Глав: 17 | Статей: 26
Оглавление
После нападения Гитлера на СССР к программе помощи СССР присоединилась и Британия (и это при том, что Черчилль 24 года вел борьбу с коммунизмом!). Всего Британия и Канада поставили 5211 самолет, еще 11450 машин поставили американцы. Большая часть были истребители – «Харрикейны», «Спитфайры» и более чем 550 «Томагавков» и «Аэрокобр» – были поставлены непосредственно из США, однако часть непосредственно из британских запасов.
С. Ивановi

«Кобры»

«Кобры»

Как и «Харрикейны» и «Томагауки» именно британцы поставляли истребители «Аэрокобры» в СССР. После снятия «Аэрокобр» с вооружения RAF в декабре 1941 года они были предложены для поставок в СССР наряду с «Харрикейнами».

Первые из истребителей «Аэрокобра « I были отправлены в Мурманск союзными конвоями в декабре 1941 года, причем часть была потеряна в пути. По английским данным, при перевозке морем потеряно 49 самолётов (по другим данным – 54) типа «Аэрокобра» I, однако это общее количество на протяжении всего маршрута от США до СССР, включая отрезок США – Англия. Потери конвоев PQ (Англия-Мурманск) можно приблизительно оценить так: если от числа отправленных из Англии машин (212) вычесть число полученных СССР (1 – в декабре 1941 г., 192 – в 42-м, согласно материалам Архива Главного штаба ВВС СА, 2 – в 43-м, по английским данным), и учесть, что первые P-39D- 2, К и L поступили в СССР 12 ноября 1942 года и 4 декабря 1942 года четыре единичных экземплярах, то порядок потерь при морских перевозках составит 20-25 самолётов.

Самолёты модели «Аэрокобра» P-39D-2 (Белл «Модель 14А») поступали в СССР исключительно по «южному» маршруту, через Иран. Морские суда перевозили ящики с самолётами из Исландии либо непосредственно из портов восточного побережья США двумя маршрутами: через Гибралтар, Суэцкий канал, Красное море, Аравийское море, Персидский залив до порта Абадан (расстояние Исландия – Абадан – около 12500, Ныо- Йорк – Абадан – 15 600 морских миль), либо вокруг мыса Доброй Надежды (соответственно 22 000 и 23 500 м.м.). Столь длинные трассы союзники вынуждены были использовать в конце 1942 года после сокрушительного разгрома конвоя PQ-17 и общего возрастания потерь в арктических конвоях до 11-12% транспортных судов. Новые маршруты проходили либо в районах абсолютного превосходства союзников на море и в воздухе, либо вообще в стороне от театров военных действий. Плюсом данной трассы была безопасность (уменьшение потерь на порядок даже при значительно меньшем количестве кораблей охранения), серьезным минусом – срок доставки грузов лишь на «морском» этапе возрастал до 35 – 60 суток.

Определенные трудности существовали и на «сухопутном» этапе, проходившем через территории Ирака и Ирана. Прогерманская ориентация правительств этих стран, горный ландшафт и отсутствие транспортной инфраструктуры создавали значительные препятствия для устройства «сквозного» пути через Иран от Персидского залива до советского Азербайджана. Требовалось серьезное военное, политическое и инженерное обеспечение маршрута, что и было сделано в 1941-42 гг.



Этот Р-39 летал в составе 255 ИАП ВВС СФ летом 1944 года.


Ранее считалась, что это фотография старшего лейтенанта Павла Головачева из 9 ГвИАП, но реально это майор Николай Прощенков из 69 ГвИАП. Он совершил 375 боевых вылета, одержав 23 победы (из них 4 – в группе). 69 ГвИАП был перевооружен на Р- 39 в мае 1943 года и вернулся на Степной фронт через три месяца.

В сентябре 1941 года английские и советские войска оккупировали Персию (Иран). К власти пришли дружественные Англии и СССР правительства. Однозначные акты агрессии по нынешним понятиям, эти военно-политические акции оказались в 1941 году полезными превентивными мерами, позволившими уберечь эту страну от сотрудничества с фашистами. А английские инженерные войска под руководством генерала Коннолли расширили порты, построили шоссе, реконструировали железную дорогу и аэродромную сеть.

Для авиации «южная» трасса начала действовать с июня 1942 года. Первыми по ней пошли «Бостоны» и «Харрикейны», а с ноября – также «Аэрокобры», «Спитфайры» и «Киггихауки». Истребители в ящиках выгружались в порту Абадан. Сборка и облёт осуществлялись обычно непосредственно в Абадане либо в расположенной примерно в 60 км на запад авиабазе RAF в Басре (Ирак).

Советскими ВВС был проведен ряд подготовительных мероприятий по освоению «южной» трассы. Летом 1942 года были созданы «сборочная» авиабаза в Абадане (примерно 300 советских инженеров и рабочих под руководством А.И.Евтихова), «промежуточная» авиабаза в Тегеране, на которой осуществлялась приемка самолётов военпредами Импортного управления ВВС КА (начальник полковник В.В.Фокин), сформированы перегоночные авиаполки и специальные учебные центры для переучивания на импортную авиационную технику.

Для «Аэрокобр» трасса функционировала следующим образом: доставленные морем самолёты выгружались в Абадане, там же собирались советскими специалистами и облётывались советскими лётчиками. Затем перегонялись воздушным путём в Тегеран, на аэродром «Квали-Марги», где осуществлялась их приемка советскими военпредами. Далее самолёты перегонялись в учебный центр в г.Аджи-Кабул (Азербайджан) либо на перегоночные аэродромы в районе г. Кировабад. Из-за патологического недоверия Сталина к иностранцам английские и американские специалисты привлекались к доставке самолётов в минимальном объёме: в качестве консультантов при сборке и облёте (Абадан) и специалистов-сдатчиков (Тегеран).

Процесс переучивания тоже был типовым: с фронта отводился поредевший полк, пополнялся, обучался на новую матчасть, получал самолёты и снова уходил на фронт. Через 25-й ЗАП осуществлялось и восполнение боевых потерь отправленных на фронт полков, направлялись небольшие партии самолётов «для ознакомления» в воюющие части, планировавшиеся к переучиванию. Таким образом, кроме собственно обучения, запасной полк также выполнял функции депо, распределявшего поступающие самолёты непосредственно в боевые части. Поэтому 25-й ЗАП был основным каналом, по которому американские и английские самолёты поступали на южный участок советско-германского фронта.

Однако с увеличением количества самолетов иностранного производства были основаны еще несколько запасных авиаполков – в частности, 11-й, 22-й в Иваново, 26-й в Аджи-Кабуле.

В том же 1943 году P-39N/Q стали поставляться и по АлСибу, для чего были сформированы шесть перегоночных авиаполков. Всего по западным данным ВВС КА получили 108 P-39D, 40 Р-39К, 137 (по другим данным 140) P-39L, 157 Р-39М, 1113 P-39N и 3291 (по другим данным – 3041) P-39Q. Таким образом, общее количество поставленных как из США так и из Британии «Аэрокобр» оценивается в 4850.

Уже на фронте советские летчики оценили мощное вооружение «Бэлловских» машин, которое состояло из двух крупнокалиберных пулеметов, четырех пулеметов винтовочного калибра и носовой мотор-пушки. Британские «Аэрокобры» I впрочем как и P-39D были вооружены 20-мм пушкой, но начиная с модели «К» – более мощной 37-мм.



Лейтенант Федор Шикунов получил звание ГСС, одержав 25 личных побед. Но его дальнейшая карьера не ясна. В /943 году летал в составе 9 ГвИАП, позже перешел в 69 ГвИАП.


Наиболее результативным летчиков 28- го ГвИАП был майор Алексей Смирнов, который одержал 35 побед (из них 1 – в группе) в 457 боевых вылетах. Получил ГСС дважды.

Очень часто советские техники просто удаляли британские пулеметы для улучшения характеристик истребителя. Также демонтировались и подвесные пулеметные гондолы на модификации P-39Q (по крайней мере, неизвестно ни одной фотографии советских «Кобр» с этими гондолами).

Советские летчики оценили маневренность нового самолета именно на средних высотах, где проводилось подавляющее число боев на советско-германском фронте. При переобучении на Р-39 советские летчики столкнулись с плоским штопором, с которым достаточно быстро научились бороться. Понравилась и «автомобильная» дверь, которая повышала шансы летчика на выживание в случае прыжка с парашютом. С другой стороны возникал риск удара о хвостовое оперение – так, по крайней мере, два аса – Дмитрий Глинка и Николай Искрин были травмированы при прыжке, а много неизвестных летчиков – погибло. Но стоит отметить и хорошую ремонтопригодность истребителя при вынужденной посадке.

Несмотря на устойчивый западный миф, «Аэрокобры» никогда не использовались как уничтожители танков или штурмовики. Все полки, вооруженные этими истребителями, использовались для завоевания господства в воздухе. Вероятно, что на заключительном этапе войны вполне хватало Ил-2.

Первым строевым подразделением, получившим «Аэрокобры» I был 145-й ИАП (4 апреля 1942 г. за успешную боевую работу 145 ИАП был преобразован в 19-й ГвИАП), который возглавлял майор Рейфшнейдер (позже сменивший фамилию на более славянскую – Калугин).

В отличие от 153-го и 185-го ИАП, обучавшихся в тыловом учебном центре, 145-й ИАП осваивал импортный истребитель непосредственно в своей оперативной зоне (менее 100 км от линии фронта), без каких- либо инструкций, руководств на русском языке либо помощи инструкторов.

145-й ИАП был сформирован 17 января 1940 года в местечке Кайрело (бывшая территория Финляндии). Участвовал в финской кампании, сбил 5 самолётов противника и потерял 5 своих. Войну начал на И-16. Затем летал на ЛаГГ-3, МиГ-3 и «Харрикейнах».. В конце того же месяца получил задание освоить истребители «Аэрокобра» I и «Киттихаук» Р-40Е. Для этой цели был перебазирован на аэродром «Африканда». Здесь получил доставленные по Кировской железной дороге ящики с самолётами. В течение мая месяца инженерно-технический состав под руководством майора П.П.Гольцева, старшего инженера полка, собрал 16 самолётов «Аэрокобра» и 10 – «Киттихаук».

Техническая документация имелась лишь на английском языке. Сборка и изучение импортных истребителей проходили одновременно. Работы производились чаще всего под открытым небом, в условиях полярной ночи, при сильных морозах. Тем не менее, уже 26 апреля комэск капитан П.С.Кутахов (будущий дважды ГСС и маршал авиации) произвел на «Аэрокобре» три тренировочных полёта по кругу. К 15 мая весь личный состав (22 лётчика) овладел техникой пилотирования новых истребителей. Одновременно было проведено переформирование полка по штату 015/174 на трёхэскадрильный состав.

Первый боевой вылет летчики полка совершили 15 мая 1942 года, когда командир 1-й эскадрильи капитан Кутахов возглавил патрулирование линии фронта.

Павел Кутахов на тот момент уже был подготовленным летчиком, участвовал во вторжении в Польшу 17 сентября 1939 года и в советско-финской войне. Свою первую победу одержал 23 июля 1941 года, летая на И-16.

Во время первого же вылета 15 мая Павел Кутахов и будущий ас старший лейтенант Иван Бочков каждый сбили по одному истребителю, опознанный ими как «Не-113» – в реальности Ме-109Ф. Этот успех был оплачен потерей первой «Кобры» (АН660), пилотированный тоже будущим асом Иваном Гайденко, сбитой в воздушном бою. 28 мая майор Кутахов тоже был сбит при попытке отражения налета вражеских бомбардировщиков на аэродром «Шонгуй».

Быстро выйдя из госпиталя, Кутахов участвовал в жесточайшем сражении 15 сентября. В тот день «Харрикейны» 837-го ИАП пытались прикрыть электростанцию в Туломи от налета большой группы бомбардировщиков, прикрытых Ме-109. На помощь «Харрикейнам» были подняты «Аэрокобры» 19-го ГвИАП. В тяжелейшем бою были сбиты семь германских истребителя ( по документам противника из боевого вылета не вернулся только один самолета). Советские полки потеряли два самолета, на том же самолете Кутахова потом насчитали 15 пулевых пробоин.

К февралю 1943 года Кутахов совершил 262 боевых вылета, участвовал в 40 воздушных боях, сбил 31 самолет противника (из них 24 – в группе).

27 марта он вместе со своими ведомыми Силаевым и Лобковичем во время вылета на свободную охоту перехватили четыре Ме- 109Г и атаковали их. В первой же атаке Кутахов поразил один вражеский самолет, который ушел в северо-западном направлении. После 15 минут напряженного боя Кутахов смог одержать свою вторую победу. В послеполетном отчете летчик заявил, что видел попадания, но не видел его падения. Тем не менее, солдаты наземного поста обнаружили место падения «мессера» и пленили летчика.

1 мая 1943 года Кутахов был удостоен звания Героя Советского Союза, получил звание полковника и переведен в 20-й ГвИАП на должность комполка. Войну закончил с 367 боевыми вылетами, участвовал в 79 воздушных боях, одержал 51 победу (из них 28 – в группе). Остался в ВВС и после войны, в 1969 году стал маршалом авиации, командовал ВВС СССР до самой своей смерти в 1984 году.

Как и Кутахов старший лейтенант Иван Бочков начал боевую карьеру в советско- финской войне 1939-40 гг. Свою первую победу одержал 15 мая 1942 года, на следующий день сбил еще один Ме-109Ф. К концу войны дослужился до звания капитана.

10 декабря в бою шестерки «Аэрокобр» против 12 Ю-87 и 12 Ме-109 Бочков сбил один бомбардировщик, получив, таким образом, почетный титул аса. Всего же к февралю 1943 года совершил 308 боевых вылетов, участвовал в 45 воздушных боях, одержав при этом 39 побед (из них 32 – в группе).

Погиб 4 апреля 1943 года в воздушном бою, прикрывая своего ведомого. На тот момент на его счету было более 350 вылетов и 50 воздушных боев. Посмертно 1 мая 1943 года был удостоен звания Героя Советского Союза.



Летчики 30-го ГвИАП позируют на фоне Р-39Q-5 капитана Александра Филатова, Польша, 1944 года. Филатов сидит в центре слева, майор Ренц третий слева, слева от него полковник Ибатуллин.

Еще одним летчиком 9-го ГвИАП, начавшим свой боевой путь с финской, был Константин Фомченков. В июне 1942 года получил звание капитана, а 15-го числа этого месяца он одержал две победы в небе Мурманска. К марту 1943 года на его счету было 34 победы (из них 26 – в группе), 320 боевых вылета и 37 воздушных боев. Был удостоен звания Героя Советского Союза 24 августа 1943 года, на тот момент добавил на свой счет еще четыре победы. Позже Фомченков стал майором и получил под свое командование эскадрилью.

24 февраля 1944 года он участвовал в знаменитом налете на аэродром в Тунг-озеро, где участвовали шесть Р-39 из 19-го ГвИ- АП и два – из 760-го ИАП, которые прикрывали шесть Ил-2 из 828-го ШАП. В этом неудачном для нас бою были потеряны сразу три «Аэрокобры» (в том числе погиб и Фомченков, официальный счет которого составлял 38 побед (из них 26 – в группе), однако советские летчики заявили о двух сбитых Me-109 и пяти ФВ-190.

Будущий ас на Р-39 лейтенант Ефим Кривошеев попал в 19-й ГвИАП в мае 1942 года в эскадрилью Кутахова. Свои первые две победы одержал 15 июня 1942 года, а к сентябрю на его счету было 20 побед (из них 15 – в группе). 9 сентября во время перехвата большой группы бомбардировщиков после израсходования боекомплекта Кривошеев таранил вражеский истребитель. Согласно немецким данным его «Аэрокобра» разнесла вдребезги Bf-109F-4 (заводской № 8245) обер-ефрейтора Г. Хоффмана из 6./JG5. Посмертно 22 февраля 1943 года был удостоен звания Героя Советского Союза.



Старшего лейтенанта Василия Дрыгина (стоит в центре фотографии) поздравляют однополчане после удачного вылета. Приблизительно фотография сделана 24 мая 1943 года.


Майор Владимир Семенишин возглавлял 298 ИАП летом 1943 года до своей гибели в бою.

Еще одним трагическим героем 19-го ГвИ- АП был Александр Зайцев, который получил боевой опыт воюя в Китае в 1937 году и с финнами в 1939-40 гг. К июню 1941 года был в звании капитана и командовал 3-й эскадрильей 145-го ИАП. Несмотря на большую популярность среди летчиков, у него не сложились отношения с комиссаром полка.

Одержав несколько побед летая на И-16, Зайцев в декабре 1941 года получил звание майора и стал командовать 760-м ИАП, который формировался на «Харрикейне». За первые месяцы боев полк одержал 12 побед, однако потерял 15 «Харрикейнов», что привело к очередным трениям с командованием и, в итоге, к его смещению с должности. Зайцева вернули в 19-й ГвИАП, который теперь летал на «Аэрокобрах». Одно время летал в паре с Павлом Кутаховым.

Вечером 28 мая Зайцев возглавил шестерку «Аэрокобр» и столько же Р-40, которые прикрывали девять СБ-2. Недалеко от озера Шульгуль-Явр группа была перехвачена 12 Ме-109. Несмотря на прямой приказ Зайцева бомбардировщикам возвращаться командир группы решил продолжить выполнение задания. В итоге хотя советским летчикам удалось сбить три Ме-109 при потере двух Р-40, «Аэрокобры» и СБ (еще один такой самолет был серьезно поврежден), однако задание не было выполнено.

Командир эскадрильи 145-го ИАП майор Зайцев погиб 30 мая 1942 года во время учебно – тренировочного полета на истребителе Р-39 «Аэрокобра». К тому времени он совершил более 200 боевых вылетов, одержал 14 воздушных побед лично, еще 21 вражеский самолет сбил в групповых боях…

Оглавление книги


Генерация: 0.432. Запросов К БД/Cache: 3 / 0