Глав: 7 | Статей: 39
Оглавление
Аннотация издательства:

В книге дается описание боевых действий американских подводных лодок во второй мировой войне, главным образом на Тихом океане. Подробно говорится об одиночных и групповых действиях лодок против торгового флота Японии, а также действиях против ее боевых кораблей. Рассматриваются тактические приемы подводных лодок по использованию торпедного оружия, постановка мин, выполнение специальных заданий и другие вопросы. Русское издание книги рассчитано на офицеров и адмиралов военно-морского флота.

Глава VII. Сражение у острова Мидуэй

Глава VII. Сражение у острова Мидуэй

Весной 1942 года некоторое время главный японский штаб был занят одним спорным вопросом: следует ли занять Австралию, двигаясь вдоль восточного побережья Новой Гвинеи, мимо Соломоновых островов и островов Новые Гебриды, или же укрепить оборонительную линию между островами Уэйк и Гилберта, захватив Мидуэй в центральной части Тихого океана и западную часть Алеутских островов на крайнем севере.

Различные группировки офицерского состава Японии приводили очень много доводов в защиту и того и другого предложения. Действия в южной части Тихого океана одобряли те, кто хотел сохранить Филиппинские острова и Голландскую Ост-Индию или продвинувшимися до Рабаула силами продолжать (без особого труда) вытеснять из южной части Тихого океана уже ослабленные силы союзников и тем самым прервать американо-австралийскую линию снабжения.

Небезызвестный адмирал Ямамото стоял за захват острова Мидуэй и Алеутских островов. С одной стороны, укрепление японской линии обороны в средней части Тихого океана ослабило бы угрозу воздушных рейдов, которое совершали самолеты на Токио, и усилило бы прикрытие Японии от американских подводных лодок. С другой стороны, вопрос снабжения и передвижения в южной части Тихого океана становился чрезвычайно сложным. Наступление на Австралию удлиняло коммуникации, а это, в свою очередь, означало увеличение числа потребных транспортных судов.

Между тем время не ждало. После рейдов на Лаэ и порт Саламоа значительные американские морские силы сосредоточились на островах Новые Гебриды, где на островах Эфат и Эспириту-Санто были созданы базы. С этих баз и действовали два оперативных соединения военно-морского флота США. Одним командовал контр-адмирал Фитч, а другим — контр-адмирал Флетчер. В состав каждого соединения входили авианосцы, по два крейсера и эскадренные миноносцы.

Попытка совершить рейд на Рабаул и стремительные атаки на японские базы на Новой Гвинее заставили японцев решить вопрос в пользу южного варианта войны на Тихом океане. В начале апреля японские ударные войска высадились в северной части группы Соломоновых островов, где создали базу для гидросамолетов на острове Тулаги (в восточной части группы). Одновременно была произведена атака на порт Морсби в юго-восточной части Новой Гвинеи. Японские войска накапливались в Рабауле (остров Новая Британия) и в городе Буи (остров Бугенвиль). На островах Трук (группа Каролинских островов) в полной готовности находилась значительная морская группировка сил. Сопровождаемые тремя крейсерами, двумя эскадренными миноносцами и авианосцем «Сёхо», войсковые транспорты должны были прибыть к месту назначения на Соломоновы острова. Ударное соединение в составе авианосцев «Секаку» и «Дзуйкаку», двух крейсеров, семи эскадренных миноносцев и танкера должно было обойти восточную часть Соломоновых островов и атаковать надводные силы союзников в Коралловом море.

В результате боя в Коралловом море продвижение японских сил было остановлено. Осведомленный о намерениях противника, верховный главнокомандующий союзными силами приказал оперативным соединениям надводных кораблей вступить в бой. 4 мая авианосец «Йорктаун» взял курс на Соломоновы острова; трижды с его палубы в воздух поднимались самолеты, чтобы нанести японским войскам удары на острове Тулага. Во время этого неожиданного для японцев рейда были уничтожены японский эскадренный миноносец и минный заградитель.

7 мая самолеты с американских авианосцев «Лексингтон» и «Йорктаун» обнаружили недалеко от острова Мизима японский авианосец «Сёхо». Японские истребители типа «Дзэро» поднялись в воздух, чтобы перехватить самолеты противника, а американские пикирующие бомбардировщики сбросили бомбы, которые попали точно в цель. Через несколько секунд японский авианосец загорелся. Американские самолеты-торпедоносцы завершили атаку, и «Сёхо» пошел ко дну, имея на борту 200 человек команды.

Японский конвой начал отходить на север. Однако авианосцы «Секаку» и «Дзуйкаку» уже обошли с восточной стороны Соломоновы острова и находилась в Коралловом море. Японским самолетам под прикрытием облаков удалось неожиданно обнаружить американские силы вблизи острова Мизима. Они атаковали американский эскадренный миноносец «Симе» и танкер «Неосе». В миноносец попало три бомбы, и он через несколько минут затонул, причем из команды были спасены только 13 человек. Танкер получил семь попаданий и также затонул, причем 176 человек из состава его команды погибли.

Весь день и всю ночь с 7 на 8 мая авианосные силы противников маневрировали на большом удалении. Воздушный бой вновь начался утром 8 мая по установлении самолетами-разведчиками обеих сторон местонахождения главных сил противника, и с палуб авианосцев в воздух поднялись самолеты для проведения встречной атаки,

С авианосцев «Лексингтон» и «Йорктаун» поднялось 82 самолета, с палуб японских авианосцев «Дзуйкаку» и «Секаку» — 70 самолетов. Далеко в море эскадрильи самолетов разошлись на дистанции, превышающей дистанцию дальности орудийного выстрела. В 11 час. начался воздушный бой. Самолеты с авианосца «Йорктаун» нанесли удары по авианосцу «Секаку». Две бомбы по 450 кг попали в корабль, разрушили его взлетную палубу и вызвали пожар. Поврежденный авианосец двигался зигзагообразно, стараясь скрыться от самолетов-торпедоносцев. Самолеты с авианосца «Лексингтон», которые атаковали японский авианосец «Дзуйкаку», встретили сильное сопротивление истребителей и зенитной артиллерии; семь американских самолетов было сбито. Бомбы, сброшенные бомбардировщиками, не причинили серьезных повреждений авианосцу, ему удалось также избежать атаки самолетов-торпедоносцев. Очевидно, корабль получил лишь незначительные повреждения.

Прикрытые более темной частью горизонта, японские авианосцы находились в лучшем положении, чем американские, которые были видны на светлой части горизонта. Только большая активность действия группы самолетов-перехватчиков, усиленный зенитный огонь и умелое управление кораблем спасли авианосец «Йорктаун».

«Лексингтон» водоизмещением 33 000 т был больше «йорктауна», и поэтому японские самолеты в первую очередь атаковали его. Из-за неправильно распределенных сил прикрытия большая часть крейсеров сопровождала «йорктуан». В дополнение к этому следует указать, что в результате разделения авианосной группы на две части получилось так, что «Лексингтон» принял на себя основной удар, оказавшись почти без прикрытия.

Японские самолеты-торпедоносцы добились попадания двух торпед в левый борт авианосца «Лексингтон». Через минуту бомба весом 450 кг уничтожила носовую орудийную батарею левого борта: небольшая бомба разорвалась также внутри дымовой трубы корабля, возник пожар на надстройке. Аварийным командам удалось потушить огонь, и авианосец продолжал двигаться. Но бомбы, попавшие в авианосец, разрушили бензопроводы, и в 13 час. скопившиеся пары бензина вызвали взрыв. Огонь распространялся по палубе, приближаясь к артиллерийским погребам. Тогда был отдан приказ покинуть корабль, после чего он был потоплен американским эскадренным миноносцем. Во время пожара и взрыва погибло свыше 200 человек.

В этом бою американцы потеряли авианосец «Лексингтон», два эскадренных миноносца и 66 самолетов. Японцы потеряли авианосец «Сёхо» водоизмещением 12 000 т, один эскадренный миноносец (около острова Тулаги) и 60 самолетов. Сравнивая эти потери, японцы заявляли, что они одержали победу. Но бой в Коралловом море — первое морское сражение в истории, в котором надводные силы противников не видели друг друга, — был большой победой для союзников. Японский план вторжения в порт Морсби был сорван. Япония поняла, что американский флот всего через шесть месяцев после поражения в Пирл-Харборе оказался способным собрать мощные надводные силы в Тихом океане. Японцы потеряли во время боя в Коралловом море значительно больше, чем небольшой авианосец и эскадренный миноносец, — они потеряли свой престиж.

Чтобы восстановить свою репутацию, японский главный штаб обратился к адмиралу Ямамото. В распоряжении Ямамото находилось более ста кораблей, в том числе 11 линейных кораблей и четыре авианосца.

Поддержка подводными лодками операций флота

До мая 1942 года американские подводные лодки (за исключением выполняющих специальные задания) действовали преимущественно самостоятельно в указанных районах против торговых и военных кораблей противника.

Такого рода действия продолжались до конца войны. Но постепенно подводные лодки начали действовать по поддержке сил флота в операциях. Во многих операциях (боях), в которых принимали участие авианосцы и другие надводные корабли, а также в десантных операциях подводные лодки играли большую роль. В этих случаях лодки обычно действовали в одиночку, либо придерживались тактики действия в составе групп.

Когда стало намечаться сражение за остров Мидуэй, все подводные лодки Тихоокеанского флота были призваны оказать поддержку флоту. Впервые подводные лодки, базировавшиеся на Пирл-Харбор, прервали свое патрулирование, чтобы действовать совместно с Тихоокеанским флотом. Во время боя в Яванском море подводные лодки Азиатского флота также взаимодействовали с объединенным союзным флотом АВДА. Но тогда использовались одиночные лодки и главным образом для разведки. В сражении же за остров Мидуэй подводные лодки были призваны действовать как род сил флота. Это было новшество.

После боя в Коралловом море стало ясно, что японцы угрожают, с одной стороны, Алеутским островам, а с другой — острову Мидуэй. К середине мая 1942 года стал ясен и замысел предстоящей атаки. Противник угрожал Датч-Харбору, чтобы отвлечь внимание и нанести главный удар по Мидуэю. Командующий Тихоокеанским флотом подготовил силы обороны для развертывания. На Алеутских островах они были пополнены, а все надводные и воздушные силы, имевшиеся в наличии в центральной части Тихого океана, собраны в районе Гавайских островов. Авианосцы «Хорнет» и «Энтерпрайз» были отозваны из южной части Тихого океана, и «Йорктаун» направлен в Пирл-Харбор для срочного ремонта. В последнюю неделю мая надводный флот, который должен был оборонять Мидуэй, состоял из трех авианосцев, восьми крейсеров и 14 эскадренных миноносцев.

14 мая 25 подводных лодок Тихоокеанского флота получили приказ, которым предписывалось занять позиции в районе острова Мидуэй. Командирам подводных лодок сообщалось, что ожидается вторжение на Мидуэй и что транспорты с десантными войсками противника будут сопровождаться авианосцами, крейсерами и эскадренными миноносцами. Подводные лодки должны были вести разведку, сообщать местонахождение японских кораблей, перехватывать и атаковать их.

В этот период подводные силы Тихоокеанского флота находились в самом благоприятном положении, которого они достигли с начала войны. 12 новых подводных лодок прямо со строительных верфей прибыли в Пирл-Харбор. К моменту начала атаки японцев на острове Мидуэй в распоряжении командующего подводными силами Тихоокеанского флота находилось 29 подводных лодок. Из них только четыре не могли участвовать в сражении за остров Мидуэй. Подводные лодки «Трешер» и «Аргонавт» находились в капитальном ремонте, подводная лодка «Трайтон», возвратившаяся из боевого похода в Восточно-Китайское море, не имела запаса горючего и торпед, а подводной лодке «Силверсайдс» было приказано продолжить патрулирование около входа во внутреннее Японское море в проливе Кии.


Схема 4. Позиции американских подводных лодок в бою у острова Мидуэй 4 июня 1942 г.

В числе 25 подводных лодок, которые должны были принять участие в сражении за Мидуэй, шесть не выходили до этого ни разу в боевые походы. Команды этих новых лодок не имели времени на прохождение нормального курса боевой подготовки в Пирл-Харборе. Восемь лодок из 25 только что вернулись из боевых походов и нуждались в ремонте. Шесть лодок находились в море, далеко от района предстоящих боевых действий, и должны были очень торопиться, чтобы успеть вовремя. Остальные пять лодок собирались отправиться в обычный боевой поход, когда командующий приказал им идти к Мидуэю. Эти лодки имели возможность прибыть в район боевых действий своевременно.

Командующий подводными силами Тихоокеанского флота разделил подводные лодки на три оперативные группы. В эти группы не входили те лодки, которые патрулировали в районах, находящихся далеко от острова Мидуэй.

В оперативную группу 7/1 входили подводные лодки: «Кашалот», «Флаингфиш», «Тамбор», «Траут», «Грэйлинг», «Наутилус», «Групер», «Долфин», «Гэтоу», «Гаджен», «Катлфиш» и «Гренадир».

Эти лодки должны были располагаться на позициях западнее Мидуэя. Позиции имели форму секторов и напоминали распущенный веер.

Во вторую оперативную группу 7/2 входили три подводные лодки: «Нарвал», «Планжер» и «Триггер».

Эти лодки должны были прикрывать район восточнее Мидуэя. Не исключалась возможность нанесения удара японским флотом по острову Оаху, который бы отвлек внимание американского флота от Мидуэя. Поэтому три указанные лодки оперативной группы 7/2 должны были в этом случае перехватить противника и сообщить данные о нем третьей оперативной группе. Третья оперативная группа 7/3 должна была действовать в 300 милях севернее острова Оаху. В нее входили четыре подводные лодки: «Тарпон», «Пайк», «Финбэк» и «Гроулер».

Утром 4 июня подводные лодки всех трех оперативных групп находились на позициях, как это показано на схеме (стр. 81).

Лодкам первой оперативной группы было приказано маневрировать в дневное время под перископом и быть готовыми всплыть и преследовать противника в случае поступления данных о его приближении.

Подводные лодки оперативных групп 7/2 и 7/3 должны были также находиться в подводном положении и быть готовыми по приказанию следовать на перехват противника.

Всем подводным лодкам разрешалось во время атаки противника заходить в случае необходимости в сектора соседних лодок.

Кроме того, в море находились еще шесть подводных лодок Тихоокеанского флота, которые возвращались из очередных боевых походов. Из них подводные лодки «Драм», «Поллак», «Туна» и «Помпано» следовали на восток, покидая японские воды. Подводная лодка «Гринлинг» возвращалась из района Каролинских и Маршалловых островов, а «Порпес» из Фримантла направлялась в Пирл-Харбор. Этим подводным лодкам должны были передаваться все имеющиеся сведения о местонахождении кораблей японского флота с целью их перехвата пои отходе после атаки.

1 июня оперативной группе 7/1 было сообщено, что американские надводные силы, включая авианосцы, вероятно, будут действовать западнее Мидуэя. Было условлено, что если потребуется изменить позиции, то командующий Тихоокеанским флотом известит об этом подводные лодки.

В ночь на 3 июня подводные лодки всех оперативных групп получили сообщение: «Самолеты противника атакуют Датч-Харбор».

Таким образом, удар по Алеутским островам был осуществлен. Утром 3 июня дозорный самолет «РВУ» обнаружил главную японскую ударную группу в 700 милях западнее Мидуэя. Бомбардировщики днем поднялись в воздух с берегового аэродрома на острове для бомбардировки японской эскадры, но их налет причинил японским кораблям незначительные повреждения. Японские силы продолжали движение к острову. Подводные лодки были поставлены в известность об этом вскоре после сообщения об атаке на Датч-Харбор.

Сражение

Сражение за остров Мидуэй было преимущественно воздушным сражением. Основными целями самолетов при атаках являлись авианосцы. Другие надводные корабли прямых столкновений между собой не имели; подводные лодки обеих сторон активно действовали, оказывая влияние на исход сражения.

Командующий Тихоокеанским флотом адмирал Нимиц 28 мая отправил в район Мидуэя авианосную группу в составе авианосцев «Энтерпрайз» и «Хорнет» и кораблей охранения. Группой командовал адмирал Раймонд Спруанс. За этой группой следовал авианосец «Йорктауи» и его эскорт. Обе группы встретились 2 июня и под командованием адмирала Флетчера направились в район севернее Мидуэя. Кроме того, в район острова из Сан-Диего следовал авианосец «Саратога» (не успел прибыть вовремя).

На острове находились армейские бомбардировщики В-26 и В-17, а также 27 пикирующих бомбардировщиков морской пехоты, 27 истребителей, 6 самолетов-торпедоносцев военно-морского флота и несколько старых самолетов типа «Каталина».

Авианосцы и самолеты, а также подводные лодки оперативных групп 7/1 и 7/2 составляли основные силы при обороне острова.

Японцы приближались к острову тремя группами. С северо-запада подходили ударные силы, которые должны были начать атаку. Они состояли из эскадренных миноносцев, крейсеров и двух линейных кораблей, поддерживавших четыре авианосца — «Акаги», «Kara», «Хирю» и «Сорю». Все четыре авианосца участвовали при штурме Пирл-Харбора. Главные силы состояли из семи линейных кораблей, а также крейсеров и эскадренных миноносцев под командованием адмирала Ямамото, находившегося на борту линейного корабля «Ямато». Главные силы должны были подойти с запада и занять позиции недалеко от острова, пока ударная группа нанесет первый удар с целью ослабления обороны на острове. После того как ударная группа нанесет удар, а главные силы еще более ослабят оборону противника на острове, должны были двинуться вперед десантные войска. Конвой из войсковых транспортов, грузовых судов с продуктами и боеприпасами и танкеров с горючим в охранении двух линейных кораблей, нескольких крейсеров и большого количества эскадренных миноносцев также приближался к острову. Японские подводные лодки были отправлены на разведку впереди своих сил с задачей вести наблюдение западнее Пирл-Харбора и перехватить американские силы, посланные на защиту Мидуэя.

Американские оборонительные силы подошли к острову раньше японских подводных лодок. О внезапности японского нападения уже не могло быть и речи, но 11 линейных кораблей противника, 4 авианосца, сопровождающие их дивизии крейсеров и эскадренных миноносцев, а также десантные корабли заставляли серьезно подумать об организации обороны. В районе Мидуэя не было ни одного американского линейного корабля. Ремонт авианосца «Йорктаун» был сделан наспех, а команда его все еще находилась под впечатлением боя в Коралловом море.

На рассвете 4 июня оперативные группы подводных лодок находились на своих позициях: группа 7/3 — в 300 милях севернее Оаху, группа 7/2 — между островами Оаху и Мидуэй и группа 7/1 прикрывала западные подступы к Мидуэю.

Ночью четыре самолета типа «Каталина», поднявшись с аэродрома Мидуэя, обнаружили главные силы противника. В это время в 200 милях северо-восточнее острова хорошо заметные на фоне голубого неба стояли американские авианосцы.

В 7 час. командир американской подводной лодки «Катлфиш» сообщил по радио, что в 600 милях от Мидуэя он обнаружил японский танкер, идущий курсом 260°. Командующий подводными силами Тихоокеанского флота приказал лодке начать преследование, но становилось светло, и боевые корабли противника заставили подводную лодку уйти под воду. Двигаясь в подводном положении, лодка из-за малой подводной скорости не могла снова установить контакт с танкером и вынуждена была отказаться от дальнейших поисков и преследования. В 9 час. все подводные лодки получили от самолетов-разведчиков сообщения о месте, курсе и скорости главных сил противника и приказ начать с ними сближение.

Вылетевшие с аэродрома Мидуэя самолеты обнаружили в 150 милях северо-западнее острова японские ударные силы. Японские бомбардировщики уже находились в воздухе. Эти данные были переданы на остров. Все самолеты, которые находились на острове, поднялись в воздух, получив приказ перехватить самолеты противника. Пятнадцать «летающих крепостей» шли бомбардировать японские авианосцы.

Одновременно подводные лодки, находившиеся в районе Мидуэя, получили приказ атаковать японские авианосцы. Только три лодки («Катлфиш», «Кашалот» и «Флаингфиш») должны были оставаться на своих позициях. Подводные лодки «Тамбор», «Траут», «Грэйлинг», «Наутилус», «Групер», «Долфин», «Гэтоу», «Гаджен» и «Гренадир» пошли навстречу противнику с максимальной скоростью.

Первыми вступили в бой самолеты, встретившись с японскими эскадрильями, приближавшимися к острову Мидуэй. Насчитывалось около ста пикирующих бомбардировщиков и самолетов-торпедоносцев противника; их эскортировало около 50 истребителей типа «Дзэро». Японские самолеты были встречены американскими в 30 милях от берега.

Летчики морской авиации атаковали противника и сбили несколько японских бомбардировщиков. Однако основная масса бомбардировщиков противника под прикрытием истребителей прорвалась к острову. Не разрушая полевые аэродромы, которые они надеялись позже использовать в своих интересах, японцы разбомбили силовую станцию, соседние здания и нефтебаки. Морская береговая авиация, в составе которой были самолеты, значительно уступавшие в скорости более быстроходным японским истребителям, не могла остановить воздушного наступления. В воздушном бою японцы сбили 15 самолетов морской авиации, семь машин было повреждено и совершило вынужденную посадку.

Далеко в море американские самолеты типа В-26 и морские самолеты-торпедоносцы атаковали японские авианосцы. Навстречу им поднялось в воздух большое количество истребителей «Дзэро». Американские самолеты, кроме трех, к целям допущены не были. Затем в район действий прибыло 27 пикирующих бомбардировщиков морской авиации и еще 15 «летающих крепостей». Двигаясь зигзагом и отстреливаясь из зенитных орудий, японские авианосцы уклонялись от атак, пока их истребители боролись >с атакующими самолетами. Восемь пикирующих бомбардировщиков морской авиации было сбито. Остальные самолеты, изрешеченные пулями, с трудом вернулись обратно на аэродром. Американские бомбардировщики сбросили все бомбы, но ни один японский авианосец не был поврежден.

Таким образом, японские силы следовали без потерь, в то время как Мидуэй подвергся бомбардировке и его сухопутная авиация была сильно потрепана.

Как раз в то время, когда сухопутные американские самолеты были отогнаны, японские самолеты-разведчики заметили на горизонте группу американских кораблей, в которую входили авианосцы «Энтерпрайз», «Хорнет» и «Йорктауш. Это известие японские силы получили в 9 час. Японская авианосная группа быстро повернула на северо-восток, чтобы встретить американские корабли. Японским бомбардировщикам, которые перезаряжались для нанесения удара по острову Мидуэй, было приказано заменить бомбы торпедами. Произошла задержка, которая очень помогла американцам.

Американские авианосцы двигались навстречу врагу, чтобы произвести атаку сразу же после первого сообщения об установлении контакта. Самолеты «Иорктауна» должны были находиться в резерве, в то время как самолеты авианосцев «Хорнет» и «Энтерпрайз» должны были подняться в воздух, как только корабли приблизятся на нужную дистанцию (с учетом радиуса действия самолетов). Когда японские ударные силы неожиданно изменили курс, эскадрильи с американских авианосцев были уже в воздухе. Они направились на место прежней позиции противника, но там ничего не обнаружили. Произошло замешательство. В результате того, что много времени ушло на поиски, у истребителей с авианосца «Хорнет» кончилось горючее, и они вынуждены были сесть в море, а бомбардировщики, у которых также горючее было на исходе, приземлились на острове. Бомбардировщики авианосца «Энтерпрайз» продолжали идти на запад. В это время эскадрилья истребителей, поднявшаяся с авианосца «Иорктаун», обнаружила японские авианосцы, о чем немедленно было сообщено разбросанным американским самолетам.

В 9 час. 20 мин. 8-я эскадрилья самолетов-торпедоносцев на основе данных поисковых групп атаковала японские ударные силы. Встреченные японскими истребителями и сильным зенитным огнем, самолеты-торпедоносцы не могли добиться успеха. Вся эскадрилья из 15 самолетов была уничтожена. В живых остался только один младший лейтенант Гей, которому удалось выбраться из своего тонувшего самолета и спастись на резиновом плоту. Этот летчик стал свидетелем происходящего сражения.

В 11 час. он увидел атаку эскадрильи самолетов-торпедоносцев с авианосца «Энтерпрайз», а немного позже — атаку самолетов с «Иорктауна». В японский авианосец «Kara» попало четыре бомбы. Объятый пламенем и дымом корабль остановился. (В авианосец «Акаги» попало две бомбы, в авианосец «Сорю» — три.)

Во второй половине дня 18 японских пикирующих бомбардировщиков, прикрываемые таким же количеством истребителей, атаковали «Иорктаун». Радарные установки авианосца своевременно обнаружили самолеты противника, и 12 американских истребителей поднялись в воздух, чтобы перехватить их. В результате воздушного боя более половины бомбардировщиков противника было уничтожено. Зенитная артиллерия авианосца вела заградительный огонь шрапнелью, уничтожая остатки японской эскадрильи. В конечном результате все 18 японских бомбардировщиков были сбиты.

Но в «Иорктаун» все же попали три бомбы. Две взорвались на взлетной палубе, а одна — в дымовой трубе. Аварийные команды не успели еще устранить всех повреждений, как над авианосцем пронеслись японские самолеты-торпедоносцы.

В последующей воздушной схватке все самолеты-торпедоносцы удалось сбить, однако в течение боя две торпеды попали в левый борт авианосца, образовав большую пробоину в средней части корабля. Корабль вот-вот должен был перевернуться. Самолеты авианосца находились в воздухе, они потом совершили посадку на палубы авианосцев «Энтерпрайз» и «Хорнет». По приказанию командира «Иорктауна» во второй половине дня команда покинула корабль.

А в 200 милях западнее авианосца «Иорктаун» находились поврежденные японские авианосцы «Сорю», «Kara» и «Акаги». Там младший лейтенант Гей, все еще цепляясь за свой спасательный плот, выдел кульминационную фазу боя. Он видел три горящих авианосца, видел, как четвертый авианосец, «Хирю», отходил на северо-восток.

Действия подводной лодки «Наутилус» против авианосца «Сорю»

Из оперативной группы 7/1 подводных лодок, принимавших участие в боевых действиях 4 июня, наибольшего внимания заслуживают действия лодки «Наутилус». Названная лодка раньше ни разу не была в боевом походе. Это была одна из самых крупных подводных лодок флота. Осенью 1941 года она прошла ремонт, который фактически означал полную модернизацию. Старые двигатели лодки сняли. Было установлено совершенно новое оборудование, вплоть до аппаратуры для кондиционирования воздуха. Надстройке была придана обтекаемая форма. Переоборудованная, с новыми двигателями, она в апреле 1942 года вернулась в Пирл-Харбор в полной готовности выйти в море. Командовал лодкой хороший командир Брокман. Он с нетерпением ждал назначения, находясь в Сан-Франциско. Наконец, получив лодку, он повел ее к Гавайским островам.

4 июня, находясь севернее Мидуэя, подводная лодка «Наутилус» перехватила сообщение по радио о том, что в 150 милях от острова летят самолеты курсом 320°. Этот участок находился недалеко от позиции лодки, поэтому было усилено наблюдение за обстановкой в перископ.

В 7 час. 10 мин. прямо по носу были обнаружены самолеты типа В-17, которые бомбили какую-то цель, но самой цели в перископ не было видно. Лодка полным ходом пошла к месту действия самолетов.

В 7 час. 55 мин. в перископ были замечены на горизонте мачты кораблей. Одновременно в поле зрения появился самолет, который открыл огонь по перископу и сбросил бомбы, упавшие на значительном удалении от борта лодки. Пришлось уйти на глубину 33 м. Через 5 мин. подводная лодка всплыла, и в перископ были видны четыре больших японских корабля; один из них мог быть линейным кораблем типа «Харуна» или тяжелым крейсером типа «Тонэ». Три других корабля являлись крейсерами.

Пока командир лодки занимался опознаванием кораблей противника, лодку обнаружили японские самолеты. Решив атаковать линейный корабль, командир лодки начал сближение, однако в это время на лодку посыпались авиационные бомбы. Одновременно один из крейсеров направился прямо на лодку, поддерживая гидроакустический контакт.

Было отдано приказание погружаться, и лодка достигла глубины 27 м, когда начали взрываться глубинные бомбы, сначала пять, затем еще девять. Но лишь немногие из них разорвались близко от лодки. «Наутилус» имела в надстройке торпедные аппараты, которые были заряжены. Под действием взрывов глубинных бомб в одном из аппаратов сорвался хвостовой стопор, что вызвало самозапуск двигателя торпеды. Шум двигателя мог быть прекрасной звуковой целью для японских акустиков, а след воздушных пузырей демаскировал местонахождение подводной лодки. Тем не менее через 14 мин. после того, как была сброшена первая глубинная бомба, подводная лодка снова была на перископной глубине и продолжала наблюдения в перископ.

Позже командир лодки писал в своем отчете: «Когда был поднят перископ, мне представилась следующая картина: корабли были видны со всех сторон, они двигались с большой скоростью, чтобы выйти из района нахождения подводной лодки. Прошедший над нами крейсер теперь был позади нас. Передавались сигналы световые и при помощи флагов. Линейный корабль, который находился у нас с левого борта, вел огонь по перископу из орудий правого борта».

Конечно, подводников в мирное время не обучали тому, что надо делать, если прямо перед лодкой находится линейный корабль, который ведет по ней огонь из орудий. Не имелось и наставлений о том, что должны делать командиры подводных лодок, когда лодка оказывается в середине соединения кораблей противника.

Это соединение состояло из авианосцев «Акаги», «Kara», «Сорю» я «Хи-рю». Их сопровождали линейные корабли «Харуна» и «Кирисима», тяжелые крейсера «Тикума» и «Тонэ», легкий крейсер «Нагара» и около восьми эскадренных миноносцев. Командир подводной лодки избрал своей целью один из линейных кораблей. Были определены элементы движения цели: дистанция — 4000 м, курсовой угол — 80° правого борта и скорость — 25 узлов. Через несколько минут по противнику был произведен залп двумя торпедами, одна попала в линейный корабль, другая застряла в аппарате. Произвести повторную атаку не представлялось возможным, так как дистанция и угол встречи быстро увеличивались. Корабли охранения контратаковали лодку. Однако сброшенные бомбы в цель не попали.

В 8 час. 46 мин. командир лодки увидел в перископ, что атакованный ими линейный корабль и другие корабли скрылись, а один эскадренный миноносец продолжал поиск лодки. Лодке удалось от него уйти. В 9 час. был снова обнаружен японский авианосец примерно в 8 милях от лодки. Разрывы зенитных снарядов над кораблем указывали, что он подвергается бомбардировке.

Прежде чем подводной лодке удалось приблизиться к авианосцу, ее перископ был замечен головным эскадренным миноносцем (или легким крейсером), который атаковал лодку. Командир лодки сманеврировал, чтобы иметь возможность самому его атаковать. Когда расстояние до противника сократилось до 2300 м, выпустили одну торпеду. Атакующий корабль уклонился от торпеды и продолжал идти прежним курсом. Подводной лодке пришлось опять уйти на глубину. Вскоре позади нее взорвалось шесть глубинных бомб.

Уклоняясь от атак противника, маневрируя, командир продолжал сближение с авианосцем. В 9 час. 55 мин. он приказал всплыть до перископной глубины. В 10 час. 29 мин. снова показались мачты кораблей. Лодка перехватила сообщение американского самолета о повреждении японского авианосца. На горизонте были видны огромные столбы дыма. Командир направил туда лодку и увидел горящий японский авианосец «Сорю» (водоизмещение 17 500 т), очевидно, выведенный из строя, но еще двигавшийся со скоростью 2–3 узлов. Однако он держался на воде прямо, корпус корабля, вероятно, не был поврежден. Команда на полубаке готовилась подать буксирный трос двум японским крейсерам. Пока лодка вела наблюдение, авианосец совсем остановился.

Теперь вопрос заключался в следующем: атаковать ли вначале стоящие крейсера, которые начнут буксировку авианосца, а затем нанести удар остановившемуся авианосцу или, наоборот, немедленно атаковать авианосец, а затем крейсера.

Атакуя авианосец, подводная лодка непременно вызывала ответную атаку крейсеров, а аккумуляторные батереи лодки сильно разрядились. В то же время, сближаясь с крейсерами, подводная лодка еще больше могла разрядить свои батареи, и это обстоятельство лишало ее возможности нанести в последующем удар по авианосцу.

Командир решил сначала атаковать авианосец и начал сближение.

В 13 час. 59 мин. с дистанции 2500 м при угле встречи 125° было выпущено три торпеды. Три взрыва огромной силы потрясли авианосец. Японские крейсера развернулись и пошли в атаку на лодку. В 14 час. 10 мин. она погрузилась и достигла глубины 92 м, когда над ней начали рваться глубинные бомбы.

Около 18 час. командир приказал всплыть на перископную глубину, чтобы осмотреться. Крейсера покинули место боя. На воде оставался лишь горящий авианосец, окутанный клубами черного дыма.

Командир лодки передал наблюдение в перископ вахтенному офицеру и пошел в кают-компанию.

Как только офицеры сели за стол, послышался взрыв, от которого содрогнулась вся лодка. Кто же теперь мог бомбить ее? Бросившись в центральный пост, командир увидел радиста и вахтенного офицера, пристально смотревших в перископ.

Вахтенный офицер доложил, что на горизонте не было видно пи одного корабля.

Когда командир подбежал к перископу, второй подводный взрыв встряхнул лодку. На поверхности воды виднелись плавающие обломки корабля

и пятна нефти. Взрывы под водой продолжались. Это рвался боезапас авианосца «Сорю» в момент погружения его на дно.

В 19 час. 41 мин. «Наутилус» всплыла для зарядки батарей.

Через несколько дней командир лодки узнал, что его донесение о потоплении авианосца подтвердилось.


Фото 3. Подводная лодка «Наутилус», прошедшая модернизацию в 1941 году. Лодка имела на палубе два 152-мм орудия.

Окончание сражения

Вскоре после потопления авианосца «Сорю» затонул авианосец «Кага», а покинутый командой горящий авианосец «Акаги» был потоплен в тот же вечер своим эскадренным миноносцем.

Такая же судьба постигла и четвертый японский авианосец — «Хирю». В полдень он был атакован американскими самолетами. Авианосец и его эскортные корабли — два линейных корабля, три крейсера и четыре эскадренных миноносца — открыли сильный зенитный огонь. Около 12 истребителей «Дзэро» обеспечивали прикрытие авианосца, но американские бомбардировщики все же прорвались. Один бомбардировщик был сбит, но остальные добились шести попаданий. На авианосце возник пожар, и к полуночи корабль походил на полусгоревший деревянный сарай. Находившийся на борту линейного корабля «Ямато» адмирал Ямамото, узнав о том, что его четыре авианосца погибли, немедленно отменил план вторжения и приказал оставшимся кораблям повернуть на обратный курс. Одновременно он приказал четырем тяжелым крейсерам главных сил обстрелять аэродромы на острове Мидуэй в качестве меры, рассчитанной на то, чтобы обезопасить уходивший флот от нападения американской сухопутной авиации. Однако осуществить эту меру крейсерам помешали американские подводные лодки.

Опасаясь, что японские главные силы попытаются провести высадку, штаб Тихоокеанского флота в Пирл-Харборе перегруппировал силы, оборонявшие Мидуэй. Рано утром 5 июня командующий подводными силами Тихоокеанского флота приказал оперативной группе подводных лодок 7/1 вернуться в свой прежний сектор для наблюдения за противником в радиусе 100 миль от Мидуэя. Оперативной группе 7/2 было приказано следовать на запад. Подводные лодки направились к намеченным позициям, и японские тяжелые крейсера, шедшие к острову, попали в зону расположения подводных лодок.

Подводная лодка «Тамбор» 5 июня в 2 час. 15 мин. обнаружила в 89 милях от Мидуэя четыре крупных корабля по пеленгу 279°, шедших курсом 50°. Будучи предупрежденным, что в этом районе могли оперировать и американские силы, командир лодки пошел параллельным курсом, пытаясь опознать корабли.

В 3 час. «Тамбор» донесла командованию о встрече с японскими тяжелыми крейсерами «Судзуя», «Кумано», «Микума» и «Могами», которые сначала шли на север, а потом изменили курс и пошли на запад. В 4 час. 12 мин. видимость улучшилась. Крейсера приближались, следуя противолодочным зигзагом. На рассвете лодка вынуждена была погрузиться, а когда через некоторое время командир лодки поднял перископ, он увидел на горизонте только два крейсера. У одного из них была повреждена носовая часть. Вскоре корабли исчезли из виду.

Крейсера действительно уходили. В то время когда «Тамбор» обнаружила их, они также заметили справа по носу подводную лодку. Все четыре крейсера одновременно повернули влево. Во время поворота тяжелый крейсер «Могами» на полном ходу врезался в правый борт крейсера «Микума». Во время столкновения носовая часть «Могами» была разрушена. О повреждении было доложено по радио, и в 3 час. крейсерам было отдано распоряжение, прекратив обстрел Мидуэя, отходить на запад.

После этого крейсера «Судзуя» и «Кумано» начали отход, развив максимальную скорость. Два других крейсера шли со скоростью 17 узлов, причем крейсер «Могами» все время отставал от крейсера «Микума».

Бомбардировщики морской и сухопутной авиации с Мидуэя на следующий день обнаружили крейсера по масляному следу и атаковали их. При этом «Микума» получил серьезные повреждения и впоследствии был уничтожен. «Могами» также был сильно поврежден, но ему все же удалось дойти своим ходом до базы на острове Трук.

6 июня соединение японских подводных лодок нанесло американским кораблям последний удар. Благодаря энергичной работе аварийно-спасательной команды сильно поврежденный авианосец «Иорктаун» держался на плаву. Его направили в Пирл-Харбор в сопровождении эскадренного миноносца «Хэммен». Утром 6 июня японская подводная лодка «И-168» атаковала американские корабли, выпустив четыре торпеды. Две из них попали в миноносец и две в «Иорктаун». В тот момент, когда эскадренный миноносец начал тонуть, на нем в стелажах взорвались глубинные бомбы; взрывом было убито много людей. Другие эскадренные миноносцы начали преследовать подводную лодку и донесли об ее уничтожении. Однако авианосец спасти уже было нельзя. На следующий день в 5 час. утра «Иорктаун» перевернулся и затонул.

Все же японцы понесли тяжелые потери, и их силы вынуждены были отойти. Они потеряли четыре авианосца, тяжелый крейсер и 4500 моряков и летчиков.

В бою у Мидуэя наряду с авианосцем «Иорктаун» и эскадренным миноносцем «Хэммэн» американцы потеряли 150 самолетов (японцы — 258) и 307 солдат и офицеров. Этот бой стоил американцам очень дорого, но японцы заплатили еще дороже.

Кроме людей и материалов, в сражении за Мидуэй Япония потеряла инициативу, которую она не смогла уже вернуть.

Введенный в заблуждение ошибочными данными разведки, командующий японскими силами недооценил мощь американского флота и его способность к боевым действиям. Японская разведка работала неудовлетворительно, она не обнаружила авианосное соединение США до тех пор, пока его авиация не атаковала главные силы японцев. Можно сказать, что японцы допустили серьезную стратегическую ошибку, не захватив Мидуэй в декабре 1941 года, когда там были всего две американские подводные лодки.

Надо сказать, что разведка американцев работала также неудовлетворительно. Американские силы, разгадавшие намерения японцев, могли нанести японцам более сокрушительный удар. Главные силы японцев фактически ушли нетронутыми, а «Могамп» и «Микума» были повреждены лишь по счастливой случайности.

Критики подводной стратегии высказали предположение о том, что действия 25 американских подводных лодок во время боя не были в достаточной степени эффективными. Действительно, не все лодки были в районе боя. Оперативные группы 7/2 и 7/3, находившиеся одна севернее острова Мидуэй, а другая — близ острова Оаху, не смогли принять участия в бою так же, как и шесть лодок, шедших к месту боя с отдаленных позиций. Фактически из 12 лодок, занимавших позиции западнее Мидуэя, только «Наутилус» (отчасти «Тамбор») принимали активное участие в боевых действиях.

В течение нескольких дней после того, как 4 июня бой достиг кульминационной точки, подводные лодки, находившиеся в районе Мидуэя, получили ряд сообщений относительно отходивших якобы поврежденных японских кораблях. Эти сообщения, поступавшие от самолетов, были ошибочными и дезориентирующими. Фактически «Могами» был единственным серьезно поврежденным кораблем, а остальные отходившие корабли имели лишь незначительные повреждения, поэтому преследующие подводные лодки не могли их настигнуть и войти в контакт.

7 июня подводная лодка «Грэйлинг» подверглась бомбардировке самолетами В-17, которые по ошибке приняли ее за крейсер противника. Однако она не получила повреждений. На следующий день, 8 июня, подводная лодка «Траут» подобрала двух японцев в море. Это были первые японские моряки, взятые в плен подводной лодкой США.

К 10 июня противник вышел далеко за пределы расположения подводных лодок, и они получили приказ вернуться и продолжать боевые действия в ранее назначенных районах.

Последствия сражения

Уроки единственного оборонительного сражения (за Мидуэй), в котором широко использовались подводные лодки, были учтены в последующих операциях. Одной из важнейших причин малой эффективности подводных кораблей являлось отсутствие на них радиолокационных средств для поиска ночью. Через несколько месяцев на большинстве подводных лодок были установлены радары типа «SJ».

Также совершенно очевидно, что в целях наиболее эффективного использования подводных лодок в операциях флота следует так распределять между ними сектора, чтобы лодки могли осуществлять атаки, не опасаясь поразить свой корабль. Нельзя переоценить и значение умения своевременно распознавать корабли по силуэтам, чтобы не упустить удобный момент для атаки.

Наконец, сосредоточение подводных лодок на небольшом пространстве во время дневного боя ограничивает их подвижность и возможность свободно маневрировать при выходе в атаку. Все эти факторы были учтены в дальнейших операциях, когда лодки поддерживали действия флота.

Участие подводных лодок, конечно, повлияло на ход сражения за Мидуэй. Несомненно, что после обнаружения первой же американской подводной лодки японские корабли были вынуждены двигаться осторожно. Нападение подводной лодки «Тамбор» на японский крейсер сорвало обстрел побережья Мидуэя и привело к столкновению и повреждению двух кораблей. Подводная лодка «Наутилус» заметила маневр ударного соединения, повредила линейный корабль и потопила поврежденный авианосец.

Сражение за Мидуэй изменило весь ход войны на Тихом океане. Японцы не смогли захватить остров, а американские подводные лодки на этом острове смогли создать для себя базу. Важное значение этой военно-морской базы для подводных лодок определялось тем, что лодки могли получать снабжение вблизи районов своих действий. Она находилась на главном пути в Японию и была выдвинута на запад на 1100 миль от Пирл-Харбора. С появлением базы на острове Мидуэй направляющиеся к берегам Японии подводные лодки могли проводить больше времени в ее водах, чем в начале войны, когда для заправки приходилось возвращаться в Пирл-Харбор.

Победа в сражении за Мидуэй имела не только стратегическое, но и психологическое значение. Японцы познали горечь поражения, их военному флоту был нанесен сокрушительный удар. Американские подводные лодки после этого стали значительно активнее[10].

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.226. Запросов К БД/Cache: 0 / 0