декабря лодка находилась вблизи острова Хондой, севернее бухты Ван-Фонг, недалеко от Бинь-Динь. Командир лодки решил, что этот район удобен для перехвата судов, направлявшихся на север из Камрани. В 9 час. 25 мин. следующего утра был обнаружен противник.

Это был небольшой дозорный корабль, курсировавший вдоль побережья. 30 мин. спустя в южном направлении был обнаружен шум винтов. Вскоре появился эскадренный миноносец типа «Тидори». За ним показалась группа танкеров. Лодка отошла еще дальше от берега. Конвой проходил на дистанции 1800 м от нее, но из-за больших волн трудно было рассчитывать на успешную торпедную атаку, и командир не открывал огня, наблюдая, как конвой проходил мимо.

В полдень группа танкеров прошла значительную часть пути вдоль индо-китайского побережья, а «Флэшер» отошла на 20 миль от берега и начала дальний обход цели. Море продолжало бушевать. К полуночи стало ясно, что лодка не сумеет обогнать конвой: его уже не было видно. На экране радара появилась цель, но она оказалась небольшим островом близ побережья Индо-Китая.

«В 1 час мы решили лечь на обратный курс, — вспоминал впоследствии командир лодки, — когда штурман доложил, что впереди лодки находится остров Торту».

Вскоре, однако, оказалось, что это не остров, а группа судов, состоящая из пяти больших танкеров, трех эскортных кораблей и эскадренного миноносца, которая двигалась со скоростью 11 узлов. Корабли не делали зигзагов, а шли по кривой вдоль побережья, причем со стороны моря танкеры прикрывались эскортными кораблями. Пока лодка совершала маневр, чтобы занять позицию на встречном курсе, японские эскадренные миноносцы все время оказывались между лодкой и конвоем, а так как строй танкеров был очень сомкнут (корабли шли колонной на дистанции 450 м друг от друга), атака со стороны открытого моря была невозможна. Поэтому командир решил предпринять атаку со стороны материка.

Танкеры находились на расстоянии около 12 миль от побережья и 15 миль к югу от прохода между мысом Батанган и островом Кулао-Рай. Когда подводная лодка была на дистанции 9100 м от головного судна, эскадренный миноносец на короткое время оказался между нею и транспортом, а затем отошел назад и двигался с правого борта конвоя. Теперь только один эскортный корабль оставался с левого борта головного судна. Другие шли на правом фланге конвоя. Лодка начала атаку. Ниже приводится описание боя в докладе командира лодки:

«Начав движение, мы обнаружили у себя на траверзе огонь на берегу, другой огонь был виден на мысе Батанган. Очевидно, это были навигационные огни, зажженные по чьей-то просьбе. Горизонт в направлении конвоя был покрыт дымкой.

Сближение началось в 4 часа 15 мин., расстояние до целей 5500.и. В 4 часа 46 мин. открыли стрельбу, выпустив три торпеды из носовых аппаратов по головному танкеру. Затем выпустили три торпеды по второму танкеру. После этого развернулись вправо, чтобы из кормовых аппаратов дать залп по третьему танкеру. Во время разворота было отмечено по два попадания в первый и второй танкеры.

Как раз перед началом стрельбы из кормовых торпедных аппаратов второй танкер взорвался.

В 4 часа 48 мин. дали залп четырьмя торпедами из кормовых торпедных аппаратов по третьему танкеру, который тоже взорвался.

Легли на курс 180° и пошли в обход фланга конвоя. Конвой оказался на траверзе лодки, но мы не могли подойти ближе из-за мелководья.

Пока мы вели торпедную стрельбу, эскадренный миноносец отошел назад к правому борту последнего корабля. Когда направились на юг, заметили его впереди нас на два румба с левого борта на дистанции 3600 м. Наблюдатели вернулись с палубы вниз. Мы могли видеть все происходившее невооруженным глазом. Этот странный строй танкеров прошел в южном направлении примерно две мили, после чего эскадренный миноносец замедлил ход и отстал. Очевидно, он так и не видел нас. Мы дали самый полный ход.

Вскоре после того, как эскадренный миноносец несколько отстал, взорвался первый танкер. Теперь все море сзади нас было объято пожаром; вся команда поднялась наверх, чтобы наблюдать эту картину. Было на что посмотреть. Когда мы ушли в подветренную сторону, то почувствовали сильный запах горящей нефти. Вначале, судя по взрыву, мы думали, что это был бензин, но большие клубы черного тяжелого дыма свидетельствовали о том, что горела нефть.

Все три танкера после взрывов исчезли под водой. Эскадренный миноносец на некоторое время подошел к конвою, но затем проследовал на юг вдоль побережья, в том направлении, откуда пришел. Не было сброшено ни одной глубинной бомбы и не произведено ни одного орудийного выстрела. Видимо, противник решил, что суда подорвались на минах».

Лодка «Флэшер» взяла курс на юго-восток, отправила донесение о результатах боевых действий и в 6 час. 30 мин. погрузилась: командир решил дать команде отдых. В 16 час. 31 мин. она всплыла и направилась к своей базе.

Так закончилась атака. Во время этого похода в водах Индо-Китая, в районе, лежащем примерно на полпути между Бинь-Дином и Хуэ, подводная лодка «Флэшер» уничтожила три японских танкера. Кроме того, 4 декабря ею был потоплен еще один танкер. К этому нужно прибавить два японских эскадренных миноносца. Как показывает следующая таблица, общий тоннаж судов противника, потопленных подводной лодкой «Флэшер» в декабре 1944 года, составил 42 868 т.


Таким образом, тоннаж танкеров, потопленных «Флэшер», превышал тоннаж танкеров, потопленных любой другой американской подводной лодкой за время одного боевого похода. Когда после окончания войны подвели общие итоги, лодка «Флэшер» вышла на первое место. Однако значение декабрьских боевых действий лодки «Флэшер» не исчерпывалось только этим. Их основное значение заключалось в том, что в результате процент потопленных судов повысился до предела, после которого стала очевидной обреченность японского торгового флота. Дело в том, что подводная война на истощение основывалась на следующем принципе: после того как потери противника превысят его возможность восполнять их новыми судами, ему придется свернуть торговое судоходство, что приведет экономику страны к катастрофе.

В течение 1944 года, и особенно за последние его три месяца, американские подводные лодки уже могли повлиять на изменение характера морской войны.

Было время, когда японские руководители могли изобретать способы и средства, помогавшие кое-как справляться с проблемой перевозок. Пока 50 % грузов достигало своего назначения, достаточно было только удвоить количество судов, чтобы решить проблему снабжения страны. Но когда подводные лодки начали топить две трети или три четверти транспортов из состава каждого конвоя, положение коренным образом изменилось. Противник стал терять наряду с «текущими» и «резервные» грузы. Это гибельно для экономики. В конце концов, когда подводные лодки стали уничтожать девять десятых транспортов каждого конвоя, такой процент потерь был для противника уже фатальным. В это время подводная лодка стала скорее орудием полного разрушения, чем частичного истощения.

Американские подводные лодки никогда не уничтожали все японские суда в каком-то определенном районе. Но они уничтожали две трети или три четверти судов в конвоях, а некоторые из лодок, например «Тэнг» и «Флэшер», уничтожали конвои почти целиком. Обладая превосходством в области оснащения радарными установками, — а это позволяло таким, например, лодкам, как «Флэшер», действовать на поверхности и делать стремительные заходы в голову целей, — американские подводные лодки в 1944–1945 годах почти полностью уничтожили японский торговый флот.

Они лишили Японию возможности подвозить нефть. Последняя надежда Японии на сохранение пути подвоза нефти рухнула после декабрьских нефтяных пожаров близ побережья Индо-Китая. Еще несколько недель противник пытался использовать эту нефтяную артерию, но это были уже последние отчаянные усилия. У противника еще имелись танкеры, но конвойная система в Южно-Китайском море была разрушена. Об этом свидетельствуют действия подводной лодки «Флэшер».

Итоги действий подводных лодок в 1944 году

В течение 1944 года американские подводные лодки уничтожили большое количество торговых судов противника общим тоннажем примерно 2 500 000 т, а тоннаж кораблей японского военно-морского флота, потопленных ими, составил примерно 700 000 т. Не следует, однако, забывать, что в этом же году было потеряно 19 американских подводных лодок.

Но подводные силы многого добились. К концу года в составе подводных сил Тихоокеанского флота и сил, базирующихся в Австралии, действовало 156 эскадренных подводных лодок. Следовательно, число действовавших подводных лодок по сравнению с предыдущим годом возросло на 33 единицы. В 1944 году в строй вступили пять плавучих баз подводных лодок: «Ховард В. Джилмор», «Протеус», «Иджир», «Энтидон» и «Эполлоу». С ними вместе число плавучих баз достигло 14, причем 3 из них обычно действовали в составе подводных сил, базирующихся в Австралии.

За этот год произошли изменения и в командовании. Капитан 1 ранга Файф, командовавший с декабря 1942 года оперативным соединением, базировавшимся в Брисбене, в марте 1944 года был вызван на базу в заливе Милн и направлен в штаб адмирала Кинга в Вашингтоне. В этом же году он вернулся в Австралию и заменил командующего американскими подводными силами в юго-западной части Тихого океана. Штаб командующего находился во Фримантле. Весь личный состав приветствовал назначение нового командующего, которому было присвоено звание контр-адмирала.

Прошло то время, когда у командиров соединений не хватало подводных лодок для действий в больших районах океана, когда не хватало сил для контроля за основными путями движения торговых судов, когда вместо торпедных атак прибегали к постановке минных полей, а командиры лодок были заняты поисками запасных частей и часто делали их сами, прибегая к подсобному материалу.

В конце 1944 года имелось достаточное количество подводных лодок для действий в Тихом океане, достаточно запасных частей и ремонтных средств. Плавучие базы могли справиться теперь со всеми видами ремонта. Базы подводных лодок располагались недалеко от гаваней и морских коммуникаций противника.

С конца июля остров Сайпан стал заправочной базой для подводных лодок. База на острове Гуам, созданная в ноябре, к концу года обеспечивала текущий ремонт подводных лодок; здесь же были организованы отдых и лечение подводников. Острова Маджуро и Джонстона давно остались позади.

Далеко позади остался и остров Тулаги (Соломоновы острова). Даже база Брисбен стала утрачивать свое значение, так как оперативное соединение, базирующееся здесь, могло заправляться теперь горючим и проводить нужный ремонт на острове Манус. Дальше на западе плавучая база «Орион» действовала близ побережья Новой Гвинеи, обеспечивая ремонт подводных лодок, оперировавших в районе Миос-Воэнди (остров Шоутен).

Эти передовые базы и выдвинутые вперед плавучие базы позволяли подводным лодкам оставаться в районах боевых действий в течение более продолжительного времени, чем раньше. Например, в 1942 и 1943 годах подводные лодки Тихоокеанского флота находились в районе патрулирования в среднем в течение 23 дней. В 1944 году среднее время нахождения в районе патрулирования увеличилось до 27 дней. Для подводной лодки лишние три или четыре дня пребывания в районе патрулирования могут означать лишние сотни тонн, отправленных на дно и зачисленных на ее боевой счет. Умножьте этот дополнительный тоннаж на число действующих подводных лодок, и увеличение составит тысячи тонн в месяц. Это увеличение тоннажа потопленных японских судов отражено в приводимой ниже таблице, которая показывает тоннаж японских торговых судов, уничтоженных американскими подводными лодками за 12 месяцев 1944 года.

1944 год для американских подводных лодок был рекордным. По таблице можно оценить значение действий подводных лодок. Они нанесли тяжелый урон авианосцам японского флота. Они уничтожали без труда легкие крейсера и эскадренные миноносцы. Они доказали, что могут вести боевые действия против тяжелых крейсеров и бросать вызов мощным линейным кораблям. Об уничтожении конвоев нечего и говорить — для лодок это давно стало обычным делом. На всем протяжении от Малайского барьера до берегов Японии и дальше до острова Мацува дно океана усеяно обломками торпедированных американскими подводными лодками японских судов. Японская компания «Мицуи Бразерс» и родственные ей объединения прекратили всякие экспортно-импортные операции. Их суда стояли без движения в устье реки Стикс. Японский флот доживал свои последние дни. Проблема подвоза нефти оказалась для японцев неразрешимой.

Почти все было потеряно. Из когда-то огромной территории, охватывающей центральную и юго-западную части Тихого окена — Филиппины, Малайю, Борнео, Целебес, Голландскую Ост-Индию, чрезвычайно важные в стратегическом отношении Мандатные острова и, наконец, северное побережье Новой Гвинеи, под контролем Японии оставались незначительные участки. Но теперь Япония не могла уже воспользоваться оставшимися в ее руках владениями в юго-западной части Тихого океана. Японский сюзерен вряд ли смог бы использовать свои владения, даже если бы они находились вблизи метрополии, так как союзники подходили с каждым днем все ближе и ближе. На пути американцев к Японии теперь оставались только две группы островов — Бонин и Волкано (севернее Марианских) и цепь островов, тянущаяся от Кюсю к Формозе. Огромная морская империя оказалась разделенной на две изолированные части — метрополия на севере и разрозненные территории на юге, причем ни одна из этих частей не могла оказать поддержку другой.

Японской экономике был нанесен ущерб не меньший, чем флоту. Для того чтобы представить себе его размеры, стоит лишь познакомиться с данными о японском импорте и количестве действовавших в то время торговых судов. В 1942 году Япония ввозила 50 000 m железного лома и 2 629 200 т риса. В 1944 году эти цифры соответственно сократились до 21 000 т и 783 200 т. Приведенная ниже таблица показывает истинное положение, сложившееся в японском торговом флоте. В начале войны японские специалисты считали, что для обеспечения потребностей населения и гражданской промышленности необходимо располагать торговым флотом общим тоннажем 3 000 000 т. В конце декабря 1944 года тоннаж действующего торгового флота составлял 2 786 407 т, причем суда общим тоннажем 700 000 т пришлось передать в распоряжение военно-морского флота и армии.

Судьба метрополии и ее столицы была решена. Американские самолеты уже вылетели с Марианских островов и бомбили промышленные и жилые кварталы Токио, неся разрушение и приводя в отчаяние японское население.

Но судьба японской столицы, как и всей империи, была решена задолго до начала налетов авиации в декабре 1944 года. За месяцы до этого японская военная машина стала давать перебои. Японская экономика уже не могла больше снабжать армию и флот многими необходимыми средствами ведения войны. Корабли не имели нефти, у самолетов не хватало бензина.

28 декабря 1944 года американская подводная лодка «Дэйс» торпедировала последнее японское торговое судно из потопленных подводными лодками в 1944 году. Это был угольщик «Нодзаки» (1000 т). Он был потоплен в водах близ Сайгона. Еще одна японская доменная печь осталась без угля.

Уменьшение общего тоннажа японских торговых судов в 1944 году


Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.596. Запросов К БД/Cache: 3 / 1