Глав: 17 | Статей: 26
Оглавление
После нападения Гитлера на СССР к программе помощи СССР присоединилась и Британия (и это при том, что Черчилль 24 года вел борьбу с коммунизмом!). Всего Британия и Канада поставили 5211 самолет, еще 11450 машин поставили американцы. Большая часть были истребители – «Харрикейны», «Спитфайры» и более чем 550 «Томагавков» и «Аэрокобр» – были поставлены непосредственно из США, однако часть непосредственно из британских запасов.
С. Ивановi

Лучший ас на Р-40

Лучший ас на Р-40

Лучшим советским асом, летавшим на Р-40 в ВВС КА, был Степан Матвеевич Новичков. После окончания летной школы в начале 1942 года он в мае был направлен в 436-й ИАП, где летал на «Харрикейнах» до октября, после чего полк был перевооружен на Р-40К. Во время первого же боевого вылета на новом истребителе Новичков был сбит и ранен в ногу. Первую победу на Р-40 он одержал в 4 июля 1942 года, сбив Не-111. Еще шесть побед он одержал в ходе сражения под Сталинградом.

В начале 1943 года полк Новичкова был перевооружен на Р-39, а 4 февраля ас был удостоен звания Героя Советского Союза. К концу войны на его счету было 315 боевых вылета и 29 побед (хотя известный исследователь М.Быков насчитал у него 32 победы, из них 1 – в группе). Из них 19 были одержаны на истребителях фирмы «Кертисс».

После того, как количество «Томагауков» и «Киттихауков», поставляемых в СССР, значительно увеличилось, в начале 1942 года эти истребители стали отправляться на южные участки фронта. Поставки пошли по новому пути – именно «Киттихаук» и открыл движение по трассе, названной президентом США Рузвельтом АЛСИБ (Аляска-Сибирь). Первая группа из семи Р-40К стартовала из Фербенкса 7 октября 1942 года, и 16 ноября приземлилась в Красноярске. Два самолета во время перелета были потеряны – «Киттихаук» и лидировавший группу «Бостон». К сожалению, Р-40К также оказались абсолютно непригодны к полетам в сложных климатических условиях: замерзала маслосистема и «раздувались» радиаторы. Поэтому от перегонки Р-40 АЛСИБом пришлось отказаться – на тот момент их перегнали всего 48 штук.

В связи с сокращением к 1943 году поставок Р-40 с севера и прекращения по АЛ- СИБу, центр переучивания на «Киттихауки» переместился на юг, где была проложена новая трасса через территорию Ирана.

Так называемая «южная трасса ленд- лиза» начала действовать с июня 1942 года, но Р-40 стали поступать по ней лишь с ноября. Истребители в ящиках выгружались в порту Абадан (Иран), там же (либо в соседней Басре) собирались и облетывались. Затем специально сформированный 6-й перегоночный истребительный авиаполк (ПИАП) под командованием майора Мищенко перегонял их в СССР с одной промежуточной посадкой. Полк был сформирован 10 февраля 1943 года по штату 015/174 (три эскадрильи, в каждой по три звена по три. экипажа плюс звено управления полка, всего 31 экипаж) и вошёл в состав ВВС Закавказского фронта. Каждая эскадрилья специализировалась по определенному типу самолёта (1-я – «Аэрокобра», 2-я – «Киттихаук», 3-я – прочие), что, однако, представляется весьма условным. Штаб размещался вначале в г. Кировабад, куда первоначально перегонялись самолёты. После утверждения в июне 1943 года конечным пунктом перегонки г. Аджи-Кабул штаб передислоцировался на расположенную рядом железнодорожную станцию Кази-Магомед.

Несмотря на достаточно сложный маршрут (расстояние 1450 км, полет через два горных перевала) потери в 1943 году были минимальны – всего одна «Аэрокобра» из 2386 перегнанных Р-39 и Р-40.

На территории СССР все самолеты сдавались в 25-й ЗАП (г. Аджи-Кабул, Азербайджан). Этот полк был сформирован 30 октября 1941 года для обучения на ЛаГГ-3, а с открытием южной трассы перепрофилирован на «Харрикейны», Р-39 и Р-40.



Командир 4 ИАД ВВС ЧФ подполковник Иван Любимов (справа) ставит задачу лейтенанту Лукину из 7 ИАП ВВС ЧФ. О Лукине известно, что он одержал как минимум пять побед (из них 2 – на Р-40).


Пара «Киттихауков» одного из полков ВВС Черноморского флота прикрывают два торпедных катера, лето 1943 года.

Освоение «Киттихауков» на Юге начали с 45-го ИАП: первые машины полк получил 19 ноября 1942 года с прибытием трех Р-40Е-1 (№№ 1533,1547,1548 28). Из- за отсутствия достаточного числа самолетов одного типа полк готовили сразу на два типа: «Аэрокобра» и «Киттихаук». Инструктора и обучаемые осваивали самолет почти одновременно, но весьма серьезно: общий налет на 32 пилота составил 671 час (1682 посадки), 155 учебных воздушных боев, 112 стрельб по наземным и 98 по воздушным целям, 134 маршрутных и 113 «слепых» (по приборам) полетов.

С 16 февраля полк приступил к боевой работе с аэродрома Краснодар, одержав за последующие два месяца 118 немецких самолетов при относительно небольших потерях (7 Р-39 были сбиты в боях, 8 повреждены; 1 Р-40Е сбит и 1 разбит в аварии).

27 апреля 1943 года все оставшиеся Р- 40 ( а это 4 исправных самолета) вместе с пилотами передали в 16 ГвИАП. Этот полк воевал на «Аэрокобрах», поэтому пилотов Р-40Е постепенно переучили на них. «Киттихауки» и активно использовали лишь в апреле и марте, а в августе передали в ПВО. На этом применение «Киттихауов» в ВВС на южном участке фронта завершилось.

После того как ВВС признали Р-40 малопригодным для использования на фронте, то большинство машин в апреле 1943 года передали истребительным полкам Черноморского флота – 7-му ИАП и 62-му ИАП. Поскольку ВВС ЧФ считались как бы второстепенными, то пополнение авиаполков осуществлялось здесь в последнюю очередь, и парк самолетов был разнотипным, устаревшим и изношенным. Например, к весне 1943 г. в этих двух полках находились истребители сразу семи (!) типов: МиГ-3, Як-1, Як-7, ЛаГГ-3, И-16, И-153, И-15. Одновременно в эти части, а также 30-й разведывательный авиаполк (РАП), с апреля 1943 г. стали распределять поступавшие по южной трассе из Ирана новейшие модели «Аэрокобр» – Р- 39К-10 и Р-39М-10.

65-й ИАП, перевооружение которого началось с сентября 1943 года, в ноябре уже пополнялся P-40N-1, а с декабря и P-40N-5. До лета 1943 г. поставки осуществлялись через 25-й ЗАП, позднее – через 11-й ЗАП.

Основной задачей черноморских «Киттихауков» было прикрытие конвоев, хотя показали они себя и как штурмовики и как истребители ПВО. Наиболее известные операции, в которых они принимали участие – налеты на румынский порт Констанца, срыв эвакуации немцев из Крыма в 1944 года, охрана Ялтинской конференции глав союзных держав (Сталина, Рузвельта, Черчилля) в феврале 1945 г.

Количество Р-40 на ЧФ постоянно увеличивалось – с 19 (в мае) до 42 (на 1 декабря 1943 г.). Боевые потери в том же 1943 году были минимальны – три самолета. Максимальное же число самолетов Р-40 было на 1 января 1945 года – 103 штуки, после чего уменьшилось до 89 (на 10 мая того же года).

Самым именитым асом на Черном море был Константин Денисов, который вступил в ВМС в 1934 году, закончил обучение в Ейской летной школе через два года. Первоначально летал на Дальнем Востоке на ТБ- 3, позже переучился на истребители. В 1940 году был переведен на Черное море. Денисов не участвовал в серьезных боях до ночи 30 августа 1941 года, когда одержал свою первую победу. Позже участвовал в боях за Крым и Севастополь.

За первый год войны Денисов получил звание капитана и одержал шесть побед. После падения Севастополя стал командиром 7-го ИАП ВВС ЧФ, который базировался с Анапе. На тот момент на вооружении полка были Як-1, ЛаГГ-3 и МиГ-3. Осенью 1942 года после тяжелых боев полк был отведен в тыл на переформирование. К тому времени Денисов одержал 13 побед (из них 6- в группе) и 23 октября был удостоен звания Героя Советского Союза. В следующем месяце стал майором. В начале 1943 года 7- й ИАП ЧФ получил некоторое количество «Киттихауков» на замену своим ЛаГГ-3.

В ночь на 22 апреля 1944 года он вместе с другим летчиком вылетел на перехват группы Ю-88, которые шли бомбить Поти. В итоге боя ему удалось сбить один самолет противника. Э го была единственная победа летчика на «Киттихауке», потом как в октябре он был переведен на штабную работу, а оттуда был направлен командиром 11-го ГвИАП ВВС ЧФ.



Два неизвестных летчика получают ценные указания от своего начальника на фоне P-401N


Летчики неизвестного гвардейского полка позируют на фоне разукрашенного P-40N, весна 1944 года.

Другими известными летчиками ВВС ЧФ, летавших на «Киттихауках», были Александр Карпов и Марченко. Биография Александра Дмитриевича Карпова во многом типична для того поколения. Родился в рабочей семье 10 января 1921 году в Пятигорске Ставропольского края. Школа, ФЗУ, аэроклуб… Поступил в Ейское авиационное военно-морское училище, которое закончил в конце 1942 г. Новоиспеченного младшего лейтенанта распределили в 30-й отдельный разведывательный авиаполк (ОРАП) ВВС Черноморского флота. 1 -я и 2-я эскадрильи этой части были вооружены самолетами Пе- 2 и А-20 «Бостон», а Карпов попал в 3-ю истребительную эскадрилью ближней разведки (ИЭБР), оснащенную Р-40 «Киттихаук». Мало того, что молодому летчику пришлось переучиваться на импортный самолет (в училище он летал на ЛаГГ-3 и Як-1), так еще потребовалось овладеть навыками авиаразведчика. Поэтому допуск к боевым вылетам Карпов получил только к лету 1943 года.

Поначалу молодых летчиков использовали для воздушного прикрытия кавказских портов, аэродромов и транспортных перевозок над морем. Уже в ходе своего четвертого боевого вылета, во время прикрытия конвоя, идущего в Туапсе, Карпову удалось добиться первого успеха в воздушном бою. В вечерних сумерках несколько групп немецких бомбардировщиков попытались прорваться к конвою. Один «Юнкере» Карпов отогнал заградительным огнем, а по второму прицельно ударил из всех шести крупнокалиберных пулеметов. Тот сбросил бомбы в море, задымил и потянул черный шлейф к берегу. Необходимо отметить выдержку и дисциплинированность молодого летчика: он не погнался за подбитым, как бы на его месте сделали многие, ведь тогда конвой остался бы без прикрытия. Ю- 88А-4 с заводским номером w/n 5531 из KG 51 дотянул до своего побережья и совершил вынужденную посадку. В его экипаже был убит воздушный стрелок унтер-офицер Вальтер Вегнер.



«Харрикейн» Mk IIВ (серийный помер неизвестен), l-й ГвИАП, Калининский фронт, весна 1942.

Советские обозначения в ходе всей войны не были стандартизированы – в частности, на разных самолетах в один и тот же период могли быть звезды окантованные как белым, так и черным. Обратите внимание на пилотку белого цвета, что вероятно было обозначением полка. Собственно самолет построен в Канаде.



«Харрикейн» Mk ИВ (серийный помер неизвестен), подразделение неизвестно, Калининский фронт, начало 1942 г. В течение первых двух зим войны в советских ВВС практиковалась перекраска Столетов белым. Обратите внимание что кок винта и пилотка вероятно зеленые.


«Харрикейн» Mk IIB (серийный номер неизвестен), 22-й ЗАП, аэродром «Иваново», 1942.

Некоторые «Харрикейны», попавшие в СССР, направлялись из частей, дислоцированных на Ближнем Востоке и несли пустынный камуфляж. В СССР пустынный закрашивался советским зеленым. На похожих самолетах летали Амет-Хаи и Сергей Долгушин.



«Харрикейн» Mk IIА (Z2899), полк из состава 6 ИАК ПВО, Московская область, 1942.

Некоторые истребители поступали в СССР из состава эскадрилий ночных истребителей и были окрашены полностью матовым черным. У нас такие самолеты не перекрашивали, а направляли в части ПВО. До отправки в СССР в. конце 1941 года Z2S99 эксплуатировался в No 238 и 402 Scjn.



«Томагаук» II (серийный № неизвестен), летчик – лейтенант Алексей Хлобыстов, 20-й ГвИАП, аэродром «Мурмаши». Северная Карелия, апрель 1942.

Самолет несет временную зимнюю схему и именно па нем Хлобыстов участвовал в знаменитом бою, когда совершил два тарана. Обратите внимание на износ белой краски и проступающий камуфляж RAF.



«Киттихаук» I (серийный неизвестен), летчик лейтенант Георгий Громов, 20 ГвИАП, (продром «Мурмаши», начало 1943 г.

На самолете нанесены отметки о победах. Позже летчик пересел на Як-9 и к концу войны одержал 29 побед (из них 11 в группе) и получил звание ГСС.



«Киттихаук» I (серийный jYs неизвестен), летчик – подполковник Александр Матвеев, командир 29-го ГвИАП, аэродром «Плеханова», Ленинградский фронт, осень 1942.

На самолете сохранился оригинальный британский камуфляж – Dark Green + Dark Earth. Окраска восстановлена благодаря многочисленным сохранившимся фотографиям. На самолете нанесены отметки о победах – желтые звезды о групповых победах, красные – о личных.



«Киттихаук» 1 (серийный № неизвестен), летчик – капитан Петр Покрышев, 29-й ГвИАП, аэродром «Плеханова», Ленинградский фронт, осень 1942.

Самолет подобен предыдущему, тоже несет красные и желтые звезды отметок о победах. Петр Покрышев закончил войну с З8 победами (из них 7 – в группе).



Р-40Е (серийный неизвестен) с двигателем Климов М-105П, 196-й ИАП, Ленинградский фронт, весна 1942.

Это самолет из примерно 40 Р-40Е. на которых в СССР поставили двигатели Климов М-105П из-за хронической нехватки американских «Аллисонов». Обратите внимание, что бортовой номер нанесен поверх зимней окраски.



Р-40К (серийный неизвестен), летчик – Николай Кузнецов, 436-й ИАП, озеро Зелигер, Севера – Западный фронт, декабрь 1942.

Николай Кузнецов был лучшим асом, летавшим на самолетах иностранного производства. На самолете нанесены отметки о победах. Хорошо видно, как в разных частях отмечались победы.



Р-40М (серийный неизвестен), 191-й ИАП, Ленинградский фронт, конец 1943.

Еще один вариант окраски «Киттихауков» в СССР. Обратите внимание на белый киль и редкую в СССР «пасть». Передняя часть кока окрашена красным, что вероятно было обозначением полка.



Р-40М (серийный номер и полк неизвестны), ВВС Северного флота, 1944.

Этот Р-40М несет нестандартные ЭБО в виде пилотки и трехзначный номер. Кроме того, на самолете нанесены звезды с черной окантовкой.



P-40N (серийный номер неизвестен), 2-й ГвИАП ВВС СФ, 1943. Якорь на хвосте выдает принадлежность к морской авиации. Карточная масть по всей видимости является индивидуальной эмблемой. Надпись «За Сафонова» нанесена в память о погибшем асе, который командовал этим полком.


«Аэрокобра» 1 (серийный номер неизвестен), летчик – майор Александр Зайцев, 19-й ГвИАП, аэродром «Шонгуй», май 1942.

Первые британские «Кобры», прибывшие в СССР, несли британский камуфляж – Dark Green + Ocean Grey, как на этой машине. Обратите внимание на фирменное написание номеров в 19-м ГвИАП. Кроме того, согласно фото окантовка звезд была как черной, так и белой.



Р-390 (серийный неизвестен), летчик – капитан Григорий Дмитрюк, 19-й ГвИАП, аэродром «Шонгуй», осень 1943.

Когда Дмитрюк прибыл в полк в мае 1942 года он летал на одном из «Киттихауков». Летом 1943 года он пересел на Р-390. Именно на этом истребителе он одержал большинство их своих 18 побед. Дмитрюк 2 ноября 1944 года был удостоен звания Героя Советского Союза. На самолете вместе с отметками побед аса, есть обозначение Гвардии и персональная эмблема, однако отсутствует бортовой номер.



Р-390 (серийный номер неизвестен), летчик – старший лейтенант Николай Диденко, 2-й ГвИАП ВВС СФ, аэродром «Ваенга-2», июнь 1944. Николай Диденко прибыл в 2-й ГвИАП в октябре 1941 года и к концу войны одержал 14 побед в 378 боевых вылетах. Удостоен звания ГСС 5 ноября 1944 года. Большинство побед одержал именно на этой «Кобре».


Р-390 (серийный номер неизвестен), летчик – капитан Цисаренко, 102-й ГвИАП ПВО, Ленинградский фронт, июнь 1944. На этом самолете вертикальны киль и кок винта покрашен белым, что было стандартным для истребителей Ленинградского фронта в 1944 году. На кабине двери изображен знак Гвардии. Цисаренко не стал асом, пока 17 июня 1944 года не сбил финских «Бленхейм».


P-39N (серийный номер неизвестен), летчик – майор Султан Амет-Хан, 9-й ГвИАП, аэродром «Мелитополь», сентябрь 1943. На этом самолете .желтый кок винта, хотя некоторые художники изображают эту машину с красным коком винта. Однако по воспоминаниям ветеранов цвет 3-й эскадрильи Султан Амет-Хана был желтый.


Р-390-15 44-2844, летчик – лейтенанта Дмитрий Калинин, 508-й ИАН, аэродром «Турбуйя» (Польша), август 1944.

На этом самолете Дмитрий одержал свою 11-ю победу Всего к концу войны ас совершил 147 боевых вылета и одержал 16 побед (из них 3- в группе).



P-39N (серийный номер неизвестен), летчик – майор Александр Кармин, 129-й ГвИАП, аэродром «Яссы», май 1944.

Согласно советским источникам машина аса была покрашена темно-серым сверху и голубым снизу. Хотя обычно ленд- лизовские самолеты не перекрашивались. Вероятно этот самолет после капитального ремонта, когда и был перекрашен. Майор Кармин одержал 19 побед, из которых последнюю победу (31 мая 1944) – таранил бомбардировщик на этом самолете. Он выжил в этом бою, но из-за ранений больше в строй не вернулся.

В то время немецкие торпедные катера, базировавшиеся в Анапе и Феодосии, по ночам атаковали советские транспортные коммуникации у побережья Кавказа, ставили донные и магнитные мины. Для борьбы с этими быстроходными, небольшими кораблями пытались использовать Пе-2, Ил-2 и МБР-2, но их экипажам добиться успеха не удавалось. Однако ночыо 29 августа по тревоге была поднята в воздух четверка «Киттихауков», и немцы не смогли уйти безнаказанными. Уже на рассвете советские летчики обнаружили по бурунам катера противника, которые сомкнутым пеленгом шли в Феодосию. Карпов выполнил две атаки, и обе были результативными – два катера загорелись. Журнал боевых действий 1-й флотилии торпедных катеров ВМС Германии подтверждает, что в ту ночь три катера получили тяжелые повреждения, два моряка погибли, пятеро оказались ранеными. После этого у кавказских берегов стало заметно поспокойнее. Через две недели, 16 сентября, летчики эскадрильи были задействованы для прикрытия набеговой операции советских катеров на Анапу. После атаки их следовало сопроводить до Геленджикской бухты. Уже на рассвете, на фоне посветлевших облаков Александр заметил две черные точки. В ходе сближения долгое время не удавалось определить тип самолетов. Наконец различил: двухмоторные и двухкилевые. Выходит, «мессеры-110»? А может, наши Пе- 2? Минуты колебания едва не позволили немцам исчезнуть. Заметив советские истребители, они враз скользнули в крутое пике и попытались уйти в сторону открытого моря. Одному это удалось. Второго, получив разрешение командира группы, Карпов долго преследовал и смог выйти на дистанцию открытия огня. В первой атаке он поджег левый мотор и, уклонившись от трасс воздушного стрелка противника, выполнил второй заход. На этот раз серый «сто десятый» с хорошо различимыми черно-белыми крестами на крыльях чиркнул фюзеляжем но воде, проглиссировал несколько метров и медленно стал тонуть. Через минуту на волнах покачивались оба члена экипажа в спасательных жилетах.



Одна из первых «Аэрокобр», попавших в СССР. Самолет использовался в 22 ЗАП, около Иваново для переучивания строевых летчиков в начале 1942 года.


22 мая 1942 года будущий ас Иван Бочков из 19-го ГвИАП приложил «Аэрокобру» IАН692 в районе аэродрома «Шонгуй». Полк получил новые самолеты всего за педелю до этого.

По немецким данным, это был Bf 110G- 2 w/n 5015 из отдельной авиагруппы «Крым» (FI. F. «Krim»). При эвакуации его экипажа над морем завязалось целое сражение. Несмотря на сильное истребительное прикрытие, вылетевший спасательный гидросамолет «Дорнье» Do 24 «GM+IQ» из состава SNGr 8 был подбит «Аэрокобрами» из 11 -го ГвИАП, а его пилот фельдфебель Карл- Хайнц Шульце погиб. В конце концов, летчика «мессера» унтер-офицера Иогана Хаймана все же удалось спасти другому Do 24. А вот воздушный стрелок попал в плен, чему поспособствовал Карпов, который в повторном вылете точно навел на место падения Bf 110 наш сторожевой катер.

6 октября, во время прикрытия неудачной набеговой операции кораблей ЧФ на крымское побережье, боевой счет Александра вырос. Его пополнила весьма редкая для наших морских летчиков добыча – трехмоторный двухбалочный гидросамолет «Blohm amp; Voss» BV 138. После первой же атаки Карпова морская «рама» неуклюже накренилась на крыло и рухнула в воду. Судя по всему, очередь попала в пилота. По немецким данным, это был BV I38G-1 w/n 310110 с бортовым кодом «7R+HH» из морской разведывательной авиагруппы l./SAGr 125. Все пять членов экипажа лейтенанта Гарри Кремера погибли. Символично, что только накануне командир 30-го ОРАП подполковник Х.А.- Рождественский вручил младшему лейтенанту Карпову его первую боевую награду – орден Красного Знамени.

Уже в ходе боев за Крым 3-я ИЭБР была включена в состав отдельной Скадовской авиагруппы ВВС ЧФ и переброшена на аэродром в районе Очакова. Оттуда Карпову довелось выполнить немало достаточно рутинных вылетов на авиаразведку. Многочасовой полет над морем, обнаружил цель, передал в штаб координаты, направление и скорость движения конвоя. Удар наносят уже другие летчики – пусть и свои боевые товарищи, но все равно несколько обидно. Увеличить счет воздушных побед Александру удалось лишь 13 марта 1944 года. В очередной разведвылет он отправился в парс с самым опытным летчиком эскадрильи капитаном И.Т.Марченко. Маршрут был самым обычным: от Очакова к крымскому побережью и назад. По пути летчики засекли «дору» – летающую лодку Do 24, репутация которой немногим отличалась от BV 138. Немец летел на бреющем, прижимаясь к воде. Стараясь не попасть под огонь бортстрелков, черноморцы атаковали противника сверху. Марченко поджег у «Дорнъе» правый мотор, Карпов – левый. Вражеский пилот попытался приводниться, но в момент касания воды самолет взорвался.

Вечером того же дня Карпов вылетел на разведку с капитаном Борисом Крыловым. Почти там же, где и утром, они обнаружили еще один Do 24. На этот раз Александр записал воздушную победу себе целиком. В пологом пикировании через легкую дымку и облачность он открыл огонь с 200 метров. Очевидно, как и 6 октября, немецкий пилот был убит сразу, так как, не успев даже открыть ответный огонь, «Дорнъе» задрал нос вверх, встал на хвост и с переворотом упал в море.

А вот как отражены эти два эпизода в документах противника: «13.03.44 в 07.43 Do 24 w/n 3266 «КО+SP» из состава SNGr 8 сбит истребителями противника над морем севернее Севастополя. На поиски его экипажа вылетел другой Do 24 (заводской w/n 81 «DJ+ZG») из состава той же авиагруппы, на этот раз в охранении двух истребителей Bf 110 из состава 5/NJG 200. В ходе поисков самолет был сбит над морем. Все 12 человек экипажей обоих самолетов, очевидно, погибли, так как через два дня 15 марта 1944 года в резиновой лодке был найден труп ефрейтора Шрерара с Do 24 «КО+SP».

13 апреля Карпову удалось не только пополнить свой боевой счет, но и вторично спасти лучшего друга. В тот день Р-40 командира звена Крайнего был подбит зенитным огнем над конвоем противника. Мотор самолета работал с перебоями, а потом его и вовсе заклинило. Но Николаю удалось удачно приводниться в 15 километрах западнее мыса Тарханкут. Для его спасения выслали катер, а обеспечивать его действия поручили Карпову. В свою очередь, немцы направили для захвата советского летчика летающую лодку BV 138G-1 (заводской w/n 1043 «7R+EL») из состава 3/SAG 125. Карпов перехватил и сбил эту машину, а катер поднял из воды не только Крайнего, но и пятерых немецких авиаторов.

Подходила к концу операция по освобождению Крыма. 1 мая, вылетев в паре с Крыловым, Карпов смог уничтожить над морем на траверзе Евпатории транспортный Ju 52/3m, удачно уклонившись от воздушного боя с охранявшими его «Фоккерами». Документы противника подтверждают потерю в то время и в том районе «Юнкерса» из транспортной авиагруппы I/TG 2.

11 мая Александр после вылета в район Севастополя доложил о потоплении пулеметным огнем вражеского торпедного катера. В немецких документах есть сведения о том, что в тот день советские истребители потопили большой 12-метровый катер SW.2, который был послан для спасения экипажа горящего .минного заградителя «Романия».



Капитан Захар Сорокин из 2-го ГвИАП ВВС СФ рассказывает о воздушном бое другому летчику, начало 1944 года. Сорокину ампутировали обе ступни в октябре 1941 года, но в 1943 года он добился разрешения летать. К концу войны на его счету было 18 побед, из которых 16 он одержал на Р-39.

В конце августа 1944 года боевые действия на Черном море закончились. 13 октября командование флота представило А.Д- .Карпова к званию Героя Советского Союза, которого он и был удостоен 6 марта 1945 года. Причем высокую награду морской летчик получил за успешные действия в качестве воздушного разведчика: «за 251 успешный боевой вылет на прикрытие кораблей, военно-морских баз и аэродромов, на разведку сил и средств противника».

Карпов стал единственным советским морским летчиком, сбившим более одного немецкого гидросамолета. А всего на его счету четыре летающих лодки! После войны А.Д.Карнов продолжал служить в морской авиации. В 1955 году закончил монинскую Военно-Воздушную академию, после чего еще без малого 20 лет отдал ВВС ВМФ. В запас он вышел в 1972 году и проживал в Ленинграде.

Уже упоминавшийся коллега Карпова Иван Марченко закончил летную школу в началу 1941 года и стал воевать уже в июне. В декабре был сбит над Черным морем во время сопровождения конвоя в Севастополь. Летчик был вытянут из воды, и вернулся на фронт после шести недель проведенных в госпитале. Во время летних боев 1942 года был снова сбит, но на этот раз смог совершить аварийную посадку на нашей территории и в полк вернулся своим ходом.

К июню 1944 года капитан Марченко был заместителем командира 3-й эскадрильи 30-го РАП ВВС ЧФ. Всего к концу войны на его счету было семь сбитых самолетов противника (все одержаны на Р-40). Получил звание Героя Советского Союза 5 ноября 1944 года.

Подводя итог, скажем, что в советских ВВС «Киттихаук» считался «средней» машиной: лучшей, чем И-15, И-16 и «Харрикейн», но худшей, чем Р-39, Яки или Ла. Поэтому история типичного полка на Р-40 выглядела так: начинал войну на И-15, И-16 или МиГ-3; после потери их в боях к началу- середине 1942 года получал Р-40С, постепенно (вследствие потерь) заменял их на Р-40Е, К. Затем следовало два варианта: если полк особенно не проявил себя в боях (большие потери и малые успехи), то он переводился в ПВО и получал Р-40М и N; если же он достигал успехов, становился гвардейским – перевооружался на Р-39, Як-7, -9, или Ла-5. Данное распределение фактически завершилось к концу 1943 года, когда «Китгихауки» практически исчезли из ВВС КА, почти полностью перейдя в ПВО и авиацию ВМФ (только на Северном и Черноморском флотах). Это подтверждается, например, полным отсутствием истребителей Р-40 в боевом составе воздушных армий фронтов на 1 января 1945 года. В мае 1945 года лишь один полк (24 истребителя) на весь советско-германский фронт числился в 1 ВА 3-го Белорусского фронта. Зато в ПВО на 1 мая 1945 года находилось 409 «Киттихауков» и «Томагауков», 96 штук – в ВВС Черноморского флота и около полусотни – в ВВС Северного флота.

Оглавление книги


Генерация: 0.231. Запросов К БД/Cache: 0 / 0