Глав: 7 | Статей: 39
Оглавление
Аннотация издательства:

В книге дается описание боевых действий американских подводных лодок во второй мировой войне, главным образом на Тихом океане. Подробно говорится об одиночных и групповых действиях лодок против торгового флота Японии, а также действиях против ее боевых кораблей. Рассматриваются тактические приемы подводных лодок по использованию торпедного оружия, постановка мин, выполнение специальных заданий и другие вопросы. Русское издание книги рассчитано на офицеров и адмиралов военно-морского флота.

Глава XXV. На подступах к Токио

Глава XXV. На подступах к Токио

В последний день 1944 года танкер «Саравак Мару» вышел из Японии в составе конвоя, направлявшегося в Сингапур. Конвой состоял из семи-восьми танкеров, пяти транспортов и восьми эскортных кораблей. 8 января в Формозском проливе этот караван судов была атакован группой американских подводных лодок. В результате были потоплены два танкера («Хикосима Мару» и «Сане Мару»), грузовое судно «Синё Мару» и большой грузопассажирский пароход «Анё Мару». Уцелевшее судно «Саравак Мару» вместе с остатками конвоя укрылось на Формозе в порту Такао.

В Такао транспорты поступили под охрану первого японского эскортного соединения, часть которого была придана для усиления охраны конвоя. Но здесь же они подверглись атаке американских самолетов, действовавших с авианосцев. 9 января гавань подверглась бомбардировке с воздуха, и танкеры «Кайхо Мару» и «Нансин Мару № 4» были уничтожены вместе с двумя грузовыми судами.

Оставшиеся суда собрали в конвой, который вышел из порта Такао и взял курс на юг. Едва транспорты начали свой путь, как один из кораблей эскорта потерпел аварию и отстал от них. От Формозы конвой взял курс на остров Хайнань. В эскортной группе, которая участвовала в этом походе, находился капитан-лейтенант японского военно-морского флота Норитэру Яцуи. В прошлом он служил штурманом на крейсере «Он». После потопления крейсера лодкой «Флэшер» он был назначен в штаб 1-го соединения эскортных кораблей. Когда его допрашивали после войны, он в своих ответах уделил большое внимание подводным лодкам. На вопрос, на что он обращал главное внимание при защите конвоев, Яцуи ответил: «Частично мы уделяли внимание противовоздушной обороне, но основной заботой была организация противолодочной обороны». Что касается конвоя, о котором идет речь, то для его защиты должны были иметь одинаково важное значение и противовоздушная и противолодочная оборона.

«Конвой держал курс на юг и уже достиг пункта восточнее острова Хайнань, — рассказывал Яцуи, — когда из штаба в Такао пришло сообщение о том, что близ Сайгона подвергся атаке еще один конвой. Нам предлагалось искать укрытия».

Конвой поэтому лег на обратный курс и вошел в гавань Гонконга. Однако эта мера предосторожности оказалась бесполезной. На следующий день после того, как конвой достиг Гонконга, над гаванью появились самолеты с американских авианосцев. В Такао воздушный налет нанес значительный ущерб. Удар по гонконгской бухте оказался еще более тяжелым. Танкер военно-морского флота «Камой» был выведен из строя. Грузовые суда «Досэй Мару» и «Анри Го № 2» были потоплены. Танкеры «Харима Мару», «Санко Мару», «Мацусимо Мару» и «Тензи Мару» получили большие повреждения. Эскадренный миноносец «Хацухару» и 10 кораблей береговой охраны были сильно повреждены. Что же касается танкера «Саравак Мару», то ему удалось выйти из этого пекла невредимым. Потрепанный конвой состоял теперь из одного грузового судна, одного танкера и четырех эскортных кораблей.

Грузовое судно осталось в Гонконге. Из гавани вышел только танкер «Саравак Мару» в сопровождении четырех эскортных кораблей. Конвой начал движение в южном направлении по Южно-Китайскому морю.

Ослабленный конвой прошел на юг вдоль побережья Индо-Китая и пересек Сиамский залив. У побережья Малайи он был атакован подводной лодкой. Один из кораблей охранения был поврежден и отстал. 27 января «Саравак Мару» — единственное уцелевшее торговое судно из тринадцати, вышедших из Японии, — прибыл в Сингапур. Но 19 марта на рейде Сингапура «Саравак Мару» наскочил на мину, взорвался и затонул.

Действия подводной лодки «Барб»

29 декабря 1944 года группа подводных лодок оставила Гуам и вышла в боевой поход, направляясь в южную часть Восточно-Китайского моря. В этом районе, непосредственно в самом узком месте Формозского пролива, ожидалась встреча с противником. В любой день янонцы могли уйти из Манилы. Остров Формоза в этот период являлся основным объектом атак для базирующихся в Китае самолетов армейской и морской авиации. Соединенные Штаты готовились к нанесению удара по району островов Рюкю, причем на остров Окинава намечалось высадить десант. Готовясь отразить вторжение, японцы стягивали на острова Рюкю подкрепления и спешно отправляли резервы на Формозу по Восточно-Китайскому морю.

Накануне нового года три подводные лодки были на пути к району действий. Как и осенью, группа состояла из лодок «Куинфиш», «Никуда» и «Барб». Наиболее успешно действовала подводная лодка «Барб». Лучше всего о ее боевых действиях рассказывает сам командир.

«Вечером на третий день пути, — отметил командир лодки в своем бортовом журнале, — праздновали наступление Нового и, как мы надеялись, последнего года войны». 1 января 1945 года появилась следующая запись: «Наши действия начались с потопления небольшого японского судна артиллерийским огнем».

8 января группа крейсировала уже в северной части Формозского пролива. Около 13 час. подводные лодки обнаружили большой конвой, который медленно шел на юг и, очевидно, направлялся в Такао. Это и был конвой, в составе которого находился танкер «Саравак Мару».

Подводная лодка «Барб» шла за целью в течение пяти часов, тогда как «Никуда» занимала позицию для перехвата противника. Затем «Барб» отошла, чтобы дать другим лодкам возможность вступить в бой. Вот что рассказывает далее командир группы:

«Было бы неплохо ворваться в строй этих кораблей. Однако нужно было заставить их повернуть влево и помешать им идти к мелководью у китайского побережья. Нужно было все время держаться по их правому борту.

План действий сводился к следующему: атаковать четвертый транспорт, идущий в левой колонне вместе с четырьмя эскортными кораблями, поскольку он, по-видимому, являлся самым ценным судном; затем использовать три других носовых торпедных аппарата для атаки головного корабля в правой колонне, после чего предпринять атаку второго судна торпедами кормовых аппаратов».

Наконец в 17 час. 24 мин. началось сближение подводной лодки «Барб» с объектом атаки. В донесении указывается: «Подошли в подводном положении к противнику. Подготовили к стрельбе торпедные аппараты. Выпустили шесть торпед. Повернули влево. Развернулись для залпа кормовыми торпедными аппаратами: одна за другой четыре торпеды поразили цель. После третьего попадания раздался взрыв страшной силы.

В рубке разбилась лампа, на лодку обрушилась взрывная волна. Чтобы удержаться на ногах, люди хватались за ближайшие предметы. В носовом торпедном отсеке разломались ящики с консервированными продуктами. Позже мы обнаружили, что часть решетчатого настила была вырвана из кормовой палубы. Затем нам сообщили с лодки «Куинфиш», что взорвался последний из торпедированных транспортов, который, по всей вероятности, вез боеприпасы.

Показания гидроакустических приборов свидетельствовали о том, что вокруг лодки находится много кораблей. Корабли эскорта готовились к атаке подводной лодки глубинными бомбами. Выровняли лодку, пытаемся выйти на перископную глубину. Важно посмотреть, что делается на поверхности. Слышен скрежет.

Приборы больше не фиксируют работы винтов. Всплыли на перископную глубину. На том месте, где находился торпедированный транспорт, стояло облако дыма, корма его еще виднелась на поверхности, около него находились два эскортных корабля.

Вся средняя часть другого судна была охвачена огнем. Все транспорты конвоя отвернули и, казалось, застопорили ход. Эскортные корабли поспешно перешли на неатакуемую сторону конвоя. Эскадренный миноносец лег на обратный курс».

Одно из торпедированных судов называлось «Сине Мару» (5892 т). Судном с горящей центральной частью, очевидно, был танкер «Санто Мару» (2854 т). В то время как транспорты еле-еле двигались, эскортные корабли устремились в ошибочном направлении. Подводная лодка «Барб» спешно готовилась к новой атаке.

«Начали перезарядку носовых торпедных аппаратов, пошли на сближение с конвоем. Неожиданно эскадренный миноносец повернул в нашу сторону. Представился случай для залпа по кораблю, но носовые торпедные аппараты еще не были заряжены. Погрузились на глубину 42 м.

Подводные лодки «Куинфиш» и «Пикуда» атакуют конвой, «Барб» предпринимает вторую и третью атаки.

Было отмечено три попадания, за которыми последовал огромной силы взрыв. Вокруг рвались снаряды, поднимая столбы водяной пыли. Горизонт был освещен, как днем. В бинокль были видны только один транспорт и несколько рассредоточенных эскортных кораблей. Возле судна для перевозки боеприпасов не было ни одного эскортного корабля. Они, очевидно, взорвались, и мы могли считать их затонувшими. Кроме того, из атакованных судов четыре затонули, одно, возможно, затонуло и одно было повреждено. Все это было достигнуто двенадцатью торпедными выстрелами. На этом я решил закончить бой, но механик лодки, который никогда не имел возможности лично наблюдать, как проходила торпедная стрельба и тонули корабли, горячо просил атаковать последнее уцелевшее судно. Решив поразить японское судно кормовыми торпедами, я начал сближение.

В этот момент с лодки «Куинфиш» сообщили о желании атаковать уцелевшее судно, а лодка «Пикуда» передала, что готова последовать примеру лодки «Куинфиш». Мы уже достаточно имели на своем боевом счету и потому предоставили этим лодкам возможность атаковать нашу цель. Пройдя мимо нее, мы направились к проходу между Формозой и минным полем, чтобы убедиться, что ни один корабль противника не прорвался».

Очередной жертвой подводной лодки «Барб» оказалось грузопассажирское судно «Ане Мару» (9256 т).

Лодка «Куинфиш» свою атаку завершила потоплением танкера «Хикосима Мару» (2854 т).

Командир группы подводных лодок Флаки так анализирует состояние японского судоходства:

«Пока мы наносили удары по Формозе, ни одно японское судно не появлялось близ Цзилуна. Все суда направлялись вдоль побережья Китая, стараясь держаться ближе к берегу. Вдоль побережья не было замечено ни одного огня. Видимо, японские суда шли только в дневное время, когда подводные лодки были лишены возможности наносить атаки в непосредственной близости от побережья. Возможно, противник использует хорошо заминированные якорные стоянки в Шанхае, Вэньчжоу, Фучжоу и Ламите, которые находятся одна от другой на расстоянии одного дневного перехода. Если мы не сумеем найти возможности для осуществления ночной атаки силами торпедных катеров, наши действия будут безуспешными.

Исходя из этого, оставшееся время мы использовали для тщательного исследования китайского побережья от Вэньчжоу до Ламита. Севернее Вэньчжоу было обнаружено неизвестное до этого минное поле. Если наши выводы правильны, то конвой, который мы ищем, сегодня ночью (21 января) стоит на якоре в Фучжоу, а завтра направится в Вэньчжоу.

Для подтверждения наших выводов решили занять позицию в 10 милях от границы, отмечающей район с глубиной 36 м, и в 15 милях от берега, с тем чтобы можно было наблюдать за проходом конвоя».

На следующий день на границе 18-метровой изобаты были обнаружены два судна. Командир решил предпринять ночную атаку. «Барб», шедшая за судами в течение дня, вечером потеряла их из виду. Командир, предполагая, что суда стали на якорь, решил произвести разведку побережья. Это было очень опасно, ибо отсутствие у побережья джонок указывало на наличие здесь минного поля. Но и на этот раз лодке сопутствовала удача. Командир подводной лодки «Барб» сообщал:

«23 января в 0 час. 30 мин. начал разведку побережья в надводном положении с целью обнаружения якорной стоянки конвоя. Все время маневрировал, чтобы избежать столкновения с джонками. В 3 часа обогнул остров Инког и обнаружил довольно большую группу судов на якорях на южных подходах к бухте Цзиньчуаньвань. Замедлил ход, чтобы оценить обстановку».

Вместо одного корабля «Барб» обнаружила конвой! Ниже дается описание действий лодки в бухте Цзиньчуаньвань:

«Представьте себе наше критическое положение и все опасности, которым мы можем подвергнуться. Оцените сложившуюся обстановку.

1. В этом районе имелось минное поле. Мины могли быть поставлены на всем протяжении от острова Инког до острова Тае. Однако более обширное минное поле может оказаться между островами Инког и Пингфонг, то есть у восточного подхода к бухте Цзиньчуаньвань. В этом случае оно обеспечивает защиту якорной стоянки, но стоящий на якоре конвой расположен слишком близко от этой линии, поэтому можно допустить, что минного поля здесь нет. Существование первого минного поля, хотя и сомнительно, но возможно, особенно ввиду отсутствия джонок.

2. Один эскортный корабль предположительно патрулирует в нескольких милях к северо-востоку, а второй — к востоку от стоящих на якорях кораблей, прикрывая наиболее вероятные подходы к бухте. Третий эскортный корабль находится у маяка Инког, стараясь, очевидно, держаться подальше от скалистого берега острова. Видимость очень плохая.

3. Суда, стоящие на якоре близко друг от друга, по-видимому, будут выходить из бухты курсом около 50° против ветра, скорость которого равна одному узлу. Нанесли на карту позицию, с которой должны будем атаковать. На эту позицию мы должны выйти с юго-востока.

4. Отходить решили через район, отмеченный на нашей карте крупного масштаба как «неисследованный». В районе довольно много «скал на уровне воды» и «скал, положение которых неизвестно». Самоуверенным командирам эскортных кораблей придется дважды подумать, прежде чем решиться преследовать лодку в этом районе. Этот курс был выгоден также и потому, что на нем находилось большое количество джонок, которые могли надежно защитить от преследования.

5. Ожидаемые контрмеры: освещение прожекторами, орудийный огонь и решительное преследование. Им мы ответим залпами кормовых торпедных аппаратов, огнем из 40-мм орудий и автоматического оружия.

6. Поскольку наша позиция для атаки будет находиться в 6 милях от границы 18-метровой изобаты и в 19 милях от границы 36-метровой изобаты, нам потребуется 1 час хода перед тем, как мы сможем погрузиться. Поэтому мы должны нанести удар такой силы, чтобы противник не решился нас преследовать.

Мы имеем четыре торпеды в носовых и восемь в кормовых аппаратах. Для перезарядки аппаратов времени не будет, ибо стремительность атаки увеличит возможность успеха. Наши шансы на успех можно оценить как 10: 1 в нашу пользу.

Решили было выдать команде спасательные нагрудники, однако потом отказались от этого намерения, так как все были слишком наэлектризованы. В таком напряженном состоянии я еще никогда не видел своих людей. В центральном посту было так тихо, что звук упавшего на палубу небольшого предмета показался бы взрывом глубинной бомбы. Решили также, что в нашем положении нецелесообразно и опасно сообщать подводной лодке «Пикуда» о том, что мы обнаружили противника. Она не успела бы до рассвета атаковать и выйти из атаки.

До противника 5500 м. Приготовили все торпедные аппараты.

Корабли противника на стоянке расположились тремя колоннами на расстоянии 450 м одна от другой; несколько кораблей стояли на якорях отдельно, дальше у берега. Говоря откровенно, за все время войны это была самая удобная цель. Даже недостаточно метко выстреленная торпеда не может пройти мимо, так как суда стояли одно за другим. По нашим подсчетам, на стоянке находилось по крайней мере 30 судов. Самое главное — это не допускать, чтобы слишком много торпед поражали один корабль.

Целью избрали один из самых больших транспортов, который находился левее от центра в ближайшей к нам колонне.

Выстрелили одну, затем вторую, третью и четвертую торпеды. Затем переместили удар направо по головным кораблям ближайшей колонны. Выпустили седьмую, затем восьмую, девятую и десятую торпеды. После этого отдал команду: «Самый полный вперед!» В результате стрельбы из десяти торпед восемь попали в цель.

Большой транспорт в первой колонне был поражен первой и третьей торпедами. Видели, как судно накренилось и, безусловно, затонуло.

Неопознанный корабль во второй колонне был поврежден торпедой после поворота вправо.

На большом транспорте в третьей колонне, пораженном четвертой торпедой, вспыхнул пожар. Пламя на нем то ярко вспыхивало, то исчезало. Так бывает на тонущем корабле. Транспорт, очевидно, затонул.

Шестая торпеда попала в первую колонну. Предположительно она поразила судно, в которое уже попали первая и третья торпеды. Наблюдение недостаточно точное, чтобы обнаружить причиненные ему дополнительные повреждения.

Восьмая торпеда поразила большой транспорт. Над ним поднялось огромное облако дыма.

Неопознанное судно во второй колонне было поражено пятой торпедой. Судно взорвалось с такой силой, с какой взрывается обычно боезапас или артиллерийский погреб большого военного корабля. Судно затонуло.

Большой транспорт для перевозки продовольствия, боезапаса и снаряжения был поражен седьмой торпедой. Он взорвался и затонул. Во время взрыва судов в разные стороны сыпались снаряды, которыми они были нагружены. В то же время несколько крупнокалиберных, вероятно, 6– или 12-дюймовых снарядов, оставляя за собой трассирующий след, со свистом пролетало в воздухе. Спустя минуту появились лучи прожекторов, которые в течение некоторого времени освещали участок, где взрывались суда. Дым от горящих и взорванных судов и кораблей скрывал остальные цели и мешал подводникам оценить результаты предпринятой атаки.

Подводная лодка «Барб» стала уходить со скоростью 21,6 узла к изобате 36 м, прорываясь через скопление джонок, резко маневрируя, когда какая-либо из джонок оказывалась у нее на пути.

Позади лодки раздались орудийные выстрелы. Несколько джонок было повреждено. Послали донесение о боевых действиях на подводную лодку «Никуда».

Через 1 час 9 мин. после первого выстрела благополучно пересекли изобату 36 м.

Через 38 мин. рассвело. Японцы, видимо, ожидали, что мы пойдем на погружение, но мы остались на поверхности.

Вечером подводная лодка «Барб» направилась к острову Мидуэй. В базу она пришла 10 февраля. Японцы не оставили никаких официальных данных о кораблях, потопленных во время боя в гавани Намкван, и потому невозможно определить тоннаж кораблей, потопленных во время этого рейда».

Тактика подводных лодок — атака на острых курсовых углах

Хотя обычная атака при больших углах встречи с использованием преимущественно носовых торпедных аппаратов и предпочитается большинством командиров лодок, существуют сторонники и других методов атаки. Командир подводной лодки «Барб» капитан 3 ранга Флаки считает, например, что, имея хорошую радиолокационную аппаратуру и преимущество в скорости по сравнению со скоростью движения конвоя, следует воспользоваться неспособностью командиров эскортных кораблей противника быстро ориентироваться в необычной, меняющейся обстановке и производить атаки с коротких дистанций при угле встрече значительно меньше 90°. Командир лодок связывает успешные действия «Барб» во время ее одиннадцатого боевого похода именно с этой тактикой, применяемой в ночное время и в условиях плохой видимости.

Неудобство при осуществлении атак при малых углах встречи заключается в необходимости предварительного захода в голову цели и в том, что точную стрельбу с короткой дистанции можно вести не более как по двум целям. Кроме того, после залпа из носовых аппаратов обычно не остается времени для поворота лодки и последующей стрельбы из кормовых аппаратов, поскольку эскортные корабли успевают подойти достаточно близко к лодке. Для возобновления атаки требуется совершать повторный обходный маневр с заходом опять в голову конвоя. При этом надо иметь в виду, что конвой может менять курс. После первой атаки строй конвоя обычно нарушался. Проходило примерно около двух часов, прежде чем можно было начать новую атаку, которая не всегда оказывалась успешной. Нарушение строя конвоя в целом и беспорядочное движение отдельных транспортов, меняющих курс и скорость, создавали затруднения для командиров лодок, выходящих в атаку.

Для того чтобы не нарушать строй конвоя, «Барб» производила стрельбу тремя торпедами из носовых аппаратов по транспорту, замыкающему наружную колонну. Затем лодка отходила под углом 60° от направления движения конвоя на дистанцию 3600 м и снова ложилась на параллельный с ним курс. Идя параллельным курсом, командир отдавал приказание перезарядить торпедные аппараты и выбирал новый объект атаки, а затем снова атаковал. Если атака производится по головному транспорту, то стрельба ведется из кормовых торпедных аппаратов, после чего, уйдя вперед и снова перезарядив аппараты, лодка оказывается готовой произвести любой вид торпедной атаки. По мнению командира лодки «Барб», подобный метод целиком себя оправдал. Командир описывает конкретный случай, когда конвой был обнаружен на дистанции 10 миль. Через 42 мин. «Барб» атаковала транспорт, замыкающий колонну. Конвой продолжал идти прежним строем, увеличив скорость и перейдя на зигзаг. Спустя 21 мин. «Барб» атаковала второй транспорт, а еще через 20 мин. находилась уже на расстоянии 1900 м впереди следующего транспорта, предоставив возможность действовать остальным лодкам группы.

Таким образом, «Барб» производила атаки, не прибегая к обходному маневру. Эскортные корабли конвоя, не обнаружив лодку, сбросили глубинные бомбы недалеко от поврежденного транспорта. Затем они продолжали следовать прежним курсом и с прежней скоростью, держась на некотором расстоянии от транспорта, очевидно, опасаясь, что на нем может произойти взрыв.

Применяя подобную тактику при атаках, командир лодки, в том случае когда избегают обходного маневра, экономит время, имеет возможность перезарядить аппараты и с большей легкостью уклоняться от контратак эскортных кораблей.

Сокращение объектов для атак

В начале книги мы говорили о нехватке торпед. Теперь поговорим о недостаточном количестве объектов для атак. В январе 1945 года многие командиры подводных лодок не могли обнаружить ни одного японского корабля. Определить местонахождение торговых судов становилось все труднее.

Несмотря на то, что воды Восточно-Китайского моря у северной части острова Формоза пригодны для плавания даже в зимние месяцы, движение кораблей в них резко сократилось. После боя с конвоем 8 января и вплоть до 29 января командир лодки «Пикуда» не мог обнаружить ни одной цели. В этот день лодка обнаружила и потопила грузопассажирское судно «Клайд Мару» (5497 т). В соседнем районе командир подводной лодки «Куинфиш» также не мог обнаружить никакой цели. Подводные лодки в районе «Конвой Коллидж» почти бездействовали. Подводная лодка «Аспро» во взаимодействии с самолетами авианосцев 3 января потопила перестроенный водолей «Синею Мару» (8170 т). Это было единственное крупное судно, потопленное в этом месяце в проливе Лусон.

Крупнейшим событием, происшедшим в январе 1945 года, было вторжение американцев на остров Лусон через залив Лингаен с целью захвата Манилы ударом с тыла. Прикрывая высадку десанта, самолеты морской авиации обстреляли побережье Индо-Китая и, как указывалось выше, подвергли сильной бомбардировке Такао и Гонконг. Такое «прочесывание» стоило японскому торговому флоту большого количества судов общим тоннажем 250 000 т. Исключая ноябрь 1942 года, это был первый месяц, в течение которого тоннаж японских судов, потопленных авиацией, превзошел тоннаж судов, уничтоженных подводными лодками. В результате налетов авианосной авиации на суда в Южно-Китайском море почти полностью прекратилось торговое судоходство в этих водах. Лишь несколько судов, держась у самого берега, сумели достичь Сингапура и Гонконга. Одной из подводных лодок, крейсировавших у берегов Малайи, недалеко от Сингапура 6 января был потоплен большой танкер «Нитиэй Мару».

В тот же день подводная лодка «Сиробин» обнаружила и атаковала у восточного побережья острова Хайнань танкер. После этого в районах действия подводных лодок в Южно-Китайском море наступило затишье, продолжавшееся до 24 января, когда подводная лодка «Блэкфин» заметила у берегов Малайи какое-то судно противника. Командир лодки не замедлил торпедировать это судно. Впоследствии выяснилось, что это был японский эскадренный миноносец «Сигурэ».

Южнее 20-й параллели подводные лодки Азиатского флота США вели частые перестрелки с патрулировавшими в этом районе японскими кораблями различного тоннажа. 31 января подводная лодка «Барфиш», входившая в состав подводных сил Азиатского флота, потопила близ порта Бинь-Динь (Индо-Китай) большой транспорт и во взаимодействии с самолетами армейской авиации уничтожила еще одно судно.

В конце января подводные лодки Тихоокеанского флота потопили несколько японских судов в водах южнее острова Кюсю на путях конвоев к Желтому морю. На подходах к порту Кагосима подводная лодка «Тотог» 17 января потопила небольшой транспорт, а 20 января — плавучую базу торпедных катеров. В непосредственной близости от этого района подводная лодка «Силверсайдс» потопила 25 января грузовое судно средних размеров. В Желтом море недалеко от Циндао подводная лодка «Атыол» 24 января уничтожила большое грузовое судно. Южнее судоходной линии возле Шанхая подводная лодка «Спейдфиш» 28 января атаковала конвой противника и потопила крупный фрегат и переделанную базу морской авиации «Сануки Мару» (7158 т). В районе «Хит Перейд» (к югу от пролива Бунго) подводная лодка «Тредфин» потопила небольшой японский транспорт.

В северных районах Восточно-Китайского моря, в Желтом море и в районе «Хит Перейд» движение японских судов несколько усилилось, так как силы союзников приближались уже непосредственно к портам Японии и японцы всячески пытались активизировать снабжение страны и армии продовольственными запасами и военными материалами. В Японском море еще оставалось несколько грузовых и грузо-пассажирских судов. Но с января месяца список судов, потопленных подводными лодками, стал снова быстро пополняться новыми названиями.

Гибель американского судна «Икстрэктор»

Американская подводная лодка «Гардфиш» направлялась к острову Гуам. Вечером 23 января 1945 года она оказалась в зоне «Джойнт», в которой ни один корабль (надводный или подводный) не мог атаковать другой, не будучи твердо уверенным в том, что перед ним противник.

В 20 час. 38 мин. подводная лодка «Гардфиш» при помощи радара обнаружила судно, находившееся от нее на расстоянии около 5,5 мили. Не имея подробных сведений о присутствии своих кораблей в названной зоне, командир лодки, продолжая следить за целью, сообщил об этом в штаб и запросил в 23 часа 10 мин. дополнительные сведения. В ожидании ответа он приказал гидроакустикам следить за возможными опознавательными сигналами, которые могло дать обнаруженное судно. Никаких сигналов принято не было. В полночь командир лодки послал донесение командующему подводными силами Тихоокеанского флота и командиру оперативного соединения 17/7, в котором указал курс и скорость цели и доложил, что подводная лодка «Гардфиш» будет продолжать следить за ней и начнет атаку, когда выяснит принадлежность судна.

24 января в 1 час 13 мин. «Гардфиш» получила от командующего подводными силами сообщение о том, что в указанном районе нет ни одной американской подводной лодки, а если неопознанный корабль является надводным, он может быть своим. В 3 часа 38 мин. в телеграмме, полученной от командира оперативного соединения, сообщалось, что в указанном районе нет никаких своих кораблей. В 5 час. 42 мин. командир лодки приказал погрузиться, рассчитывая опознать цель на рассвете. В 6 час. 5 мин. командир, рассматривая цель в перископ и используя справочник силуэтов кораблей, пришел к выводу, что перед ним японская подводная лодка типа «И-165». Этот вывод был сделан за 10 мпн. до восхода солнца. Небо заволакивалось проходящими дождевыми тучами, и силуэт цели ясно был виден на востоке на фоне восходящего солнца. Спустя 15 мин. командир лодки с дистанции 1100 м выпустил четыре торпеды. Две из них поразили цель. Когда судно тонуло, корма поднялась над поверхностью, и стало ясно, что это не подводная лодка.

«Гардфиш» всплыла на поверхность и вскоре подобрала плавающих в воде 73 человека. Шесть человек из команды потопленного судна не были найдены. Жертвой подводной лодки «Гардфиш» оказалось американское судно «Икстрэктор». Эта трагедия была вызвана целым рядом ошибок.

Потеря подводной лодки «Свордфиш»

Подводная лодка «Свордфиш» 22 декабря 1944 года вышла из Пи л-Харбора для боевых действий в районе островов Рюкю. Лодка должна была провести фоторазведку в районе острова Окинава. К этому времени уже разрабатывались планы операции «Айсберг», то есть захвата Окинавы, являвшегося опорным пунктом японцев, и хорошие фотоснимки оборонительных сооружений и побережья острова были очень ценны. «Свордфиш» имела специальное оборудование для выполнения этого чрезвычайно важного задания.

2 января 1945 года «Свордфиш» было приказано держаться на безопасном расстоянии от островов Рюкю, пока по ним будет нанесен ряд ударов авианосной авиацией. За это время лодка должна была действовать на путях передвижения торговых судов близ острова Яку (южнее Кюсю). «Свордфиш» подтвердила получение этих распоряжений 3 января. Шесть дней спустя ей было приказано следовать к островам Рюкю для выполнения специальной задачи, а затем возвратиться к острову Сайпан.

Когда «Свордфиш» не появилась у Сайпана в намеченный день, было решено, что в соответствии с ранее полученными инструкциями она ушла на восток к Мидуэю. На неоднократные попытки установить с ней контакт при помощи радио она не отвечала, поэтому штаб подводных сил Тихоокеанского флота сделал вывод, что лодка погибла со всем личным составом.

Гибель подводной лодки «Барбел»

Подводная лодка «Барбел» впервые потопила японское судно в районе островов Рюкю 5 августа 1944 года. До конца года ею были потоплены еще шесть судов.

5 января 1945 года «Барбел» вышла из Фримантла в Южно-Китайское море. 8 января она приняла запасы горючего в заливе Эксмаут и направилась в намеченный район через проливы Ломбок и Каримата. В конце января ей было приказано образовать вместе с подводными лодками «Перч» и «Габилэн» группу для совместных действий и патрулировать в районе западных подходов к проливу Балабак. 3 февраля «Барбел» сообщила подводным лодкам «Туна», «Блэкфиш» и «Габилэн», что над районом, в котором она патрулировала, активно действует японская авиация, что самолеты атаковали ее уже три раза, сбрасывая глубинные бомбы. Дальнейшие сведения лодка обещала передать следующей ночью, но так и не передала.

6 февраля подводная лодка «Туна» сообщила, что за 48 час. ей не удалось установить контакт с «Барбел». Согласно японским источникам, против американской подводной лодки, обнаруженной самолетами 4 февраля юго-западнее Палавана, была предпринята атака. Самолеты сбросили две бомбы, одна из которых попала в лодку, и она затонула. Несомненно, это была «Барбел», погибшая вместе со всей командой.

Действия подводных лодок в операции «Дитэчмент»

Несмотря на то, что планируемые ранее удары авианосной авиации по острову Хонсю пришлось отменить, так как авианосцы 3-го флота продолжали вести боевые действия в районе Филиппин, от этих планов вообще не отказались. В начале года был разработан план захвата острова Иводзима, получивший условное название операция «Дитэчмент». Этот план предусматривал бомбардировку острова Хонсю самолетами, базирующимися на авианосцы. Подводные лодки, расчищая путь авианосцам, должны были решать две задачи: 1) уничтожать сторожевые корабли японцев; 2) проводить диверсионные действия, отвлекая внимание противника. Первую задачу следовало выполнять группе подводных лодок под названием «Макс Мопс». В нее входили лодки: «Стерлит», «Помфрит», «Трепанг», «Боуфин» и «Пайпер». Выполнение второй задачи поручалось группе под названием «Латтас Лансиз» в составе лодок «Хэддок», «Сеннет» и «Лагорто».

Подводные лодки, участвовавшие в этой операции, были хорошо оснащены и вооружены. Лодки группы «Макс Мопс» получили специальные быстроходные торпеды, предназначенные для атаки противолодочных судов. Имея такие торпеды, подводная лодка, предпринимающая атаку в подводном положении, могла уничтожить сторожевой корабль, прежде чем на нем успели бы дать сигнал тревоги.

Подводным лодкам группы «Латтас Лансиз» было приказано открывать по сторожевым кораблям японцев орудийный огонь, но не топить их до тех пор, пока они не дадут радиосигнала, предупреждающего о появлении противника… Путем этой военной хитрости группа лодок «Латтас Лансиз» могла привлечь японские силы к району, в котором она действовала, и отвлечь их тем самым от района главного удара. Следует заметить, что, чем больше самолетов и противолодочных судов противника привлекли бы лодки этой группы к району, в котором они действовали, тем лучше обеспечивалась бы возможность проведения операции «Дитэчмент».

11 февраля в 8 час., встретившись со сторожевыми кораблями, подводные лодки группы «Латтас Лансиз» открыли по ним огонь и вызвали переполох. При этом они потопили два сторожевых корабля. Отвлекающая операция была проведена успешно.

Вооруженные специальными торпедами, подводные лодки группы «Макс Мопс» заняли позиции в районе, предусмотренном для них планом операции. Но они не обнаружили ни одного сторожевого корабля, на котором могли бы испробовать свое новое оружие.

Бои за остров Иводзима

В январе 1945 года жизнь населения Токио стала беспокойной. От налетов американских самолетов авианосной авиации и бомбардировщиков В-29 с Марианских островов японская противовоздушная оборона защищала город примерно так же, как бумажные зонтики защищают от дождя. Однако, чтобы достигнуть столицы Японии, американские бомбардировщики должны были прорваться через воздушные заслоны над островами Бонин и Волкано. Протяженность полета с Сайпана до Токио и обратно составляла 3000 миль, которые бомбардировщики должны были преодолевать без истребителей сопровождения, ибо цель была вне радиуса действия последних. Так как японская авиация, базирующаяся на острова Бонин и Волкано, могла перехватывать бомбардировщики В-29, планы наступления предусматривали захват и создание важной авиабазы на более близком расстоянии от Токио. Остров Окинава, являющийся одним из средних звеньев в цепи островов Рюкю, мог стать такой базой. Расположенный на расстоянии 400 миль от Японии, остров имел гавани, удобные для размещения кораблей, и ровную местность, подходящую для создания аэродромов. Эта цитадель должна была стать трамплином для последнего броска на Японию.

Но, прежде чем захватить Окинаву, необходимо было обеспечить базу для истребителей, поддерживавших действия бомбардировщиков В-29. Для этой цели был избран остров Иводзима, входящий в группу островов Волкано. Захват этого острова способствовал бы нейтрализации баз противника, обеспечил бы поддержку истребителей самолетам, совершавшим налеты на Токио, и создал бы предпосылки для последующего овладения островом Окинава.

Захват острова Иводзима и последующее вторжение на Окинаву осуществлял 5-й флот под командованием адмирала Спрюанса. Начало операции по захвату Иводзимы было намечено на 19 февраля, а высадка десанта на Окинаву — на 1 апреля. В конце января адмирал Нимиц перевел штаб командующего Тихоокеанским флотом из Пирл-Харбора на остров Гуам, чтобы руководить оттуда указанными операциями.

Подводные лодки участвовали в обеих операциях. С 28 ноября по 2 декабря 1944 года подводная лодка «Спиэрфиш» провела фоторазведку в водах у островов Иводзима и Минамидзима.

Тактическое расположение подводных лодок при высадке десантов на острове Иводзима указано на карте. Занимая эти позиции во время предварительного воздушного налета, они выполняли обязанности по спасению летчиков с поврежденных самолетов. Некоторые из лодок несли метеослужбу в целях обеспечения командования 5-го флота сводками о погоде.


Схема 12. Позиции подводных лодок во время операции у острова Иводзима, февраль 1945 г.

Основной силой в операции по захвату Иводзимы была морская пехота. Но подводные лодки тоже участвовали в ней. Начиная с апреля 1944 года они активно действовали на путях конвоев к островам Бонин. Когда 5-й флот перешел в феврале 1945 года в наступление, гарнизоны островов, намеченных, для атаки, были уже готовы сдаться.

Подводные лодки никогда не использовались только для борьбы с подводными лодками противника (то есть так, как использовались обычные противолодочные соединения), и их действия против подводных лодок противника не являлись основной задачей. В течение 1942, 1943 и 1944 годов американские подводные лодки потопили в общей сложности 16 японских подводных лодок.

Интересно заметить, что первым военным кораблем противника, потопленным американской подводной лодкой, была японская подводная лодка.

Несмотря на то, что количество потопленных подводных лодок невелико по сравнению с количеством потопленных торговых судов, подводным силам противника был причинен значительный ущерб, что ослабило их усилия по обороне островов.

Японский подводный флот, казалось, не имел определенной основной задачи и четкой программы действий. Руководители военно-морских сил старались ограничить действия подводных лодок участием в операциях флота. Армейское японское командование требовало, чтобы японские подводные лодки решали задачи транспортировки и снабжения.

Некоторые лица считали, что подводные лодки должны сосредоточить свои усилия целиком на действиях против военных кораблей. Другие высказывались за действия в основном на коммуникациях союзников. Результатом этого было рассредоточение подводных лодок, тогда как для достижения успеха нужна была их концентрация.

В Индийском океане японские подводные лодки беспрепятственно вели действия против конвоев союзников, но на результатах сказывалась известная непоследовательность, так как высшее командование выделило для этого только небольшой отряд, состоящий из десяти подводных лодок. Немцы выделили для участия в боевых действиях в этом районе несколько своих подводных лодок водоизмещением по 1200 т. 10 ноября 1944 года подводная лодка «Флаундер» перехватила одну из немецких подводных лодок, действовавшую в Яванском море. В результате удачной атаки ей удалось потопить немецкую лодку «U-537». Однако японские и немецкие лодки потопили около 70 торговых судов союзников в Индийском океане. Более 1/3 японских лодок в течение 1943 и 1944 годов были заняты перевозкой продовольствия для блокированных гарнизонов на изолированных тихоокеанских базах. Японские подводные лодки много раз осуществляли военные действия по прорыву блокады и выполняли различные задания по эвакуации гарнизона с острова Кыска. Но эти действия не носили наступательного характера.

В феврале 1945 года, когда стало ясно намерение США захватить остров Окинава, японский подводный флот, по имевшимся сведениям, готовился защищать подходы к островам Рюкю. Но это было запоздалым решением японского командования.

Американские подводные лодки могли помериться силами со своими соперниками в подводной войне, то есть с японскими лодками, а также с теми немногими лодками, которые немцы направили в Тихий океан.

В течение первых месяцев 1945 года они нанесли подводным силам противника ряд сокрушительных ударов.

Первые и наиболее серьезные удары были нанесены в феврале американской подводной лодкой «Бэтфиш». В проливе Лусон она встретилась с японской подводной лодкой. В это время японцы были занятм эвакуацией представителей высшего командования и высокопоставленных лиц из Апарри (северное побережье Лусона). Вывезти эвакуируемых могли только подводные лодки. Когда стало известно об этих намерениях противника, американские подводные лодки, находившиеся в этом районе, получили соответствующее предупреждение. Патрулируя в проливе Бабуян, подводная лодка «Бэтфиш» при помощи радара вела поиск японских подводных лодок.

Вечером 9 февраля в 22 часа 50 мин. на дистанции 9000 м был обнаружен противник. Командир лодки начал сближение в надводном положении.

В 23 часа 31 мин. с дистанции 1650 м лодка выпустила четыре торпеды, но все они прошли мимо цели. Безлунная ночь была темна, и объект атаки еле вырисовывался.

Чтобы занять новую позицию для атаки, лодка начала быстрый обходной маневр. В 0 час. 1 мин. наблюдатели заметили японскую подводную лодку, находившуюся на дистанции 930 м, и спустя 60 сек. командир лодки выпустил по противнику три торпеды. Одна из них поразила цель. Позже удалось установить, что потоплена была японская подводная лодка «И-41».

«Бэтфиш» несколько раз пересекла район атаки в надежде подобрать оставшихся в живых, но не было найдено ни одного человека. На рассвете японские самолеты вынудили подводную лодку уйти на глубину. Один из атакующих самолетов сбросил торпеду, но «Бэтфиш» уклонилась от нее.

На следующий вечер в 19 час. 15 мин. «Бэтфиш» снова приняла сигналы радара противника. Так как перед этим подобный сигнал был связан с появлением японской подводной лодки, то не было почти никаких оснований сомневаться в определении новой цели. Командир лодки осторожно маневрировал, чтобы определить примерный пеленг противника. В 20 час. 37 мин. цель была замечена вахтенным с мостика. В 20 час. 43 мин., когда командир «Бэтфиш» готовился торпедировать лодку, она пошла на погружение. Очевидно, противник обнаружил «Бэтфиш». Через 30 мин. гидроакустик подводной лодки «Бэтфиш» доложил о характерном свистящем шуме, который произ водит подводная лодка, продувающая цистерны. Минуту спустя при помощи радара обнаружили противника на дистанции 8000 м. Преследуемая японская лодка всплыла на поверхность. Командир «Бэтфиш» решил торпедировать и эту японскую лодку. Когда дистанция сократилась до 5500 м. «Бэтфиш» погрузилась на перископную глубину и продолжала сближение. В 22 часа 2 мин. было выпущено четыре торпеды. Раздался оглушительный взрыв, и японская лодка затонула. Впоследствии оказалось, что это была подводная лодка «РО-112».

Два дня спустя, то есть 12 февраля, в 1 час 55 мин. радаром обнаружили третью подводную лодку противника. «Бэтфиш» увеличила ход. Когда дистанция сократилась до 6500 м, подводная лодка противника внезапно погрузилась. Примерно через час она снова всплыла, и «Бэтфиш» возобновила преследование, а затем пошла в атаку. В 4 часа 49 мин. был сделан залп: первая торпеда поразила цель. Так была потоплена еще одна подводная лодка противника — «РО-113».

Три подводные лодки в течение трех дней! Подводной лодкой «Бэтфиш» был установлен рекорд, которого еще не устанавливала ни одна подводная лодка, действовавшая в Тихом океане.

24 февраля подводная лодка «Лагарто» обнаружила недалеко от пролива Бунго японскую подводную лодку. Дневная атака под перископом закончилась успешно. Японская лодка «РО-49» была потоплена.

На 1 января 1945 года японцы потеряли в общей сложности 102 подводные лодки. С кораблестроительных верфей было получено 97 новых подводных лодок, которые должны были заменить потерянные. Сравнение этих цифр с цифрами потерь японских эскадренных миноносцев за тот же период (117 потеряно и 43 введено в строй) показывает, что японское командование прилагало значительные усилия к тому, чтобы поддержать мощь своего подводного флота. И все же постройке линейных кораблей, авианосцев и крейсеров уделялось основное внимание: для этой цели расходовалась почти вся имевшаяся в наличии сталь. Возвращаясь потрепанными после длительных боевых походов, подводные лодки типа «И» и «РО» часто не могли быть отремонтированы и обеспечены запасными частями. Какие бы усилия ни предпринимались, но на 1 марта 1945 года японский подводный флот располагал всего лишь 41 годной для боевых действий подводной лодкой.

В марте японские подводные лодки не проявляли активности. Две из них были потоплены американскими надводными кораблями в районе островов Рюкю. Но апрель 1945 года оказался самым неблагоприятным для японского подводного флота: были потоплены восемь подводных лодок. Две из них затонули, подорвавшись на минах в районе пролива Бунго, три были потоплены надводными кораблями, две — самолетами с авианосцев, а еще одна, «РО-56», была выслежена и потоплена подводной лодкой «Сиоул».

Подводная лодка «Бесуго» 23 апреля торпедировала подводную лодку противника в Яванском море. Всплыв на поверхность после дневной атаки под перископом, «Бесуго» прошла над местом потопления лодки, чтобы подобрать оставшихся в живых членов ее команды. К большому удивлению команды, в море был подобран немец. Торпедированной оказалась немецкая подводная лодка «U-183». Это была вторая немецкая лодка, потопленная в Яванском море торпедами американской подводной лодки.

Голландская подводная лодка «Звардфис» также потопила в октябре 1944 года немецкую подводную лодку у северного побережья острова Ява. Базируясь на Пенанг, немецкие подводные лодки ранее действовали в Индийском океане, и их появление в Яванском море свидетельствовало о сокращении числа японских подводных лодок.

В течение последних трех месяцев войны на Тихом океане американские подводные силы потопили три японские подводные лодки. Подводная лодка «Скэйт» 10 июня потопила в центре Яванского моря японскую подводную лодку «И-122». 15 июля подводная лодка «Блюфиш» потопила японскую лодку «И-351» северо-западнее острова Борнео. А за день до окончания войны подводная лодка «Спайкфиш» потопила японскую подводную лодку «И-373» в Восточно-Китайском море.

Таким образом, за время войны на Тихом океане американскими подводными силами было потоплено 25 подводных лодок (из них 23 японские и 2 немецкие). Хотя вначале японские подводники и были склонны умалять силу и искусство американских подводников, они были первыми в японском флоте, кому пришлось отказаться от этого вывода.

«Экипажи американских подводных лодок имели хорошую подготовку, отличались большим искусством и смелостью, — заявил после войны командующий 6-м японским подводным флотом вице-адмирал Мива. — Мы не ожидали встретить такое мастерство, — продолжал он. — Так, например, один из японских авианосцев, возвращавшийся из южного района Тихого океана в Японию, был атакован всего лишь одной подводной лодкой; атака была проведена в ночное время при ветре, достигавшем 20 м/сек, причем эта же лодка, не имея никакой поддержки, на следующее утро возобновила атаки… Потопление «Конго» может служить другим примером».

Командующий японским подводным флотом Мива сделал любопытное замечание, когда его спросили, какого типа атак больше всего боялись японские подводники. Он сказал, что самой опасной для них была атака с воздуха, ибо «самолеты, оснащенные радаром, атаковали ночью, когда подводная лодка находилась на поверхности».

Относительно этого показания японскому вице-адмиралу было замечено:

«Это утверждение интересно тем, что, насколько известно, за все время войны только три подвоДные лодки (две немецкие и одна японская) были потоплены в результате ночной атаки самолетов, причем все три в Атлантическом океане. В Тихом океане в результате ночных налетов авиации на подводные лодки в настоящее время считаются «возможно» затонувшими четыре лодки противника».

Пожалуй, в равной мере интересен тот факт, что американские подводные лодки, действуя ночью при помощи радара, потопили семь японских подводных лодок. Все три лодки противника, потопленные американской подводной лодкой «Бэтфиш», были уничтожены ночью после обнаружения их при помощи радара. 13 ноября 1943 года английская подводная лодка «Таурус» потопила японскую подводную лодку «И-34» в Малаккском проливе также ночью. Очевидно, японцы не знали, какая сила постоянно угрожала по ночам их подводным лодкам.

За время второй мировой войны японцы потеряли в общей сложности 130 подводных лодок, из которых 23 были потоплены американскими подводными лодками, что составляет примерно 20 % понесенных японцами потерь.

Столкновение подводных лодок «Флаундер» и «Хоу»

В 1944 году в Сингапуре ходила поговорка, что можно пройти из Сингапура в Японию, ступая по перископам американских подводных лодок. Конечно, это преувеличение, однако к 1945 году были районы, в которых американские подводные лодки были сосредоточены в таком количестве, что почти не оставалось места для широкого маневрирования. Большое сосредоточение лодок в одном районе часто приводило к тому, что несколько подводных лодок действовали против одной и той же цели, причем атакующие лодки маневрировали на расстоянии нескольких тысяч метров друг от друга. Примером этому может служить совместная атака американских подводных лодок «Гитарро», «Рейтон», «Брим» и «Рей» против тяжелого крейсера «Кумано».

Прилагаемая карта дает представление о сосредоточении американских подводных лодок в водах между Сингапуром и Японией в марте 1945 года. Подводные лодки находились так близко друг от друга, что через несколько часов хода могли сойтись почти вплотную. Вот что случилось с подводными лодками «Флаундер» и «Хоу», действовавшими в смежных районах близ побережья Индо-Китая в течение последней недели февраля.

В полдень 23 февраля лодка «Флаундер» находилась в подводном положении в районе острова Пуло-Камбир. Подводная лодка «Хоу» патрулировала в подводном положении севернее «Флаундер». В районе местонахождения подводной лодки «Хоу» скорость течения была 4 узла. Предполагая, что «Хоу» находится на южной границе района, ее командир утром взял курс на север. Но в 17 час., когда лодка шла на глубине 18 м со скоростью 1,8 узла в 13°30? северной широты и 190°29? восточной долготы, она ощутила сильный толчок. Командир решил, что лодка наскочила на подводную скалу. Удар, видимо, пришелся в носовую часть справа. Нос подводной лодки поднялся на 4°. Командир приказал продуть главные балластные цистерны. Когда лодка всплыла, с мостика не обнаружили на поверхности ничего, кроме какого-то корабля, видневшегося на горизонте. В подводной части лодки не было никаких повреждений, гидроакустические приборы и лаг работали нормально. Командир приказал под дизелями отойти на достаточное расстояние, прежде чем лодка будет замечена кораблем противника. Измерения показали, что глубина воды под лодкой равняется 115 м. В 17 час. 11 мин. японский гидросамолет вынудил лодку уйти на глубину, и командир воспользовался случаем, чтобы начать подход к неизвестному кораблю. Ни одной торпеды не было выпущено, ибо вскоре выяснилось, что перед лодкой находится госпитальное судно.

Оставим теперь подводную лодку «Хоу» и вернемся к тому, что произошло в 17 час. с подводной лодкой «Флаундер». Она шла на глубине 19 м курсом 90°. Гидроакустические приборы не обнаруживали поблизости ни одной цели. В 17 час. лодка внезапно получила толчок и начала уходить на глубину. 30 сек. спустя произошел новый толчок, и вода ворвалась через поврежденную уплотнительную коробку для якорной цепи. Однако скоро течь удалось остановить. Гидроакустические приборы отмечали шум вращавшихся с большой скоростью винтов, то возникавший, то затихавший с правого борта. Командиру стало ясно, что на лодку наскочила другая подводная лодка. Шум винтов затих. Через 11 мин. после столкновения «Флаундер» была снова на перископной глубине. Ее перископ был поднят для наблюдения. В этот момент ничего не было обнаружено, ибо подводная лодка «Хоу» погружалась, чтобы уклониться от самолета. Не обнаружив ничего вокруг, командир «Флаундер» сделал вывод, что лодка натолкнулась на японскую подводную лодку, находившуюся в подводном положении, и потопила ее.

Примерно через два часа «Флаундер» услышала с правого борта шум продуваемых воздухом цистерн и вскоре после этого заметила всплывшую на дистанции примерно 2700.и от нее и уходившую в восточном направлении с большой скоростью подводную лодку.

Потом стало известно, что это была американская лодка «Хоу».

Повреждения, полученные подводными лодками, были довольно серьезными. «Хоу» прошла над лодкой «Флаундер» с правого борта, у самого ее перископа. Своим килем она врезалась в надстройку позади 4-дюймового орудия, повредила вентиляционную трубу к топливной цистерне № 2, а также систему продувания и сделала глубокую вмятину в корпусе цистерны. Площадка носового 20- м. и автомата была повреждена, мачта свернута набок, антенна сломана. «Хоу» получила более легкие повреждения. Это было единственным столкновением подводных лодок в подводном положении, происшедшим за время второй мировой войны. Таким образом, сосредоточение американских подводных лодок потребовало издания специальных инструкций относительно патрулирования в смежных районах.

Боевые действия в феврале 1945 года

В феврале 1945 года американские подводные лодки потопили торговые суда, общий тоннаж которых составил 56 000 т, то есть немногим больше, чем потопила за декабрь месяц 1944 года одна подводная лодка «Флэшер». Сосредоточение подводных лодок на линии Япония — Сингапур и налеты самолетов с американских авианосцев на суда, курсировавшие в Южно-Китайском и Восточно-Китайском морях, полностью нарушили систему движения конвоев. На основном пути подвоза в феврале движение японских судов было доведено до минимума, и недостаток целей привел к сокращению числа потерь от ударов подводных лодок.

Подводные лодки «Бекуна», «Бленну», «Гэтоу», «Гуавина», «Флэшер», «Хардхед», «Пампанито», «Перч», «Хокбил», «Спейдфиш» и другие топили торговые суда в различных районах. Лодка «Бленну» потопила 26 февраля близ Сайгона танкер «Амато Мару» (10 238 т). На подступах к Сингапуру подводная лодка «Пампанито» потопила 6 февраля большое грузовое-судно, а 8 февраля — транспорт противника. Лодка «Гуавина» 7 февраля потопила около Малайи грузовое судно «Тайге Мару» (6892 т), а две недели спустя в водах севернее Малайи — танкер «Эйе Мару» (8673 т). По общему тоннажу потопленных судов (15 500 т) «Гуавина» вышла на первое место за этот месяц среди других американских подводных лодок.

Подводные лодки «Бесуго», «Боуфин», «Бергол», «Гэтоу», «Хэммерхед» и «Хоу» потопили несколько фрегатов. Лодка «Хокбил» потопила два морских охотника. Подводная лодка «Сеннет» в районе «Хит Перейд» потопила минный заградитель. Добыча была невелика, но большие суда почти не встречались. «Крупной дичью» в это время являлись подводные лодки противника.

Однако вечером 20 февраля подводная лодка «Парго» встретилась у побережья Индо-Китая недалеко от Камрани с японским эскадренным миноносцем «Нокадзэ». Командир лодки приказал начать ночную атаку в надводном положении. Удачная торпедная стрельба решила судьбу эскадренного миноносца.

Это был последний эскадренный миноносец, потопленный американскими подводными лодками за время войны на Тихом океане. Японцы начали войну, имея 113 эскадренных миноносцев. В конце февраля 1945 года только 37 японских эскадренных миноносцев были пригодны для боевых действий (американских эскадренных миноносцев в это время насчитывалось 445). Командование военно-морскими силами Японии не побеспокоилось об осуществлении широкой программы строительства миноносцев, и тяжелые потери не могли быть возмещены. К концу войны японский флот потерял 126 эскадренных миноносцев. Из них 38 были уничтожены американскими подводными лодками, что составляет немногим больше 1/3 общего числа потерь.

Естественно, что резкое сокращение количества японских эскадренных миноносцев не могло не обострить и без того тяжелое положение торгового флота в феврале 1945 года. В этом месяце путь из Такао в Гонконг уже не использовался, ибо, как правило, все суда погибали при проходе через южную часть Формозского пролива. Японцы отказались также от торговых путей Шанхай — Формоза и Кюсю — Формоза, чтобы избавить торговые суда от необходимости идти гибельным путем через Восточно-Китайское море. Этим и объясняется, что количество целей для американских подводных лодок, действовавших вдоль главного пути от Японии до Сингапура, все время сокращалось. Вскоре и эта японская «жизненная артерия» должна была переместиться.

Последний рейс в Сингапур

Каким-то образом несколько японских танкеров сумели в феврале прорваться опасным путем и доставить в Японию около 80 000 т нефти. В марте последние танкеры, дошедшие до Японии с юга, доставили около 40 000 т. К 15 марта все попытки подвезти нефть прекратились.

Причина заключалась в том, что такие танкеры, как «Палембанг Мару» (5236 т), «Рёэй Мару» (10 016 ти) и «Хонан Мару» (5542 т), не могли пройти через Южно-Китайское море, не имея достаточного прикрытия. При попытке осуществить этот переход танкер «Палембанг Мару» 4 марта был потоплен у побережья Индо-Китая американской подводной лодкой «Бэйя». На следующий день в районе порта Хуэ танкер «Рёэй Мару» был торпедирован и потоплен американской подводной лодкой «Бэшо». В соседнем районе американская подводная лодка «Блюгил» 28 марта потопила танкер «Хонан Мару». Это были последние большие танкеры, потопленные подводными лодками за время войны на Тихом океане. В течение последних месяцев войны американские подводные лодки уничтожали танкеры меньших размеров, однако подводная лодка «Бэшо» торпедировала в Южно-Китайском море танкер (10000 т). Совершая воздушные налеты на гавани собственно Японии, авиация уничтожила несколько больших танкеров-нефтевозов, а один из танкеров подорвался на мине. Эти потопления явились как бы продолжением действий подводных лодок на основном пути подвоза нефти в Японию. К концу марта 1945 года «нефтяная артерия» была полностью парализована, подвоз нефти с юга прекратился. После этого японцы могли продержаться только несколько месяцев.

Нарушение работы основной нефтяной артерии нашло свое отражение в прекращении движения судов по линии Япония — Сингапур. Закрытие этой линии в марте 1945 года не замедлило оказать свое гибельное влияние не только на военные усилия Японии, но и на всю ее экономику. Поскольку в марте движение конвоев между Японией и Сингапуром прекратилось, все торговые суда, которые ходили по этой линии, были сняты, так как ожидалось американское вторжение на Формозу или, возможно, на Окинаву.

Таким образом, фактически южная часть империи была захвачена американцами. Горные районы, рудники, лесные массивы, плантации, нефтяные источники, гавани, рынки, богатые города, дешевая рабочая сила — короче говоря, территории, расположенные между северной частью Индо-Китая и самым восточным островом Голландской Ост-Индии, уже больше не могли использоваться Японией в своих интересах. Обширная сеть морских путей, связывавших эти территории с собственно Японией, перестала существовать. Немногие оставшиеся еще пути доживали свои последние дни.

Японская военная машина была почти полностью лишена горючего. Япония стояла перед лицом банкротства и неминуемого разгрома. В феврале император Хирохито принял группу государственных деятелей. Результатом этого совещания явилось решение о немедленном начале переговоров о мире. В марте принц Хигасикуни начал предпринимать шаги в этом направлении при посредстве Китая. Но руководители японской армии не стремились к переговорам; они гуманно дискутировали о «национальном государстве», общественном мнении и морали, о дисциплине и личной безопасности. Пока военные руководители пытались прикрыть свои неудачи громкими, но неубедительными фразами, стремясь в то же время найти пути к выходу из войны, война продолжалась.

Гибель подводной лодки «Кит»

Американская подводная лодка «Кит» вышла 1 марта с острова Гуам в свой второй боевой поход. Районом действия были острова Рюкю. Действуя против торгового судоходства, подводная лодка «Кит» должна была вести наблюдение за погодой и спасать летчиков во время воздушных налетов на Окинаву.

В ночь с 9 на 10 марта «Кит» выследила конвой и совершила торпедную атаку. В результате метких попаданий были потоплены три судна — «Кейдзан Мару», «Санка Мару» и «Докан Мару» — общим тоннажем 6881 т. Командир донес о результатах своих действий. В ночь на 14 марта «Кит» сообщила, что ею выпущено четыре торпеды по кабельному судну. Так как у лодки оставалось только три торпеды, 20 марта ей было приказано оставить этот район и возвратиться в Пирл-Харбор. По пути она должна была заправиться на Мидуэе горючим.

Подводная лодка «Кит» подтвердила 19 марта получение этих приказаний. На следующий день от нее была получена метеорологическая сводка из района 29°38? северной широты и 130°02? восточной долготы. Это была ее последняя передача. Лодка должна была подойти к Мидуэю 31 марта. После безуспешных попыток обнаружить местонахождение лодки при помощи радио было объявлено о ее предполагаемой гибели. Как известно, в водах восточнее островов Рюкю, куда направилась лодка «Кит» после передачи своей метеорологической сводки, японцы не совершили ни одной противолодочной атаки. Мина также вряд ли могла встретиться на ее пути, ибо лодка шла в восточном направлении к открытому морю. В водах, через которые должна была проходить «Кит», действовало больше, чем обычно, японских подводных лодок, и она, должно быть, погибла в бою с одной из них. Однако подробности ее гибели остались неизвестными.

Тактика подводных лодок — подводная атака при помощи радара

Подводные атаки при помощи радара, проводившиеся в последний период войны, значительно отличались от атак в ее начале.

В марте 1945 года подводная лодка «Сиробин» второй раз вышла в боевой поход. Поздно вечером 4 марта она обнаружила конвой противника близ острова Бавеан в Яванском море и сблизилась с целью при помощи радара. На лодке стоял радар типа «ST» с антенной, находящейся в головке перископа.

Радар обнаружил конвой примерно за 40 мин. до полуночи. Конвой шел курсом 50° со скоростью 8,5 узлов. Продолжая наблюдение, лодка направилась в голову конвоя, чтобы занять позицию для атаки.

Луна светила слишком ярко, но время от времени набегавшие тучи заслоняли свет луны, и в эти моменты подход в надводном положении был возможен. Командир лодки хотел уничтожить весь конвой, состоявший из одного большого и двух малых грузовых судов, сопровождаемых тремя эскортными кораблями. «Три раза, как только луна заслонялась тучами, хотели атаковать в надводном положении и четыре раза, как только луна снова светила, намеревались подойти к цели в подводном положении. Наконец решили, что мы не можем в своих действиях полагаться на луну», — отмечал командир лодки в вахтенном журнале.

Полночь миновала, и начался следующий день, 5 марта. В 1 час 8 мин. «Сиробин» заняла удобную позицию впереди конвоя. На дистанции 10 000 м командир направил лодку по курсу конвоя и погрузился на радарную глубину. На дистанции 9100 м контур самой большой цели четко обозначился на экране радара. Благодаря новому радару «ST» подход под водой к цели при его помощи можно было проводить одновременно с использованием перископа. Поскольку антенна радара находилась в головке перископа, радарная и перископная глубины практически были одинаковы. Когда видимость была плохой и цель не наблюдалась в перископ, его заменял экран радара, и в этом случае дистанция и курс цели могли быть определены независимо от видимости. При хорошей видимости данные можно было определить визуально и проверить по одновременным показаниям радара. В то же время подводная лодка могла действовать на перископной глубине, которая была намного безопаснее, чем ранее использовавшаяся «радарная глубина», необходимая для радара «SJ». Все это обеспечило подводной лодке «Сиробин» известные преимущества.

Но в то время, как лодка приближалась к цели, противник внезапно повернул и некоторое время двигался прямо на подводную лодку. Дистанция до цели составляла 2300 м. Конвой снова повернул так, что курсовой угол стал равняться 20°. Теперь лодка оказалась ближе к пути следования конвоя. Одно из грузовых судов небольшого размера прошло рядом. Командир лодки решил воспользоваться представившимся случаем и выйти на цель. Большое грузовое судно имело справа и слева по одному эскортному кораблю, один эскортный корабль шел впереди. Строй конвоя был выгоден для атаки.

В 1 час 23 мин. лодка выпустила три торпеды с дистанции 900 м под углом встречи 30° правого борта, угол установки гироскопа 54° вправо. Все три торпеды поразили цель. Пламя взвилось на 150 Hi над торпедированным судном. Горящие обломки его разлетались в разные стороны. Стремясь найти цель для поражения торпедами из кормовых аппаратов, командир лодки начал поиск очередной жертвы. Внезапно радар «ST» обнаружил на дистанции 320 м эскортный корабль противника. Нужно было уходить на глубину и уклониться от атаки глубинными бомбами. Необходимо было ускорить заполнение балластных цистерн. На значительной глубине погружение приостановилось и лодка получила дифферент 10° на корму. Очевидно, корма оказалась на грунте, руль не действовал. Постепенно удалось снять лодку с грунта и всплыть на безопасную глубину. Гидроакустические приборы уловили шум гребных винтов. Но взрывов глубинных бомб не наблюдалось. Командир лодки маневрировал, чтобы оставить противника за кормой,

В 2 часа 40 мин. командир лодки приказал всплыть на поверхность. В 5300 м с правого борта подводной лодки оказался эскортный корабль, пытавшийся, очевидно, выйти вперед и отрезать ей путь на восток. Тогда «Сиробин» направилась к северу, чтобы избежать возможной атаки. В 3 часа при помощи радара противник был снова обнаружен на дистанции 15 600 м. К 4 час. 14 мин. подводная лодка находилась на значительном расстоянии впереди конвоя.

В 4 часа 30 мин. «Сиробин» погрузилась на радарную глубину; 20 мин. спустя она шла почти прямо на конвой; дистанция до него все время сокращалась. В это время один из кораблей конвоя отвернул. Командир лодки немедленно воспользовался появившейся возможностью и дал залп из носовых торпедных аппаратов с дистанции 950 м под углом встречи 70° левого борта. Когда были выпущены три торпеды, внимание командира было обращено на другие цели. Пока он был этим занят, первая торпеда поразила цель. Торпедированное судно описало циркуляцию, накренилось на левый борт и стало тонуть в 275 м от подводной лодки.

Второе грузовое судно пошло зигзагообразным курсом. На дистанции 1650 м при угле встречи 96° правого борта командир лодки произвел залп из кормовых торпедных аппаратов. Судно резко повернуло вправо. Курсовой угол цели уменьшился до нуля. После двух выстрелов торпедную стрельбу прекратили, так как транспорт повернул на обратный курс. Ночью в перископ трудно было определить курсовой угол. После уточнения положения цели по ней были выпущены две оставшиеся торпеды.

Первая торпеда попала прямо в среднюю часть судна. Оно разломилось пополам, и наблюдавший за показаниями радара офицер сообщил о появлении на экране «раздвоенного контура». Носовая часть судна затонула сразу. Все, кто находился в рубке лодки, могли наблюдать, как тонула кормовая часть судна.

Жертвами подводной лодки «Сиробин» оказались «Сёё Мару» (853 т), «Нагара Мару» (856 т) и «Мане Мару» (2904 т). Эти суда вместе с грузовым судном водоизмещением 2500 т, потопленным 3 марта, выдвинули лодку в число первых по результатам боевых действий за последние месяцы войны. Лодка продемонстрировала умелое использование радарной установки в ночной подводной атаке.

Нападение японского самолета на лодку «Девилфиш»

Американская подводная лодка «Девилфиш» 20 марта находилась на пути к району боевых действий западнее острова Иводзима. В 16 час. 45 мин. вахтенный офицер заметил с мостика японский самолет, появившийся из-за облаков на расстоянии около 5 миль от лодки.

Подводная лодка быстро погрузилась. Вскоре был услышан звук, похожий на разрыв небольшой бомбы. В следующий момент через нижнее крепление мачты радара начала проникать вода. Сдержать поток воды было невозможно. Команда «Девилфиш» стремилась задержать поток воды, хлынувший ^через люк рубки в центральный пост. Во избежание пожара в боевой рубке от короткого замыкания электроцепи ее выключили. Вода попала в трубу перископа. Ущерб был значительный: один перископ не поднимался, другой стал непригоден для наблюдения, вышел из строя радар «SD».

Когда командир лодки приказал всплыть на поверхность, обнаружилось, что мачты радаров «SD» и «SJ» сломаны. Повреждены были также две антенны и оба перископа.

Особенный интерес для командира лодки и команды представляли несколько зазубренных кусков алюминия, врезавшихся в тумбу перископа. На палубе и мостике подводной лодки были найдены куски металла, похожие на обломки шасси самолета. Кто-то нашел фирменную табличку с надписью по-японски.

Никто из команды не предполагал, что «Девилфиш» подверглась атаке «камикадзэ». Но табличка с самолета свидетельствовала об этом. Самолет нанес удар подводной лодке и сам разбился. Явные факты дали возможность занести на боевой счет лодки «Девилфиш» уничтоженный самолет противника.

Гибель подводной лодки «Триггер»

Американская подводная лодка «Триггер», гроза японского торгового флота, 11 марта покинула остров Гуам для действий на морских путях близ островов Идзусито, Огасавара, Волкано и др. Это был ее двенадцатый боевой поход. Со времени своего первого выхода в район Алеутских островов она торпедировала и потопила 16 японских кораблей. За свои пятый, шестой и седьмой боевые походы лодка получила благодарность президента.

Так же как в свое время подводные лодки «Свордфиш», «Кит», подводная лодка «Триггер», помимо своих обычных обязанностей, должна была спасать летчиков во время предполагаемого воздушного налета на остров Окинава.

18 марта «Триггер» сообщила, что в течение семи часов она обходила конвой, чтобы занять позицию на встречном курсе, и потопила грузовое судно «Цукуси Мару № 3» (1012 т). Оно затонуло в районе 28°05? северной широты и 126°44? восточной долготы. Остальные суда конвоя скрылись в западном направлении.

Поскольку в Восточно-Китайском море к западу от островов Рюкю были установлены мины, командующий подводными силами Тихоокеанского флота отдал приказ подводным лодками избегать действий в районах, которые на японских морских картах были помечены знаками «запрещено». Захваченные карты и дополнительные сведения давали американским подводным силам общее представление о расположении минных заграждений. Но среди минных заграждений оставались незаминированные проходы, и конвой, который атаковала подводная лодка «Триггер», очевидно, направлялся к одному из таких проходов. Командующий подводными силами приказал командиру «Триггер» определить фарватеры, следуя за конвоем, и, если возможно, установить границы «свободного прохода» в заминированном районе.

20 марта «Триггер» сообщила, что противолодочные суда противника заставили ее держаться под водой в течение трех часов после атаки и что после всплытия на поверхность она уже не могла определить местонахождение конвоя. Четыре дня спустя командующий подводными силами Тихоокеанского флота приказал командиру «Триггер» патрулировать в районе между 29 и 31° северной широты, западнее островов Рюкю, выйдя из заминированных районов. 26 марта было приказано выйти в назначенное место и действовать в составе группы вместе с подводными лодками «Сидог» и «Тредфин». Этой группой должен был командовать командир подводной лодки «Сидог».

О получении этого распоряжения необходимо было дать подтверждения. В тот день, когда распоряжение было послано, подводная лодка «Триггер» передала метеорологическую сводку. Но она не донесла о получении приказания командующего подводными силами. Метеорологическая сводка была последним донесением, полученным от этой подводной лодки.

28 марта подводная лодка «Сидог» донесла, что она не смогла установить связь с лодкой «Триггер». Поэтому командующий послал на «Триггер» вторичную телеграмму, требуя подтверждения. Ответа не последовало, и «волчья стая» была расформирована. После многочисленных попыток установить контакт с подводной лодкой «Триггер» при помощи радио решили, что она погибла. Вполне возможно, что она была потоплена японскими противолодочными судами и самолетами днем 28 марта.

В этот день подводные лодки «Силверсайдс», «Хэклбэк», «Сидог» и «Тредфин», находившиеся в том же районе, слышали разрывы глубинных бомб. Лодка «Тредфин» обнаружила и торпедировала в этот же день эскадренный миноносец противника, после чего на нее было сброшено 18 глубинных бомб.

Час спустя после этой бешеной атаки «Тредфип» донесла: «… несколько отдаленных взрывов глубинных бомб и несколько сильных взрывов в восточном направлении».

После войны удалось установить, что японская плавучая мастерская «Адатэ» была потоплена 27 марта в 30°40? северной широты и 127°50? восточной долготы. Судно затонуло в районе патрулирования подводной лодки «Триггер». Несомненно, «Триггер» подверглась атаке глубинными бомбами, которую зафиксировала подводная лодка «Тредфин». Участвовавшие в этом бою самолеты японской авиации доносили следующее: «Обнаружили подводную лодку и сбросили на нее бомбы. Корабли также заметили ее и провели атаку глубинными бомбами. На следующий день обнаружили на поверхности большое пятно нефти длиной до 9000 м».

Только подводная лодка, получившая большие повреждения, могла оставить после себя такое большое нефтяное пятно. И только подводная лодка «Триггер» находилась в районе атаки. «Триггер» затонула со всем личным составом. Это была третья подводная лодка, потерянная во время боевых действий, предшествовавших решительному наступлению на остров Окинава. После участия 25 февраля в налете на Токио самолеты авианосцев 58-го оперативного соединения готовились к активным действиям против японских войск на острове Окинава. Действия начались 1 марта. Линейные корабли 58-го оперативного соединения подошли к Окинаве и начали обстреливать юго-восточное побережье, с тем чтобы оказать помощь тральщикам при разминировании этого района. Все это привело к тому, что эти воды стали опасными для подводных лодок. Противник оказывал сильнейшее сопротивление.

17 марта подводная лодка «Спот» обнаружила недалеко от Формозы конвой противника. В результате торпедной атаки было потоплено грузопассажирское судно «Нанкин Мару» (3005 тп), а еще одно грузовое судно было повреждено и затем потоплено уже в результате действий морской авиации. Во время сближения с целью лодка «Спот» обнаружила японский минный заградитель. По лодке был открыт орудийный огонь, минный заградитель пытался ее таранить. Однако лодкеудалось уклониться от таранного удара.

Через две недели лодка оказалась объектом еще одного артиллерийского обстрела. Закончив свой поход в районе Формозы, она направилась на восток для патрулирования в районе островов Рюкю. Двигаясь на восток, лодка потопила два траулера и, обойдя опасный район вблизи Окинавы, вышла в отведенные для патрулирования воды.

Лодка находилась в зоне патрулирования, и, следовательно, у ее командира были все основания считать, что обнаруженные надводные суда принадлежат противнику. Поэтому, когда 1 марта в 18 час. 45 мин. лодка обнаружила какое-то судно на расстоянии в 13 300 м, была объявлена боевая тревога. Однако судно вполне могло быть своим. Командир предположил, что это, судя по радарным сигналам, подводная лодка «Поги».

Попытка обменяться опознавательными сигналами ни к чему не привела, и в 18 час. 49 мин. «Спот» направилась в сторону цели. Осторожно маневрируя, командир лодки, находясь от цели на расстоянии 8200 м, пришел к выводу, что перед ним американский миноносец. Подводная лодка изменила курс, чтобы еще раз сделать попытку обменяться сигналами и занять такое положение, чтобы с корабля также могли определить принадлежность подводной лодки.

В 18 час. 57 мин. расстояние до корабля не превышало 6900 м. Поскольку с корабля не было подано ни одного светового сигнала, лодка отошла от него. Как потом выяснилось, перед подводной лодкой находился американский миноносец «Кейс». Вот что рассказывали те, кто находился на борту миноносца: «На расстоянии 2700 и 3600 м до подводной лодки с миноносца пять раз передавались обычные световые сигналы для определения основных типов кораблей. На лодке эти сигналы приняты не были. Вполне возможно, что они передавались в таком направлении, что не могли наблюдаться с подводной лодки».

По утверждению находившихся на миноносце, последний сигнал был дан при помощи прожектора, после чего миноносец открыл артиллерийский огонь. Только перед самым началом обстрела в море в том месте, где находилась подводная лодка, была замечена вспышка красного света, но ее нельзя было считать опознавательным сигналом. Вслед за этим с подводной лодки увидели вспышки выстрелов орудий миноносца.

В 19 час. 7 мин., когда над подводной лодкой пролетели снаряды первого залпа, командир лодки подал сигнал красной ракетой. Ее заметили с миноносца и прекратили огонь после третьего залпа. В 19 час. 8 мин. лодка погрузилась.

В 19 час. 20 мин. удалось обменяться сигналами при помощи гидрофона. По утверждению команды миноносца, такие сигналы передавались каждые две минуты, причем прибор для опознавания своих кораблей все время действовал. После обмена сигналами, зрительного контакта установить не удалось, хотя, как утверждали участники действий, и подводная лодка и миноносец пытались это сделать.

К счастью, снаряды не причинили вреда лодке. Если бы не было так темно, она могла бы пострадать. В то же время при большем — свете можно было установить и принадлежность подводной лодки.

Миноносец «Кейс» предпринял атаку, находясь в зоне патрулирования подводных лодок, а этого он не имел права делать. До атаки он находился в районе 28° северной широты и 137° восточной долготы, выполняя задачу по оказанию помощи летчикам во время действия авиации. Получив сообщение своей авиации об обнаружении двух неизвестных судов примерно на расстоянии 86 миль, миноносец направился в указанный пункт для выяснения принадлежности судов. Во время своего движения миноносец оказался в зоне патрулирования подводных лодок. Несмотря на то, что миноносец пытался поставить в известность вышестоящее командование о том, что им обнаружена неизвестная лодка, видимо, сообщение не было получено.

Для кораблей, находящихся в зоне патрулирования подводных лодок, была издана инструкция, в которой говорилось: «Как правило, надводные корабли не должны входить в зоны патрулирования подводных лодок… Если же они вынуждены действовать в этих водах без предварительного своевременного сообщения, то они могут подвергнуться опасности нападения своих подводных лодок. Надводные корабли не должны атаковать подводные лодки до тех пор, пока не будет совершенно точно определена их принадлежность».

В связи с нападением миноносца на подводную лодку «Спот» были отданы следующие указания:

«Особо обращается внимание на то, что отсутствие ответа на поданные радиосигналы не может считаться достаточным доказательством принадлежности подводной лодки к флагу противника. То же самое относится к применению зрительных сигналов».

Командир миноносца «Кейс» указывает: «Отсутствие сведений о расположении подводных лодок еще не говорит о том, что они не действуют где-нибудь поблизости от вашей позиции».

Командующий военно-морским надводным флотом и командующий подводными силами в Тихом океане постоянно отказывались информировать надводные корабли и авиацию о передвижениях подводных лодок в зонах их патрулирования. Подводные лодки в этих районах обладали правом свободного маневрирования, и командование точно не знало их действительного расположения. Все это делалось для того, чтобы избежать случая, подобного нападению на лодку «Спот».

Четыре месяца спустя примерно такой же случай произошел с подводной лодкой «Торо», которая выполняла задачу по оказанию помощи летчикам у побережья Сикоку.

Вечером 24 июля она получила приказание пройти вдоль побережья, чтобы подобрать летчиков, которые спустились на парашютах в этом районе.

В 18 час. лодка осталась без прикрытия сопровождавшей ее авиации. В районе действия «лодки находились корабли одного из американских оперативных соединений. В 20 час. 55 мин. лодка при помощи радара обнаружила корабли соединения и стала маневрировать, чтобы освободить им проход. Во время этих передвижений она была замечена миноносцем «Колахан»

Двигаясь со скоростью 28 узлов в направлении лодки, миноносец пытался определить ее принадлежность при помощи радиотелефона. Ответа с лодки получено не было. Тем временем лодка «Торо» также пыталась передать сигналы при помощи световых и других средств. Плохая видимость помешала миноносцу заметить световые сигналы. С расстояния 6800 м миноносец «Колахан» открыл огонь по лодке. Подводная лодка подала сигнал ракетой и пошла на погружение. Однако из-за дождя и разрывов снарядов на миноносце определить принадлежность лодки так и не удалось. Как только лодка ушла на глубину, были переданы сигналы по гидрофону, но и эта попытка результата не дала, так как соответствующее устройство на миноносце при скорости хода 28 узлов не действовало. Миноносец прекратил огонь только после того, как по цели было выпущено 52 снаряда.

Основной причиной, повлекшей за собой атаку, явилось несовершенство средств связи. Искажение передаваемых сигналов привело к тому, что миноносец принял «Торо» за подводную лодку противника. Командиру «Торо» было поставлено в вину неиспользование прибора для опознавания кораблей, а также то, что лодка не ушла на глубину, как только обнаружила приближающиеся корабли оперативного соединения. В этом случае столкновения не произошло бы.

При описанном выше нападении на лодку «Спот» вряд ли можно найти какие-либо причины, оправдывавшие действия миноносца «Кейс».

Потопление «Ава Мару»

Вскоре после того, как по ошибке произошло нападение на подводную лодку «Спот», другая подводная лодка, действовавшая западнее островов Рюкю, провела торпедную атаку, которая повлекла за собой весьма трагические последствия. Это случилось 1 апреля. В этот день началась операция по захвату Окинавы. По случайному стечению обстоятельств в районе действия этой лодки патрулировала подводная лодка «Спот». Торпедированный корабль затонул в нескольких тысячах метров от того места, где «Спот» 17 марта потопила японское торговое судно «Нанкин Мару».

1 апреля было атаковано грузопассажирское судно «Ава Мару» (11 600 т) — один из последних больших быстроходных японских лайнеров. Правительство Соединенных Штатов Америки гарантировало безопасность прохода «Ава Мару», так как на нем находились медикаменты и другой груз Красного Креста для японских лагерей военнопленных в Малайе и Голландской Ост-Индии.

Судно «Ава Мару» вышло из Модзи (Япония) 17 февраля, предполагая посетить Сингапур и различные индонезийские порты, а также Такао и Гонконг. 4 апреля оно должно было вернуться в Японию. Неприкосновенность судна должна была обеспечиваться следующими обозначениями: «Белый крест на каждой стороне дымовой трубы. Ночью кресты освещались. По два белых креста на каждом боргу… Зажженные ходовые огни… «Но никаких особых мер не было предусмотрено для распознавания судна в тумане или в других случаях плохой видимости. Тогда его неприкосновенность обеспечивалась строгим соблюдением специального графика и маршрута движения, доведенного до сведения всех воздушных, надводных и подводных сил Соединенных Штатов и союзников, действовавших в районах, через которые проходило судно.

В течение второй недели февраля информация о графике движения, описание и опознавательные знаки «Ава Мару» были переданы открытым текстом по радио всем подводным лодкам Тихоокеанского флота. Как обычно бывает при передаче важных сообщений, информация передавалась по радио подводным лодкам по три раза в течение трех ночей, то есть всего девять раз. В начале марта японцы изменили маршрут обратного пути «Ава Мару» и все изменения были таким же порядком и столько же раз переданы подводным лодкам.

Основной отрезок пути госпитального судна приходился на воды Южно-Китайского моря, в которых патрулировали американские подводные лодки Азиатского флота. Но первые дни пути в Малайю и несколько последних дней обратного пути судно должно было проходить через районы, в которых патрулировали подводные лодки Тихоокеанского флота. За два дня до того, как «Ава Мару» по расписанию должно было вновь войти в районы действия подводных лодок, командующий подводными силами послал напоминание всем своим командирам. В его указании говорилось: «… Обеспечить безопасный проход судна «Ава Мару», доставляющего военнопленным продовольствие и медикаменты. Оно будет проходить через ваши районы между 13 марта и 4 апреля… судно освещено ночью и обозначено белыми крестами…» Подводная лодка «Куинфищ» патрулировала в самом узком месте Формозского пролива — в южной части Восточно-Китайского моря, где еще недавно действовала лодка «Спот». В 22 часа 1 апреля «Куинфиш» при помощи радара обнаружила судно, находившееся от нее на расстоянии 15 600 м. Команда заняла боевые посты, и группа управления огнем начала следить за целью. Густой туман, поднимавшийся над водой, создал нечто вроде дымовой завесы. Видимость была не более 180 м. Судя по малой величине импульса на экране, а также по относительно малой дистанции, на которой была обнаружена цель, и большой скорости хода корабля предположили, что перед лодкой находится эскадренный или эскортный миноносец. Несмотря на густой туман, корабль шел прямым курсом со скоростью примерно 17 узлов. Подводную лодку «Куинфиш» отделяло 900 м от направления движения корабля, а расстояние до самой цели сократилось до 3300 м. Командир развернул лодку и снизил скорость до 4 узлов. Хотя наблюдатели на мостике не смогли различить цель, командир приказал выпустить четыре торпеды из кормовых торпедных аппаратов. Стрельба велась по данным радарной установки. Все четыре торпеды попали в цель. Вспышки взрывов разорвали туман, но цель оставалась невидимой. Быстрое исчезновение импульса на экране радара свидетельствовало о потоплении цели. Командир изменил курс подводной лодки и повернул обратно, чтобы подобрать оставшихся в живых. Было обнаружено 15–20 японцев, цеплявшихся за обломки, но лишь одного удалось уговорить подняться на лодку. Он сообщил, что корабль был лайнером «Ава Мару». Когда в штабе подводных сил на острове Гуам стало известно о потоплении лайнера, подводная лодка «Куинфиш» получила указание немедленно вернуться к месту гибели «Ава Мару» и продолжить поиски уцелевших людей. Кроме того, было приказано представить образцы груза, находившегося на лайнере. Для участия в этих поисках была также направлена действовавшая недалеко от этого района лодка «Сифокс». Ни одного человека найти не удалось, но зато на воде были обнаружены тысячи плавающих тюков с каучуком-сырцом и много металлических коробок с черным зернистым веществом. Образцы и того я другого были подобраны обеими лодками.

Потопление «Ава Мару» поставило правительство США в затруднительное положение. Последовала немедленная и решительная реакция Вашингтона:

«Приказать лодке «Куинфиш» вернуться в базу… Командира лодки Лафлина отстранить от командования и отдать под суд военного трибунала».

Трибунал предъявил командиру лодки следующие три главных обвинения:

«Преступная халатность при исполнении своих служебных обязанностей…

Невыполнение приказа старшего начальника…

Халатность при выполнении полученных приказаний».

Защита командира лодки в своих выводах исходила из того, что неприкосновенность «Ава Мару» была фиктивной, поскольку на лайнере оказались пассажиры и груз, не предусмотренные соглашением. Разведке удалось установить, что в Сайгоне с «Ава Мару» было выгружено 500 т боеприпасов, примерно 2000 авиабомб и 20 упакованных самолетов. По показанию единственного подобранного лодкой «Куинфиш» японца, «Ава Мару» имела на борту груз каучука, олова, свинца и сахара, а также примерно 1700 пассажиров, в том числе несколько правительственных чиновников и моряков с потопленных в малайских и индонезийских водах торговых судов. Суд не согласился с заявлением защиты, поскольку в соглашении о неприкосновенности «Ава Мару» не предусматривались ограничения в отношении дополнительного груза, тем более что командир лодки «Куинфиш» ничего не знал о характере груза во время нападения на «Аву Мару».

После этого защита пыталась объяснить происшедшее случайностью, а не преднамеренными действиями.

Подлинная причина несчастья так и не была названа на суде. В начале-процесса адвокат обвиняемого признал, что все указания о передвижении «Ава Мару» были получены подводной лодкой «Куинфиш». Но никому и» присутствовавших на процессе не пришло в голову задать вопрос, видел ли их командир лодки. В этом и заключалось все объяснение случившемуся. Командир лодки читал сообщение относительно «Ава Мару» от 28 марта, но-после этого он не видел ни одного сообщения с указанием пути следования и графика движения. Связисты не придали никакого значения открытым передачам, которые были приняты за две недели до того, как лайнер «Ава Мару» должен был появиться в районе действия лодки «Куинфиш».

Халатное отношение к своим обязанностям связистов привело к тому, что командир лодки не знал о полученных сведениях.

Такова была трагедия, которая из-за небрежности связистов повлекла за собой гибель большого числа людей, поставила под сомнение даваемые правительством США обязательства и запятнала послужной список одного из лучших офицеров-подводников. Оправданный по первым двум обвинениям, Лафлин был признан виновным в халатности при выполнении полученных приказов. Суд вынес решение, что взыскание должно носить форму письменного предупреждения от лица морского министра.

Захват Окинавы (операция «Айсберг»)

Овладение островом Окинава и соседними островами в группе островов Рюкю представляло собой последнюю крупную операцию на Тихом океане, в которой принимали участие подводные и военно-воздушные силы. Участие подводных лодок в операции предусматривалось заранее разработанным планом. Подводная лодка «Свордфиш», как уже указывалось, должна была провести фоторазведку у побережья Окинавы. Лодки «Кит» и «Триггер» обязаны были сообщать сведения о погоде. Многие лодки получили задачу по оказанию помощи летчикам во время предварительных налетов на остров, а также в период налетов самолетов, базирующихся на авианосцах. Как раз во время этих налетов самолеты и обнаружили в Японском море несколько уцелевших военных кораблей и уничтожили последние из оставшихся линейных кораблей и крейсеров противника. Американскому авианосцу «Франклин» пришлось выдержать серьезное испытание. Японский флот был еще способен наносить контрудары.

До начала операции «Айсберг» шесть или семь подводных лодок действовали в районе островов Хонсю и Кюсю. Две из них вели наблюдения за проливом Бунго, а одна — за проливом Кии. Эти позиции имели большое значение, так как, если бы остатки японского флота решили помешать овладению островом Окинава, они должны были бы воспользоваться одним из этих проливов.

Предположение оправдалось. В ночь с 6 на 7 апреля оперативное соединение в составе линейного корабля «Ямато», легкого крейсера «Яхаги» и нескольких миноносцев прошло проливом Бунго, предполагая начать действия против американских кораблей. Японские корабли были обнаружены подводными лодками «Тредфин» и «Хэклбэк», которые вели наблюдение у входа в пролив Бунго. В соответствии с полученными распоряжениями подводные лодки воздержались от представившейся возможности напасть на противника и ограничились передачей ряда донесений о его появлении.

Получив данные о противнике, американские самолеты нанесли удар по соединению японских кораблей утром 7 апреля.

Линейный корабль «Ямато», крейсер «Яхаги» и миноносцы «Хамакадзэ», «Исокадзэ», «Асасино» и «Кусами» были уничтожены авиабомбами. Корабли противника не имели прикрытия с воздуха. Первым был потоплен линейный корабль. В этом бою американцы потеряли несколько самолетов. После войны японский адмирал Тоёда вспоминал: «Мы обсуждали вопрос, можем ли мы хоть на 50 % рассчитывать на успешные действия. Сосредоточив корабли, мы с трудом могли обеспечить их топливом в количестве 2500 т. Но… отказ от посылки кораблей противоречил бы традициям имперского флота».

Это преклонение перед традицией, стоившее Японии сотен человеческих жизней, было бесцельно и неоправданно. Бои у Окинавы отличались большим упорством. Американские части вторжения встречали серьезное сопротивление. Японский гарнизон стремился удержать остров. Кораблям 58-го оперативного соединения и других соединений 5-го флота пришлось испытать на себе удары самолетов, которые шли на таран. В этих боях американцы потеряли 12 миноносцев.

В ходе операции «Айсберг» американский флот потерял убитыми свыше 4900 матросов и офицеров и примерно такое же число ранеными. 30 американских кораблей было потоплено и около 50 — серьезно повреждено. Почти 80 % всех понесенных потерь произошло от налетов самолетов специального авиакорпуса «камикадзэ».

Возникает вопрос, какой масштаб приняли бы действия в районе Окинавы, если бы японские воздушные силы не испытывали недостатка в высокооктановом бензине, а японская авиационная промышленность не лишилась бы алюминия и другого сырья осенью 1944 года. Пилотам-»камикадзэ» не нужно было проходить особой подготовки, а весной 1945 года не было недостатка в тех, кто хотел принести себя в жертву во имя божественного императора. При достаточном количестве самолетов и горючего операция «Айсберг» могла бы быть сорвана.

Но тысячи тонн алюминия и других материалов и тысячи бочек с авиационным бензином были отправлены подводными лодками на дно океана во время войны на истощение. Нарушенная система подвоза помешала восполнить понесенные потери. Действия специального авиакорпуса «камикадзэ» были ограничены из-за отсутствия материальной части и горючего. Большую роль в создавшихся затруднениях сыграли действия подводных лодок против японских торговых судов.

Действия американских подводных сил в марте и апреле 1945 года

В то время как подводные силы Тихоокеанского флота в марте и апреле участвовали главным образом в предварительных действиях, предшествовавших осуществлению операции «Айсберг» и направленных на поддержку наступления в районе острова Окинава, в районах, удаленных от места будущих боев, продолжались обычные действия подводных лодок. О потоплении больших танкеров в Южно-Китайском море и уничтожении конвоев подводными лодками «Кит» и «Сиробин» уже говорилось выше. 1 марта подводная лодка «Стерлит» потопила небольшое грузовое судно у Токийского залива. Южнее подводная лодка «Силайон 2» 17 марта потопила небольшой танкер у побережья Малайи. Прикрывая подходы к Сайгону, подводная лодка «Бленни» 20 марта обнаружила конвой и торпедировала один за другим два небольших грузовых судна и один танкер. 25 марта подводная лодка «Тиранте», действуя около юго-западного побережья острова Кюсю, потопила небольшой танкер. В водах, омывающих Рюкю, подводная лодка «Спрингер» потопила 19 марта транспорт водоизмещением 1500 т, оказав тем самым непосредственную поддержку операции «Айсберг». Подводная лодка «Спейдфиш» потопила 28 марта грузовое судно (2274 т) у северной оконечности цепи островов Рюкю.

Самым большим торговым судном, торпедированным подводными лодками в марте 1945 года, было «Хакодзаки Мару» (10 413 т). Его потопила 19 марта подводная лодка «Балао» в Желтом море. Оно было последним крупным торговым японским судном (если не считать «Ава Мару»).

Система транспортных коммуникаций Японии на севере была нарушена в марте, путь конвоям из Токио к островам Бонин был отрезан. Но и бой за остров Иводзима дорого стоил американским военно-морским силам: эскортный авианосец «Бисмарк Си» и авианосец «Саратога» были сильно повреждены в результате атаки «камикадзэ». Потери в живой силе (на 26 марта) были особенно тяжелыми: 4890 убитых и около 16 000 раненых. Но японцы не могли уже решить проблемы снабжения, перевозок и эвакуации войск. Лишь ничтожное количество продовольствия и подкреплений доставлялось на кораблях, прорывавшихся через блокаду, установленную американскими силами и подводными лодками, а когда были перерезаны пути конвоям, гарнизоны на островах Бонин и Волкано оказались изолированными.

В марте было парализовано движение конвоев на пути из Токио в Осака. Это было первым значительным нарушением системы коммуникаций собственно Японии. Когда появилась угроза со стороны американской авиации, действовавшей с острова Иводзима, прекратилось движение конвоев по этому маршруту. В апреле американские подводные лодки все ближе подходили непосредственно к тихоокеанскому побережью Японии.

Подводные лодки «Спейдфиш», «Сидог», «Сеннет», «Серо» и «Санфиш» в апреле 1945 года продолжали действовать против японских торговых судов близ Хонсю. Сильные удары были нанесены Японии в прибрежных водах, омывающих северную часть Хонсю, где подводная лодка «Серо» потопила 29 апреля грузовое судно (6925 т), а подводная лодка «Санфиш», атаковавшая японские суда в середине апреля, на подходах к порту Оминато потопила три небольших грузовых судна и один фрегат.

В северной части Восточно-Китайского моря подводные лодки, блокировавшие остров Кюсю, также приближались непосредственно к острову. Подводные лодки «Перч» и «Спрингер», действовавшие в апреле, уничтожили в этом районе несколько небольших судов. Районы боевых действий подводных лодок простирались от Яванского моря до прибрежных вод Хоккайдо. В Яванском и Южно-Китайском морях было потоплено немного судов: небольшое грузовое судно, уничтоженное подводной лодкой «Габилэн», и транспорт (6886 т), потопленный у входа в Сиамский залив подводной лодкой «Хардхед». Большая часть судов была потоплена в центральной части Тихого океана, в районе «Хит Перейд» и в южных районах Желтого моря.

В апреле 1945 года Япония все еще пыталась вывезти продовольствие для своей армии из Китая и Маньчжурии, и конвои обычно пересекали Желтое море. Один из таких конвоев был обнаружен 2 апреля подводной лодкой «Сидевил». Три судна — одно крупное и два небольших — одно за другим были отправлены на дно моря. 30 апреля другой конвой, находившийся в Желтом море, был атакован подводной лодкой «Трепанг». В результате атаки было потоплено грузовое судно.

Тем временем, как показывает апрельская карта, цели встречались все реже, однако во время захвата Окинавы их было достаточно. В марте и апреле 1945 года американские подводные лодки потопили японские торговые суда общим тоннажем примерно 130 000 т.

Кроме того, они потопили один из последних японских военных кораблей, действовавших в юго-западной части Тихого океана.

Потопление подводными лодками «Габилэн» и «Чэрр» крейсера «Исудзу»

Крейсер «Исудзу» был последним из легких крейсеров, потопленных подводными лодками. После потери Филиппинских островов японские гарнизоны, дислоцированные в различных районах Голландской Ост-Индии, были отрезаны друг от друга. Все остававшиеся еще у Японии корабли были брошены на спасение частей японской армии, разбросанных по различным островам. Морякам была поставлена задача сорредоточить войска в одном пункте для общей эвакуации.

Крейсер «Исудзу» был в числе других кораблей, посланных в юго-западную часть Тихого океана для перевозки эвакуируемых солдат.

В начале апреля 1945 года крейсер совершал очередной транспортный рейс. Группа подводных лодок в составе «Бесуго», «Габилэн» и «Чэрр» в это же время действовала близ островов Патерностер и Постильон, южнее острова Целебес.

4 апреля утром группа обнаружила крейсер с четырьмя эскортными кораблями. Однако ни одна из подводных лодок не имела возможности торпедировать крейсер. Во время преследования они были вынуждены укрыться от японских самолетов и продержались под водой до конца дня. С наступлением темноты подводная лодка «Бесуго» возобновила преследование как раз в то время, когда крейсер «Исудзу» и сопровождавшие его эскортные корабли вошли в пролив Сейп. Преследуя противника, подводная лодка «Бесуго» вышла в пролив и потопила один из эскортных кораблей. Тем временем подводные лодки «Чэрр» и «Габилэн» возвратились к своему району патрулирования в окрестностях бухты Бима, у побережья острова Сумбава. 6 апреля в 15 час. в бухту входил крейсер. В 19 час. «Чэрр» всплыла на поверхность, и командир группы информировал о появлении крейсера подводную лодку «Габилэн», приказав ей охранять восточную часть входа в бухту. На следующее утро в 2 часа 55 мин. «Чэрр» установила при помощи радара местонахождение крейсера и сообщила об этом на «Габилэн». В 3 часа 25 мин. «Габилэн» доложила об установлении наблюдения за крейсером. В 4 часа 43 мин. командир группы приказал уведомить подводную лодку «Габилэн» о том, что «Чэрр» ушла на погружение для атаки. Перед тем как это сообщение было передано по радио, подводная лодка «Габилэн» донесла, что она атакует противника. Командир лодки «Чэрр» решил подождать результата атаки. Но в 5 час. 20 мин. было уже достаточно светло, чтобы можно было различить на горизонте силуэт крейсера, и лодка погрузилась.

Вскоре после погружения на перископную глубину на «Чэрр» заметили, что строй кораблей противника нарушился. Крейсер двигался медленно. В 6 час. 50 мин. установили, что это был легкий крейсер «Исудзу»; в перископ было видно, что он слегка накренился. Это означало, что подводная лодка «Габилэн» торпедировала его.

Командир лодки «Чэрр», заняв позицию для атаки, в 7 час. 24 мин. произвел залп шестью торпедами, три из которых попали в цель. Таким образом, Япония за один год и три месяца потеряла в результате действий подводных лодок 10 легких крейсеров.

Потеря подводной лодки «Снук»

Группа подводных лодок в составе «Барфиш», «Банг» и «Снук» покинула остров Гуам 25 марта для действия в районе «Конвой Коллидж» и, возможно, для выполнения обязанностей по спасению летчиков. Группой командовал командир подводной лодки «Снук».

27 марта «Снук» вернулась на Гуам для срочного ремонта. На следующий день она снова вышла в море, чтобы присоединиться к своей группе. Лодке было приказано передавать метеорологические сводки по мере движения на запад, и она ежедневно передавала их вплоть до 1 апреля когда получила приказ прекратить передачу. В этот же день лодке было приказано войти в состав другой группы подводных лодок, находившейся под командованием командира подводной лодки «Тигрон». Подводные лодки «Банг» и «Барфиш» должны были выполнять обязанности по спасению летчиков.

«Тигрон» установила связь с подводной лодкой «Снук», которая 8 апреля находилась в 18°40? северной широты и 111°39? восточной долготы. 9 апреля «Тигрон» сделала попытку вновь связаться с подводной лодкой «Снук», но не получила никакого ответа. Возможно, что «Снук» пошла на восток по направлению к проливу Лусон. 12 апреля ей было приказано оказать помощь летчикам во время налета самолетов с английских авианосцев. Для выполнения этой задачи лодка должна была занять позицию в районе островов Сакисима, около 200 миль к востоку от северного побережья Формозы. 20 апреля командир английского оперативного соединения авианосцев сообщил, что в районе местонахождения подводной лодки «Снук» был сбит самолет. В донесении также говорилось, что командир английского соединения не смог установить по радио контакт с лодкой «Снук». В указанный район была послана подводная лодка «Банг», и она подоспела вовремя, чтобы спасти трех английских летчиков, но подводной лодки «Снук» она не обнаружила. Так как к середине мая лодка все еще не была найдена, штаб решил, что она погибла.

Японцы не доносили в это время ни об одной противолодочной атаке, которая могла бы объяснить исчезновение лодки «Снук». Район островов Сакисима был заминирован, но «Снук» была хорошо осведомлена о расположении минных заграждений.

В течение апреля и мая были потоплены пять японских подводных лодок в водах, омывающих острова Рюкю; несколько японских подводных лодок было обнаружено в районе островов Сакисима в то время, когда подводная лодка «Снук» должна была находиться там для спасения летчиков. Командирам японских подводных лодок было приказано следить за американскими лодками, находившимися на поверхности для спасения летчиков. Возможно, что лодка «Снук» была потоплена японской подводной лодкой. За все время до своей гибели «Снук» потопила 14 японских кораблей, а в октябре 1944 года — еще три. Она погибла где-то в западной части Тихого океана, восточнее пролива Лусон или близ островов Сакисима.

Действия подводной лодки «Тиранте» на коммуникациях противника в Желтом море

С портсмутской корабельной верфи осенью 1944 года была спущена на воду подводная лодка «Тиранте». Прибыв в Пирл-Харбор, она начала усиленно готовиться к выходу в боевой поход в район Желтого моря.

Лодка вышла из Пирл-Харбора 3 марта 1945 года и возвратилась в свою базу только 25 апреля. В течение 52 дней она атаковала 12 судов противника, причем половину из них потопила, а остальные обстреляла, нарушая нормальное движение судов на линиях в Желтом море, ведущих в Сеул, Дайрен, Тяньцзинь и Циндао.

Первое судно, небольшой танкер, «Тиранте» потопила 25 марта близ Кагосимы. Три дня спустя она потопила грузовое судно юго-западнее Нагасаки. Оттуда лодка направилась в Желтое море.

После тщательного исследования отдельных районов командир пришел к выводу, что маршруты японских торговых судов проходили по мелководью у побережья и потому не были обнаружены американскими подводными лодками. К этому мелководью он и направил свою подводную лодку.

С 9 по 14 апреля 1945 года подводная лодка «Тиранте» провела ряда успешных боев и потопила много японских судов, за что президент Труяэн объявил экипажу подводной лодки благодарность, а ее командиру лично вручил Почетный орден конгресса.

Оглавление книги


Генерация: 0.515. Запросов К БД/Cache: 3 / 1