Глав: 3 | Статей: 20
Оглавление
27 ноября 2005 г. исполнилось 300 лет морской пехоте России. Этот род войск, основанный Петром Великим, за три века участвовал во всех войнах, которые вела Российская империя и СССР. На абордажах, десантах и полях сражений морские пехотинцы сталкивались с турками и шведами, французами и поляками, англичанами и немцами, китайцами и японцами. Они поднимали свои флаги и знамена над Берлином и Веной, над Парижем и Римом, над Будапештом и Варшавой, над Пекином и Бейрутом. Боевая карта морской пехоты простирается от фьордов Норвегии до африканских джунглей.

В соответствии с Планом основных мероприятий подготовки и проведения трехсотлетия морской пехоты, утвержденным Главнокомандующим ВМФ, на основе архивных документов и редких печатных источников коллектив авторов составил историческое описание развития и боевой службы морской пехоты. В первом томе юбилейного издания хронологически прослеживаются события от зарождения морской пехоты при Петре I и Азовского похода до эпохи Николая I и героической обороны Севастополя включительно. Отдельная глава посвящена частям-преемникам морских полков, история которых доведена до I мировой и Гражданской войн.

Большинство опубликованных в книге данных вводится в научный оборот впервые. Книга содержит более 400 иллюстраций — картины и рисунки лучших художников-баталистов, цветные репродукции, выполненные методом компьютерной графики, старинные фотографии, изображения предметов из музейных и частных коллекций, многие из которых также публикуются впервые. Книга снабжена научно-справочным аппаратом, в том числе именным указателем более чем на 1500 фамилий.

Книга адресована широкому кругу читателей, интересующихся военной историей, боевыми традициями русской армии и флота, а также всем, кто неравнодушен к ратному прошлому Отечества.

Война с Турцией на Черном море 1807–1812 гг.

Война с Турцией на Черном море

1807–1812 гг.

Библиография.

Петров А.Н. Война России с Турцией. 1806–1812. Т. I–III. СПб., 1885–1887.

Савваитов П. Адмирал С.А. Пустошкин. СПб., 1853.

Кумани Н.М. Действия Черноморского флота в царствование Александра I с 1801 по 1826 г. // Морской сборник. 1900. № 10–12.

Сытинский Н.А. Очерк истории 90-го пехотного Онежского полка. СПб., 1903.

Параллельно с действиями эскадры вице-адмирала Д.Н. Сенявина в Архипелаге (см. выше) российский Черноморский флот также провел несколько десантных операций против турецких прибрежных крепостей. Поначалу весной 1807 г. рассматривался вопрос о захвате самого Константинополя. Но главный командир Черноморского флота адмирал маркиз И.И. де Траверсе и начальник 13-й дивизии генерал-лейтенант дюк Э.О. де Ришелье, изучив всю сложность такой экспедиции, «не осмелились отваживать на удачу честь и славу России». В качестве более реальной задачи они предложили захватить турецкую крепость Анапа, чем облегчить действия русских войск на Кубани против черкесов, которые получали от анапского паши оружие и припасы. 21 апреля 1807 г. из Севастополя к Анапе вышла эскадра контр-адмирала С.А. Пустошкина (6 кораблей, 5 фрегатов, 2 брига и 1 брандер), на борту которой расположился 4-й морской полк (1752 чел.). Для скрытности передвижения Пустошкин велел спустить Андреевские флаги и поднять вместо них красные, которые издали смотрелись как турецкие. Одновременно по суше к Анапе двинулся сильный отряд пехоты под командованием дюка Э.О. де Ришелье. 26 апреля он переправился через Кубань и 27 апреля форсированными маршами направился к крепости.



Вид Севастополя или Ахтияра. Гравюра по рисунку художника А. де Палдо. 1805 г. (ГМП).

Вечером 27 апреля эскадра С.А. Пустошкина подошла к Анапе. Но полный штиль не позволил 28 апреля совершить атаку. Только 32-пушечный фрегат «Воин», выдвинувшись вперед с помощью гребных судов, вызвал на себя огонь береговых батарей и разведал их расположение. В 17 часов фрегат подавил одну батарею своей артиллерией, после чего его отбуксировали за линию огня. Ночью моряки на катерах промерили анапский рейд. Утром 29 апреля из города приплыл турецкий парламентер. Пустошкин категорически потребовал от коменданта Анапы «добровольно покориться флагу Его Императорского Величества, нежели приступать к действиям неприязненным, которые послужат истреблению города, как с моря, так и с сухого пути, откуда также сильные войска идут к нему, тогда все без изъятия преданы будут смерти без пощады». На размышление контр-адмирал предоставил туркам 2 часа, а пока велел высаживать десант в трех верстах севернее Анапы. Первым на берег отправился гренадерский батальон 4-го морского полка под начальством шефа полка генерал- майора И.П. Говорова и полкового командира полковника Г.Г. фон Бриммера. Руководил высадкой капитан-лейтенант Ф.М. Маслов, который, «распоряжая судами, на коих свезен был с эскадры на берег десант и артиллерия, показал деятельность в успешном перевозе и безвредном высаживании их на берег под защитою пушек из гребных судов».

Одновременно с высадкой десанта корабли эскадры при помощи завозов стали подтягиваться к крепости и выстраиваться для атаки. В этих приготовлениях прошли условленные 2 часа, но ответ от коменданта так и не поступил. Тогда Пустошкин велел фрегату «Воин» приблизиться к крепости, чтобы проверить — намерены ли турки защищать Анапу. Но едва «Воин» вошел в зону огня, как береговые батареи осыпали его ядрами. Пользуясь благоприятным ветром, на выручку фрегата двинулся 66-пушечный корабль «Варахаил». Он встал на шпринг и с ближней дистанции открыл бомбардировку. В это время на берегу генерал-майор И.П. Говоров, услышав канонаду, быстро повел гренадерский батальон к крепости. Кроме того, находившийся в 4 верстах от Анапы отряд дюка Э.О. де Ришелье тоже ускорил движение.

Через полчаса от пущенных «Варахаилом» брандскугелей запылал городской форштадт, и, кроме того, пожар охватил некоторые крепостные постройки. Гарнизон и турецкие жители в панике бросились из Анапы. В свою очередь конные черкесы ворвались в город и устроили варварский грабеж. В Анапе начался кровавый хаос. Тогда Пустошкин поднял сигнал для Говорова ускорить атаку и велел находившимся на эскадре мушкетерским ротам 4-го морского полка отправиться на лодках и баркасах прямо в город. Первым к берегу подошел мичман И.П. Неверовский. Его послали с мушкетерами для захвата двух купеческих судов, стоявших под защитой анапских батарей. Быстро взяв одно из них и видя полное замешательство врага, он вместе с 6 солдатами высадился у крепости, взобрался на бастион и водрузил российский кайзер-флаг. Турки и черкесы кинулись срывать флаг, но их отбросили штабс-капитан Балдин и мичман Юрьев, подоспевшие с 60 солдатами на выручку. Между тем причалили баркасы еще с сотней морских солдат поручика Казарского и прапорщика Мичурина. Совместным ударом мушкетеры опрокинули противника и ворвались в крепость. Охваченные паникой турки и черкесы бросились из Анапы, но при выходе из северо-восточных ворот наткнулись на подошедших гренадер Говорова, которые встретили толпу врагов пулями и штыками и вогнали ее обратно в город.

В огне и дыму пожаров на улицах Анапы завязался беспорядочный бой. Турки и черкесы перемешались с гренадерами, мушкетерами и моряками. Все вокруг стреляли, кололи, рубили напропалую. Предчувствуя печальный конец, анапский паша вместе с приближенными кинул гарнизон, сел на судно и попытался скрыться морем. Но командир фрегата «Воин» капитан-лейтенант С.В. Подгаецкий оказался начеку и сразу же бросился в преследование. Не надеясь спастись, турки зажгли свое судно, а сами на гребных лодках вернулись к берегу. В это время в Анапу с ходу ворвался авангард дюка де Ришелье, усиливший общую неразбериху. Не видя друг друга в дыму, десант и пехота даже обменялись несколькими залпами. К счастью, недоразумение быстро выяснилось, а само побоище скоро прекратилось, так как большая часть гарнизона бежала или оказалась истреблена. После штурма в крепости нашли более сотни вражеских трупов. Интересно, что сухопутное начальство неодобрительно расценило самостоятельный захват Анапы десантом, как желание С.А. Пустошкина «предоставить морякам славу окончательной победы».

Во время штурма Анапы прапорщик 4-го морского полка Макар Пелявский, 4 рядовых и 1 барабанщик погибли, 2 унтер-офицера и 10 рядовых были ранены. Десант захватил в крепости 86 медных и 12 чугунных пушек, а также множество припасов. Солдаты и моряки разрушили укрепления Анапы, засыпали колодцы, погрузили трофеи на корабли, а оставшееся имущество уничтожили. 12 мая 1807 г. эскадра С.А. Пустошкина триумфально вернулась в Севастополь. За храбрость и предприимчивость Александр I наградил капитан-лейтенантов Ф.М. Маслова и С.В. Подгаецкого, мичманов И.П. Неверовского и Ф.А. Юрьева орденом Св. Георгия 4-го класса. 6 офицеров 4-го морского полка так же получили боевые ордена, а шеф полка генерал-майор И.П. Говоров — орден Св. Анны 1-й степени. Мушкетеры Власов, Фадеев, Семенов и каптенармус Кусков, сопровождавшие мичмана И.П. Неверовского при поднятии кайзер-флага, заслужили Знаки отличия Военного ордена Св. Георгия.



Обер-офицеры 4-го морского полка. 1810–1811 гг. Иллюстрация no акварели из «Исторического описания одежды и вооружения Российских войск…». Часть X. Лист № 1390.

25 июня (7 июля) 1807 г. после тяжелого поражения русской армии при Фридланде Александру I пришлось заключить с Наполеоном невыгодный Тильзитский мирный договор. По его условиям Россия при посредничестве Франции начала мирные переговоры с Турцией. Боевые действия временно прекратились. 12 августа 1807 г. в Слободзее уполномоченные России и Турции подписали перемирие. Хотя император, недовольный выработанными условиями, отказался ратифицировать перемирие, считая его недействительным, обе стороны продолжали воздерживаться от боевых операций. Только 21 марта 1809 г. Александр I объявил о возобновлении военных действий. Но Черноморский флот в основном сосредоточился на охране Крыма, лишь изредка совершая набеги вдоль турецкого побережья. Так, вечером 1 октября 1809 г. фрегат «Лилия», крейсировавший возле крепости Варна, спустил два катера, которые атаковали три небольших турецких судна и захватили одно из них. Утром 2 октября фрегат таким же образом перехватил еще одно судно с командой турок, посланной из Константинополя на усиление гарнизона Варны. В плен сдались 2 офицера и 85 турецких солдат с 2 знаменами. В этом смелом набеге отличились поручик 4-го морского полка И.К. Сибилев, подпоручик И.Ф. Тебенков и 16 солдат.

Следующая кампания 1810 года стала самой славной и одновременно самой неудачной для 4-го морского полка. Сначала решено было покончить с приверженным Турции абхазским князем Аслан-беем (см. стр. 321). Турки помогли ему превратить прибрежный городок Сухум-Кале в сильную крепость, прислали небольшой гарнизон, а также два корабля и несколько судов, планируя перевезти часть горцев в Батум. 19 июня 1810 г. для покорения Сухум-Кале из Севастополя вышел отряд судов капитан-лейтенанта П.А. де Додта: 66-пушечный корабль «Варахаил», 32-пушечный фрегат «Воин», требака «Константин» и 2 канонерские лодки. На их борту разместился батальон Шевандина (1-й мушкетерский) и часть артиллерийской команды 4-го морского полка — всего 872 человека и 2 пушки.

При слабом ветре и штилях отряд лишь вечером 7 июля подошел к Сухум-Кале. Отсутствие ветра не позволило войти в залив, и отряду пришлось держаться в море. Только вечером 9 июля, буксируя суда гребными баркасами, де Додту удалось подвести их к крепости на расстояние пушечного выстрела. Морские артиллеристы сразу же открыли огонь. В результате интенсивной бомбардировки они подбили многие крепостные пушки, а бастионные амбразуры разрушили.

На рассвете 10 июля 1810 г. корабль «Варахаил» и фрегат «Воин» снова начали бомбардировку, методично разрушая крепостные стены и бастионы. В то же время мушкетерский батальон 4-го морского полка высадился под прикрытием канонерских лодок рядом с Сухум-Кале. Три роты под командованием майора М.Е. Карандино двинулись к крепости, а 4-я рота осталась в резерве возле баркасов. Между тем устрашенные артиллерийским обстрелом абхазцы стали покидать Сухум-Кале. Тогда две канонерские лодки капитан-лейтенанта В.К. Скуртулли подошли к форштадту и открыли огонь по бегущим. Одновременно майор Карандино, рассыпав в стрелки роту штабс-капитана Скляренко, двинулся в атаку и взял передовую батарею с 3 пушками. Подойдя к каменной крепостной стене, начальник артиллерийской команды подпоручик Д.И. Серков установил 2 орудия, одно из которых стало стрелять картечью по валу, а второе било ядрами в железные ворота. Мушкетеры с 30 шагов вели по бастионам плотный ружейный огонь. Турки и абхазцы яростно отстреливались. Вскоре штабс-капитан Скляренко был убит, командир другой роты штабс-капитан Д.И. Протопопов ранен, подпоручик Д.И. Серков тяжело прострелен в левый бок навылет. Тут еще турки взорвали мину, ранившую осколками и камнями подпоручика Поликарпова и целиком опалившую сменившего Серкова портупей-юнкера К.Н. Ресницкого. Одновременно отряд абхазцев попытался зайти в тыл десанту со стороны гор. Но де Додт быстро двинул в бой четвертую резервную роту, отбросившую неприятеля с уроном.

Наконец, после двухчасовой бомбардировки «Варахаилу» и «Воину» удалось разрушить морской фас крепости и сделать в стене проломы. Видя бесполезность дальнейшего сопротивления, защитники Сухум-Кале разбежались или сдались в плен. Десантные роты вошли в крепость. Только после этого майор М.Е. Карандино, тяжело раненный пулей в голову и камнями в руку, покинул своих солдат и отправился на корабль.



Вид Сухум-Кале. Французская литография по рисунку путешественника Ф. Неру. 1830-е гг. (РГБИ).

Во время сражения 4-й морской полк потерял убитыми 1 офицера, 1 унтер-офицера, 9 рядовых и 2 бомбардиров. Были ранены 5 офицеров, 4 унтер-офицера, 52 рядовых и 11 артиллеристов. С неприятельской стороны погибли более 300 турок и абхазцев; 2 чиновника и 78 защитников попали в плен. Десант взял богатые трофеи: крепостной флаг, 8 знамен, 62 пушки и 2 фальконета, 1080 пудов пороха и множество военных припасов. Участвовавших в десанте офицеров 4-го морского полка наградили боевыми орденами. 16 морских солдат, в том числе обожженный портупей-юнкер К.Н. Ресницкий, получили Знак отличия Военного ордена Св. Георгия. 5 августа 1810 г. эскадра П.А. де Додта вернулась в Севастополь, оставив в Сухум-Кале две мушкетерские роты 4-го морского полка (214 чел.). Эти роты находились в крепости до конца 1814 г., неся огромные потери от климата, болезней и плохой пищи. Половина морских солдат постоянно лежала в лазарете.

Лихое взятие Сухум-Кале подтолкнуло в сентябре 1810 г. морское начальство к проведению крупной десантной операции против Трапезунда — важнейшего города на восточном турецком побережье. Эта экспедиция имела личное значение для управлявшего Министерством морских сил маркиза И.И. де Траверсе. Еще в июне 1807 г., когда он являлся главным командиром Черноморского флота и портов, эскадра контр-адмирала С.А. Пустошкина, воодушевленная триумфальным взятием Анапы, совершила поход к Трапезунду. Но из-за сильной бури 11 июня и мощного прибоя Пустошкин не смог высадить десант и вернулся ни с чем. Теперь представилась возможность взять реванш. Успех де Додта помог маркизу убедить императора в блестящих перспективах. 17 сентября 1810 г. де Траверсе официально уведомил управляющего Черноморским флотом вице-адмирала Н.Л. Языкова о высочайшем одобрении экспедиции.

Для самого крупного за эту войну десанта под общим командованием шефа 12-го егерского полка генерал-майора С.Г. Гангеблова в Севастополе собрали: 2 батальона Эстляндского мушкетерского полка, 2 батальона 12-го егерского полка и 2 батальона 4-го морского полка, полуроту легкой артиллерии, 200 казаков (без лошадей, но с упряжью) и 30 греков балаклавского батальона — всего 3899 солдат и офицеров, в том числе 366 человек 4-го морского полка в составе корабельных экипажей и еще 1238 в двух батальонах для десанта. Гангеблову и сопровождавшему его генерал-майору И.Д. Панчулидзеву следовало прочно занять пехотой Трапезунд, после чего установить связь с главнокомандующим в Грузии генералом А.П. Тормасовом.

В успехе столь сильной экспедиции никто не сомневался. Победная эйфория после взятия Сухум-Кале всего одним батальоном не оставила равнодушным даже императора. «Его Величество совершенно уверен, — сообщал маркиз де Траверсе Н.Л. Языкову, — что скорость предприятия, неустрашимость и непреклонное стремление, руководствуя как поспешным отправлением эскадры, так и самым прибытием ее к месту назначения, в полной мере оправдают надежду Его Императорского Величества на счастливые успехи сей экспедиции».

6 октября 1810 г. из Севастополя практически в полном составе вышла эскадра Черноморского флота под командованием контр-адмирала А.А. Сарычева — 7 кораблей, 5 фрегатов, 2 корвета, 1 бриг и 1 требака. Но, несмотря на радужные ожидания, экспедиция с самого начала не задалась.



Генерал-майор Семен Георгиевич Гангеблов. Портрет кисти Дж. Доу. 1826 г. (Военная галерея Зимнего Дворца). В октябре 1810 г. шеф 12-го егерского полка генерал-майор С.Г. Гангеблов (Гангеблишвили) командовал на черноморской эскадре контр-адмирала А.А. Сарычева десантными войсками, предназначенными для захвата Трапезунда. За неудачную высадку 17 октября 1810 г. у Платаны уволен Александром I в отставку.


Генерал-лейтенант Иван Давыдович Панчулидзев. Портрет кисти Дж. Доу. 1822–1825 гг. (Военная галерея Зимнего Дворца). В октябре 1810 г. в чине генерал-майора И.Д. Панчулидзев участвовал в экспедиции против Трапезунда. Во время разгрома десанта у Платаны 17 октября 1810 г. лично возглавил второй эшелон, но не смог высадиться на берег, поскольку турки уже захватили плацдарм. Под вражеским огнем его лодки подобрали спасающихся вплавь солдат.

Подойдя к Трапезунду 9 октября, эскадра попала в штиль. Лишь 14 октября с благоприятным ветром корабли изготовились к атаке. Но стоило эскадре приблизиться к Трапезунду, как ветер нагнал густой туман. Весь день и ночь корабли простояли в тумане, и течением их разнесло. Наконец, утром 15 октября туман раздуло. Но затем ветер настолько окреп, что эскадра опять не смогла построиться для атаки, а высадить десант мешали волны и прибой. Тогда Сарычев отвел эскадру на несколько миль западнее Трапезунда, где она укрылась в бухте возле деревни Платана. Здесь Сарычев решил дожидаться благоприятной погоды, а пока велел разорить Платану, которую защищали 5 турецких батарей. Эта карательная экспедиция не представлялась трудной, в связи с чем генерал С.Г. Гангеблов назначил для нее небольшой десант под общим руководством командира Греческого батальона майора Ф.Д. Ревелиоти: 200 солдат 4-го морского полка, 100 егерей и 20 греков.

Утром 17 октября 1810 г. от эскадры отделился отряд судов капитан-командора П.М. Макшеева — 110-пушечный корабль «Ратный», фрегаты «Крепкий», «Назарет», «Лилия» и бриг «Алексей». Встав на рейде Платаны, они открыли бомбардировку и к полудню сбили все береговые батареи. После этого под прикрытием огня фрегатов «Назарет» и «Лилия» десант высадился на берег. Майор Ревелиоти, собрав 70 гренадеров и 11 греков, сразу же бросился в атаку и взял близлежащую батарею с 3 пушками. Но, вырвавшись вперед, он фактически лишил десант единоначалия. Без него все стали действовать порознь: моряки и морские солдаты сосредоточились на обороне места высадки, а поручик 12-го егерского полка Ф.Л. Текелли вместо того, чтобы поддержать Ревелиоти, рассыпал своих людей в стрелки. В результате турки, которых оказалось более трех тысяч, обошли захваченную батарею и отрезали русский авангард от берега. Заклепав турецкие пушки, гренадерам и грекам пришлось с большими потерями пробиваться назад сквозь окружившего их неприятеля.

В это время масса турок атаковала егерей Текелли. Поручик решил собрать своих рассыпанных стрелков и велел ударить «сбор». На барабанный сигнал егеря стали сбегаться к побережью. Турки приняли это за отступление, с яростью бросились вперед и на плечах егерей прорвались к месту высадки. Возле гребных судов завязалась жестокая рукопашная схватка. Видя, что десант терпит поражение, генерал-майор И.Д. Панчулидзев повел на выручку шлюпки и баркасы с подкреплением в 400 человек. Но они подошли слишком поздно — турки уже заняли место высадки и, несмотря на картечный огонь фрегатов и двух канонерок, прикрывавших гребные суда по флангам, не давали им причалить. Открыв сильную стрельбу, турки потопили передовой баркас и катер, пытавшиеся подобрать спасающихся вплавь русских солдат.

Казавшаяся легкой операция против Платаны закончилась катастрофой, ставшей одним из самых неудачных десантов российского императорского флота. 4-й морской полк понес тяжелые потери. Погибли штабс-капитан Агибалов, подпоручик Бацоли, прапорщик Шиц, а также 2 подпрапорщика и 45 рядовых. Подпоручику А.В. Антуновичу ружейная пуля пробила навылет левую ногу выше колена. 2 унтер-офицера и 23 рядовых были ранены. 12-й егерский полк лишился убитыми поручика Ф.Л. Текелли, 8 унтер-офицеров, 1 барабанщика и 58 рядовых. Поручик Н.Е. Чаплыгин был тяжело прострелен в правое плечо навылет. 2 унтер-офицера, 19 егерей и 1 барабанщик оказались ранены.

Сильно досталось и морякам, обслуживавшим десантные суда. Сражаясь с турками на берегу, погибли мичман Николай Левшин, 1 квартирмейстер, 30 матросов, 1 старший юнга, 1 бомбардир морской артиллерии и 2 канонира. Раны получили лейтенант морской артиллерии Долгой, 2 боцманмата, 6 квартирмейстеров, 40 матросов, 4 канонира и 1 плотник. Из Балаклавского батальона погибли 3 унтер-офицера и 7 рядовых. Дважды раненый пулями майор Ф.Д. Ревелиоти потерял сознание, но был спасен морским гренадером. В своем рапорте храбрый грек отмечал: «Нельзя ни описать, ни вообразить геройского духа солдат Говорова полка».



Гренадер и унтер-офицер 1-го батальона 4-го морского полка. 1810–1811 гг. Иллюстрация no акварели из «Исторического описания одежды и вооружения Российских войск…». Часть XVI. Лист № 2281.

После столь неожиданного разгрома А.А. Сарычев собрал военный совет. Обескураженные начальники не решились атаковать Трапезунд, и 30 октября 1810 г. эскадра вернулась в Севастополь. Император, ждавший обещанного триумфа, был крайне недоволен провалом экспедиции. Главным виновником неудачи признали генерал- майора С.Г. Гангеблова, которого Александр I уволил в отставку. Разочарование оказалось столь сильным, что больше Черноморский флот не отваживался на десантные операции. В 1811 и 1812 годах эскадра лишь наблюдала море между Варной и Босфором. Но турецкие военные корабли из пролива не выходили. В результате наибольших успехов добились русские фрегаты, крейсировавшие и перехватывавшие торговые суда.

Наконец, 16 мая 1812 г. между Россией и Турцией был заключен Бухарестский мирный договор, по которому Россия приобрела Бессарабию с границей по реке Прут, крепости Аккерман, Килию и Измаил, а также получила право свободного плавания русских судов по Дунаю.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.105. Запросов К БД/Cache: 0 / 0