Глав: 3 | Статей: 90
Оглавление
Новая книга от автора бестселлеров «Великий Мессершмитт», «Гений «Фокке-Вульфа» и «Великий Юнкерс». Творческая биография гениальных авиаконструкторов, выросших в Российской империи, но после революции вынужденных покинуть Родину и реализовавших себя в Америке. Всё о легендарных самолетах А.Н. Северского и А.М. Картвели.

Герой Первой Мировой войны, один из лучших русских асов, сбивший 13 самолетов противника, потерявший в боевом вылете ногу, но вернувшийся в строй и удостоенный ордена Св. Георгия и почетного Золотого оружия, Северский стал основателем, а Картвели – главным инженером знаменитой фирмы, создавшей множество авиашедевров. Их «громовержцы» участвовали во всех войнах США. Прославленный

(«Удар грома») признан лучшим истребителем-бомбардировщиком Второй Мировой. Реактивный

поставил последнюю точку в Корейской войне. Созданный как сверхзвуковой носитель тактического ядерного оружия и предназначенный для маловысотного прорыва системы ПВО

(«Громовержец») великолепно зарекомендовал себя во Вьетнаме, выполнив три четверти всех бомбовых ударов и став главным охотником за советскими зенитно-ракетными комплексами. А грозный штурмовик

доказал свою высочайшую эффективность и феноменальную огневую мощь в Ираке, Югославии и Афганистане.

P-47 Thunderbolt

F-84 Thunderjet

F-105 Thunderchief

A-10 Thunderbolt II

В этой книге вы найдете исчерпывающую информацию обо всех проектах гениев авиации, создавших

.

РУССКИЕ КРЫЛЬЯ АМЕРИКИ
Леонид Анцелиовичi / Литагент «Яуза»i

Доктрина Дуэ

Доктрина Дуэ

Работая над книгой, Александр вспомнил, что раньше, много лет тому назад, уже была опубликована авиационная доктрина генерала Дуэ. Он заказывает по межбиблиотечному абонементу книгу этого генерала.

Когда-то Александр её уже читал, но теперь с жадностью впивается глазами в немного пожелтевшие страницы. Она издана в 1921 году и названа «Господство в воздухе». Но ведь это как раз то, о чём он хочет написать. Неужели ему суждено повторить судьбу этого итальянца Джулиано Дуэ?

Джулиано был на четверть века старше Александра. Когда в 1915 году в России молодой мичман Александр Прокофьев только учился летать, Джулиано Дуэ уже был создателем первого Боевого устава итальянской авиации и начальником штаба Миланской дивизии. Он, как и Александр, критикует своё военное начальство, но за это попадает в тюрьму и просидит там почти всю войну. Однако воздушные сражения подтверждают большую часть прогнозов опального энтузиаста авиации. И его назначают командовать. В 1921 году Дуэ становится генералом и посвящает себя разработке своей авиационной доктрины. Через девять лет он умрёт в возрасте 61 года.

Теперь, через двадцать лет после публикации авиационной доктрины генерала Дуэ, многие её тезисы кажутся Александру устаревшими и смешными. Но это была позиция убеждённого пропагандиста новых возможностей авиации. И по сути, Александр собирался заняться тем же. За двадцать лет многое прояснилось.

Дуэ был убеждён, что победу в войне добудет одна наступающая авиация. Надо только бомбить крупные города противника, и тогда их население потребует капитуляции, а правительство послушается. Сейчас это выглядит наивно. Но его обоснование необходимости выделения авиации в самостоятельный вид вооружённых сил страны полностью совпадает с сегодняшним требованием Александра.

Мысли ложатся на бумагу свободно и легко. Ведь ему так часто приходилось убеждать очень высоких и образованных людей в своей правоте, в необходимости и рациональности предлагаемых им конструкторских решений по его самолётам. А его публичные выступления по радио, многочисленные интервью, его статьи в газетах и авиационных журналах?

Недаром ещё семь лет тому назад он записался и прилежно посещал курс ораторского мастерства Дейла Карнеги. Александр тогда очень хотел преуспеть в своей начинающейся карьере молодого главного конструктора самолётов и умение вдохновить и убедить было для него очень важно. Он тогда зачитывался книгой Карнеги «Выразительный и влиятельный человек в бизнесе». В ней давались практические рекомендации, как завоевать доверие и внимание слушателей и читателей, как поверить в свои силы и своё умение. Хотя Александр так и не избавился от своего русского акцента, он научился чётко формулировать вопросы и давать на них содержательные и остроумные ответы. Его выступления и публикации задевали за живое, были всегда очень интересны и вызывали огромное число откликов. Северский стал известен среди американцев. В своём ораторском мастерсве не отставала от мужа и Эвелин.

И вот теперь всё это очень пригодилось. Он напишет книгу, в которой изложит свою, новую доктрину Дуэ. Перед его глазами облик покойного друга Билла Митчелла, яростного борца за эффективную боевую авиацию. Сколько они переговорили, сколько спорили? Но приходили всегда к одному. Конечно, Билл был бы рад, узнав, что он взялся за книгу об авиационной мощи.

Сейчас в мире на карту поставлено слишком многое. Уже льётся кровь, и в развалинах города. Александру это всё слишком знакомо по его тяжёлому опыту Первой мировой. Теперь началась Вторая. И цена неверного решения тех, кто его принимает, будет на порядок дороже.

Он ещё раз перечитывает книгу генерала Дуэ, пытается найти рациональные идеи, соответствующие сегодняшним реалиям. Пришла ещё книга 1925 года издания английского историка Базиля Харта «Париж: Будущее войны». В ней он так же, как и Дуэ, анализирует уроки прошедшей войны и моделирует будущую. Да, сейчас очень нужна новая современная доктрина воздушной войны, основанная на имеющихся и разрабатываемых конструкциях боевых самолётов.

Работа над книгой шла полным ходом, когда на Филиппинах случился новый маленький Пёрл-Харбор. Японские самолёты атаковали аэродром Кларк Филд и вывели из строя на земле 16 «Летающих крепостей» В-17, 25 истребителей Р-40 и 30 машин других типов. Малочисленные устаревшие американские самолёты с других аэродромов не могли дать японским лётчикам серьёзный отпор и отвоевать господство в воздухе. Филиппины пришлось оставить.

Теперь Александр опять корректирует некоторые абзацы текста рукописи. Он уже не упоминает о возможных налётах вражеских самолётов с наземных баз за океаном, но с большой надеждой уповает на авианесущие корабли флота.

В то время как Александр Картвели мучительно искал технические решения увеличения дальности полёта его истребителя «Тандерболт», Александр Северский готовит почву для официальных требований большой дальности сухопутных истребителей. Он ссылается на неудачный дебют двухмоторного истребителя Локхид Р-38 в тихоокеанском регионе. Его дальность полёта – 680 км – оказалась здесь явно неприемлемой. Дальность полёта очень важна и для истребителей сопровождения. Из-за их отсутствия англичане уже потеряли над Германией очень много своих бомбардировщиков.

В интервью на страницах «Журнала о народе» Северский опять требует и обосновывает насущную необходимость объединённого командования авиационными частями армии, флота и корпуса морской пехоты. Например, на Гаваях самолёты армии размещались на трёх своих аэродромах, самолёты флота – на двух своих, у морской пехоты был свой аэродром. При этом не было эффективной координации между ведомствами, что и способствовало катастрофе Пёрл-Харбора.

Перед самым выходом в свет книги Александра Северского с его доктриной воздушной войны события войны ещё более увеличили интерес к этой работе. Все газеты напечатали подробные отчёты о дерзком налёте на Токио двухмоторных бомбардировщиков В-25 под командованием полковника Дулиттла, взлетевших с авианосца. Того самого лётчика Дулиттла, для которого Северский пять лет тому назад построил спортивный самолёт.

Первая книга с доктриной Северского уже имела своих читателей, подготовленных его статьями и выступлениями.

Оглавление книги


Генерация: 0.493. Запросов К БД/Cache: 3 / 1