Глав: 7 | Статей: 39
Оглавление
Аннотация издательства:

В книге дается описание боевых действий американских подводных лодок во второй мировой войне, главным образом на Тихом океане. Подробно говорится об одиночных и групповых действиях лодок против торгового флота Японии, а также действиях против ее боевых кораблей. Рассматриваются тактические приемы подводных лодок по использованию торпедного оружия, постановка мин, выполнение специальных заданий и другие вопросы. Русское издание книги рассчитано на офицеров и адмиралов военно-морского флота.

Глава III. Борьба за Малайский барьер

Глава III. Борьба за Малайский барьер

Эскадренные подводные лодки

Потопление подводной лодкой «S-37» эскадренного миноносца 8 февраля 1942 года явилось значительным успехом. Построенные в первом десятилетии после первой мировой войны лодки типа «S» обладали рядом крупнейших недостатков. Но все же они, хотя и с недостаточной эффективностью, использовались для боевых действий.

На лодках этого выпуска не было приборов управления стрельбой и различных устройств, которые имеются теперь. Они во многом отличались от современных эскадренных подводных лодок. Поэтому командир лодки рисковал, избирая объектом атаки японский эскадренный миноносец.

Эскадренные миноносцы, безусловно, самые ярые враги подводных лодок. Это легкие, трудно поражаемые торпедой и быстро переходящие в контратаку корабли с малой осадкой. Во время первой мировой войны они были использованы как охотники за подводными лодками. Этим они славились и в начале второй мировой войны. Одной из основных их обязанностей было прикрытие больших судов и кораблей, защита их от подводных лодок. Эскадренные миноносцы успешно прорывали блокаду подводных лодок в Атлантическом океане зимой 1941/42 года.

Старые «четырехтрубные» эскадренные миноносцы были менее маневренными и менее быстроходными, чем эскадренные миноносцы времен второй мировой войны. Оборудованные радаром, приборами управления огнем и мощными орудиями, современные эскадренные миноносцы так же отличаются от своих предшественников, как эскадренные подводные лодки отличаются от обычных подводных лодок. То же самое можно сказать и о японских кораблях. Японские эскадренные миноносцы быстроходны и обладают хорошими мореходными качествами. Они оборудованы бомбометами и имеют акустические приборы. Для союзных подводных лодок японские. эскадренные миноносцы являлись самыми опасными врагами.

По значимости эскадренный миноносец считался вторым после транспортов, танкеров и других надводных судов объектом атаки подводных лодок. Подводная лодка должна была пройти через кольцо охранения, которое создавали эскадренные миноносцы в конвоях. В задачу подводных лодок входило перерезать морские коммуникации противника, перехватывать и топить его суда, доставляющие войскам необходимые продукты и материалы. Эсминцы следовало атаковать лишь в случае встречи один на один или когда лодка не может пробиться к конвоируемым судам.

После высадки японцев на остров Целебес шесть подводных лодок были посланы в Макассарский пролив и три — в район Амбоины, южнее Молуккского пролива, с задачей воспрепятствовать продвижению японцев в проливах. Подводная лодка «Сторджен» пыталась препятствовать продвижению противника к Баликпапану. Но что могли сделать несколько лодок! Японцы прорвались вперед. Думая, что в дальнейшем японцы будут наступать на острове Тимор, командующий Азиатским флотом соответственно распределил подводные силы флота. Из Макассарского пролива лодки были отозваны, за исключением «S-37», которая осталась в проливе в качестве дозорной и разведывательной лодки.

Не имея достаточных средств воздушной разведки, командование объединенных сил союзников не могло точно определить дальнейшее направление движения противника.

Вместо того чтобы направиться от островов Сула прямо на остров Тимор через море Банда, японцы повернули на запад и, огибая южный берег Целебеса, двинулись через Флоресское море к Макассару. На пути флота противника находилась одна лодка «S-37».

Находясь в районе Макассара, подводная лодка вела наблюдение в перископ за гаванью. 8 февраля 1942 года вечером на горизонте появилась какая-то точка, которая росла и превратилась в мачту японского эскадренного миноносца, шедшего на большой скорости. Эскадренный миноносец направлялся к порту Макассар. Вскоре на горизонте появилось еще четыре эскадренных миноносца, которые двигались с меньшей скоростью. За ними появился конвой в составе нескольких крупных транспортов. Не было сомнений в том, что «S-37» встретилась с силами вторжения противника. Шумы гребных винтов кораблей отчетливо фиксировались гидроакустикой. На горизонте мелькал луч прожектора, вероятно, с крейсера.

Темнота сгущалась, и командир «S-37» приказал всплывать и следовать за эсминцами, определяя элементы движения цели. Определение дистанции, угла гироскопа и другие вычисления возлагались на группу управления стрельбой. Выбор тактики, определение шансов на успех и другие не менее важные факторы зависели от командира лодки. Выполнить все это было нелегко и опасно в условиях, когда молния прорезала густые черные тучи и при ее свете, а также при свете прожекторов противник мог обнаружить лодку. В тропических водах торпеды оставляют фосфорический след. Возникал вопрос: сможет ли лодка уйти после обнаружения себя торпедным залпом?

Ночная атака на поверхности давала возможность лодке двигаться с большой скоростью. И командир, вероятно, предпочитал на худой конец лучше попасть под огонь корабельной артиллерии, чем под удары глубинных бомб.

В 20 час., заняв позицию для стрельбы, лодка дала залп тремя торпедами.

Одна из выпущенных торпед попала в эскадренный миноносец, шедший третьим в колонне. Вероятно, торпеда взорвалась в районе котельного отделения: над эскадренным миноносцем поднялся водяной столб. Окутанный клубами дыма и объятый пламенем корабль пошел ко дну. Это был эскадренный миноносец «Нацусио» водоизмещением 1900 т.

После стрельбы лодка «S-37» погрузилась и быстро ушла из района атаки. Эсминцы пытались преследовать ее, но безуспешно. Через три дня эта лодка атаковала другой эсминец в Макассарском проливе. На этот раз выпущенные торпеды не попали в цель. Было бы, конечно, странно, если бы лодка топила каждый эсминец, который попадался ей на пути. Этой атакой подводная лодка «S-37» закончила свой третий боевой поход, во время которого она пять раз атаковала эскадренные миноносцы.

Атаки «S-37» полностью соответствовали тактике довоенного времени. Но война шла, и тактика менялась. Эскадренные миноносцы стали более важными целями для подводных лодок. В конце войны все командиры подводных лодок нападали на такие одиночные корабли, выпуская по ним торпеды залпами.

По данным статистики, в 1941 году все американские подводные лодки, атакуя эскадренные миноносцы, выпускали в среднем 1,85 торпеды во время каждой атаки, в 1942 году — 2,45 торпеды и в 1944 году — 3,29 торпеды.

Эти цифры показывают, насколько изменилось мнение об этих кораблях как об объектах для атаки подводных лодок. Сказалось и обильное снабжение торпедами американского подводного флота. Подводники убедились в том, что эскадренные миноносцы с их гидроакустическими приборами и глубинными бомбами не так уж страшны, как предполагалось вначале.

Американские подводные лодки в 1942 году потопили четыре эскадренных миноносца. В течение этого года было произведено 82 атаки по эскадренным миноносцам, а к концу войны всего 349 атак.

Из-за трудностей опознавания эскадренных миноносцев поступающие донесения о количестве потопленных единиц были преувеличенными. За все время войны на Тихом океане подводными лодками было потоплено 39 японских эскадренных миноносцев.:

Мели и рифы — враги подводных лодок

Плавание подводных лодок у Филиппинских островов и Голландской Ост-Индии было сопряжено с трудностями. В районе островов Лусона, Минданао, Борнео, Целебес и Явы прибрежные воды имеют небольшие глубины. Между островами много рифов, опасных не только для надводных кораблей, но и для подводных лодок особенно.

У голландцев были хорошие карты, но в начале войны не на всех американских подводных лодках эти карты имелись. Для многих командиров лодок моря, окружающие Малайский барьер, и проливы между Явой и Филиппинами были неизвестны, как для первых мореплавателей.

Во время второй мировой войны от столкновений с подводными рифами погибло четыре американские подводные лодки. Многим лодкам с трудом удавалось сняться с мели. Некоторые при этом получали серьезные повреждения, теряли гидроакустические приборы, вмонтированные в киль.

В 1942 году две подводные лодки («S-36» и «S-39») были потеряны в юго-западной части Тихого океана и одна («S-27») — в районе Алеутских островов. Как было отмечено в материалах расследования причин аварий, на этих подводных лодках не было радара и пелоруса, показания которого можно было читать в темноте. На борту лодок не было ни эхолота для определения глубины, ни электромеханического лага для определения скорости и дистанции. К счастью, весь личный состав лодок спасся, также было и с подводной лодкой «Дарте», которая села на мель в 1944 году. То, что при этих авариях не пострадали люди, говорит о их выдержке и умении.

Потеря подводной лодки «S-36»

«S-36» была первой лодкой, которая погибла, сев на мель. Успешно атаковав во время второго боевого похода небольшой транспорт противника, стоявший на причале в гавани Калапан на острове Миндоро (Филиппины), лодка пошла курсом на Сурабаю (остров Ява). Перед рассветом 20 января, идя обычной скоростью, лодка наскочила на риф Така-Баканг в Макассар-ском проливе. Последовал сильный удар, и лодка плотно села на риф.

Течение в этом районе было очень сильное. Лодка прошла уже около 100 миль с тех пор, как последний раз определяла свое местонахождение. Ошибка в счислении или небольшое отклонение от курса привели к катастрофе.

При ударе был поврежден прочный корпус; вода в значительном количестве попала в лодку. Из носовой аккумуляторной батареи, залитой водой, начал выделяться хлорный газ. Все усилия, направленные на то, чтобы сняться с мели, оказались бесплодными. Создавшееся тревожное положение заставило командира лодки послать сообщение о том, что лодка терпит бедствие. Подводная лодка «Сарго», находившаяся вблизи Сурабаи, приняла сообщение и пыталась передать его дальше, а затем отправилась на помощь пострадавшему кораблю.

По указанию командующего подводными силами Азиатского флота «Сарго» была отозвана и вместо нее к месту аварии направлен патрульный самолет. Ко времени прибытия самолета командир «S-36» еще был уверен, что с помощью спасательного корабля можно выручить подводную лодку. Самолет полетел в Макассар, чтобы попросить помощи у голландских властей. На следующее утро был послан катер. Катер взял на борт только двух офицеров и 28 матросов; остальная часть команды осталась на борту в надежде, что лодку удастся спасти. Но положение ухудшилось. Когда на место аварии прибыл голландский корабль «Сиберот», командир подводной лодки уже решил отказаться от дальнейших попыток спасать корабль. Команда была взята на борт «Сиберота» и доставлена в Макассар.

25 февраля команда лодки прибыла в Сурабаю.

Случай с американской лодкой «Тарпон»

В ночь на 22 февраля подводной лодке «Тарпон» было приказано направиться в район к северу от Малайского барьера. В это время лодка находилась южнее Малайского барьера, и командир принял решение пройти через пролив Боленг. Подходы к проливу там широкие и достаточно глубокие, но в северной части пролив сужается до одной мили. Лодка шла на север по направлению к узкости курсом 35°. Командир считал, что курс лодки является продолжением оси канала.

Лодка должна была изменить курс, когда на траверзе появится узкая полоска земли «Пойнт Таек». Но подводники ошиблись и приняли за нее другой выступ, повернули не там, в результате чего лодка схода села на мель.

Попытка сняться с мели ни к чему не привела. Тогда для облегчения лодки решено было продуть цистерны (топливную и пресной воды), отдать два якоря и выгрузить три торпеды, у которых предварительно вынули взрыватели. Но лодка не двигалась с места. Наступал день. В любой момент мог появиться противник. Тогда за борт выгрузили остальные торпеды и двести трехдюймовых снарядов, продули масляную цистерну, освободились от якорной цепи. Но все эти меры не дали положительных результатов. Как ни старалась команда, лодка не двигалась с места. В конце концов, чтобы противник не захватил лодку, было уже решено подорвать ее. ~

Между тем с берега подошла шлюпка с миссионером, который рассказал подводникам, что в течение последних четырех дней над проливом летает японская авиация и что японские корабли находятся к востоку от пролива. Миссионером было также сообщено, что от 16 час. 00 мин. до 18 час. 00 мин. бывают высокие приливы.

Эти новости заставили команду действовать энергичнее. Когда начался прилив, был дан задний ход. Одновременно брашпилем выбиралась якорная цепь. Через несколько минут подводная лодка «Тарпон» снялась с мели. Этот случай показывает выдержку и упорство моряков, способных преодолевать трудности.

Чилачап

К середине февраля 1942 года японцы высадились на Борнео, Целебесе и Молуккских островах; создалась угроза их вторжения на остров Ява.

Защита Голландской Ост-Индии при наличии неукомплектованных частей была безнадежным делом. 2 февраля японцы нанесли тяжелый удар флоту АВДА. Днем раньше началась бомбардировка Сурабаи; авиация противника бомбила остров Тимор, в случае захвата которого японцы получили бы базу, откуда они могли совершать налеты на Австралию. Очевидно, японцы готовились к вторжению на Яву и Тимор, возможно одновременно.

Чтобы помешать продвижению японцев к Яве, адмирал Харт собрал все наличные подводные силы и под командованием голландского контр-адмирала Карела Дурмана направил их против сил вторжения противника, которые сосредоточивались в районе Баликпапана (остров Борнео).

В эскадру АВДА входили голландские крейсера «Де-Руйтер» (флагманский корабль) и «Тромп», американские крейсера «Хаустон» и «Марблхэд» и несколько эскадренных миноносцев.

Под прикрытием авиации эта эскадра могла бы успешно действовать против японцев. Но воздушную поддержу невозможно было получить. При очередном налете японской авиации на район Сурабаи японские летчики обнаружили эскадру АВДА в проливе Мадура.

Голландский адмирал понял, что корабли эскадры обнаружены, и ночью перевел их в Макассарский пролив. На следующее утро эскадра была вновь обнаружена в районе Кангеан, севернее острова Бали. Японские бомбардировщики совершили налет на эскадру. Больше двух часов корабли отгоняли авиацию. Несколько самолетов было сбито.

Бомбардировщики сконцентрировали свои удары по крейсерам, которые двигались зигзагом. Одна из бомб попала в грот-мачту крейсера «Хаустон», а затем рикошетом ударила в носовую орудийную башню; произошел взрыв, в результате которого было убито 48 человек.

«Марблхэд» получил также большие повреждения. Одна бомба попала в корму корабля, пробила главную палубу, разрушила рулевое устройство и топливные цистерны. На корабле возник пожар. Другая бомба разорвалась в кают-компании, третья — пробила корпус корабля ниже ватерлинии. Корабль сильно накренился на правый борт; носовая часть его постепенно погружалась в воду. Только в результате героической работы аварийной команды удалось удержать крейсер на плаву.

В сопровождении менее поврежденного крейсера «Хаустон» «Марблхэд» медленно двигался по направлению к Чилачапу, на южном побережье Явы.

Лежащий в устье реки порт Чилачап был избран в качестве резервной базы в случае опасности захвата Сурабаи. Предполагалось, что подводные лодки и другие корабли смогут использовать порт в качестве временной базы на несколько недель, пока не будут обнаружены противником.

В соответствии с этим 4 февраля в Чилачап из Дарвина были посланы две плавучие базы «Холланд» и «Отус»; командующий Азиатским флотом считал, что Дарвин недостаточно защищен. Северный австралийский порт был под угрозой налетов японской авиации, и посылка кораблей в Чилачап была как раз кстати. Из-за плохой погоды плавучие базы прибыли в порт только 10 февраля. Через девять дней после этого японцы совершили налет на Дарвин. Бомбардировщики разрушили береговые укрепления и сооружения. Почти все корабли, стоявшие в гавани, включая американский эскадренный миноносец «Пери», были потоплены. Город был сильно разрушен и не мог больше служить базой подводных лодок.

Оставаться в Чилачапе было тоже не безопасно. Порт представлял собой мрачную картину. Обгоревший «Марблхэд» стоял в плавучем доке; команда «Хаустона» хоронила убитых. Подводные лодки, возвращавшиеся из боевых походов, тоже имели потрепанный вид. Все время поступали сведения о приближении противника. Командующий подводными силами Азиатского флота собирался оставить Сурабаю. Налеты авиации противника на голландскую базу повторялись ежедневно, и производить ремонт на лодках было совершенно невозможно.

Катастрофа приближалась. Тяжелый крейсер «Хаустон» даже с разбитой орудийной башней являлся самым сильным кораблем из оставшихся во флоте АВДА. После небольшого ремонта в Чилачапе он вышел в море, эскортируя войска на остров Тнмор. Крейсер «Марблхэд» после некоторого ремонта был направлен в Тринкомали (остров Цейлон) в сопровождении плавучей базы подводных лодок «Отус». Это было довольно необычным делом для плавучей базы, но поврежденный крейсер не мог двигаться один, а другого корабля для эскортирования не было.

Совершенно ослабленный флот АВДА должен был защищать Яву. Японские налеты на Сурабаю все учащались. Подводным лодкам было приказано во время налетов погружаться, предварительно выходя на внешний рейд. Одна голландская подводная лодка, которая не сразу подчинилась приказу, была во время очередного налета авиации потоплена во внутренней бухте. В дневное время производить ремонт не представлялось возможным, и подводным лодкам было приказано идти в Чилачап.

Плавучая база «Отус», как упоминалось выше, ушла, и плавучая база ~ «Холланд» должна была одна обеспечивать подводные лодки Азиатского флота. Небольшой сухой док в Чилачапе передали эскадренным миноносцам, а береговых мастерских было очень мало.


Фото 2. Плавучая база «Орион» и обслуживаемые ею подводные лодки.

Команда плавучей базы работала усиленно, и лодки кое-как были отремонтированы. Среди лодок, стоявших в Чилачапе, были «Сейлфиш», «Салмон», «Сиил», «Снэппер» и «Стингрей». Команды отдыхали в горах за Чилачапом, где находился отель.

Радио приносило печальные вести о бомбардировке Сурабаи. 14 февраля стало известно, что адмирал Харт освобожден от должности командующего флотом АВДА. Командование принял голландский адмирал Хельфриг. Для американского адмирала прошедшие дни были тяжелым испытанием. Он пытался задержать противника, сознавая, что отступление и поражение неминуемы, но верил в то, что победа будет одержана позднее другими силами союзников.

18 февраля японские силы вторжения высадились на острове Бали. В следующую ночь надводные корабли АВДА вели сильный бой в проливе Бадонг. Голландский эскадренный миноносец «Пайт» был потоплен, крейсера «Тромп» и «Ява» получили серьезные повреждения. В этом бою два японских эскадренных миноносца также получили повреждения.

Становилось ясно, что Сурабаю придется оставить и что Чилачап тоже долго не удержать. Канал у входа в Чилачап мог оказаться ловушкой. Войти туда ночью с навигационной точки зрения было опасно, а один затонувший корабль мог закупорить выход. Учитывая опасность и полное отсутствие воздушного прикрытия, плавучую базу «Холланд» отправили в залив Эксмут.

26 февраля были закончены последние работы по ремонту подводных лодок, базирующихся на Сурабаю, и последняя лодка «S-37» поспешно вышла в море. Личный состав штаба выехал в горы на автомобиле по направлению к Чилачапу, удержать который было мало надежды.

На Яву выслали американский авиатранспорт «Ленгли» и английский авиатранспорт «Сиуитч». На борту кораблей находилось 59 истребителей с вооружением и боеприпасами, пилоты и весь обслуживающий персонал. Но «Ленгли» не суждено было прийти к месту назначения. Его заметили японские самолеты-разведчики в 100 милях от Чилачапа. Через некоторое время авиатранспорт был атакован девятью бомбардировщиками. Пять бомб попали в цель. Некоторое время корабль еще держался на плаву, но не мог дойти до порта и был потоплен артиллерийским огнем эскадренного миноносца после того, как были приняты меры к спасению личного состава.

Через два дня английский авиатранспорт «Сиуитч» благополучно прибыл в Чилачап. Но это была небольшая и, кроме того, запоздалая помощь. Японцы начали наступать с целью прорваться через Малайский барьер. Приближался бой в Яванском море, оставаться подводным лодкам в Чилачапе становилось опасно.

Специальные задания для подводных лодок

Во время первой мировой войны французы ввели термин задания «экстраординарные». Летчику самолета, например, поручалось сбросить переодетого в крестьянскую одежду агента в тылу противника. Во время второй мировой войны это называлось «особым» заданием. «Особые» задания получали и подводники.

Поддержка партизанских действий на Филиппинских островах, высадка разведчиков, разведка районов предполагаемой атаки противника — все это были очень важные задания, которые выполняли подводные лодки. Подводники не особенно охотно выполняли специальные задания, предпочитая их атакам против японских кораблей и судов. Но хотя трудно подсчитать процент специальных заданий по отношению к торпедным атакам и другим действиям подводных лодок, они все же имели огромное значение в общем деле борьбы с противником.

Специальные задания почти всегда были связаны с проникновением на территорию противника, и эти операции часто бывали более опасными, чем атака судов противника. Высадка разведчиков на вражеский берег или спасение людей из горящего порта требовали большой смелости и выдержки.

Специальные задания, выполняемые подводными лодками, можно было разделить на разведку, снабжение, эвакуацию и спасательные операции, переброску наблюдателей и разведчиков и активные минные постановки. Кроме того, лодки выполняли различные смешанные задания, как например передавали прогноз погоды, обнаруживали минные поля, обстреливали береговые укрепления противника, поддерживали действия диверсионных групп, служили маяками для надводных кораблей.

В период войны были выявлены и признаны новые возможности подводных лодок; они стали получать еще более разнообразные задания. В конце войны лодки с радиолокационной установкой могли уже играть роль кораблей воздушного оповещения, что выполнялось лишь эскадренными миноносцами. Предполагалось установить необходимые радиолокационные станции на 24 подводных лодках и использовать их в этих целях. Такое разнообразное применение подводных сил явилось новым в использовании подводных лодок по сравнению с довоенным периодом, когда считалось, что подводные лодки пригодны лишь для торпедных атак. К концу войны все убедились, что подводные корабли способны на очень многое.

Первым специальным заданием, выполненным лодками Азиатского флота, было снабжение боеприпасами и продовольствием защитников Коррехидора и эвакуация личного состава. Спасательные действия подводных лодок продолжались и тогда, когда японцы прорывались через Малайский барьер и готовились к дальнейшему продвижению к Австралии. Другим заданием была высадка разведчиков на территорию противника и доставка их обратно на базы. На островах юго-западной части Тихого океана население было или на стороне американцев, или в худшем случае относилось к ним безразлично. Следовательно, там было легко вести разведку.

Очень важными являлись сведения о кораблях противника, которые добывались наблюдателями на берегу. Многие агенты разведывательной службы союзников и голландской полевой разведки доставлялись к месту разведки и обратно на американских подводных лодках. Кроме того, лодки обстреливали береговые укрепления и спасали команды затонувших кораблей и потерпевших аварию самолетов.

Выполнение специальных заданий требовало большой выдержки особенно потому, что все это было еще ново.

Подводная лодка «Сивулф» первой участвовала в выполнении специального задания в юго-западной части Тихого океана. 16 января она погрузила на борт 37 т боеприпасов для зенитной артиллерии и ушла из Дарвина, взяв курс на остров Коррехидор. Если бы в нее попала глубинная бомба, она взорвалась бы, как гигантская граната.

Днем лодка шла в подводном положении, а ночью всплывала. Однажды ночью с лодки заметили соединение японских кораблей в составе трех или четырех крейсеров, флотилии эсминцев и семи транспортов. Обычно такая обстановка вызывала недовольство подводников специальными заданиями, так как приходилось упускать весьма заманчивые цели. Подводная лодка продолжала идти своим курсом. Когда же японские корабли скрылись за горизонтом, командир лодки приказал всплыть и передать подробное донесение о противнике командующему подводными силами.

Вскоре после этого подводной лодке «Сивулф» пришлось снова уйти под воду, так как на горизонте показался эскадренный миноносец. Корабль не обнаружил лодку, и она продолжала следовать в прежнем направлении.

Хотя японцы и блокировали Филиппинские острова, но лодке все же удалось прорваться к Коррехидору. В сопровождении торпедного катера, который помог ей пройти через минные поля, она пришла в порт.

Уходя обратно в свою базу, лодка взяла на борт 25 летчиков и 16 торпед. Еще раз лодке пришлось пройти через линию блокады, не обнаружив себя. Когда «Сивулф» ошвартовалась у причала в Сурабае, команда получила первую с 8 декабря передышку.

Второй подводной лодкой, посланной в Коррехидор с запасом боеприпасов, была «Траут», базировавшаяся на Пирл-Харбор. Из Коррехидора «Траут» должна была взять несколько тонн золота и серебра.

Для размещения боезапаса часть торпед из первого отсека разместили вне прочного корпуса в надстройке. Утром 12 января лодка вышла в море.

На острове Мидуэй лодка пополнила запасы горючего, а затем направилась на запад, держа курс севернее островов Уэйк и Маркус. Пройдя пролив Валинтанг, она 3 февраля прибыла в район Коррехидора. Лодка оставалась в подводном положении на подходах к Коррехидору до наступления ночи, с тем чтобы незаметно войти в гавань в сопровождении сторожевого катера.

Это было сделано ввиду угрозы с воздуха. Японские самолеты периодически появлялись над Коррехндором. Подводная лодка подошла к южному доку и, ошвартовавшись к стенке, начала разгрузку снарядов силами личного состава. К доку подходили грузовики и отвозили боезапас по назначению. Защитники Коррехидора получили, кроме того, продовольствие, сигареты и корреспонденцию. После выгрузки на берег снарядов торпеды из надстройки были перегружены в отсек. К 3 час. 4 февраля лодка была готова к выходу в море. Произведенный расчет показал, что для замещения груза следует принять 25 т балласта, необходимого для нормальной дифферентовки лодки.

В соответствии с этим в Коррехидоре перед выходом в море командир попросил дать на лодку балласт, в основном мешки с песком, чтобы иметь возможность в случае необходимости быстро перемещать их. Но оказалось, что мешки с песком достать нельзя. Тогда командир попросил мешки с цементом. Их тоже не оказалось. Все пошло на сооружение укреплений в Коррехидоре.

Когда началась война, на банковском складе в Маниле хранился большой запас золота. Чтобы оно не попало в руки японцев, его успели переправить на Коррехидор. И вот командиру лодки предложили взять 2 т золота в слитках, 18 т серебра в монетах и, кроме того, ценные бумаги. Надобность в балласте отпадала. Ночью 4 февраля ценный груз был перенесен на борт лодки. После этого лодка вышла в море и, пройдя через минные поля, взяла курс на юг.

В Восточно-Китайском море лодка дважды обнаруживала корабли противника. Командир лодки стремился к боевым действиям, несмотря на наличие такого ценного груза. По одному из обнаруженных японских транспортов произвели залп тремя торпедами. Были слышны два взрыва, и корабль пошел ко дну. После войны выяснилось, что это был транспорт «ТюваМару» (2718 т).

В эту же ночь подводная лодка «Траут» получила приказ возвращаться в Пирл-Харбор. На пути в базу она заметила японский сторожевой корабль в районе островов Бонин и атаковала его. Было выпущено три торпеды, одна из них попала в цель: корабль взорвался и затонул.

Остальную часть пути лодка прошла без всяких происшествий. В Пирл-Харборе ценный груз с лодки был выгружен и направлен на корабле в Соединенные Штаты.

Подводная лодка «Сидрэгон», действуя как транспорт, доставила в Сурабаю 19 человек — специалистов отряда радиоразведки, трех офицеров, 23 торпеды, 1400 кг радиооборудования и 2 т запасных частей для подводных лодок. Все это было доставлено в Сурабаю в срок.

В период с 5–22 февраля 1942 года подводная лодка «Сарго» доставила из Сурабаи защитникам острова Минданао миллион снарядов калибра 30 мм и эвакуировала 24 солдата. Для командира «Сарго» выполнение специальных заданий было особенно нежелательно, так как во время первого боевого похода лодке не удалось потопить ни одного судна противника: из 13 торпед, выпущенных во время восьми атак, ни одна не попала в цель.

Специальное задание лодка выполнила успешно, доставив боезапас по назначению и в срок. Успешно пройдя воды противника, лодка направилась в Голландскую Индиго.

В конце февраля лодка вышла из Голландской Индии в Фримантл (Западная Австралия). 4 марта в 13 час. 38 мин. наблюдатель заметил сухопутный самолет, до которого было приблизительно пять миль. Лодка сразу же начала погружаться. Это был австралийский самолет, преследовавший японскую подводную лодку, обнаруженную эскадренным миноносцем «Уипл».

Хотя командование американскими подводными лодками информировало командование австралийских воздушных сил об американской лодке, находящейся в этом районе, летчик этого не знал. Увидев подводную лодку, он ее атаковал.

В донесении командира лодки говорится:

«Около 13 час. 41 мин. послышался взрыв первой бомбы. Лодка успела погрузиться на глубину 15 м, когда вторая бомба взорвалась над боевой рубкой. Взрыв был очень сильный, в результате погас свет, вышла из строя часть приборов, имелись и другие повреждения».

В кормовой части боевой рубки появилась течь, вода проникала в центральный пост. Были разбиты призмы и стекла перископа. Лодка оказалась в очень тяжелом положении. Только искусное управление и дружные действия команды спасли ее от катастрофы. В ту же ночь лодка всплыла и на следующий день прибыла в порт. Команда заявила, что предпочла бы еще одно специальное задание, чем попасть под бомбы своего же самолета.

В этот период специальное задание выполняла подводная лодка «Свордфиш», прорываясь к Коррехидору, где 19 февраля приняла на борт президента Филиппин Эмануила Квезона и девять представителей правительства; 22 февраля она доставила их в Сан-Хосе (остров Панаи).

Затем «Свордфиш» снова вернулась к Коррехидору и 24 февраля эвакуировала нескольких американцев, в том числе американского верховного комиссара в Фримантле.

Подводная лодка «S-39», как и другие лодки, также участвовала в борьбе против японцев в районе Филиппинских островов и Голландской Индии. В первую неделю войны она атаковала большой грузовой транспорт противника, но безрезультатно. Во время второго боевого похода в январе «S-39» атаковала японскую подводную лодку и тоже безрезультатно.

В это время Сурабая подвергалась беспрерывным налетам противника; 15 февраля Сингапур пал. Только Батан и Коррехидор держались, когда японские клещи сжимались у острова Явы.

Тогда подводная лодка «S-39» и получила специальное задание. Нужно было эвакуировать английского контр-адмирала Спурера и большую группу беженцев из Сингапура, которые высадились на острове Чемба в Южно-Китайском море.

Среди беженцев были австралийские летчики. Они кое-как установили передатчик и передали сигнал бедствия. Японцы находились поблизости, и со спасением нужно было торопиться.

Подойдя к острову в подводном положении на достаточно близкое расстояние, чтобы рассмотреть его, лодка подняла перископ. На берегу никого не было видно. Командир лодки решил, что англичане прячутся в кустах.

Когда наступила ночь, лодка подошла совсем близко к берегу. Командир подал сигнал, но ответа не последовало. На повторные сигналы ответа также не было. Приближался рассвет, лодка отошла от берега и весь день находилась под водой. На следующую ночь лодка снова приблизилась к острову, но на передаваемые сигналы по радио и световые с острова ответа снова не последовало. Тогда командир лодки решил тщательно обследовать остров, высадив на берег несколько человек личного состава. Подводники, вооружившись автоматами, сели в шлюпку, подошли к берегу и высадились. На острове не было людей. Обнаруженные следы на песке вели к тому месту, где стояло небольшое японское судно. Было ясно, что англичане попали в плен.

Через пять дней подводной лодке «S-39» удалось торпедировать японский танкер «Эриму» (6500 т). Танкер сразу пошел ко дну, но подводная лодка была обнаружена и атакована сопровождавшими его эскадренными миноносцами. Лодке удалось уйти невредимой.

Подводная лодка «Пермит» также получила задание идти на остров Коррехидор. Командир лодки был очень искусным подводником. И, хотя японцы усиливали противолодочные действия с целью не пропускать лодки к Коррехидору, подводной лодке «Пермит» все же удалось прорваться, и 28 февраля защитникам острова были доставлены необходимые боеприпасы. С Коррехидора подводная лодка сняла 10 морских офицеров и 21 солдата.

Из Коррехидора лодка направилась в Фримантл и прибыла туда 7 апреля.

Подводная лодка «S-38» получила задание идти к Яве и принять участие в боях за Малайский барьер.

Японское продвижение на юг по Макассарскому проливу было частью наступления на Голландскую Ост-Индию. 18 февраля подводные лодки патрулировали в проливе Ламбок с целью предотвратить вторжение противника на остров Бали. В конце февраля командующий подводными силами Азиатского флота приказал пяти подводным лодкам занять позицию в Яванском море, чтобы закрыть подходы к Сурабае. Среди них была подводная лодка «S-38». 26 февраля эта лодка получила специальное задание обстрелять радиостанцию на острове, действуя на линии от острова Бавеан до Сурабаи.

Впервые подводная лодка выполняла такое задание. В момент получения этого приказа она находилась недалеко от острова Бавеан и через четыре часа приблизилась к нему. На лодке заметили, что с острова передают какие-то световые сигналы. Чтобы избежать опасности, лодка погрузилась и некоторое время шла недалеко от берега, ожидая, когда положение станет более ясным. В 06 час. 00 мин. в перископ были обнаружены стоящие в гавани две шхуны и несколько небольших судов.

Командир лодки отдал приказ приготовиться к бою. Лодка всплыла и открыла огонь с дистанции около 4650 м. Радиостанцию различить было невозможно, поэтому артиллеристы вели огонь по береговой линии, ориентируясь на белый дом, который стоял на пирсе.

С берега ответила мелкокалиберная пушка. Но после двух выстрелов она оказалась выведенной из строя огнем подводной лодки. К этому времени дистанция стрельбы сократилась до 3900 м. Артиллерийский огонь продолжался: было выпущено 30 снарядов по зданию радиостанции и десять — по постройкам, где, возможно, находились войска. Возникло несколько пожаров, вероятно, один снаряд попал в склад с боеприпасами.

Обстрел прекратился по израсходовании снарядов. По всей вероятности, противнику были нанесены незначительные потери. Но подводная лодка продемонстрировала способность осуществлять обстрел береговых объектов на глазах у противника.

Итак, подводные лодки прорывали блокаду, эвакуировали личный состав, подвозили продовольствие и боеприпасы, спасали беженцев, обстреливали береговые укрепления противника.

Всего за вторую мировую войну американские подводные лодки выполнили 289 специальных заданий.

Участвуя в бою в Яванском море, подводная лодка «S-38», кроме того, выполняла еще одно задание — спасение людей.

Бой в Яванском море

В ночь на 28 февраля 1942 года при следовании подводной лодки «S-38» в свою базу на воде были замечены какие-то плавающие темные предметы. Когда лодка подошла ближе, то послышались голоса людей. Это были моряки с английского миноносца «Электра», потопленного японскими эскадренными миноносцами в бою в Яванском море 27–28 февраля.

Тогда же подводная лодка «S-37» подобрала в этом месте двух американских моряков, а часть команды с голландского крейсера «Де Руйтера», которая спаслась на шлюпке, снабдила пятидневным запасом питьевой воды и продовольствием.

Падение Сингапура предопределило потерю островов Явы и Суматры и оккупацию японцами (18 февраля) острова Бали. Американские подводные лодки в проливе Ломбок не могли предотвратить высадку противника на остров Бали. Когда подводные лодки «Сиил», «Сивулф» и «Сейлфиш» подошли к острову Бали, японцы уже захватили плацдарм.

Пять американских подводных лодок, находившихся в Яванском море, не могли даже замедлить продвижение японцев. Британские и голландские лодки, сосредоточенные в Яванском море, тоже действовали весьма неэффективно. К тому же небольшая глубина в этом районе также стесняла действие лодок. Японцы использовали это, и их конвои двигались вблизи берега.

25 февраля японцы в районе острова Бали получили подкрепление и готовились к заключительному бою в этом районе — захвату в клещи Явы. Для отражения этого штурма союзники имели весьма слабо подготовленные силы. Флот АВДА 27 февраля отошел к Сурабае для пополнения запасов горючего. К этому времени было известно, что японское ударное соединение флота находится в районе Бавеана. Кораблям флота АВДА был отдан приказ выйти в море.

Соединение флота АВДА состояло из голландских крейсеров «Де Руйтер» и «Ява», британского тяжелого крейсера «Эксетер», австралийского легкого крейсера «Перч» и американского крейсера «Хаустон», голландских эскадренных миноносцев «Энкаунтер», «Джупптер» и «Электра» и американских четырехтрубных эскадренных миноносцев «Эдварде», «Олден», «Фард» и «Поль Джонс».

Это соединение составляло надводные силы союзников, но оно в то время не могло быть помехой для японского флота в юго-западной части Тихого океана.

Японский флот, находившийся к северу от Явы, имел силы поддержки из состава 3-го флота, прикрывавшие конвои из транспортов, и силы прикрытия второго конвоя, и состоял из крейсеров и эскадренных миноносцев. Прикрытие состояло из трех тяжелых крейсеров и нескольких эскадренных миноносцев, а силы поддержки — из двух тяжелых крейсеров и четырех эскадренных миноносцев.

Противник превосходил флот АВДА в силе. Кроме того, союзникам, пользующимся различными языками (английским и голландским), не всегда удавалось быстро установить связь, особенно этому мешало отсутствие общих сигналов флагами. Все это замедляло действия и сковывало движение кораблей. Результаты оказались для союзников трагическими.

Противник был замечен в 30 милях на юго-восток от острова Бавеана. Флот АВДА пошел на сближение.

В 16 час. японцы открыли огонь с дистанции 27 км. Во время артиллерийской перестрелки крейсера «Де Руйтер» и «Ява» получили серьезные повреждения. Через некоторое время 8-дюймовый снаряд попал в крейсер «Хаустон» и взорвался в машинном отделении. Другой снаряд попал в котельное отделение крейсера «Эксетер». Торпедой противника был потоплен эскадренный миноносец «Кортенер». Несколько снарядов попало в эскадренный миноносец «Электра», и корабль пошел ко дну.

Около 19 час. 30 мин. бой стих, и командующий флотом АВДА отдал приказание кораблям идти по направлению к Сурабаи, пытаясь прорваться через контролируемую японцами зону.

Когда соединение флота АВДА повернуло на запад, оно вновь подверглось атакам. Английский миноносец «Юпитер» был торпедирован и затонул. Огонь флота АВДА вывел из строя два японских эскадренных миноносца. Согласно заявлению японцев, они не понесли в этом бою других потерь.

В 23 час. 15 мин. японские корабли приблизились и снова открыли огонь по кораблям флота АВДА. Японцы стреляли осветительными снарядами. Обнаружив цели, они начали торпедные атаки против крейсеров. Был торпедирован крейсер «Ява», на корабле возник пожар, и он затонул. Одна из торпед попала в флагманский крейсер «Де Руйтер», который также затонул.

Из крупных кораблей соединения флота АВДА оставались лишь два крейсера: американский «Хаустон» и австралийский «Перт». Перед тем как крейсер «Де Руйтер» пошел ко дну, командующий приказал этим крейсерам идти по направлению к Батавии. Пройдя вдоль берега Явы, корабли достигли пролива Сандры. Здесь они встретились с пятью японскими крейсерами, одиннадцатью эскадренными миноносцами и вооруженными транспортами. Началась перестрелка: крейсер «Перт» очень быстро пошел ко дну, а бой крейсера «Хаустон» с японскими кораблями продолжался в течение часа, после чего он был также потоплен. Половина команды погибла вместе с кораблем, а оставшиеся были подобраны японцами и пробыли до конца войны в японских лагерях для военнопленных.

Так кончился бой в Яванском море. Союзники потеряли пять крейсеров и один эскадренный миноносец. Был потерян Малайский барьер. На следующее утро (1 марта 1942 года) флот АВДА был расформирован. Оставшимся американским кораблям было приказано идти в Австралию.

Но подводные лодки американского флота продолжали действовать. 1 марта в проливе Ломбок подводная лодка «Сиил» атаковала и повредила японский легкий крейсер. В Яванском море, в районе острова Бали, подводная лодка «Сивулф» атаковала эскадренный миноносец и два других корабля и значительно повредила их. В районе Явы действовала подводная лодка «S-38», которая обнаружила и торпедировала японский крейсер типа «Юбари». Но результаты стрельбы нельзя было подтвердить.

Японцы заняли Голландскую Индию; надводный флот АВДА был разбит; продолжали действовать лишь подводные лодки. Они действовали на морских путях противника, проникали в занятые японцами гавани. В их задачу входило топить больше японских боевых кораблей и торговых судов[8].

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.329. Запросов К БД/Cache: 3 / 1