Глав: 13 | Статей: 22
Оглавление
Если верить статистике, за всё время существования Третьего Рейха в Германии было произведено чуть более 50 000 танков и самоходных орудий – в два с половиной раза меньше, чем в СССР; а если считать ещё и англо-американскую бронетехнику, то численное превосходство союзников было почти шестикратным.

Но, несмотря на это, немецкие танковые войска, ставшие главной ударной силой блицкрига, завоевали для Гитлера пол-Европы, дошли до Москвы и Сталинграда и были остановлены лишь колоссальным напряжением сил советского народа. И даже когда война покатилась обратно на запад, до последнего её дня, панцерваффе оставались страшным противником, способным наносить жестокие удары и огромные потери – и на Западном фронте, и на Восточном.

Чем сильны были немецкие танкисты? Как удавалось им добиваться побед даже при заведомом неравенстве сил? Что позволяло панцерваффе наводить ужас на всю Европу? Боевая выучка экипажей? Талант военачальников? Великолепная организация боевых действий? Грозная бронетехника?

До этой книги в отечественной литературе не было ни одной работы, посвящённой истории боевого применения всех типов немецких танков – от Pz.I до «Королевского тигра" – как не было и столь подробного и обстоятельного анализа их особенностей и возможностей, достоинств и недостатков, побед и поражений.

Эта книга – первая.
Михаил Барятинскийi

PANZER 35(t)

PANZER 35(t)


В период между двумя мировыми войнами было не так уж много государств, которые могли позволить себе такую роскошь – производить танки. В члены этого в прямом смысле слова «привилегированного клуба» входила и Чехословакия – страна небольшая, но в экономическом отношении весьма развитая. Ведущими производителями бронетанковой техники в Чехословакии в тот период были две фирмы: «Шкода» в г. Пльзень и ЧКД в г. Прага. Между этими двумя фирмами и шла основная борьба за военные заказы.

В феврале 1934 года «Шкода» представила военному руководству страны макет лёгкого танка SU, а весной изготовила его прототип. Танк с экипажем из 3 человек имел массу 7,5 т и броневую защиту от 8 до 15 мм. Вооружение его состояло из 47-мм пушки и двух пулемётов калибра 7,92-мм. Танк мог развивать скорость до 30 км/ч, а запас хода составлял 150 км. По окончании испытаний было решено серийно танк SU не производить, тем более что к этому времени «Шкода» разработала улучшенный образец S-II-a (S – Skoda, II – лёгкий танк, предназначенный для кавалерии). По сравнению с SU новая боевая машина имела увеличенную до 25 мм толщину лобовой брони корпуса и башни.

В свою очередь, завод ЧКД, не желая оставаться в стороне от гонки за военный заказ, предложил конкурентный проект – Р-II-а и в октябре 1934 года представил военным его макет. Последний, по существу, представлял собой модернизированный танк LT vz.34, уже принятый на вооружение чехословацкой армии и запущенный в серийное производство (изготовлено 50 машин).



Танки LT vz.35 на манёврах чехословацкой армии. 1937 год.

Однако военные предпочли S-II-a и выдали заказ фирме «Шкода» на 160 танков. И вот тут-то разыгрался скандал! Фирма ЧКД обвинила концерн из Пльзеня в подтасовке результатов испытаний с целью проталкивания своей конструкции. Дабы разрешить этот спор (а заодно и снять обвинения с себя – ведь кто-то «закрыл глаза» на подтасовку), министерство обороны Чехословакии приняло решение, что танк S-11-a, уже получивший к тому времени армейское обозначение LT vz.35 (LT – lehky tank, лёгкий танк; vz.35 – образца 1935 года) будет производиться на заводах обеих фирм. Это поистине «соломоново решение» действительно разрешило спор. Однако военные и не подозревали, что скандал был не чем иным, как инсценировкой, поскольку между двумя фирмами существовало тайное соглашение о взаимопомощи в производстве вооружения. В части танков это означало, что объёмы производства их на обеих фирмах должны быть равными. Поэтому первый заказ поделили в соотношении 80+80. Следующая серия из 35 машин поровну не делилась, поэтому 17 танков изготовила ЧКД и 18 «Шкода».

В связи с тем, что работа над новым танком LT vz.38 (а именно он должен был стать основным в чехословацкой армии) затягивалась, военные в ноябре 1937 года были вынуждены заказать ещё 103 LT vz.35. При этом 52 из них изготовила «Шкода», а 51 – ЧКД. Таким образом, паритет между двумя фирмами был соблюдён. В общей сложности чехословацкая армия получила 298 танков этого типа, которые и составляли основу её танкового парка вплоть до оккупации немцами Чехии и Моравии.

Танк LT vz.35 относился к тому же классу боевых машин, что и советский Т-26, польский 7ТР, итальянский МП/39. Его назначение сформулировать довольно сложно, особенно в рамках чехословацкой армии, – это и разведка, и непосредственная поддержка пехоты и кавалерии, и самостоятельные действия.

Боевая масса танка составляла 10,5 т. Шестицилиндровый карбюраторный двигатель «Шкода» Т-11 мощностью 120 л с. при 1800 об/мин, позволял танку двигаться с максимальной скоростью 34 км/ч. Запас хода по шоссе при ёмкости топливных баков 153 л, не превышал 190 км, что, учитывая размеры Чехословакии, было вполне достаточным. Управление танком значительно облегчала трёхступенчатая 12-скоростная (6 вперёд и 6 назад) планетарная коробка передач с пневматическими сервоприводами.

Подвеска, применительно к одному борту, состояла из 8 сдвоенных опорных катков малого диаметра, сблокированных попарно и собранных в две тележки. Каждая тележка подвешивалась на четырёх четвертьэллептических рессорах. Между передней тележкой и направляющим колесом устанавливался один сдвоенный каток, облегчавший танку преодоление вертикальных препятствий. Ведущее колесо располагалось сзади. Верхняя ветвь гусеницы опиралась на три сдвоенных поддерживающих катка. Все опорные и поддерживающие катки были обрезинены. Конструкция ходовой части обеспечивала танку мягкий ход без сильных вертикальных колебаний и раскачивания.

Литые кронштейны тележек подвески крепились к корпусу танка заклёпками. Следует подчеркнуть, что вообще весь корпус LT vz.35 был клёпаным. Его катаные броневые листы собирались на каркасе из уголков. Точно такую же конструкцию имела и башня. Толщина броневых листов колебалась от 8 до 25 мм. Лобовая броня выдерживала обстрел из 20-мм пушки «Эрликон» с дистанции 250 м.

Вооружение танка состояло из 37-мм полуавтоматической пушки «Шкода» А-3 vz.34 с длиной ствола 40 калибров и двух пулемётов ZB (Zbrojovka Brno) 53 vz.35 или vz.37 калибра 7,92 мм. Оба пулемёта были установлены в шаровых установках – один в башне, другой в корпусе. Боекомплект составляли 72 артвыстрела и 1800 патронов.



Танк LT vz.35 из состава 3-го танкового полка чехословацкой армии. Центральная Словакия, 1937 год.

К началу серийного производства лёгких танков LT vz.35 танковые войска чехословацкой армии состояли из трёх танковых полков. PUV-1 (PUV – Pluk Utocne Vozby – дословно: полк штурмовых повозок) дислоцировался в Миловицах, PUV-2 – в Оломоуце и PUV-3 – в Мартине (Словакия). Эти части, а также танковая школа в Миловицах организационно были сведены в танковую бригаду, штаб которой первоначально располагался всё в тех же Миловицах, но затем его перевели в Оломоуц. Из 298 выпущенных LT vz.35 в 1-й танковый полк поступило 197 единиц, а во 2-й – 49. В 3-м танковом полку сосредоточили все танки LT vz.34.

Следующим шагом по развитию бронетанковых сил чехословацкой армии стало формирование мобильных дивизий. Этот процесс начался в октябре 1937 года. Каждая дивизия (RD – Rychla Divize – дословно: быстрая дивизия) должна была состоять из двух бригад – кавалерийской и мотомеханизированной. В кавалерийскую бригаду входили два драгунских полка, в мотомеханизированную – два полка моторизованной пехоты, перевозившейся на грузовиках. Ударную же силу дивизии составляли два танковых батальона.



Танковая часть чехословацкой армии во время тактических занятий, 1937 год.

По штату военного времени в мобильной дивизии полагалось иметь 11 тыс. человек личного состава, 2832 лошади, 298 мотоциклов, 1009 грузовых автомобилей, 98 танков, 12 бронеавтомобилей и 68 орудий противотанковой, зенитной и полевой артиллерии. В течение зимы 1938 года были сформированы штабы четырёх мобильных дивизий – RD-1 в Праге, RD-2 в Брно, RD-3 в Братиславе и RD-4 в Пардубицах. По планам командования материальная часть танковых полков должна была использоваться для укомплектования мобильных дивизий. Кроме того, предполагалось сформировать 34 отдельных взвода по три танка в каждом для пехотных дивизий и пограничных частей. Однако всем этим планам не суждено было сбыться – в мае 1938 года в Чехословакии началась мобилизация. Ей предшествовало резкое обострение ситуации в Судетах, приграничном с Германией районе Чехии, где проживало немецкое население.

Ещё в 1933 году, сразу после прихода Гитлера к власти, в Судетской области был образован так называемый «Отечественный фронт» – нацистская организация судетских немцев. Возглавил его некий Конрад Генляйн. «Фронт» ставил своей задачей отторжение Судетской области от Чехословакии и присоединение её к Германии, в том числе и силой. Для этой цели был сформирован «Корпус освобождения» (Frei Korps), насчитывавший около 15 тысяч боевиков. 24 апреля 1938 года Генляйн провозгласил программу создания независимого Судетского нацистского государства. 21 мая того же года произошёл инцидент в г. Хэб: во время нападения на полицейский участок погибли два судетских немца. Этим воспользовалось ведомство Геббельса, чтобы развязать в германской прессе античешскую кампанию. К границе с Чехословакией стали подтягиваться немецкие войска. В этих условиях правительство республики объявило мобилизацию. Группировку чехословацких войск в Судетской области значительно усилили. Специально для действий в этом районе сформировали 41-ю оперативную группу. Для их поддержки привлекались три взвода танкеток, шесть взводов лёгких танков, восемь взводов бронеавтомобилей и четыре взвода мотоциклистов. К концу августа сформировали ещё 29 групп, каждую из которых усилили одним бронеавтомобилем.



Танки LT vz.35 перед отправкой в Германию. 26 марта 1939 года.

После факельного шествия ночью 12 сентября 1938 года судетские боевики начали нападать на полицейские участки и места дислокации частей чехословацкой армии, но получили решительный отпор. Достаточно сказать, что за период с 12 сентября по 4 октября «Корпус освобождения» организовал 69 нападений на воинские части чехословацкой армии. Для противостояния сепаратистам использовались крупные силы, в том числе и мобильные дивизии. По состоянию на 23 сентября 1938 года в 1-й и 2-й мобильных дивизиях насчитывалось по 40 танков, в 3-й – 16 и в 4-й – 76. Всего же к этому времени были отмобилизованы 16 рот лёгких танков LT vz.35.



Немецкие экипажи осваивают чехословацкую технику.

Эти боевые машины принимали участие в боевых столкновениях с боевиками в Хэбе, Стришбро, Марианске-Лазне и других населённых пунктах Судетской области. Тяжёлые бои шли в Краслице и Варнсдорфе. Танки активно применялись в операциях против немецких сепаратистов в Южной Богемии, особенно в уличных боях в Чешске Крумлове 2 октября. Они поддерживали пушечно-пулемётным огнём пехоту и полицейских, разрушали баррикады, сооружённые боевиками. Впрочем, победа, одержанная регулярной армией в Крумлове, уже не имела принципиального значения – 30 сентября в Мюнхене было подписано соглашение, по которому Судетская область отходила Германии. Прецедент был создан, и Венгрия, в свою очередь, потребовала передачи ей тех районов Чехословакии, где компактно проживало венгерское население. Переговоры, проходившие в октябре 1938-го в городке Комарно, никаких результатов не дали. Начались столкновения с венгерскими частями. Так, 5 октября границу перешёл целый батальон венгерской пехоты. К этому моменту 3-я мобильная дивизия, дислоцировавшаяся в Словакии, была усилена батальоном лёгких танков из 2-й мобильной дивизии и противотанковыми подразделениями. Во второй половине октября дивизии передали ещё один танковый батальон, доведя таким образом число танковых рот в этом соединении до семи.



Pz.35(t) на марше. На втором плане – брошенный экипажем советский средний танк Т-28. Июнь 1941 года.

Танки LT vz.35 3-й мобильной дивизии участвовали в отражении венгерской атаки в районе городка Фелединек, обратив в бегство батальон гонведов (название военнослужащих венгерской армии – Гонведшега). После присоединения Южной Словакии к Венгрии в декабре 1938 года танковые батальоны, как и другие подразделения, вернулись в свои гарнизоны.

Примерно в тот же период начались беспорядки в Подкарпатской Руси (позже этот район отошёл Советскому Союзу и стал Закарпатской областью УССР). На эту территорию также претендовала Венгрия, и там имелось немало боевиков венгерской террористической организации. И с ними пришлось воевать частям чехословацкой армии, в том числе с участием танкеток и танков LT vz.35. Особенно тяжёлые бои проходили в районе городов Мукачево и Ужгорода в октябре 1938 года.

Кроме венгерских, в Подкарпатской Руси действовали польские и украинские националистические организации. К числу последних относилась «Карпатска Сiч», выступавшая за отделение этой области от Чехословакии. С её боевиками чехословацкие войска сражались, например, 14 марта 1939 года на улицах города Хуст. В этой и других стычках как с сичевиками, так и с поддерживающими их венгерскими войсками, а также с подразделениями польской армии, атаковавшими чехословацкую границу с севера (каждый стремился урвать кусок от «чехословацкого пирога»), принимали участие бронеавтомобили и танки, в том числе и LT vz.35.

Эта почти бесконечная череда боёв за территориальную целостность Чехословакии завершилась 14 марта 1939 года, когда Словакия объявила о своей независимости и отделении от Чехии. Днём позже на территорию последней вступили немецкие войска. Как независимое государство Чехословакия перестала существовать.

Первые машины с немецкими солдатами появились в Миловицах рано утром 15 марта 1939 года. В течение месяца для отправки в Германию подготовили 244 конфискованных чехословацких танка LT vz.35. Такая быстрота была не случайной – немцам машина понравилась. Учитывая, что основным у Вермахта в то время являлся лёгкий танк Pz.II, а более мощные Pz.III и Pz.IV выпускались промышленностью в мизерных количествах, это вполне объяснимо. LT vz.35 значительно превосходил немецкие лёгкие (и даже средние Pz.III) танки по вооружению, не уступая им в манёвренности и броневой защите. В Панцерваффе танк получил обозначение Pz.Kpfw.35(t), или проще – Pz.35(t): с буквы «t» начинается немецкое слово tschechisch – чешский. Эта буква ставилась в скобках после обозначений всех образцов чехословацкого вооружения и боевой техники, принятых на вооружение Вермахта.



Красноармейцы осматривают подбитый немецкий танк Pz.35(t). Окрестности г. Расейняй, июнь 1941 года.

Несколько танков LT vz.35 отправили для испытаний на Куммерсдорфский полигон, несколько абсолютно неисправных списали, остальные поступили на вооружение 11-го танкового полка (11.Panzer Regiment) в Падерборне и в 65-й танковый батальон (65.Panzer Abteilung) в Зеннелагене.



Колонна Pz.35(t). Восточный фронт, лето 1941 года. На левых надгусеничных полках машин хорошо видны светомаскировочные фары Notek и запасные опорные катки, появившиеся перед Французской кампанией.

Танки были несколько доработаны в соответствии со стандартами германской армии. Первым делом немцы установили на них свои радиостанции Fu 2 или Fu 5, работавшие в телефонном режиме, а также заменили достаточно примитивную внутреннюю лампочную сигнализацию танковым переговорным устройством. За счёт сокращения боекомплекта до 72 артвыстрелов и 1800 патронов ввели пятого члена экипажа – заряжающего. Внесли изменения и в электрооборудование: магнето Scintilla заменили на «бошевское», установили светомаскировочную фару Notek, габаритные и конвойные фонари, принятые в Вермахте. В кормовой части танка, на надгусеничных полках и крыше МТО, разместили канистры с топливом. Часть машин переоборудовали в командирские, получившие обозначение Pz.Bef.Wg.35(t). Танки командиров рот получили вторую радиостанцию (Fu 7) со штыревой антенной, для размещения которой пришлось ликвидировать установку курсового пулемёта. Его амбразуру заглушили круглой броневой накладкой. Танки командиров батальонов и машины штаба полка получили дополнительную радиостанцию Fu 8 с рамочной антенной, смонтированной в кормовой части корпуса. На этих танках из башенного вооружения сохранился только пулемёт. Пушка демонтировалась и заменялась деревянным макетом; естественно, без казённой части. Все командирские танки оснащались гирокомпасом. Всего в этот вариант немцы переоборудовали около 20 линейных танков Pz.35(t).



Танки Pz.35(t) 6-й танковой дивизии на дальних подступах к Пскову. 1941 год.

В течение весны 1939 года велась интенсивная подготовка немецких экипажей, осваивавших танки Pz.35(t), поступавшие как с бывших чехословацких складов, так и с предприятий, на которых они проходили ремонт и переоборудование. К концу лета 11-й танковый полк и 65-й танковый батальон были полностью укомплектованы материальной частью, включая штабные подразделения и резерв. 65-й батальон вошёл в состав 11-го танкового полка в качестве его третьего батальона, а сам полк – в состав 1-й лёгкой дивизии Вермахта. Накануне Польской кампании в этом соединении имелось 112 танков Pz.35(t) и восемь Pz.Bef.Wg.35(t), а также 65 Pz.II и 41 Pz.IV. 1 —я лёгкая и 13-я моторизованная дивизии образовали 14-й корпус 10-й полевой армии группы армий «Юг». Следует отметить, что по сравнению со всем германским танковым парком чешских машин было немного, но они составляли едва ли не треть от числа танков, вооружённых пушками калибра от 37 мм и выше.

1 сентября 1939 года танки Pz.35(t) 1-го батальона 11-го танкового полка поддерживали атаку 4-го кавалерийского полка на позиции польской пехоты в районе Велюни. Активные действия 1-й лёгкой дивизии вкупе с ударами пикирующих бомбардировщиков позволили довольно быстро сломить сопротивление поляков. Уже через сутки подразделения 1-й лёгкой дивизии атаковали предмостные укрепления на правом берегу р. Варта. В ходе этих боёв польская противотанковая артиллерия подбила один танк Pz.35(t). После наведения понтонного моста через Варту на другой берег были переброшены 65-й танковый батальон и 1-й батальон 4-го кавалерийского полка. При этом немецкие части понесли серьёзные потери от огня польской тяжёлой артиллерии.

6 сентября из состава 1-й лёгкой дивизии выделили боевую группу «Фон Равенштайн» (по-видимому, названная по имени командира – это часто практиковалось в Вермахте) для преследования польских войск, отходивших из района Ченстоховы к Висле. Днём 8 сентября подразделения 1-й лёгкой дивизии вошли в Радом. В предместьях города танкам Pz.35(t) пришлось выдержать бой с танкетками и бронеавтомобилями из 33-го танкового дивизиона Виленской бригады кавалерии. 65-й танковый батальон вёл тяжёлые бои с разрозненными польскими подразделениями в лесах под Радомом. Особенно большую опасность для танков представляли хорошо замаскированные польские противотанковые орудия. Их огнём в этих боях было подбито и повреждено несколько немецких танков.

14 сентября 1-ю лёгкую дивизию включили в состав 15-го лёгкого корпуса и перебросили в район тяжёлых боёв на реке Бзура к западу и юго-западу от Варшавы. Уже 16 сентября передовые подразделения 1-й лёгкой дивизии перерезали шоссе Варшава – Модлин. Именно в этом районе произошёл наиболее любопытный эпизод в ходе боевых действий этого соединения в период Польской кампании. 18 сентября на перекрёстке лесных дорог попало в засаду боевое охранение 1-й роты 65-го танкового батальона. Польские противотанковые пушки и танкетка TKS, вооружённая 20-мм орудием, из состава 71-го танкового дивизиона Великопольской бригады кавалерии уничтожили три танка Pz.35(t), в том числе и танк командира роты. По-видимому, это были самые крупные потери 1-й лёгкой дивизии в одном бою.

Всего же в ходе польского похода дивизия потеряла убитыми 22 офицера, 37 унтер-офицеров и 165 рядовых. Было подбито 11 танков Pz.35(t), из которых восемь отремонтировали.

По окончании боевых действий части 1-й лёгкой дивизии вернулись к месту постоянной дислокации. Здесь уже с 18 октября на её основе началось развёртывание 6-й танковой дивизии. В январе 1940 года 6-ю танковую перебросили в район Бонна, а спустя месяц – в Вастервальд. Весной 1940 года прошли дивизионные учения. В апреле дивизию передислоцировали в Майен. К этому времени в 11-м танковом полку насчитывалось 118 Pz.35(t) и 10 Pz.Bef.Wg.35(t). Все машины прошли ремонт на предприятиях фирмы «Шкода» и были полностью укомплектованы и боеготовы.



Лёгкие танки Pz.35(t), подбитые в районе г. Зубцова Тверской области, 1942 год.

Во время Французской кампании 6-я танковая дивизия входила в состав 41-го танкового корпуса. 12 мая она пересекла границу Франции. После прорыва линии Мажино при поддержке артиллерии и авиации форсировала р. Мез, а на следующий день, 16 мая, р. Уаза у Гюнза. Здесь и произошло первое столкновение с французскими танками. 37-мм пушки Pz.35(t) могли достаточно эффективно бороться с лёгкими танками Renault и Hotchkiss (R35/39/40 и Н35/39), но против средних и тяжёлых машин S35, D2 и В1 они были бессильны. Тут в дело вступали артиллерия и авиация. В ходе наступления в Бельгии и Франции 6-я танковая дивизия прошла 350 км. В двадцатых числах мая 6-я танковая дивизия вела бои в основном с английскими войсками. Разбив 36-ю английскую пехотную бригаду, немецкие танки атаковали штаб Британских экспедиционных сил. 26 мая 6-ю танковую, в свою очередь, контратаковала 145-я английская пехотная бригада. В этот день Pz.35(t) вновь столкнулись во встречном бою с английскими танками.

В конце мая дивизию перебросили на юг и включили в состав танковой группы генерала Г.Гудериана, а 30 мая вывели в резерв на восемь дней для пополнения и отдыха. К этому времени 6-я танковая дивизия уничтожила около 60 танков, пять бронеавтомобилей, 10 орудий, 11 противотанковых пушек, восемь артиллерийских тягачей, 34 легковых и 233 грузовых автомобиля.



Некоторое количество башен, снятых с неисправных или переоборудованных танков Pz.35(t), использовалось на бронепоездах.

10 июня дивизия вновь вступила в бой, форсировав Эну в районе г. Ретель, а затем воевала в Шампани. 15 мая танки 6-й дивизии переправились через канал Марна – Рейн. 21 июня во взаимодействии с подразделениями 1-й танковой дивизии они захватили укрепления в районе Эпинали. На этом участие 6-й танковой дивизии во Французской кампании завершилось. За время боёв было подбито 15 танков Pz.35(t), 12 из которых впоследствии отремонтировали на заводе «Шкода».

После окончания боевых действий дивизию перебросили в Германию, на полигон в Арис. К июню 1941 года в 6-й танковой дивизии насчитывалось 149 танков Pz.35(t) и 11 Pz.Bef.Wg.35(t). Она находилась в составе соединений так называемой первой линии, то есть наиболее укомплектованных и боеспособных.

К началу операции «Барбаросса» 6-я танковая дивизия входила в состав 4-й танковой группы генерала Э. Гепнера, а последняя, в свою очередь, в состав группы армий «Север». 22 июня танки 6-й танковой пересекли советскую границу в районе Тильзита (ныне г. Советск Калининградской области) и начали развивать наступление в направлении литовского г. Расейняй. Дивизия наступала двумя боевыми группами – «Раус» и «Зекедорф», которые 23 июня сумели переправиться через р. Дубисса и занять два плацдарма на её левом берегу. 23 июня в 11.30 части 2-й танковой дивизии 3-го механизированного корпуса Красной Армии атаковали плацдарм группы «Зекедорф», ликвидировали его и переправились через Дубиссу. Поначалу нашей дивизии сопутствовал успех. Разгромив подразделения 114-го моторизованного полка немцев, советские танкисты заняли Расейняй, но вскоре были из него выбиты. В течение 23 июня город четыре раза переходил из рук в руки.

Следует особо отметить, какое впечатление на немецких танкистов из 6-й дивизии произвели действия тяжёлых танков KB: «Русские неожиданно контратаковали южный плацдарм в направлении Расейняя. Они смяли 6-й мотоциклетный батальон, захватили мост и двинулись в направлении города. Чтобы остановить основные силы противника, были введены в действие 114-й моторизованный полк, два артиллерийских дивизиона и 100 танков 6-й танковой дивизии. Однако они встретились с батальоном тяжёлых танков неизвестного ранее типа. Эти танки прошли сквозь пехоту и ворвались на артиллерийские позиции. Снаряды немецких орудий отскакивали от толстой брони танков противника. 100 немецких танков не смогли выдержать бой с 20 дредноутами противника и понесли потери. Чешские танки Pz.35(t) были раздавлены вражескими монстрами. Такая же судьба постигла батарею 150-мм гаубиц, которая вела огонь до последней минуты. Несмотря на многочисленные попадания, даже с расстояния 200 м, гаубицы не смогли повредить ни одного танка. Ситуация была критической. Только 88-мм зенитки смогли подбить несколько КВ-1 и заставить остальных отступить в лес».



Словацкие офицеры осматривают танк LT vz.35, подбитый советскими войсками. Июль 1941 года.

На следующий день бои возобновились с новой силой. В донесении штаба 4-й танковой группы от 24 июня говорилось: «Атаки тяжёлых танков и пехоты противника вынудили правый фланг 41-го танкового корпуса перейти к обороне». Однако успех 2-й советской танковой дивизии оказался кратковременным. Она действовала в отрыве от основных сил и вскоре была окружена. 25 июня против неё, помимо 6-й танковой дивизии, немецкое командование ввело в бой части 1-й танковой, 36-й моторизованной и 269-й пехотной дивизий. В ночь с 25 на 26 июня и всю первую половину дня остатки частей 2-й танковой прорывались через фронт немецкого окружения. Удалось это немногим, большинство погибло или попало в плен.

Что же касается 6-й немецкой танковой дивизии, то она совместно с другими соединениями 4-й танковой группы наступала на Псков и Остров. В июле-августе вела тяжёлые бои под Лугой и на дальних подступах к Ленинграду. К этому времени в результате высокой интенсивности боевых действий из строя только по техническим причинам вышло до 25 % танков дивизии.



Лёгкий танк R-2 из состава дивизии «Великая Румыния» под Сталинградом. Ноябрь 1942 года.

17 сентября 1941 года 6-ю танковую дивизию передачи в состав 3-й танковой группы генерала Гота, наступавшей на Москву. Совершив марш по маршруту Луга – Старая Русса – Великие Луки, дивизия присоединилась к войскам 3-й танковой группы. Впрочем, есть основания усомниться в достоверности этой информации – вряд ли чешские танки смогли бы выдержать столь протяжённый марш, да ещё по российским дорогам. На этот счёт есть другие сведения, приводимые в чешских источниках в последнее время. Согласно им 6-я танковая дивизия была переброшена в полосу наступления группы армий «Центр» по железной дороге, что представляется куда более вероятным.

Уже 4 октября танки Pz.35(t) вступили в бой на московском направлении. Спустя три дня подразделения 6-й танковой дивизии вошли в Вязьму. Затем вместе с остальными соединениями 3-й танковой группы они наступали на Калинин, стремясь охватить Москву с севера. 14 октября немецкие танки вышли к Волге. В рамках второго этапа наступления на Москву 3-я танковая группа наносила удар через Клин и Солнечногорск на Дмитров и Яхрому. Накануне наступления – 15 ноября – 11-й танковый полк 6-й дивизии и 25-й танковый полк 7-й дивизии немцы свели в танковую бригаду «Коль». Такое решение было продиктовано необходимостью создания мощного ударного кулака. Из-за больших потерь ни 11-й, ни 25-й полки по отдельности такого кулака уже собой не представляли. Особенно тяжёлые потери несла 6-я танковая дивизия, причём по мере усиления морозов выход из строя чешских Pz.35(t) стал особенно частым – замерзала пневматическая система управления трансмиссией.

27 ноября подразделения 6-й танковой дивизии вошли в Клин, а после наведения моста через канал Москва-Волга двинулись на Дмитров. Правда, движение это оставалось недолгим – уже 29 ноября немцев отбросили обратно за канал.

5 декабря началось контрнаступление советских войск под Москвой. На севере от столицы особенно тяжёлые бои в эти дни велись против клинской группировки противника, основу которой составляли дивизии 3-й танковой группы. Уже в первый день наступления советские лыжные батальоны, поддерживаемые танками, прорвали немецкий фронт на стыке 36-й и 14-й моторизованных дивизий и в полдень 7 декабря появились перед штабом генерала Шааля (командира 46-го танкового корпуса), располагавшегося в семи километрах северо-восточнее Клина. Офицеры штаба, связные и писари, схватились за оружие. Три бронемашины, несколько 20-мм самоходных зениток и две противотанковые пушки из группы сопровождения штаба корпуса стреляли безостановочно. Генерал Шааль сам залёг за грузовиком и палил из карабина. Вечером с прорванного фронта прибыла потрёпанная рота 14-й моторизованной дивизии и заняла позиции у деревни Большое Щапово, где находился штаб. Впрочем, уже ночью его перенесли в Клин. К 9 декабря немецкому командованию стало ясно, что советские 1-я ударная и 30-я армии стремятся окружить 3-ю танковую группу и все прочие немецкие войска, действовавшие на Клинском выступе. Спустя четыре дня Гитлер дал согласие на отвод войск, и немецкие части хлынули назад по единственной не перерезанной советскими войсками дороге – через Клин.

Вот как вспоминает об этом генерал Шааль в своих записках: «Дисциплина начала рушиться. Всё больше и больше солдат пробивалось на запад без оружия, ведя на верёвке телёнка или таща за собой санки с мешками картошки, – они просто брели на запад без командиров. Солдат, погибавших в ходе бомбёжек с воздуха, больше никто не хоронил. Подразделения тыла, часто без офицеров, заполоняли дороги, в то время как боевые части всех родов войск, включая зенитчиков, отчаянно держались до конца на передовой. Целые колонны тылового обеспечения – за исключением тех, где имелось жёсткое руководство, – в страхе стремились в тыл. Части тыла охватил психоз, вероятно, потому, что они в прошлом привыкли лишь к постоянным наступлениям и победам. Без еды, трясущиеся от холода, в полном смятении, солдаты шли на запад. Среди них попадались раненые, которых не смогли вовремя отправить в тыл. Экипажи самодвижущейся техники, не желая ждать на открытых местах, когда на дорогах рассосутся пробки, просто уходили в ближайшие сёла. Такого трудного времени на долю танкового корпуса ещё не выпадало».



Лёгкие танки Skoda Т-11 и LT vz.35 из состава 3-й роты средних танков болгарской армии. 1941 год.

Клин был потерян. Фронт 3-й танковой группы выпрямился. Танковое остриё, нацеленное на Москву с севера, расплющилось. Живая сила и остатки техники немецких дивизий, в том числе и несколько Pz.35(t) 6-й танковой, отошли на 90 км и заняли позиции по р. Лама. В январе 1942-го они воевали уже в районе Зубцова и Ржева в составе 9-й полевой армии генерала Моделя. В этих боях 6-я танковая дивизия потеряла свои последние танки – её солдаты переквалифицировались в пехотинцев и лыжников. После того как фронт в этом районе стабилизировался, дивизию вывели в тыл, где и перевооружили боевыми машинами немецкого производства. На вооружении частей первой линии Pz.35(t) больше не состояли и использовались в полицейских и охранных дивизиях на оккупированных территориях.

В марте 1942 года был разработан проект создания на базе танка Pz.35(t) артиллерийского тягача. С боевых машин демонтировались башни и всё вооружение, к кормовой части корпуса приваривалась балка с буксирным крюком. Тягач мог буксировать прицепы или артиллерийские орудия массой до 12 т. Отверстие в подбашенном листе, оставшееся после демонтажа башни, не заваривалось, а закрывалось брезентовым тентом. На левой надгусеничной полке крепились четыре канистры с топливом. В 1942 году «Шкода» переделала в тягачи 37 танков, в 1943-м – ещё 12. Демонтированные башни установили на фортификационные сооружения в Дании, а также на побережье Франции, кроме того, их использовали для вооружения бронепоездов.

Помимо германской армии, танки LT vz.35 состояли на вооружении армии румынской, причём часть из этих 126 машин была изготовлена на заводах «Шкода», а часть произведена в Румынии по лицензии. В отличие от чехословацкого варианта эти танки – R-2 – имели упрощённую технологию изготовления (гнутый кормовой лист башни, например, был заменён двумя прямыми). В 1942 году Румыния закупила 26 танков 35(t) уже из запасов немецкой армии. Почти все румынские R-2 входили в состав 1-й танковой дивизии «Великая Румыния». Они участвовали в боевых действиях на южном фланге советско-германского фронта, в частности, в боях под Одессой, и нашли свой конец под Сталинградом. В 1943 году 21 машину этого типа румыны переоборудовали в самоходные артиллерийские установки ТАСАМ R-2, вооружённые трофейными советскими 76-мм пушками Ф-22УСВ и ЗИС-3.

Как уже упоминалось, LT vz.35 после оккупации Чехии и Моравии получила и словацкая армия, в составе которой они принимали участие в боях на Восточном фронте против Красной Армии, а в дни Словацкого национального восстания в 1944 году – в боях с немцами. Несколько танковых башен было установлено на броневагонах словацкого бронепоезда.



Трофейный танк Pz.35(t) на полигоне в Кубинке. 1948 год. К сожалению, до наших дней эта машина не сохранилась.

Болгария, также проявлявшая интерес к этому танку, смогла получить первые 26 машин только в 1940 году, уже от немцев. Попытки приобрести дополнительное количество танков не встретило энтузиазма со стороны германского союзника. И тут вспомнили о танках Т-11 из афганского заказа, мирно стоявших на складе фирмы. В 1941 году они были переданы Болгарии. Эти 10 машин отличались от всех остальных тем, что на них были установлены 37-мм пушки А-7, предназначенные для танка LT vz.38. В 1944 году, после вступления Болгарии в войну против Германии, танки Т-11 принимали ограниченное участие в боях с немцами в Югославии и показали себя неплохо. Специфика боя в горах, в частности, малая дальность прямого выстрела, уравнивала шансы при встрече с более современными немецкими танками. На вооружении болгарской армии чешские танки оставались до начала 1950-х годов. Ещё в 1948 году фирма «Шкода» выполняла заказ на запасные части для них.

До гражданской войны в Испании конструкторы всех стран при проектировании танков уделяли гораздо больше внимания их подвижности и вооружению, чем броневой защите. Это легко проиллюстрировать на примере LT vz.35. Машину снабдили подвеской, обеспечивавшей танку достаточно плавный ход, а также весьма совершенной системой управления, не требовавшей от механика-водителя больших физических усилий, а также вооружили 37-мм пушкой А-3 – одним из самых мощных танковых орудий середины 1930-х годов. При этом максимальная толщина лобовой брони корпуса и башни не превышала 25 мм. Такая броня не обеспечивала защиты от огня как собственной пушки (достаточно распространённое минимальное требование к бронезащите), так и наиболее современных тогда противотанковых орудий. Логика более чем странная – дать боевой машине возможность поражать почти все типы танков того периода, но оставить её легкоуязвимой от ответного огня. Впрочем, справедливости ради надо сказать, что почти все танки, созданные в конце 1920-х – начале 1930-х годов, имели аналогичную несбалансированность характеристик.

В качестве примера можно рассмотреть советский лёгкий танк Т-26, созданный в рамках практически той же, что у LT vz.35, концепции, и близкий к чехословацкому танку по своим тактико-техническим характеристикам. Такое сравнение тем более интересно, что эти машины, вероятно, встречались в боях летом и осенью 1941 года.

При всех внешних отличиях обе машины имели примерно одинаковую боевую массу и габаритные размеры. Несбалансированность характеристик у советского танка была даже больше, чем у чешского, поскольку Т-26 вооружался 45-мм пушкой, а защищался лобовой бронёй толщиной только 15 мм. Усилить же бронирование не представлялось возможным – этого не позволяли ни силовая установка, ни ходовая часть. В результате к началу Второй мировой войны и та, и другая машины безнадёжно устарели. Всё возраставшая мощь противотанковой артиллерии не оставила им шансов уцелеть на поле боя. Для LT vz.35, а точнее, для Pz.35(t) первый звонок прозвенел в Польше, когда выяснилось, что его броня легко пробивается 37-мм польскими пушками Bofors на всех дистанциях, последний – под Москвой.

Оглавление книги


Генерация: 0.254. Запросов К БД/Cache: 0 / 0