Главная / Библиотека / Боевые действия подводных лодок США во второй мировой войне /
/ Часть первая. Активная оборона / Глава V. Боевые действия подводных лодок в районе мандатных территорий Японии

Глав: 7 | Статей: 39
Оглавление
Аннотация издательства:

В книге дается описание боевых действий американских подводных лодок во второй мировой войне, главным образом на Тихом океане. Подробно говорится об одиночных и групповых действиях лодок против торгового флота Японии, а также действиях против ее боевых кораблей. Рассматриваются тактические приемы подводных лодок по использованию торпедного оружия, постановка мин, выполнение специальных заданий и другие вопросы. Русское издание книги рассчитано на офицеров и адмиралов военно-морского флота.

Глава V. Боевые действия подводных лодок в районе мандатных территорий Японии

Глава V. Боевые действия подводных лодок в районе мандатных территорий Японии

Разведывательные действия американских подводных лодок в районах японских мандатных островов (Марианские, Каролинские и Маршалловы) начались с первых дней боевых действий в Тихом океане.

В течение двух десятилетий японские мандатные территории в Тихом океане были сильно укреплены, на них были оборудованы скрытые базы снабжения и аэродромы. Подводные лодки США должны были разведать расположение военных оборонительных сооружений, организацию защиты гаваней и плацдармов на случай высадки десанта.

Первые разведывательные действия, которые проводились подводными лодками, вышедшими из Пирл-Харбора, были (как и первые боевые действия) совсем не сложными по сравнению с более поздними. Однако задания, хотя и не сложные, выполнять было трудно. Средств разведки (технических) почти не было. Наблюдение велось только при помощи перископа или бинокля.

Позднее, в 1942 году, командующим подводными силами Тихоокеанского флота были предложены способы ведения разведки, в которых указывалось, что

«подводные лодки могут осуществлять разведку тремя способами:

а) наблюдение при помощи перископа;

б) фотографирование при помощи перископа;

в) высадка десанта.»

Все три способа должны были применяться подводными лодками во время войны. Четвертый способ — разведка минных полей — развился на более поздних стадиях войны.

Обычно такие сведения получали от авиаразведки. Аэрофотосъемки с целью разведки намного превосходили съемку с помощью перископа. В начале войны на Тихом океане подводные лодки не были приспособлены для обработки фотоснимков. Однако самолеты, фотографирующие территорию противника и производящие разведывательные полеты, настораживают противника, заставляя его готовиться к возможному нападению. Подводная же лодка может производить разведку, оставаясь незамеченной.

Кроме того, имеется один вид информации, которую нельзя получить при помощи самолета. Речь идет о проверке и уточнении ориентиров, нанесенных на карты, и самих карт. Компасы самолетов были недостаточно для этого, и такая информация получалась с помощью подводных лодок, что очень важно, особенно когда готовится высадка десанта. На островах Гилберта, например, было обнаружено большое расхождение в положении отдельных островов на карте и на местности. Такая ошибка могла привести к катастрофе при высадке десанта. В карты были внесены поправки.

18 декабря 1941 года подводная лодка «Помпано» вышла из Пирл-Харбора для боевых действий в районе Маршалловых островов. Первоначально лодке вменялось в обязанность топить японские корабли, одновременно ведя разведку у баз противника. Однако через несколько дней приказ был изменен и разведка стала основной задачей подводной лодки.

Подводная лодка «Помпано», отправляясь в первый разведывательный поход, должна была разведать острова Уэйк, Понапе, Ронгелап и атоллы Уджеланг и Бикини. Перед выходом в море командир лодки на одном перископе установил небольшой фотоаппарат.

Таким образом, подводная лодка «Помпано» впервые применила перископное фотографирование.

Через два дня после выхода в море (20 декабря) лодка была атакована бомбардировщиками с американского авианосца «Энтерпрайз». В 7 час. дозорный бомбардировщик обнаружил подводную лодку и атаковал ее, сбросив глубинную бомбу, которая упала на некотором расстоянии от лодки. С бомбардировщика сообщили на авианосец о местоположении лодки. В 14 час. с авианосца прилетели еще три самолета и сбросили три бомбы на лодку. Вторая бомба упала очень близко от корабля и незначительно повредила топливную цистерну. Подводная лодка продолжала свой боевой поход.

Выполняя разведку острова Уэйк, лодка обнаружила несколько японских кораблей. По вражескому минному заградителю было выпущено четыре торпеды: две взорвались преждевременно, две другие не попали в цель.

По окончании срока боевого похода подводная лодка вернулась в базу, собрав данные об островах.

Кроме подводной лодки «Помпано», разведку несли подводные лодки «Долфин» и «Тотог». В их задачу входило вести наблюдение у берегов атоллов Арно, Малоэлап, Вотье, Кваджелейн, Джалуит, Бикар, Бикини, Ронгелан, Уджае, Утирик и Таонги в группе Маршалловых островов.

Эти походы были весьма трудными. Командирам приходилось вести лодки по неизвестным еще местам, где на каждом шагу они могли встретиться с коралловыми рифами. Заметив корабль противника, лодки быстро погружались, чтобы остаться незамеченными. Командир лодки «Тотог» один раз приказал обстрелять дозорный катер, в другой раз две торпеды были выпущены по кораблю, входившему в лагуну. Лодка была обнаружена и атакована эскадренными миноносцами, которые сбросили глубинные бомбы, в результате чего она получила легкие повреждения. Возвратившись в базу, командир доложил о результатах разведки. После этого были посланы еще три подводные лодки для разведки берегов японских подмандатных территорий.

На основании данных разведки, произведенной подводными лодками, 1 февраля 1942 года оперативное соединение авианосцев нанесло первый удар противнику на Маршалловых островах. Береговые укрепления атоллов Вотье, Тароа, Малоэлап и воздушные и военно-морские базы на Кваджелейне были обстреляны и атакованы авиацией. Одновременно другое оперативное соединение атаковало Джалуит и Мили (Маршалловы острова) и атолл Макин (острова Гилберта).

Обстреляв японцев на Кваджелейн, оперативное соединение нанесло удар по Уэйку, а затем в конце февраля по Маркусу.

Хотя эти атаки и не могли приостановить японское наступление в юго-западной части Тихого океана, они все же показали противнику, что с американским флотом нужно считаться. Эти удары авиации несколько повысили моральный дух американцев в самих Соединенных Штатах.

Отход к Австралии

Для американских сил юго-западной части Тихого океана март 1942 года ознаменовался серьезными событиями. Японские войска вторглись в Малайю и прошли по Голландской Ост-Индии, где небольшая голландская армия численностью 75 000 человек не могла оказать даже слабого сопротивления. Железные клещи смыкались вокруг американских войск, находящихся на Филиппинах. За исключением Батана и Коррехидора на Филиппинских островах, японцы контролировали огромное пространство на востоке — от берегов Китая до острова Тимор и от Курильских островов до острова Уэйк, Маршалловых островов, островов Гилберта и Рабаула (Новая Британия) в архипелаге Бисмарка.

Через три месяца противник завершил первую фазу стратегического плана, выработанного японским главным командованием.

Вторая фаза этого плана заключалась в стабилизации положения на захваченных территориях и создании сильной оборонительной линии на островах Тихого океана. План третьей фазы разрабатывался. Эта фаза должна была привести к расширению японского фронта — к захвату Соломоновых островов и Новой Гвинеи; по плану в этой фазе предполагалось нанести удар по Новым Гебридам и двигаться дальше на Австралию.

Одновременно японцы предполагали осуществить вторжение в Индию. Отдельные острова Филиппин не рассматривались Японией как серьезный объект сопротивления; их предполагалось только очистить.

Захваченная Суматра (по величине равная Калифорнии и превосходящая собственно Японию), Ява (по размерам равная штату Нью-Йорк) и Борнео (больше Германии) имели достаточное количество каучука, нефти, олова и другого сырья, чтобы снабдить военную промышленность Японии еще на несколько лет вперед. Сингапур японцы собирались превратить в японский Гибралтар. Предвосхищая победу держав оси в Европе, в Токио торжествовали.

Богатства Юго-Восточной Азии начали поступать в Японию.

Однако в лагере союзников не падали духом. Требовалось упорно держаться, ожидая подкреплений. Необходимо было во что бы то ни стало задержать продвижение противника к Австралии и препятствовать поступлению в Японию стратегического сырья. Но у союзников не было достаточного количества, самолетов и кораблей, чтобы топить транспорты противника и нарушать его перевозки. Надводных кораблей флота АВДА уже не существовало. Оставались только подводные лодки. В юго-западной части Тихого океана находилось несколько английских и голландских подводных лодок и небольшое количество лодок Азиатского флота США, которые базировались в Австралии.

20 февраля плавучая база подводных лодок «Холланд» вышла из Чилачапа и взяла курс на залив Эксмаут (Западная Австралия). Дули сильные ветры, и по прибытии на место было очень трудно встать на якорь. Командиру «Холланда» приказали взять на борт пассажиров (беженцев с Явы) и идти в южный порт Фримантл, куда она прибыла 3 марта. Фримантл, расположенный у юго-западной оконечности континента, принял американцев довольно гостеприимно.

В гавани находилось два корабля, прибывших из Соединенных. Штатов и доставивших запасы продовольствия и вооружения. Это было очень приятно так как запасы плавучей базы почти истощились. С начала войны на плавучей базе было большое количество продовольствия и вооружения, рассчитанное для снабжения 12 подводных лодок в течение полугода. Однако в Дарвине и Чилачапе база обслуживала любую подводную лодку, которая проходила мимо.

Теперь запасы были пополнены и плавучая база снова была готова к обслуживанию подводных лодок.

Через несколько дней после прихода «Холланда» в Фримантл прибыл с Явы и штаб подводных сил Азиатского флота. Одновременно туда возвратились из района Явы четыре подводные лодки.

Когда в Фримантл пришла плавучая база подводных лодок «Отус», порт стал выглядеть совсем как американский.

Над Манилой, Сурабаей, Дарвином и Чилачапом постоянно висела угроза воздушных налетов, и подводные лодки, находившиеся в этих районах, всплывали на поверхность только с наступлением ночи. Однако в Фримантле можно было готовиться к выходу в море и производить работы круглосуточно.

Вскоре после того, как в порт прибыла «Отус», плавучая база «Холланд» снялась с якоря и взяла курс на Олбани, находящийся в 300 милях южнее. Хотя в Олбани не имелось всего необходимого для обслуживания подводных лодок, но там была защищенная гавань и хорошее железнодорожное и автодорожное сообщение с крупными центрами Австралии. Условия для отдыха подводников были весьма неплохими. Однако впервые с начала войны подводные лодки и команды находились там в хороших условиях.

В порту Перт (севернее Фримантла) располагался штаб подводных сил. После Сурабаи телефоны, радиостанции и удобные жилые помещения показались роскошными. Здесь в условиях относительной безопасности плавучие базы смогли обеспечивать подводные лодки всем необходимым. В этот период, подводные лодки, действуя севернее Малайского барьера, препятствовали продвижению японцев на юг, способствовали накоплению сил для подготовки контрнаступления в юго-западной части Тихого океана. Путей для отхода больше не было. Австралия была последней ступенью.

Подводные лодки Азиатского флота еще долгое время действовали с австралийской базы, затрачивая много суток на переход к пунктам назначения. Март оказался мрачным месяцем для подводных сил; в этом месяце были потеряны две эскадренные подводные лодки,

Потеря подводной лодки «Шарк»

После эвакуации штаба командующего флотом из Манилы в Сурабаю подводная лодка «Шарк» была обнаружена японской лодкой. 6 января «Шарк» была атакована, но выпущенная торпеда не попала в цель.

Несколько дней спустя командир лодки получил приказание следовать к острову Амбон, в море Банда, где предполагалось вторжение противника, а 27 января — на позицию для боевых действий в Молуккском море. Затем было приказано пройти в пролив Банка.

2 февраля лодка донесла в Сурабаю, что на нее были сброшены глубинные бомбы в районе острова Тимор после неудачной торпедной атаки. Пять дней спустя от лодки поступило донесение относительно обнаружения грузового судна противника. После этого донесений от лодки не поступало. Сообщалось, что 8 февраля подводная лодка следует к Макассарскому проливу, огибая с севера остров Целебес. Из Сурабаи пробовали запрашивать лодку, но ответа не последовало. 7 марта 1942 года сообщили, что лодка, вероятно, погибла.

При изучении японских материалов после войны выяснилось, что в данном районе в то время противником было произведено три противолодочные атаки. 11 февраля японцы забросали глубинными бомбами подводную лодку восточнее Менадо, севернее острова Целебес. 17 февраля была атакована неизвестная лодка в районе Кендари и затем другая в том же районе 21 февраля. Японская печать сообщала также, что японские охотники за подводными лодками потопили в то же время американскую подводную лодку в Манильском проливе. Но последние данные не подтвердились. По всей вероятности, подводная лодка «Шарк» погибла 11 февраля, атакованная японскими противолодочными кораблями восточнее Менадо.

2 марта 1942 года была обнаружена и атакована в Яванском море японскими миноносцами подводная лодка «Перч». На лодку было сброшено несколько глубинных бомб. Лодка получила значительные повреждения и была вынуждена всплыть. Команде пришлось покинуть ее, предварительно открыв кингстоны, в результате чего она затонула.

Мартовские события

Гибель подводных лодок «Шарк» и «Перч» явилась ощутимой потерей для американских подводных сил. Американские подводники, стремясь отплатить противнику за это, усилили активность боевых действий.

Подводная лодка «Сейлфиш», находясь в Ломбокском проливе, обнаружила и атаковала японский эскадренный миноносец, выпустив две торпеды, однако ни одна из них не попала в цель. Ночью подводная лодка атаковала крупный японский корабль, по которому было выпущено четыре торпеды. Через несколько секунд гидроакустические приборы зафиксировали два взрыва. Согласно послевоенным данным, в указанном районе 3 марта был потоплен «Камагава Мару» (6440 т) — транспорт для перевозки самолетов.

4 марта подводная лодка «S-39» обнаружила японский танкер «Зримо» грузоподъемностью 6500 т и атаковала его. Из выпущенных четырех торпед три попали в цель, и танкер, получив большие повреждения, затонул.

Подводная лодка «Салмон» во время очередного боевого похода провела пять атак из подводного положения. Во время двух атак против легких японских крейсеров было выпущено по четыре торпеды, но ни одна из них не попала в цель.

Подводные лодки Азиатского флота в марте продолжали оказывать помощь вооруженным силам, действуя в юго-западной части Тихого океана. Однако положение на театре усложнялось, японцы приближались к Новой Гвинее и к островам Бисмарка.

Бой в Яванском море был очень поучительным для подводников. Выяснилось, что у пунктов возможной высадки десантов противника необходимо иметь хотя бы малое число подводных лодок.

6 марта командующим американскими военно-морскими силами в юго-западной части Тихого океана было предложено использовать подводные лодки Азиатского флота на морских путях сообщения противника, связывающих Японию с Голландской Ост-Индией и Малайей. Подводные лодки могли угрожать жизненно важным путям — нефтяной артерии с Борнео и Суматры и линии, по которой доставлялись различные предметы снабжения из Сайгона и Сингапура. Предполагалось начать патрулирование в Южно-Китайском море в районе острова Целебес и восточнее Филиппинских островов.

Эти районы отстояли довольно далеко от мест сосредоточения противолодочных средств противника и от его главных баз. Следовательно, противолодочная оборона была значительно ослаблена.

Подводные лодки начали действовать в районе Филиппинских островов, и Голландской Ост-Индии, а также в водах центральной части Тихого океана, базируясь на Пирл-Харбор.

Подводная лодка «Туна» действовала в проливе Бунго, подводная лодка. «Поллак» — у побережья Хонсю. Неподалеку была подводная лодка «Гаджен», В Тихом океане находились подводные лодки «Гар», «Грэмпус», «Грэйбек» и «Нарвал». Подводная лодка «Грэмпус» в начале марта обнаружила и атаковала в подводном положении танкер «Кайдче Мару», выпустив по нему три торпеды. Последовало два взрыва и танкер (8636 т) пошел ко дну. 4 марта подводная лодка «Туна» потопила грузовое судно (4000 т).

Подводная лодка «Нарвал» 4 марта потопила грузовое японское судно (28°7? северной широты и 129°10? восточной долготы) «Тани Мару» (1244 т).

11 марта подводная лодка «Поллак» торпедировала японское грузовое судно «Фукусю Мару», а 13 марта подводная лодка «Гар» потопила судно «Титибу Мару» (1520 т). По нему было выпущено четыре торпеды, из которых три попали в цель. «Грэйбек» севернее островов Бонин потопила японское торговое судно «Ингланд Мару» (5230 т). Подводная лодка «Гаджен» 26 марта обнаружила и потопила японское судно грузоподъемностью около 4000 m, a 27 марта — пассажирский пароход «Нанива Мару».

Таким образом, в марте 1942 года подводные лодки, базировавшиеся на Пирл-Харбор, потопили восемь японских судов. При этом важен был сам факт потопления, а не тоннаж. Нельзя успехи определять по тоннажу потопленных судов.

Одним из последних в марте было потоплено японское грузовое судно «Тёко Мару» грузоподъемностью 800 т. Его потопила подводная лодка «Сторджен».

В заключение описания операций подводных лодок в марте можно отметить действия подводной лодки «Опвулф» у острова Кристмас.

Командир названной лодки уже был известен как искусный подводник. Действия же его в районе острова Кристмас можно считать подлинным мастерством.

Лодка «Сивулф» перехватила донесение о движении крупного конвоя противника. Конвой двигался как раз в направлении местонахождения лодки. Лодка встретила конвой и атаковала его. Если послевоенные данные и не подтверждают факт потопления лодкой кораблей противника во время этого боя, то, во всяком случае, корабли были повреждены или выведены из строя.

Остров Кристмас славится запасами фосфата, и японцы, естественно, хотели им завладеть. Подводная лодка «Сивулф» получила приказание действовать в этом районе, а затем идти к Австралии.

Погружаясь днем и всплывая ночью, лодка прибыла в район боев 31 марта. Наблюдая остров в перископ, командир не обнаружил никаких оборони-, тельных сооружений. На острове имелся док, который решено было взорвать ночью. Опасались только, что при взрыве может пострадать местное население.

Между тем десантные силы японцев приближались к острову. 31 марта они уже были в 25–40 милях от берега.

Получив по радио сообщение о приближении противника, лодка всю ночь маневрировала на подходах к острову. В 7 час. 30 мин. конвой противника показался на горизонте. Он состоял из группы транспортов и четырех крейсеров, идущих в кильватере.

В перископе ясно вырисовывался силуэт легкого японского крейсера: две орудийные башни впереди, одна сзади, скошенная палуба, пагодообразная рубка для управления огнем, катапульты. Командир лодки объявил боевую тревогу и начал сближение с врагом.

По переговорным трубам командиром было передано:

«Крейсер типа «Натори»; курсовой угол 5° правого борта; дистанция около 2700 м; корабль идет как будто средней скоростью!»

Затем командир передал: «Корабль маневрирует; самолеты все еще на борту; дистанция около 2000 м; курс 340°; вижу флагманский корабль; опустить перископ; приготовить носовые торпедные аппараты!»

Через несколько минут по крейсеру был произведен залп четырьмя торпедами. Одна из них попала в цель, но крейсер продолжал движение.

Подводная лодка погрузилась на глубину и начала отходить от места атаки. В этот момент с правого, а затем левого борта раздались взрывы глубинных бомб. Лодка содрогалась от взрывов, однако они не причинили большого вреда.

Лодка маневрировала и заняла позицию в 15 милях от берега, дожидаясь наступления темноты. После того как скрылась луна, она снова приблизилась к острову.

Около 4 час. на горизонте появился японский крейсер, двигавшийся очень малым ходом. Командир лодки посмотрел в перископ и, к своему удивлению, обнаружил, что это тот же самый крейсер, с адмиральским вымпелом, который удалось повредить вчера. Лодка начала сближаться в подводном положении. Ввиду того что накануне четыре торпеды были уже использованы, нельзя было тратить на этот корабль больше трех торпед.

В 5 час. 13 мин. был произведен залп тремя торпедами. Через несколько секунд послышался сильный взрыв, а затем наступила тишина. Подводная лодка погрузилась на глубину. Когда же она всплыла на перископную глубину, то в перископ на поверхности ничего не было видно.

В 6 час. 22 мин. гидроакустические приборы уловили шум винтов двух эсминцев. Лодка поспешила уйти со своей позиции ближе к берегу. В небольшой бухте она наблюдала за начавшимся движением японских кораблей. В полдень несколько эскадренных миноносцев вышло для патрулирования. За ними следовал крейсер, на борту которого находился самолет. Самолет вскоре поднялся в воздух. Можно было предположить, что конвой готовился выйти в море и корабли производят противолодочный поиск.

Пока командир лодки наблюдал за действиями миноносцев, крейсер, с которого поднялся самолет, шел в направлении лодки противолодочным зигзагом. Когда крейсер противника пришел на крест нитей перископа, по нему из подводного положения были выпущены две торпеды. Раздался взрыв. Времени наблюдать результаты взрыва не было — нужно было погружаться как можно глубже. После этой атаки противник решил покончить с лодкой. Эскадренные миноносцы старались нащупать ее и сбрасывали глубинные бомбы серию за серией.

Лодка оставалась на большой глубине. Время тянулось, становилось душно, люди начали задыхаться, двигались медленно, голоса звучали слабо. В целях экономии электроэнергии необходимо было выключить рефрижератор, и питьевая вода стала теплой. Туалет нельзя было очистить, так как пузыри воздуха поднялись бы наверх и выдали лодку. Матросы лежали на своих койках. Настроение было подавленное. Японские охотники за лодками дежурили наверху. Прошел час, два, три. Начали гаснуть лампочки. Нужно было всплывать, чтобы зарядить батареи, иначе они могли окончательно разрядиться. Командир приказал всплывать до перископной глубины. Подняли перископ и обнаружили на поверхности эскадренный миноносец. Нужно было уходить на глубину, однако лодка продолжала всплывать до тех пор, пока боевая рубка показалась из воды. Были приняты срочные меры, и лодка вновь начала погружаться. Но ее уже заметили. Эскадренный миноносец сбросил серию глубинных бомб. Зазвенело стекло, и раздался скрежет металла. Лодка погрузилась на большую глубину. Команда, несмотря на удушливую атмосферу, находилась на местах.

Выяснилось, что лодка чуть не всплыла потому, что из носовой дифферентной цистерны откачали слишком много воды.

После полуночи командир приказал всплывать. Когда лодка всплыла, то кораблей противника уже не было видно, и командир взял курс на Австралию. За боевые действия в районе острова Кристмас команда лодки получила благодарность от командующего флотом.

Вскоре военно-морское министерство опубликовало коммюнике, в котором так описывались действия лодки:

«Во время высадки японцев на остров Кристмас подводная лодка «Сивулф» нанесла большой ущерб крейсерам противника. Рано утром 31 марта японский легкий крейсер был поврежден одной или двумя торпедами. Хотя отсутствуют точные доказательства потопления, вполне вероятно, что крейсер был потоплен. В ночь с 31 марта на 1 апреля еще один легкий крейсер был лодкой потоплен. Днем 1 апреля эта же лодка повредила третий легкий крейсер. Все атаки были проведены в течение короткого времени. После каждой атаки подводная лодка подвергалась со стороны японцев тяжелым и длительным атакам глубинными бомбами».

Отход с Филиппинских островов

События марта ничего хорошего не обещали защитникам Батана и Коррехидора. Американские и Филиппинские войска в этих пунктах численностью 60 000 человек получили приказ задержать японцев у Филиппинских островов и еще с большим усилием взялись за укрепление обороны Азиатского Вердена.

До тех пор пока удерживался на фланге Батан, Коррехидор загораживал вход в Манильский залив и, таким образом, задерживал японское наступление, которое в начале апреля достигло своей высшей точки. Армия Вейнрайта находилась под постоянным массированным огнем артиллерии и воздушных бомбардировщиков японских сил. История не знала еще столь трагического, но и столь отважного примера, как положение и действия защитников Филиппинских островов. Вместе с сухопутными войсками сражалась и морская пехота в составе 3500 человек.

Армия не смогла бы продержаться в течение четырех месяцев на Батане, если бы флот не стоял у Коррехидора, а последний нельзя было бы удержать без помощи подводных лодок.

31 марта подводная лодка «Сидрэгон» получила приказ идти в Кебу и доставить оттуда 34 т продовольствия защитникам Коррехидора. Чтобы поместить этот груз, нужно было выгрузить с лодки 12 торпед и 250 трехдюймовых артиллерийских снарядов.

В это время японские клещи сжимались у Коррехидора. 6 апреля подводная лодка «Сидрэгон» подошла к Коррехидору, и сразу же началась разгрузка. Однако через некоторое время разгрузка была прекращена, и подводной лодке приказали выйти из гавани на рейд. Лодка простояла около Коррехидора 48 час., после чего командиру было передано, что дальнейшая разгрузка невозможна. Взяв на борт 30 пассажиров, в том числе несколько офицеров связи, 18 рядовых и одного армейского полковника, лодка взяла курс на Фримантл.

Подводная лодка «Снэппер» пришла к Коррехидору 9 апреля. Она доставила 46 т продовольствия. 20 т груза было передано спасательному судну «Пиджин». Затем лодка подошла к берегу, чтобы взять на борт 27 офицеров и матросов и идти с этими людьми в Фримантл.

Подводная лодка «Свордфиш», взяв на борт 40 т продовольствия, вышла к Коррехидору 1 апреля. Но этот груз не достиг места назначения. Батан пал 9 апреля. Командир лодки получил приказ возвратиться в Фримантл.

2 апреля подводная лодка «Сирэйвен» вышла из Фримантла, имея на борту 1500 3-дюймовых снарядов для защитников Коррехидора. 10 апреля, после сдачи Батана, лодка получила приказ вернуться в Австралию. 11 апреля лодка получила приказ попытаться спасти 33 австралийских солдата и офицера, которые находились на острове Тимор. Подводная лодка прибыла в район Тимора в назначенное время и заняла позицию в бухточке у входа в лагуну. Недостаточная глубина не давала возможности войти в лагуну. Японцы крейсировали вокруг Тимора уже в течение нескольких недель. Лодка могла быть обнаружена. Тогда младший лейтенант Кук вызвался на небольшой шлюпке подойти к берегу. Высадившись на остров и, заметив среди кустов костер, подводник смело пошел вперед. Не доходя 20 м до костра, он крикнул. Люди, стоявшие вокруг костра, разбежались. Он стал искать их, но никого не нашел и вернулся на лодку.

На следующую ночь была установлена радиосвязь со штабом. Выяснилось, что австралийцы расположились по другую сторону лагуны и что находятся они в тяжелом положении.

Ночью подводная лодка всплыла на поверхность, и снова тот же младший лейтенант Кук поплыл к берегу. В этот раз он нашел австралийцев. Они страдали от ран и болезней, в основном от тропической лихорадки. Лейтенант сказал им, что японцы совсем близко и чтобы они последовали за ним. Доставить таких больных людей на лодку было очень трудным делом. Благодаря героическому поступку лейтенанта Кука и его товарищей 33 австралийца были спасены.

До самой последней минуты в Коррехидоре находилась плавучая база подводных лодок «Канопус». Из-за повреждения машины при налете японской авиации «Канопус» не могла самостоятельно передвигаться. Она была превращена в мастерскую, где команда работала круглые сутки и помогала своим трудом защитникам Батана и Коррехидора. Здесь чинили орудия, радиоустановки, устанавливали новые моторы, ремонтировали даже часы… Сюда приходили отдыхать, принимать ванны, слушать радиопередачи.

Сто тридцать человек из команды базы пошли в батальон морской пехоты, чтобы сражаться на берегу.

Писем команда плавучей базы не получала, но она могла отправлять почту с приходящими подводными лодками. «Канопус» сослужила огромную службу защитникам Батана и Коррехидора.

8 апреля работы прекратились. Надежды удержать Батан рухнули, нужно было все разрушать, чтобы ничего не оставить японцам. Был взорван плавучий док, который в течение многих лет служил кораблям Азиатского флота. «Канопус» была потоплена моряками, которым она так верно служила. Команда базы заняла место среди защитников Коррехидора. Все, кто только мог, присоединились к морской пехоте, сражающейся на берегу.

Всю последнюю часть апреля и первые дни мая японцы бомбили и обстреливали район обороны Коррехидора.

За два дня до высадки японцев на Коррехидор подводной лодке «Спиэрфиш» удалось прорваться через блокаду, созданную японскими эскадренными миноносцами, стоявшими у входа в Манильский залив.

Лодка взяла на борт последних защитников Коррехидора, в том числе 12 медсестер. Еще раз была доказана возможность действий подводной лодки без поддержки в водах, контролируемых кораблями противника.

Коррехидор пал 6 мая, и Филиппинские острова были потеряны.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.151. Запросов К БД/Cache: 0 / 0