Главная / Библиотека / Немецкие танки в бою /
/ PANZER III / НАЛИЧИЕ ТАНКОВ Pz.III В НЕМЕЦКИХ ТАНКОВЫХ И МОТОРИЗОВАННЫХ ДИВИЗИЯХ НАКАНУНЕ ОПЕРАЦИИ «ЦИТАДЕЛЬ»

Глав: 13 | Статей: 22
Оглавление
Если верить статистике, за всё время существования Третьего Рейха в Германии было произведено чуть более 50 000 танков и самоходных орудий – в два с половиной раза меньше, чем в СССР; а если считать ещё и англо-американскую бронетехнику, то численное превосходство союзников было почти шестикратным.

Но, несмотря на это, немецкие танковые войска, ставшие главной ударной силой блицкрига, завоевали для Гитлера пол-Европы, дошли до Москвы и Сталинграда и были остановлены лишь колоссальным напряжением сил советского народа. И даже когда война покатилась обратно на запад, до последнего её дня, панцерваффе оставались страшным противником, способным наносить жестокие удары и огромные потери – и на Западном фронте, и на Восточном.

Чем сильны были немецкие танкисты? Как удавалось им добиваться побед даже при заведомом неравенстве сил? Что позволяло панцерваффе наводить ужас на всю Европу? Боевая выучка экипажей? Талант военачальников? Великолепная организация боевых действий? Грозная бронетехника?

До этой книги в отечественной литературе не было ни одной работы, посвящённой истории боевого применения всех типов немецких танков – от Pz.I до «Королевского тигра" – как не было и столь подробного и обстоятельного анализа их особенностей и возможностей, достоинств и недостатков, побед и поражений.

Эта книга – первая.
Михаил Барятинскийi

НАЛИЧИЕ ТАНКОВ Pz.III В НЕМЕЦКИХ ТАНКОВЫХ И МОТОРИЗОВАННЫХ ДИВИЗИЯХ НАКАНУНЕ ОПЕРАЦИИ «ЦИТАДЕЛЬ»

НАЛИЧИЕ ТАНКОВ Pz.III В НЕМЕЦКИХ ТАНКОВЫХ И МОТОРИЗОВАННЫХ ДИВИЗИЯХ НАКАНУНЕ ОПЕРАЦИИ «ЦИТАДЕЛЬ»


Кроме этих танков, ещё 56 машин имелось в 502-м и 505-м тяжёлых танковых батальонах, 656-м дивизионе истребителей танков и других частях. По немецким данным, в течение июля и августа 1943 года было потеряно 385 «троек». Всего же в течение года потери составили 2719 единиц Pz.III, из которых 178 после ремонта вернули в строй.

К концу 1943 года в связи с прекращением производства количество Pz.III в частях первой линии резко сократилось. Значительное количество танков этого типа передали в различные учебные и резервные части. Они несли службу и на второстепенных театрах военных действий, например, на Балканах или в Италии. В боевых частях первой линии к ноябрю 1944 года оставалось чуть больше 200 Pz.III: на Восточном фронте – 133, на Западе – 35 и в Италии – 49.

По состоянию на март 1945 года в войсках оставалось следующее количество танков:

Pz.III L/42 – 216

Pz.III L/60 – 113

Pz.III L/24 – 205

Pz.Beob.Wg.III – 70

Pz.Bf.Wg.IIl – 4

Berge-Pz.III – 130.

Из числа линейных танков и машин передовых артиллерийских наблюдателей 328 единиц находились в Армии резерва, 105 использовались в качестве учебных, а 164 машины, находившиеся во фронтовых частях, распределялись следующим образом:

Восточный фронт – 16

Западный фронт —

Италия – 58

Дания/Норвегия – 90.

Немецкая статистика последнего года войны заканчивается 28 апреля, и цифры наличия Pz.III в войсках на эту дату почти не отличаются от приведённых выше, что свидетельствует о практическом неучастии «троек» в боях последних дней войны. Согласно немецким данным, с 1 сентября 1939 года по 10 апреля 1945-го безвозвратные потери танков Pz.III составили 4706 единиц.

Несколько слов об экспортных поставках Pz.III, которые были весьма незначительными. В сентябре 1942 года 10 танков модификации М получила Венгрия. Ещё 10–12 машин было передано венграм в 1944 году. В конце 1942 года 11 машин Ausf.N было поставлено в Румынию. Они состояли на вооружении 1-й румынской танковой дивизии «Великая Румыния» (Romania Маге). В 1943 году 10 таких танков заказала Болгария, но в итоге немцы поставили ей Pz.38(t). Словакия получила 7 Ausf.N в 1943 году. Несколько машин модификаций N и L состояли на вооружении хорватских войск. Турция планировала приобрести 56 машин вариантов L и М, но планы эти реализовать не удалось. Таким образом, в армии союзных Германии государств поступило всего не более 50 Pz.III.

В боях с Красной Армией наиболее активно использовала эти танки венгерская армия.

Некоторое количество трофейных Pz.III использовалось и Красной Армией, главным образом в 1942–1943 годах. На шасси трофейных танков было изготовлено около 200 самоходно-артиллерийских установок СУ-76И, которые использовались в боях с немецкими войсками до конца 1943 года.

В 1967 году в своей книге «Конструкции и развитие боевых машин» британский танковый теоретик Ричард Огоркевич изложил любопытную теорию существования промежуточного класса «лёгких-средних» танков. По его мнению, первой машиной в этом классе стал советский Т-26, вооружённый 45-мм пушкой. Кроме того, к этой категории Огоркевич причислил чехословацкие машины LT-35 и LT-38, шведский La-10, английские «крейсера» от Мк I до Мк IV, советские танки семейства БТ и, наконец, немецкий Pz.III.



Один из 135 Pz.III, подбитых в ходе Французской кампании. Судя по изображению бизона на борту башни, этот Pz.III Ausf.E принадлежит к 7-му танковому полку 10-й танковой дивизии. Май 1940 года.

Надо сказать, что в теории Огоркевича есть определённый смысл. Действительно, тактико-технические характеристики всех этих боевых машин довольно близки друг другу. Это тем более важно, поскольку эти танки стали противниками на полях сражений. Правда, к 1939 году их ТТХ немного изменились, главным образом в сторону усиления бронирования, но сохранилось главное – все эти боевые машины, в большей или меньшей степени, своего рода лёгкие танки-переростки. Они как бы перешагнули верхнюю планку лёгкого класса, но до полноценного среднего не дотянули.

Тем не менее в 1930-е годы благодаря удачному сочетанию основных параметров вооружения и подвижности «лёгкие-средние» танки считались универсальными, одинаково способными как поддерживать пехоту, так и выполнять функции кавалерии.



Pz.III Ausf.G из 6-й роты 5-го танкового полка в бою. Северная Африка. 1941 год.

Однако сопровождение пехоты требовало движения со скоростью пехотинца, и такие машины, имевшие относительно слабую бронезащиту, становились лёгкой добычей противотанковой артиллерии, что было наглядно продемонстрировано в Испании. Вторую функцию, что подтвердилось уже в самом начале Второй мировой войны, они также не могли выполнять самостоятельно, их нужно было поддерживать или в конечном счёте заменять танками с более мощным вооружением, например, с 75-мм пушкой, способной не только поражать технику противника, но и вести эффективный огонь осколочно-фугасными снарядами.



Поход на Восток начался! Подразделение Pz.III 11-й танковой дивизии продвигается в глубь советской территории. На заднем плане – горящий БТ-7. 1941 год.

Впрочем, к необходимости сочетания «лёгких-средних» танков с танками, вооружёнными 75-мм пушкой, пришли уже в середине 1930-х годов. Только решали эту проблему по-разному: англичане устанавливали в штатные башни части своих крейсерских танков 76-мм гаубицы вместо 2-фунтовых пушек, в СССР выпустили несколько сотен артиллерийских танков БТ-7А с 76-мм пушкой в увеличенной башне, немцы же пошли по наиболее кардинальному и наименее простому пути создания двух танков.

В самом деле, в 1934 году четыре немецкие фирмы получили заказ на разработку двух разных танков под девизами ZW («машина командира роты») и BW («машина командира батальона»). Само собой разумеется, что это были лишь номинальные девизы. Технические задания на эти машины были близкими. Базовая масса, например, 15 и 18 т соответственно. Существенные различия имелись лишь в вооружении: одна машина должна была нести 37-мм, другая – 75-мм пушку. Близость техзаданий и привела в итоге к созданию двух практически идентичных по массе, габаритам и бронированию, но различавшихся по вооружению и абсолютно разных по конструкции машин – Pz.III и Pz.IV. При этом компоновка второго была явно более удачной. У Pz.IV нижняя часть корпуса уже, чем у Pz.III, но компоновщики фирмы «Крупп», расширив подбашенную коробку до середины надгусеничных полок, довели диаметр башенного погона[1] в свету до 1680 мм против 1520 мм у Pz.III. Кроме того, за счёт более компактной и рациональной компоновки моторного отделения у Pz.IV заметно больше отделение управления. Результат налицо: у Pz.III нет посадочных люков механика-водителя и стрелка-радиста. К чему это может привести в случае необходимости экстренно покинуть подбитый танк, понятно без объяснений. В целом же при практически одинаковых габаритных размерах забронированный объём у Pz.III был меньше, чем у Pz.IV.



Pz.III Ausf.J, подбитый танковой частью гвардии полковника Хасина. Юго-Западный фронт, 1942 год.

Следует подчеркнуть, что обе машины создавались параллельно, каждая по своему техзаданию, и конкуренции между ними не было. Тем более трудно объяснить и появление столь близких техзаданий, и последующее принятие на вооружение обоих танков. Куда логичнее было бы принять один танк, но с двумя вариантами вооружения. Такое решение повлекло бы за собой значительно меньше издержек в будущем. Совершенно очевидно, что, запустив в серийное производство два практически одинаковых по всем параметрам, но различавшихся вооружением и разных по конструкции танка, немцы допустили ошибку. Впрочем, не следует забывать, что речь идёт о 1934–1937 годах, когда было трудно угадать путь, по которому пойдёт танкостроение.



Танки Pz.III Ausf.L в Тунисе. Декабрь 1942 года.

В своей же категории «лёгких-средних» танков Pz.III оказался наиболее современным, в наименьшей степени унаследовавшим недостатки, характерные для лёгких танков. После того как было усилено его бронирование и вооружение, а масса превысила 20 т, что практически делано «тройку» средним танком, превосходство над бывшими «коллегами» ещё больше возросло. Оно многократно усиливалось и превосходством в тактических приёмах использования танковых частей и соединений. В результате у германского командования в первые два года войны не было особых причин для беспокойства по поводу боевых качеств Pz.III.



Опрокинувшийся в результате неудачного маневрирования Pz.III Ausf.M из состава моторизованной дивизии СС «Рейх». Курская дуга, 1943 год.

Ситуация полностью изменилась в 1941 году, когда на Восточном фронте немцы столкнулись с Т-34, а в Африке с «Грантом». Над ними Pz.III тоже имел определённые преимущества. В частности, Т-34 превосходил по количеству и качеству приборов наблюдения и прицеливания, удобству работы экипажа, лёгкости управления и технической надёжности. У «Гранта» было всё нормально с приборами наблюдения и надёжностью, но по конструкции и компоновке он уступал «тройке». Однако все эти преимущества сводились на нет главным: обе эти машины были сконструированы в рамках перспективной концепции «универсального» танка, призванного заменить и «лёгкие-средние», и танки поддержки. В СССР к пониманию необходимости такой замены пришли в результате долгого пути эволюции «лёгких-средних» танков. В США эволюции вообще никакой не было, но американцы сделали быстрые и, самое главное, правильные выводы из чужого опыта. А что же немцы? Судя по всему, к середине 1941 года они в полной мере осознали серьёзность допущенной ошибки. 6 сентября 1941 года Гитлеру был представлен доклад, в котором обосновывались выгоды от «объединения» Pz.III и Pz.IV. Делу был дан ход, и несколько фирм получили задание на проработку различных вариантов Panzerkampfwagen III und IV n.А. (n.А. neue Ausfuhrung – новое исполнение).



Pz.III Ausf.N, подбитый в ходе операции «Цитадель». Судя по эмблемам, эта машина из 3-го танкового полка 2-й танковой дивизии Вермахта. Орловское направление, август 1943 года.

Фирма «Крупп» построила два прототипа, представлявшие собой Pz.III с новой ходовой частью, предназначавшейся для Pz.III/IV. Опорные катки располагались в шахматном порядке, подвеска была торсионной. Обе машины довольно долго проходили испытания на различных полигонах. Отрабатывались и другие варианты подвески и ходовой части. Проектирование и испытания привели в начале 1942 года к созданию унифицированного шасси Geschutzwagen III/IV («орудийное шасси»), у которого опорные катки, подвеска, поддерживающие катки, направляющие колёса и гусеницы были заимствованы у танка Pz.IV Ausf.F, а ведущие колёса, двигатель и коробка передач – у Pz.III Ausf.J. Но идея «единого» танка так и не осуществилась. Этот проект был похоронен в марте 1942 года, после того как в Pz.IV Ausf.F установили 75-мм пушку с длиной ствола в 43 калибра, в одночасье и без хлопот превратив танк поддержки в «универсальный».

Применить подобное решение к Pz.III было нельзя. Непременным условием для создания «универсального» танка являлось наличие длинноствольной пушки калибром не меньше 75 мм, установить которую в башню Pz.III не представлялось возможным без существенных переделок в конструкции танка. А с 50-мм пушкой даже длиной в 60 калибров «тройка» оставалась всё тем же «лёгким-средним» танком. Вот только «коллег»-противников у неё не осталось. Снятие Pz.III с производства летом 1943 года было единственным и, надо сказать, запоздалым выходом.

В итоге «универсальная» «четвёрка» состояла в серийном производстве вплоть до конца войны, шасси Geschutzwagen III/IV активно использовалось для создания различных самоходных орудий… А что же «тройка»? Увы, ошибка, допущенная заказчиком при выборе типа танка, обесценила работу конструкторов и изготовителей. В танковой «палитре» Панцерваффе «тройка» оказалась лишней.

Оглавление книги


Генерация: 0.246. Запросов К БД/Cache: 3 / 1