Главная / Библиотека / 300 лет российской морской пехоте, том I, книга 2 /
/ Глава VI Эпоха Александра I 1801–1825 гг. / Участие 1-го и 2-го морских полков в Отечественной войне и заграничном походе 1813 год

Глав: 3 | Статей: 20
Оглавление
27 ноября 2005 г. исполнилось 300 лет морской пехоте России. Этот род войск, основанный Петром Великим, за три века участвовал во всех войнах, которые вела Российская империя и СССР. На абордажах, десантах и полях сражений морские пехотинцы сталкивались с турками и шведами, французами и поляками, англичанами и немцами, китайцами и японцами. Они поднимали свои флаги и знамена над Берлином и Веной, над Парижем и Римом, над Будапештом и Варшавой, над Пекином и Бейрутом. Боевая карта морской пехоты простирается от фьордов Норвегии до африканских джунглей.

В соответствии с Планом основных мероприятий подготовки и проведения трехсотлетия морской пехоты, утвержденным Главнокомандующим ВМФ, на основе архивных документов и редких печатных источников коллектив авторов составил историческое описание развития и боевой службы морской пехоты. В первом томе юбилейного издания хронологически прослеживаются события от зарождения морской пехоты при Петре I и Азовского похода до эпохи Николая I и героической обороны Севастополя включительно. Отдельная глава посвящена частям-преемникам морских полков, история которых доведена до I мировой и Гражданской войн.

Большинство опубликованных в книге данных вводится в научный оборот впервые. Книга содержит более 400 иллюстраций — картины и рисунки лучших художников-баталистов, цветные репродукции, выполненные методом компьютерной графики, старинные фотографии, изображения предметов из музейных и частных коллекций, многие из которых также публикуются впервые. Книга снабжена научно-справочным аппаратом, в том числе именным указателем более чем на 1500 фамилий.

Книга адресована широкому кругу читателей, интересующихся военной историей, боевыми традициями русской армии и флота, а также всем, кто неравнодушен к ратному прошлому Отечества.

Участие 1-го и 2-го морских полков в Отечественной войне и заграничном походе 1813 год

Участие 1-го и 2-го морских полков в Отечественной войне и заграничном походе

1813 год

Библиография и источники.

Народное ополчение в Отечественной войне 1812 года. Сборник документов. М., 1962.

Отечественная война 1812 года. Материалы ВУА. T. XIX. СПб., 1912.

Сытинский Н.А. Очерк истории 90-го пехотного Онежского полка. СПб., 1903.

РГВИА. Ф. 103. Оп. 1/208а. Св. 0. Д. 33, 34, 107. Ч. 1; Оп. 1/208 в. Св. 49. Д. 1; Ф. 489. Оп. 1. Д. 6742–6750.

Если участие в походах 1812–1814 гг. Гвардейского и 75-го корабельного экипажей оказалось во многом импровизированным, то морские полки стали готовиться к боевым действиям заранее. Еще 11 ноября 1811 г. помимо запасных батальонов для морских полков были учреждены 4-е (резервные) батальоны, которые формировались в приписанном к 25-й пехотной дивизии Подгощинском рекрутском депо. С помощью этих батальонов планировалось ускорить комплектование полков обученными рекрутами. Однако 14 марта 1812 г. Александр I велел составить из резервных батальонов новые дивизии, и 4-е батальоны первых трех морских полков поступили в 39-ю пехотную дивизию. Кроме того, в июле 1812 г. морские полки выделили также свои 2-е (запасные) батальоны для формирования 9-го, 10-го и 11-го резервных пехотных полков. Вместо них в каждый морской полк прислали по 750 рекрут из Московского и Тверского рекрутских депо.



Переправа Великой армии через Березину 16 ноября 1812 г. Раскрашенная акварелью литография В. Адама. Середина XIX в. (ГИМ).

В связи с уходом гвардии в Вильну 3-й морской полк перевели из Кронштадта в Петербург, где он расположился в казармах Лейб-Гвардии Литовского полка. Этому морскому полку не довелось участвовать в боевых действиях. До 1814 года он занимался обучением рекрутов и поддержанием порядка в столице и ее окрестностях.

1-й и 2-й морские полки в апреле-июле 1812 г. готовились повторить Ганноверскую экспедицию 1805 года и высадиться вместе с шведскими войсками в Померании. Но из-за разногласий России и Швеции по вопросу о Финляндии и Аландских островах «померанский проект» не состоялся. На встрече в Або 15–18 августа 1812 г. шведский принц Карл-Юхан согласился с отправлением собранных для десанта русских войск на усиление 1-го отдельного пехотного корпуса графа П.Х. Витгенштейна, защищавшего Петербург. Эта договоренность совпала с просьбой самого графа о пополнении его войск, выдержавших несколько сражений под Полоцком. 30 августа император велел направить в помощь Витгенштейну два отряда, составленных из находившихся в тылу войск и дружин Санкт-Петербургского ополчения. По этому указу два батальона 1 — го морского полка во главе с его командиром подполковником Э.Я. Рошетом выступили из Кронштадта в Гатчину, где вошли в отряд генерал-майора И.М. Бегичева. 5 сентября этот отряд двинулся на Лугу и Порхов и к концу месяца прибыл в Великие Луки. Отсюда батальоны 1-го морского полка с прикомандированной к нему 15-й дружиной Санкт-Петербургского ополчения перешли в Невель, где поступили в авангардный отряд генерал-майора И.И. Алексеева[45].

По замыслу графа Витгенштейна отряд Алексеева должен был наступать на правом фланге его корпуса, захватить вражеских фуражиров, расположившихся у мызы Козяны, и, выйдя 6 октября к Полоцку, содействовать общему штурму города. Согласно этому плану, Алексеев занял селение Городок и 2 октября выслал к местечку Сиротину отряд драгун майора И.А. Дзевонского с ротой 1-го морского полка штабс-капитана О.Е. Никитина. Ворвавшись в местечко, русские войска захватили вражеских фуражиров, опрокинули французскую колонну и захватили ее обоз. Всего отряд разогнал около 400 человек, взяв в плен 64 солдата и коменданта Сиротина капитана Руша — адъютанта командира 8-й пехотной дивизии генерала Н.Ж. Мезона. Между тем из окрестных сел показались превосходящие силы противника. Истребив собранные в Сиротине запасы фуража и провианта, отряд Дзевонского отступил к Городку. За проявленную в этом деле «отличную храбрость» штабс-капитан О.Е.Никитин был произведен в капитаны.



Адъютант 2-й бригады 1-й кирасирской дивизии поручик Василий Иванович Тихменев. Портрет кисти неизвестного художника. Около 1820 г. (Музей-панорама «Бородинская битва»). Богатый ярославский помещик В.И. Тихменев (1793 — после 1832) был выпущен 26.XII.1811 г. из 1-го кадетского корпуса прапорщиком во 2-й морской полк. 23.VIII.1812 г. произведен в подпоручики. Совершил с полком поход 1812 года. Посланный к войскам графа П.Х. Витгенштейиа принял участие 16.XI.1812 г. в сражении на реке Березине, «где отличил себя как храбрый и расторопный офицер, взяв с 50 человеками стрелков в плен 36 человек неприятельских солдат, за что и награжден орденом Св. Анны 4-го класса». Во время осады Данцига состоял адъютантом при шефе 2-го морского полка А.Э. Пейкере. 28.V.1813 г. при отражении вылазки французов на Воненберг добровольно вызвался в стрелки, где получил сильную контузию картечью в левую ногу ниже колена, и под ним были убиты две лошади. Ночью с 15 на 16. VIII по приказу Пейкера с 12 казаками снял французский передовой пикет, причем был ранен пулей в щиколотку левой ноги. 17.VIII во время отражения вылазки французов на Пицкендорф Тихменев, несмотря на рану, по приказанию Пейкера с 46 казаками выгнал французских стрелков из лощины и взял в плен 8 человек. Участвовал в упорных боях под Данцигом 21, 22 и 23.VIII, 20 и 23.Х. В связи с капитуляцией Данцига 21.XII награжден прусским военным орденом «Pour le M?rite». В 1814 году состоял при военном начальнике города генерал-майоре И.П. Кульневе. 10.I.1815 г. произведен в поручики. 1.II.1817 г. переведен в Лейб-Гвардии Кирасирский полк. 14.II.1827 г. вышел в отставку гвардии ротмистром и в 1828–1832 гг. возглавлял Костромскую удельную контору.

После столь успешного набега отряд И.И. Алексеева вечером 3 октября подошел к Козянам, где обнаружил сильный авангард 8-й французской пехотной дивизии — до 1,5 тысяч солдат, подкрепленных 4 эскадронами кирасир, а также эскадронами конных егерей и шеволежер. Неприятель хорошо приготовился к обороне, превратив местную усадьбу в настоящий форт. В связи с этим Алексеев решил действовать хитростью и разделил свои силы. Рота 1-го морского полка капитана Ф.В. Повало-Швейковского, сотня ополченцев, эскадрон драгун и 2 орудия под общим командованием штабс-капитана Д.Т. Паренсова отправились ночью в обход Козян с левого фланга. Еще одну морскую роту, сотню ополченцев и эскадрон драгун Алексеев оставил в резерве для прикрытия обоза. С прочими силами генерал двинулся к Козянам, охватывая мызу с фронта и по правой стороне.

На рассвете 4 октября Паренсов сбил вражеские пикеты и начал канонаду. Увидев его небольшой отряд, французская пехота вышла из усадьбы и под прикрытием кавалерии стала выстраиваться на позиции. Но тут появился Алексеев и, выдвинув орудия, открыл сильный огонь. Действие артиллерии заставило французские эскадроны начать отход. Тогда стрелки Повало-Швейковского стали обходить неприятеля с левого фланга, Митавские драгуны врубились в кирасир, а роты 1-го морского полка под командованием Э.Я. Рошета ударили на французов с фронта. Рядовые Филипп Николаев, Иван Фомин, Яков Герасимов, Миней Иванов, Андрей Евсеев, Прокофий Трофимов, Федор Никитин и Афанасий Борисов «бросились на фронт неприятеля впереди своих товарищей и храбростью своей ободрили их, поражая неустрашимостью своей неприятеля, и дрались с оным весьма храбро и отчаянно». Не давая противнику укрыться в усадьбе, морские роты загнали французов в лес. Штабс-капитан А.А/ Попов «был послан со стрелками для занятия леса, что он исполнил и прогнал с отличной храбростью засевшего там неприятеля». Согласно наградным документам, 3 фельдфебеля, 3 унтер- офицера и 2 рядовых 1-го морского полка, «быв в стрелках, мужественно и отчаянно дрались и неустрашимостью своей подавали пример товарищам своим и при поражении неприятеля захватили несколько человек в плен». Вместе с морскими солдатами по лесу рассыпались ратники 15-й дружины, устроившие настоящую облаву на французов. В то же время два эскадрона драгун и ставропольские калмыки обскакали лес, перешли ров и оказались в тылу у отступающих. В итоге в плен удалось захватить 120 человек, в том числе много тяжело раненных. Количество убитых точно подсчитать не удалось, поскольку ополченцы не давали врагам пощады, и многие французы навсегда остались в лесной чаще. Общий урон неприятеля Алексеев полагал в несколько сотен убитых. На мызе были захвачены запасы хлеба и муки[46].



Офицер 2-го морского полка в походной форме. 1812–1814 гг. Рисунок художника А.В. Каращука. 2005 г.

Прогнав французов из Козян, Алексеев на следующий день занял Рудню, откуда 6 октября выступил к Полоцку. Вечером 7 октября он подошел к мызе Струня, где встретил баварский отряд полковника Ламотта на позиции перед тет-де-поном, защищавшим мост через Западную Двину. По приказу Алексеева подполковник Э.Я. Рошет, «командуя вверенным ему 1-м морским полком, рассыпал несколько рот стрелков по лесу к берегу, а сам, обойдя неприятеля с правой стороны, ударил во фланг так, что согнав его в кучу, принудил оставить то место и, выгнав на большую дорогу, подвел неприятелей под их же выстрелы из орудий картечью и, будучи сам впереди, пренебрегая выстрелами из орудий неприятеля картечью, прогнал его стрелков через мост так, что неприятель нисколько уже не мог нам вредить».

Когда французы стали переходить мост, Алексеев послал находившегося при нем адъютанта Потемкина «с ротою 1-го морского полка, которую он поставил на столь выгодное место, что оная, зайдя с левого фланга, поражала неприятеля с берегу наискось, и тут неприятель много потерял своих стрелков не только тех, которые бежали через мост, но и тех, которые уже были на берегу той стороны». Отступив за реку, баварцы сожгли мост. Утром 8 октября Алексеев форсировал Двину и преследовал неприятеля, ведя перестрелку. За храбрые действия при Струне подполковник Рошет был награжден орденом Св. Владимира 4-й степени с бантом[47].

После взятия Полоцка 1-й морской полк вошел в резерв генерал-майора А.Б. Фока, с которым сначала находился в местечке Камень, а затем в Лепеле. Ночью 1 ноября Фок получил приказ срочно перейти к Чашникам, куда он подоспел к концу боя 2 ноября. Основная часть резерва, в том числе и 1-й морской полк, активного участия в сражении при деревне Смоляны не принимала, оставаясь на левом берегу реки Уллы. Здесь к полку прибыл его шеф полковник П.А. Попов.



Рядовой и обер-офицер 1-го морского полка. 1812–1817 гг. Акварель из «Исторического описания одежды и вооружения Российских войск…». Часть X. Лист № 1363. (ВИМАИВиВС).

10 ноября 1-й морской полк продолжил наступление в первой линии корпуса генерал-лейтенанта Г.М. Берга. Около полудня 16 ноября линия подошла к переправе остатков Великой армии через реку Березину возле деревни Студянка. В этот момент 1-я (бергская) бригада 26-й пехотной дивизии генерала Ф.Э. Дама атаковала двумя колоннами русский авангард генерал-майора Е.И. Властова. Подоспевшие к левому флангу войска Берга с ходу перешли в контрнаступление. Севский пехотный полк, подкрепленный 1-м морским полком, ударил в штыки и смял первую колонну бергцев, которая, отступая, расстроила вторую колонну. Русскую контратаку остановили лишь срочно выдвинувшиеся от мостов польские полки 28-й пехотной дивизии генерала Ж.Б. Жирара, прикрывшие отход немцев. После этого основные бои развернулись в центре и на правом русском фланге, а на левом весь день продолжалась активная перестрелка. 1-й морской полк выдвинул в стрелки две роты. Капитан В.С. Озеров, «будучи выслан в стрелки с ротою, отражал неприятельских стрелков с отличной храбростью, причем был контужен пулей в правую ногу». Штабс-капитан А.А. Федотов, «будучи послан с ротою в стрелки, храбростью и расторопностью выгонял несколько раз неприятельских стрелков из лесу, причем ранен пулей в шею». В то же время штабс- капитан А.А. Попов, «будучи в охотниках со стрелками, сражался несколько часов против превосходного числа неприятельских стрелков, но не могши выгнать их из лесу, бросился в штыки, чем и обратил их в бегство». В стрелках также находился поручик И.А. Разин, раненный пулей в правую ногу. Все четыре офицера получили за храбрость орден Св. Анны 3-й степени, а шеф 1-го морского полка полковник П.А. Попов был награжден орденом Св. Владимира 4-й степени с бантом[48].

Ночью остатки вражеских войск перешли Березину и к 9 часам утра сожгли за собой мосты. Но двинувшиеся к переправе русские полки встретили неожиданное препятствие. «За целую версту нельзя было подойти к берегу от оставленного французами обоза, — вспоминал офицер Р.М. Зотов. — Кареты, телеги, фуры, щегольские коляски, дрожки — все это, нагруженное русским добром, награбленным в Москве и по дороге; подбитые орудия, пороховые ящики, тысячи обозных лошадей, спокойно ищущих пищи под снегом или в какой-нибудь фуре; наконец, груды убитых и умирающих, толпы женщин и детей, голодных и полузамерзших, все это так загромоздило дорогу, что надобно было отрядить целую дружину ополчения, чтоб как-нибудь добраться до места переправы <…> Целые два дня продолжали мы разбирать обозы, и все еще больше половины осталось на месте. В эти два дня исправлены были мосты на Березине, и мы пустились вслед за французами»[49].

19 ноября 1-й морской полк перешел реку и, продолжая преследовать противника, 16 декабря вступил на территорию Пруссии.

Между тем с началом Отечественной войны резервные батальоны первых трех морских полков, входившие в состав 39-й пехотной дивизии, были посланы на усиление гарнизона Рижской крепости, где сражались против Прусского вспомогательного корпуса маршала Макдональда. В сентябре 1812 г. русские войска предприняли масштабную экспедицию. В ней особенно отличился поручик 1-го морского полка Гернц Фромболь Брыгин, участвовавший со своей ротой 14 сентября в занятии селения Даленкирхен, 15 сентября во взятии мызы Гросс-Экау, с 16 на 17 сентября в ночной экспедиции за рекой Аа под Рундалем, 17 сентября в перестрелке с неприятелем на Гарозенской дороге. 20 сентября русские войска вернулись в Ригу. При возобновлении их наступления на Фридрихштадт Брыгин с ротой был послан 25 октября в разведку, сделал засаду на Гарозенской дороге и захватил вражеский патруль. 29 октября он обошел с солдатами по считавшемуся непроходимым болоту неприятельский пикет и внезапным нападением без потерь захватил в плен 1 офицера, 2 унтер-офицеров и 27 рядовых. 3 ноября Брыгин с ротой находился в стрелках при взятии вражеского форпоста под Фридрихштадтом и нападении на вражескую колонну.



План окрестностей Данцига в 1813 г. Гравюра. 1840 г. (Музей-панорама «Бородинская битва»).

С 8 декабря русские войска начали преследовать противника, отступающего к Тильзиту. 15 декабря Брыгин участвовал во взятии Мемеля и в тот же день перешел со своей ротой государственную границу. 18 декабря 1812 г. прусский генерал Йорк заключил с русским командованием Таурогенскую конвенцию, фактически означавшую прекращение боевых действий на этом направлении. Вскоре резервные батальоны морских полков присоединились к своим действующим батальонам, получив 2-й порядковый номер.

По-своему сложился боевой путь 2-го морского полка. 12 сентября 1812 г. Александр I велел генерал-майору И.И. Новаку составить в Новгороде корпус для прикрытия большой Московской дороги и путей, ведущих от Гжатска на Осташков. Этот корпус, формировавшийся из ополчения, император усилил батальонами 2-го морского полка с его артиллерийской командой. «По прибытии в Новгород 2-го морского полка» Новаку предписывалось «употребить деятельное старание, дабы посредством сего полка дать нужное для военных действий образование Новгородскому ополчению». Под командованием своего шефа полковника А.Э. Пейкера 2-й морской полк выступил из Кронштадта и, прибыв в Новгород 9 октября, занялся обучением дружин.

14 октября отряд Новака подчинили генерал-адъютанту князю П.М. Волконскому, который приказал ему выдвинуться в село Лопатино Тверской губернии для защиты Тверской и Псковской губерний от возможных вражеских набегов. Оставив в Новгороде майора 2-го морского полка М.Т. Кадникова с 3 обер-офицерами и 120 рядовыми для дальнейшего обучения 4-й бригады Новгородского ополчения, Новак 17 октября выступил из города. Однако в связи с изменением обстановки отряд получил новое назначение и был двинут через Торопец, Велиж и Сураж к Витебску. При быстрых маршах пехоту везли на подводах. Вступив в Витебск 15 ноября, Новак получил предписание графа П.Х. Витгенштейна о скорейшем присоединении к его корпусу. 24 ноября отряд Новака перешел реку Березину и 3 декабря прибыл в Неменчин, где, наконец, поступил в состав действующей армии. Двигаясь дальше, 2-й морской полк 17 декабря перешел прусскую границу.



Генерал-лейтенант Александр Эммануилович Пейкер. Портрет кисти Дж. Доу. 1824–1827 гг. (Военная галерея Зимнего Дворца). Лифляндский дворянин А.Э. Пейкер (1776–1834) поступил 10.XII.1790 г. капралом в 5-й морской батальон Балтийского флота. 13.VI.1793 г. переведен подпрапорщиком в Гатчинские войска великого князя Павла Петровича, где 9.V.1794 г. произведен в портупей-прапорщики и 29.IX.1796 г. в подпоручики. С восшествием на престол Павла I зачислен 16.XI.1796 г. в Лейб- Гвардии Семеновский полк. По собственному желанию переведен 19.IV. 1806 г. полковником в 1-й морской полк и 15.I.1807 г. назначен его командиром. С 22.I.1810 г. по 1.IX. 1814 г. шеф 2-го морского полка. 9.VI.1811 г. назначен командиром 1-й бригады 25-й пехотной дивизии (1-й и 2-й морские полки). Участвовал в Отечественной войне 1812 года и осаде Данцига в 1813 году. За отличие при отражении многочисленных вылазок французского гарнизона награжден орденом Св. Анны 2-й степени, золотой шпагой с надписью «За храбрость», орденом Св. Владимира 3-й степени и произведен 15.IX.1813 г. в генерал-майоры. 11.V.1824 г. назначен начальником 1-й пехотной дивизии, состоявшей из морских полков. 22.VIII.1826 г. произведен в генерал-лейтенанты. С 11.II.1828 г. комендант Нарвской крепости.


План осады Данцига в 1813 г. Гравюра. 1840 г. (Музей-панорама «Бородинская битва»).

Преследуя остатки 7-й французской пехотной дивизии, авангард Витгенштейна занял 24 декабря Кенигсберг и 26 декабря блокировал порт Пиллау. 29 декабря 2-й морской полк с 6 орудиями подкреплял передовые войска возле местечка Шлобитен, после чего 3 января 1813 г. был направлен к Данцигу. 19 января А.Э. Пейкер с особым отрядом — 2-й морской полк, 100 драгун, 50 казаков, 6 батарейных орудий — двинулся по песчаной косе Фриш из-под Данцига к Пиллау. Одновременно с противоположной стороны от Кенигсберга к Пиллау подступил отряд графа К.К. Сиверса. 25 января он начал закладывать осадные батареи, требуя сдачи города именем прусского короля. Одновременно Пейкер форсировал залив Фришгаф и осадил Пиллау с морской стороны, «оказав отличное усердие и расторопность, и собственным примером подкреплял дух храбрости во всем отряде». Видя безнадежность положения, часть гарнизона Пиллау, состоявшая из прусских войск, пригрозила французам мятежом. В итоге 26 января крепость капитулировала, и 27-го в нее вступили войска Сиверса.

Между тем преследуемые Витгенштейном остатки французских войск отступили в Данциг. Оборону города возглавил генерал Ж. Рапп, который составил из частей 7-й, 30-й и 33-й пехотных дивизий новый 10-й корпус Великой армии. Уже 2 января к крепости стали подходить казачьи полки донского атамана графа М.И. Платова. Заняв предместья, они 9 января приступили к правильной блокаде Данцига. 15 января казаков сменили войска графа П.Х. Витгенштейна, который, в свою очередь, предложил не заниматься осадой крепости, а «блокировать оную, стеснить тамошний гарнизон в стенах ее, заставить нуждаться в продовольствии и чрез голод принудить сдаться». Этот вариант позволял использовать под Данцигом вместо регулярных войск ополченческие дружины. 21 января император одобрил предложение Витгенштейна. Войска графа двинулись к Одеру, оставив под Данцигом до подхода ополчения корпус генерал-лейтенанта Ф.Ф. Левиза. В его составе находился 1-й морской полк, а также вернувшийся из Пиллау 8 февраля 1813 г. 2-й морской полк.

Корпусу Левиза предстояла сложная задача. Данциг являлся мощной крепостью, подходы к которой защищало множество фортов и укрепленных предместий. Сам город был окружен высоким валом с 22 бастионами и рвом, наполненным водой из рек Радаун, Мотлау и Висла. С внешней стороны городские ворота закрывал дополнительный ряд укреплений с батареями на высотах Бишофсберг и Гагельсберг. Парижская газета «Монитер» писала 26 января 1813 г.: «Данциг, в настоящее время непобедимая крепость, обороняется тридцатью тысячами человек наилучшего войска под начальством хороших генералов; губернатор города генерал Рапп — неустрашимый воин. В составе гарнизона много артиллерийских и инженерных офицеров; крепость снабжена всем нужным на два года». Гарнизон Данцига готовился к активной обороне.

В феврале 1813 г. морские полки заняли позицию под Данцигом. При этом 2-й морской полк с 12 орудиями конной артиллерии составил под командованием А.Э. Пейкера резервный отряд в центре русской линии. Чтобы прекратить связь гарнизона с жителями предместий, на рассвете 21 февраля Ф.Ф. Левиз предпринял их общий штурм, во время которого морские полки сбили вражеские аванпосты и заняли форштадт Нейгард. Но при дальнейшем наступлении превосходящие силы французов контратаковали и оттеснили русских застрельщиков. В горячей перестрелке штабс- капитан 1-го морского полка А.И. Ермолаев был ранен пулей в правую ногу, майору 2-го полка Е.Р. Адамсу прострелили левую ногу ниже колена навылет, а уже знакомый нам герой взятия Курцола георгиевский кавалер штабс-капитан Ф.Х. Харитонов получил рану ружейной пулей в левое плечо. В свою очередь 12 марта французы атаковали позиции морских полков, но были отбиты с уроном.

11 апреля 1813 г. командование всеми русскими и прусскими войсками под Данцигом принял герцог Александр Вюртембергский. 15 апреля около 4 тысяч французов при поддержке 6 орудий и 4 канонерских лодок сделали вылазку против слабого отряда полковника Ф.Ф. Розена, расположенного на Нерунге (Данцигской косе), и оттеснили его к селению Юнкеракер. Тогда герцог направил Пейкера со 2-м морским полком и 6 орудиями в деревню Гросс-Плейендорф для наблюдения за левым берегом Вислы, а 1-му морскому полку и 200 ополченцам приказал на английских судах сделать высадку и соединиться с отрядом Розена. В результате предпринятых мер французы, разорив захваченные селения, отступили в крепость. 19 апреля морские полки вернулись в центр позиции к Шиделькау и расположились в деревне Воннеберг (Воненберг). Поскольку к этому времени ополчение уже заняло позиции под Данцигом, Пейкер с полками 25-й пехотной дивизии выступил 28 апреля к главной армии в Дрезден. Однако герцог Вюртембергский, не желая оставаться без регулярных частей, добился возвращения дивизии 15 мая под Данциг.


За время боевых действий, проходивших в суровых условиях, численность морских полков уменьшилась вдвое. Требовалось срочно пополнить их людьми. В связи с этим еще 18 ноября 1812 г. Александр I велел начальнику 25-й пехотной дивизии генерал-майору П.Я. Башуцкому сформировать для морских полков новые 4-е запасные батальоны — по 80 унтер-офицеров, 17 барабанщиков, 2 флейтщика, 920 рядовых и 60 нестроевых в каждом. Завершив подготовку, запасные батальоны 1-го и 2-го морских полков выступили под Данциг. В мае 1813 г. они пришли к крепости и поступили на укомплектование действующих батальонов. Но долгий и трудный поход сделал свое дело, — в запасных ротах оказалась лишь половина солдат. Так, 2-й морской полк получил 6 подпрапорщиков и фельдфебелей, 37 унтер-офицеров, 12 музыкантов и 489 рядовых — то есть 53 % от штатного числа. В результате морские полки продолжали воевать под Данцигом, имея от трети до половины личного состава в разных литовских госпиталях. В конце концов, 9 августа 1813 г. в Белостоке решили составить новые запасные батальоны, которые вошли в Резервную армию под командованием князя Д.А. Лобанова-Ростовского. Эти батальоны готовили для полков пополнение, собирали отставших и возвращающихся из госпиталей солдат и одновременно несли охранную службу в Польше.

Вернувшись под Данциг 15 мая, Пейкер снова возглавил особый отряд из разных, в том числе прусских войск в центре осадной линии у деревни Воннеберг. Ночью с 18 на 19 мая его отряд захватил построенное неприятелем около Штольценберга укрепление для 4 орудий и срыл его, за что Пейкера наградили орденом Св. Анны 2-й степени. В ответ 28 мая французы предприняли сильную вылазку на Воннеберг. До 6 часов вечера морские полки вели упорный бой. Пейкер, «командуя Воненбергским отрядом, удержал первое стремление неприятеля, не уступя нимало из своей позиции, храбростью и неустрашимостью принудил неприятеля, не воспользуясь ничем, ретироваться в форштадт». При отражении вылазки во 2-м морском полку были убиты унтер-офицер Илья Андреев, барабанщик Федор Иванов, 9 рядовых, и еще 3 рядовых умерли от полученных ран.

В то же время командир 1-го морского полка подполковник Э.Я. Рошет «с командуемым, им батальоном несколько раз бросался на штыки и нанес неприятелю значительный вред». Посланная в стрелки рота капитана А.В. Литвинова сбила вражеских вольтижеров и заставила их отступить за свои укрепления. При этом штабс-капитан А.А. Попов получил рану пулей в грудь у левого плеча, поручик П.И. Афонасьев оказался «ранен пулей в брюхо и в мышцы левой руки в ладонь навылет», а прапорщик Н.А. Пущин ранен «пулей в плечо навылет в грудь». Кроме того, поручик И.Я. Раздеригин получил рану пулей в лицо, а подпоручик Б.Е. Воинов контузию в левую ногу.

На следующий день 29 мая под Данциг пришло известие о заключении Плейсвицкого перемирия, и военные действия временно прекратились. За храбрость в сражении 28 мая Знаками отличия Военного Ордена Св. Георгия были награждены 7 нижних чинов 1-го морского полка и 8 нижних чинов 2-го морского полка. Кроме того, Георгиевский крест получил прикомандированный ко 2-му полку унтер-офицер 3-го морского полка Никифор Андреев. За отражение вылазки на Воннеберг полковника Пейкера наградили золотой шпагой с надписью «За храбрость».

12 августа 1813 г. военные действия под Данцигом возобновились. Получив дополнительные орудия, а также конгревовы ракеты из Англии, герцог Вюртембергский приступил к правильной осаде крепости. 1-й морской полк занял позицию на правом фланге русской линии возле предместья Ора.



Ночная бомбардировка Данцига. Фрагмент раскрашенной гравюры И.-P. Ругендаса. 1810-е гг.

Ночью с 16 на 17 августа русские войска атаковали Ору и штурмом взяли два редута около нее. При этом находившийся впереди поручик Г.Ф.Брыгин был ранен пулей в голову навылет, а командовавший стрелками подпоручик П.Д. Иванов «неоднократно бросался на неприятельские шанцы, причем тяжело ранен пулей» в левое плечо.

С наступлением дня 1-й морской полк вел работы, закрепляясь в захваченных редутах. В это время в центре линии у Пицкендорфа, где располагался отряд полковника М.Л. Трескина, «от появившегося небольшого отряда неприятельского завязалось ничтожное было, а потом и весьма значительное дело». Генерал Рапп попытался вклиниться в оборону союзников. Но Пейкер, «командуя отрядам при Воненберге, во время сильного нападения неприятеля на отряд полковника Трескина сильно ударил в левый фланг неприятеля, привел оного в расстройство, чем много способствовал к поражению оного, будучи сам везде примером храбрости и неустрашимости». Во фланговой контратаке 17 августа особенно отличился прусский ландвер, который бросился вперед и «истребил все, что встретил или догнал».

Одержав успех в центре и на правом фланге у Оры, русские войска 21 августа атаковали противника с противоположной стороны в Лангфурте. Пытаясь перехватить инициативу боя, Рапп велел гарнизону сделать вылазки по всей линии. На правом фланге колонна французов попыталась отбить захваченные 17 августа редуты у Оры, но была встречена 1-м морским полком. Подполковник Э.Я. Рошет «при вылазке неприятеля из форштадта Оры командовал всеми стрелками с отличным искусством и благоразумием и личной храбростью подавал пример подчиненным, храбро и неустрашимо ударил на неприятеля, приведя его в расстройство, чем способствовал к прогнанию неприятеля из Оры и занятию сего форштадта». 1-й морской полк не только отбил противника, но и, опрокинув его, занял предместье. Отмечая заслуги Рошета, герцог Вюртембергский докладывал: «Вообще сей отличнейший по корпусу офицер во всех делах показывает примерную храбрость и благоразумие и превосходит всякую похвалу».

Одновременно с атакой Оры французы сделали сильный натиск из Штольценберга на центр союзной линии. Здесь противника встретил командир 2-го морского полка майор С.Т.Федоров, который, «командуя половиной полка, одной дистанции в 4-х шанцах защищался, а другой прикрывал 14 орудий, имея из оной части по всей линии стрелков, распоряжал во всех частях с отличным усердием, во всех местах обращал в бегство неоднократно высылаемых неприятельских стрелков». Первый удар французов принял подпоручик Марков, который «как опытный и храбрый офицер удержал первый его стремление, быв ранен, остался управлять вверенною ему частью стрелков, где он и ранен вторично». Подкрепить Маркова послали подпоручика Н.Г. Коробицына. Он помог опрокинуть французов и после второго ранения Маркова принял командование стрелками. Развивая успех, поручик Я.О. Малачкин захватил вражеский пикет в окопе перед Штольценбергом.

Несмотря на упорный бой, потери 2-го морского полка оказались невелики — убит 1 рядовой, 1 пропал без вести, несколько человек ранены. За доблесть 17 и 21 августа командир полка майор С.Т. Федоров — герой Афонского сражения и георгиевский кавалер — был награжден орденом Св. Владимира 4-й степени с бантом, а шефа полка полковника А.Э. Пейкера император произвел 15 сентября в генерал-майоры.

Отразив вылазки и укрепив позицию, герцог Вюртембергский решил заложить первую осадную траншею (параллель) против ключевой горы Бишофсберг, доминирующей над Гагельсбергом. Но для обеспечения траншеи от продольного флангового огня требовалось сначала захватить предместье Шотенгейзер. Ночью с 4 на 5 сентября батальон 1-го морского полка совершил вылазку и занял близлежащие неприятельские шанцы. Для последующего взятия Шотенгейзера был придуман хитрый план. Ночью с 28 на 29 сентября союзники начали бомбардировку Данцига с противоположной стороны у Оливских ворот и зажгли город. Когда французы сосредоточились в направлении Лангфурта, три русско-прусские колонны неожиданно атаковали Шотенгейзер. В третьей колонне из Оры наступал 1-й батальон 1-го морского полка. Союзники с ходу заняли три передовых редута, и морские стрелки ворвались в предместье. Но Рапп быстро сориентировался и бросил в контратаку знаменитую «Адскую роту» отчаянных головорезов капитана А. Шамбюра. Завязался упорный бой, в ходе которого погиб прапорщик 1-го морского полка Сидоров. Тогда майор А.М. Образцов «с частью батальона был послан на подкрепление, ударил на стремившегося неприятеля и его опрокинул».



Знак отличия Военного Ордена Св. Георгия. (ГИМ). Знак отличия Военного Ордена Св. Георгия, часто именовавшийся в просторечье Георгиевским крестом, являлся высшей и наиболее почетной боевой наградой для нижних чинов. За храбрость в боях 1812–1813 гг. таким крестом были награждены самые отважные моряки Гвардейского экипажа, гренадеры и солдаты 1-го и 2-го морских полков, а также Каспийского морского батальона.

Между тем, видя, что французы втянулись в бой за Ору, герцог Вюртембергский приказал майору 2-го морского полка З.П. Жукову атаковать в центре два шанца на отлогой стороне высоты, спускающейся от Шидлица к Воннебергу, — передний на 10 человек и за ним еще один на 40 стрелков. Жуков послал штабс-капитана 2-й мушкетерской роты Н.Я. Сафонова с 50 солдатами, который «благоразумием своим и неустрашимостью выбил неприятеля и занял шанцы». В это время у Оры французы получили подкрепление и, в конце концов, вытеснили союзников из сожженного Шотенгейзера. Однако пруссаки удержали захваченные ночью ключевые высоты, где к утру построили батареи. Под их огнем французы очистили разоренное предместье и отошли к Иезуитскому монастырю.

После разгрома Шотенгейзера осаждающие заложили первую параллель. С этого времени начались грандиозные земляные работы, охватывавшие Бишофсберг и продвигавшие траншеи зигзагами вперед. 7 октября была закончена первая линия по правому флангу и открыта бомбардировка города из мортир. Роты 2-го морского полка с 9 октября находились в отряде, прикрывавшем от вражеских вылазок траншейные работы и строительство новых редутов. 1-й морской полк занимал в это время Ору, вернее, ее обгорелые развалины без единого целого дома. Здесь под командой Рошета располагался также батальон Ярославского ополчения и 2 орудия легкой роты № 11. 20 октября французы сделали со стороны Иезуитского монастыря сильную вылазку для разрушения траншейных работ. Но 1-й морской полк отбил неприятеля, причем штабс-капитан Дедевкин и поручик Поликарпов были убиты, а прапорщик И.В. Никольский контужен в локоть правой руки. Всего за октябрь 1813 г. в 1-м морском полку погибли 2 унтер- офицера и 20 рядовых, без вести пропали 14 рядовых, умерли в госпиталях 1 унтер-офицер и 6 рядовых.

В центре позиции осадные работы неуклонно продвигались к Штольценбергу. Наконец, ночью с 20 на 21 октября 2-й морской полк штурмом взял это предместье. Во время атаки под командиром полка майором С.Т. Федоровым была убита лошадь, а сам он при падении получил контузию в левый бок. На рассвете французы яростно контратаковали. Командовавший колонной из двух рот 2-го морского полка капитан Марков 2-й и его родной брат, дважды раненный в сражении 21 августа храбрый подпоручик Марков 4-й, «упорно оборонявшие занятый у неприятеля пост, пали мертвы на месте действия от орудия неприятельского». Потеряв начальников, морские солдаты были вытеснены из предместья. Но уже следующей ночью союзники организовали новую атаку Штольценберга, в ходе которой опять взяли предместье и 22 октября закрепились на ключевых высотах. В этих боях, кроме братьев Марковых, 2-й морской полк потерял убитыми фельдфебеля Андрея Плужникова, 2 подпрапорщиков, 3 унтер-офицеров и 23 рядовых. 39 рядовых пропали без вести. Капитаны Борисов, Утинский и штабс-капитан Колокольцев умерли позднее от тяжелых ран. Поручик С.П. Веселовский получил рану картечью в правую ногу выше колена, а прапорщик В.В. Марченков — рану пулей в правую руку. Узнав о трагической смерти братьев Марковых, Александр I «в воздаяние усердной и ревностной службы положивших жизнь свою противу неприятеля, бывших единственной подпорой семейства», установил их престарелым родителям пенсию в размере жалованья обоих офицеров.

После захвата высот в центре позиции союзники заложили параллель против Бишофсберга. С 23 октября роты 2-го морского полка ходили в стрелки для охраны траншей, а также участвовали в осадных работах. При этом полк нес постоянные потери от вражеских ядер: 1 ноября в траншее был убит 1 рядовой, 2 ноября еще 1, 5 ноября — 1 унтер-офицер и 6 рядовых, 8 ноября — 3 рядовых, 15 ноября — 2 рядовых. Но эти жертвы оказались не напрасными. Ввиду явных успехов осадных работ французы начали 13 ноября переговоры о сдаче крепости и 18 ноября подписали первую капитуляцию, отправленную на утверждение к Александру I.



Обер-офицер 1-го морского полка в парадной форме. 1813–1817 гг. Рисунок художника А.В. Каращука. 2005 г.

Военные действия временно прекратились. Хотя император не одобрил предварительные условия сдачи Данцига, боевые действия уже не возобновлялись. Тем не менее, морские полки продолжали нести потери от суровых условий службы и болезней. Так, в 1-м морском полку в декабре умерли в разных госпиталях 1 унтер-офицер и 34 рядовых.

Наконец, 17 декабря 1813 г. была заключена новая капитуляция, и на следующий день русские войска заняли городские ворота, получив ключи от Данцига. Утром 21 декабря осадный корпус, в том числе морские полки, построился возле Гагельсбергских укреплений. Французские дивизии вышли из Данцига и положили оружие на гласисе, после чего союзники торжественно вступили в город. С падением крепости из плена вернулись 16 рядовых 1-го морского полка и 3 рядовых 2-го морского полка, захваченные французами при разных вылазках и стычках. По случаю капитуляции Данцига многие офицеры 1-го и 2-го морских полков получили русские и прусские боевые ордена, а для отличившихся нижних чинов в каждый полк прислали по 19 Георгиевских крестов.

Так завершились для морских полков славные походы 1812–1813 гг. Правда, четырем рядовым 2-го морского полка довелось дойти до самого Парижа. Еще летом 1812 г. в Петербурге их прикомандировали к Олонецкой и Вологодской ополченческим дружинам для строевого обучения ратников. Вместе с ними они прошли всю Европу, участвовали во многих сражениях и 19 марта 1814 г. вступили в столицу Франции.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 2.792. Запросов К БД/Cache: 3 / 1