Глав: 17 | Статей: 26
Оглавление
После нападения Гитлера на СССР к программе помощи СССР присоединилась и Британия (и это при том, что Черчилль 24 года вел борьбу с коммунизмом!). Всего Британия и Канада поставили 5211 самолет, еще 11450 машин поставили американцы. Большая часть были истребители – «Харрикейны», «Спитфайры» и более чем 550 «Томагавков» и «Аэрокобр» – были поставлены непосредственно из США, однако часть непосредственно из британских запасов.
С. Ивановi

Остальные

Остальные

В мае 1942 года британцы отправили в СССР четыре «Мустанга» I (AG348, AG352, AG353, AG354) для войсковых испытаний. Самолеты прибыли из Англии 14 мая и после серьезных испытаний в НИИ ВВС осенью три самолета передали в 5-й ГвИАП. На этих самолетах летали ведущие летчики полка, однако ни одной победы одержано не было.

Самолеты были сведены в так называемую «Группу Федорова» и сведений об их боевой деятельности сохранилось немного. Нам удалось найти всего два документа, которые заслуживают того, чтобы привести их полностью:

«13.09.42. Аэродром Красное, 209 ИАД. Вылет на сопровождение штурмовиков в р-н Михеево. Группа непосредственного прикрытия – 5 ЛаГГ-3: Балалуев, Бородин, Голованов (21 иап) Лавейкин, Шардаков (5 гиап).

Сковывающая группа – 2 Як-1 и 2 «Мустанг».

Як-1: Кутовой, Чертов (OII13) «Мустанг»: Мамаев, Морозов Примечание: «Два «Мустанга» после вылета в район цели не последовали, взяли курс на свой аэродром. Причина не известна».

/ЦАМО РФ, ф.21 иап, оп.445247, д.6 «Журнал боевых действий 21 ИАП»/

«26 сентября 1942 г. группа Федорова совершила 21 с/в. В течении дня проведен один воздушный бой с участием 14 Ме-109 и до 18 Ю-88 с 3 Як-7б 2 Як-1 и 2 Мустанг. Сбитых самолетов не наблюдали; Як-1 л-т Кутовой с боевого задания не вернулся.

Базирование гр. Федорова на а.Бошарово в составе боеготовых 3 Як-1, 2 Як-7, 1 Мустанг.» /ЦАМО РФ Ф.З ВА, оп.4495. д.57/ Первые три P-47D-1 были отправлены в СССР по АлСибу в 1943 году (хотя некоторые советские исследователи говорят, что мол это выдумка чистой воды и все «Тандерболты» шли исключительно через Иран). Следом в 1944 году через Иран были отправлены 100 P-47D-22-RE и 100 P-47D-27-RE. Есть и другие отличающиеся данные – так, Уильям Грин в своем фундаментальном труде «Warplanes of the Second World War» говорит о 203 отправленных из США в СССР «Тандерболтов» вариантов P-47D-22-RE и Р- 47D-27-RE, 196 самолетов, по данным Грина, дошло до получателя. Информация из архива Главного штаба ВВС Советской Армии отличается не сильно – 190 истребителей Р-47 получено в 1944 г. и пять – в 1945 г. Видимо, в советском архиве не учтен еще один самолет – P-47D-10-RE заводской номер 42-75202 купленный на собранные американскими сенаторами средства, этот самолет получил собственное имя «Knight of Pythias». Именно его испытывали в середине 1944 году в НИИ ВВС и ЛИИ.

Первые истребители «Тандерболт» прибыли на аэродром 11 -го ЗБАП 24 августа 1944 года. В этот день по полку был отдан приказ № 30, в котором отмечалось принятие на вооружение полка оснащенных двигателями R-2800-59 истребителей P-47D-22- RE с заводскими номерами 42-25611 и 42- 26633. Масштабные поставки начались чуть позже. Согласно приказам №№ 36, 38 и 39 от 22 декабря 1944 г. на вооружение части поступили самолеты P-47D-22-RE с заводскими номерами 42-25541, 543-7, 552, 553, 555, 557, 559, 560-564, 566-568, 570, 574, ' 576-580, 582, 583, 586, 591, 594, 595, 600- 610, 612, 614-617, 619-628, 631, 634, 636- 638 – всего 62 самолета. Тогда же были приняты 47 истребителей P-47D-27-RE с заводскими номе-рами 42-27015, 018, 019, 021, 0222,025-029, 031-033, 037, 038, 042- 044, 050, 052-055, 058, 061, 116, 117, 123, 129, 130-132, 134, 140, 141, 144, 149, 150, 154, 156, 157, 159, 160,162 и 163. Таким образом, 11-й ЗБАП получил 111 «Тандерболтов».

В 1945 году «Тандерболты» прибыли в расположение 11-го ЗБАП двумя партиями, 21 апреля – два P-47D-27 выпуска завода в Фэрмигдэйле (заводские номера 42-27136 и 42-27146) и 27 апреля – еще четыре аналогичных истребителя (заводские номера 42- 25551,587, 590 и 593).



Два неизвестных летчика перед вылетом на двухместном «Спитфайре» Mk IX

До окончания войны в Европе истребители Р-47 так и не появились на вооружении фронтовых частей ВВС РККА. Почти все «Тандерболты» поступали в истребительные авиаполки Юго-Западного округа ПВО. Эта мощная авиационная группировка была сформирована 24 декабря 1944 года для прикрытия путей сообщения 1-го, 2-го, 3-го и 4-го Украинских фронтов в Румынии, Венгрии и Чехословакии.

Истребители Р-47 не долго оставались на вооружении частей советской ПВО. Согласно соглашению о ленд-лизе большинство самолетов вернули американцам. «Тандерболты» сосредоточили на аэродроме «Стрый» (80 км юго-западнее Львова), где их и передали представителям США. Американцы посчитали экономически нецелесообразным тащить назад груду ставших ненужными истребителей. Было принято решение привести самолеты в непригодное к полетам состояние, в качестве инструмента для такой работы лучше всего подошли танки. Уничтожение «Тандерболтов» заняло много времени – всю зиму 1945-46 г.г.

В авиации ВМФ СССР истребители Р-47 получил 255-й ИАП ВВС Северного флота.

Но командованию ВВС Северного флота было не до освоения новых машин. Полным ходом шла подготовка к операции «Вест», нацеленной на разгром немецко- фашистской группировки в Заполярье. Почти каждый день, по мере улучшения погоды, прибывали новые авиационные подразделения для участия в предстоящих боях. Аэродромы буквально были забиты техникой. Поэтому «Тандерболты» перебазировали на остров Ягодник под Архангельском, где находился резерв ВВС Северного флота.

Вернулись новые истребители в Заполярье уже после Дня победы 9 мая 1945 года. На 20 июня 1945 года в составе 255-го ИАП ВВС СФ было 63 «Тандерболта», в том числе два неисправных. Их пригнали их из Ирана на Север летчики 65-го перегоночного авиаполка ВМФ.

5 ноября 1945 г. инспектор-летчик морской авиации капитан Богданов начал войсковые испытания с целью определения возможностей боевого использования «Тандерболта». Полеты проходили успешно. Взлет и посадка производилась как с бетонной дорожки, так и с грунта. В воздухе проверялась работа мотора и турбокомпрессора в различных режимах. Отрабатывались способы бомбометания с горизонтального полета, при пикировании и топмачтовым методом. В ходе испытаний выяснилось, что при пикировании и на выводе из него машину разворачивает вправо и требуются значительные физические усилия, чтобы избежать этого. Поэтому строевым летчикам, осваивавшим позднее «Тандерболты», запретили пикировать под углом более 30°. В отношении боевого применения было отмечено, что самолет допускает бомбометание двумя ФАБ-250, подвешенными под крылом, с пикирования под углом до 50 с высоты не менее 3000 м. С горизонтального полета – бомбометание с нагрузкой тремя ФАБ-250 или двумя ФАБ-500. При топмачтовом методе бомбометания прозрачность фонаря и хороший обзор позволяют точно оценивать расстояние до поверхности воды. Вывод по результатам испытаний был таков: самолет «Тандерболт» может использоваться с аэродромов Крайнего Севера.



«Спитфайр» LF IX SM622, отправленный 6 января 1945 года, сфотографированный во время испытаний в НИИ ВВС.


Первый «Тандерболт» P-47D-10-RE, полученный в СССР в конце 1943 года. Сфотографирован во время испытаний в НИИ ВВС в конце 1944 года. Надпись на фюзеляже – «Knights of Pythias».

Боевое применение в 255-м полку не отрабатывалось. Налет на «Тандерболтах» у летчиков был небольшой, всего 5-10 часов. Примерно через год часть снова пересела на «Аэрокобры», а «Тандерболты», в свою очередь, передали на консервацию. Впоследствии их уничтожили на аэродроме – подавили трактором. К сожалению, сохранилось очень мало фотографий «Тандерболтов», стоявших на вооружении в Заполярье. Удалось пока обнаружить лишь два фотоснимка, по которым можно почти полностью восстановить их внешний вид. Несмотря на короткий период пребывания «Тандерболтов» на Крайнем Севере, они успели стать «артистами» и сняться в кинофильме «Остров Безымянный». В одном из эпизодов истребители с крестами на плоскостях имитировали атаку германских истребителей «Фокке-Вульф-190».

А вот на Балтике, куда «Тандерболты» попали чуть позже, боевые вылеты они совершали. Так, 15-й ОРАП имел пять P-47D- 22, обеспечивавших прикрытие дальних разведчиков. «Тандерболты» прибыли на Балтику в ноябре 1944-го. Первоначально их использовала 29-я ДРАЭ, базировавшаяся в Паланге. Одновременно начали направлять подобные машины и в ВВС Черноморского флота. К 1 ноября 1944 года там уже имелось 5 Р-47. Но с вступлением Болгарии и Румынии в войну против немцев боевые действия па Черном море прекратились. На Тихий океан «Тандерболты» не поступали.

Большую часть американских тяжелых истребителей морская авиация сосредоточила в запасных полках и учебных заведениях, однако и там их карьера была недолгой. Самолеты передавали из одного места в другое. 30 «Тандерболтов» числились за училищем имени Сталина, 20 – за Высшими офицерскими курсами. В конце концов, почти все Р-47 сосредоточили на севере, где их и уничтожили. Отдельные экземпляры Р- 47 долгое время (до середины 50-х годов) служили в качестве учебных пособий в ВВИА им. Жуковского и МАИ в Москве, а также ВВИА им. Можайского в Ленинграде.



Один из 100 P-47D-27-RE, отправленных в СССР в конце 1944 года.


Кочетков А.Г. позирует в своем Р-63А-10 42-68939 во время испытательного взлета с заводского аэродрома фирмы «Белл», 29 апреля 1944 года. Вскоре после взлета самолет разрушился, но летчик смог воспользоваться парашютом.

Последним истребителем, который поставлялся из США в СССР в годы войны был Р-63АУС «Кингкобра». СССР в годы войны получил более двух третей из 3303 серийных Р-63 (2397 машин). Все истребители отправлялись своим ходом по знаменитому маршруту АЛСИБ (Аляска – Сибирь). Он начинался на заводах фирмы в Буффало и Ниагара-Фоллс, где «Кингкобры» принимали пилоты из 3-й перегоночной авиагруппы, вылетавшие затем в Грейт Фоллс (штат Монтана). Здесь самолеты проверяли, модифицировали, готовили к эксплуатации в холодном климате. После облета машины поступали в ведение 7-й авиагруппы, перегонявшей их в Лэдд Филд близ Фэрбенкса на Аляске. Перед передачей советской стороне проводился последний техосмотр и необходимый ремонт.

Но прежде чем «Кингкобры» добирались до пункта назначения, им предстоял нелегкий путь по воздуху протяженностью в несколько тысяч километров. При этом истребители перегонялись, как правило, группами, которые вели лидеры – бомбардировщики В-25 «Митчелл». Дальность полета у «Кингкобр» была относительно небольшой, поэтому маршрут, протяженность которого только от Фэрбенкса до Красноярска составляла 6,5 тысяч километров, пришлось разделить на пять этапов. Американские летчики гнали самолеты с американских заводов через территорию Канады на Аляску в Фербенкс, где «Кингкобры» принимала советская военная миссия. После этого истребители попадали в руки летчиков первого перегоночного авиаполка (1-й ПАП). Их задачей был 1560-км перегон самолетов через Берингов пролив до Уэлькаля – аэродрома на берегу Анадырского залива. В Уэлькале базировался 2-й ПАП. Его задачей было обеспечить перелет самолетов по сложнейшему 1450-км участку над безлюдной Чукоткой и Колымским хребтом до Сеймчана. Маршрут от Сеймчвна до Якутска (1200 км) был тоже не из легких. Он пролегал над Оймяконьем – своеобразным полюсом холода. Здесь самолеты вели летчики 3-го ПАП. Участок от Якутска до Киренска (1340 км), а затем от Киренска до Красноярска (920 км), проходившие над сплошной сибирской тайгой, обслуживали, соответственно, 4-й и 5-й ПАП.

10 сентября 1944 года истребитель Р- 63А- 9 стал 5000-й американской машиной, улетевшей в СССР по северному маршруту, а к концу 1944 года «Кингкобр» по трассе шло уже больше, чем Р-39. От Красноярска на советско-германский фронт бомбардировщики, поступавшие по ленд-лизу, отправлялись своим ходом, а истребители – на железнодорожных платформах.

С весны 1945 года Р-63 начали поступать в строевые части ПВО. Это было не удивительно: на высотах более 7500 метров «Королевская кобра» обгоняла и британский «Спитфайр» LF IXE, и советский Ла-7.

В первую очередь, «Кингкобрами» пополняли части, ранее вооруженные Р-39. Так, к августу по десятку машин прибыли в 17-й и в 21-й полки ПВО. А самым первым подразделением, получившим «Кингкобры», стал 28-й полк ПВО, базирующийся под Москвой на аэродроме Внуково. Несколько машин попало и в соседний 39-й полк ПВО. По воспоминаниям ветеранов это произошло в конце 1944 года.

В ВВС внедрение новых истребителей началось летом. С немцами «Кингкобрам» сражаться уже не довелось. Приоритет отдавался дальневосточным воздушным армиям, готовившимся к боевым действиям против Японии.

Привычное направление движения по маршруту «Алсиба» изменилось. Некоторые самолеты пошли на Пстропавловск-Камчатский, а из Красноярска трасса перегонки продлилась до Уккурея в Забайкалье (через Читу) – для перевооружения частей 12-й воздушной армии. Часть машин летела сюда прямо из Якутска.

Первой, по-видимому, оснастили Р-63А 190-ю истребительную авиадивизию генерал-майора авиации В. В. Фокина, которая перебазировалась в Забайкалье в июне 1945 года. С 24 июня она начала получать «Кингкобры» и ко 2 августа закончила переучивание. Во время боевых операций в Манчжурии она летала с двух аэродромов: «Урал» и «Ленинград» над городом Чойбалсаном в Монголии. После войны эта дивизия некоторое время стояла под Улан-Удэ.

Там же, в 12-й воздушной армии на Забайкальском фронте, воевала 245-я ИАД, в составе которой имелись два полка (940- й и 781-й) на Р-63.

В июле – августе первые «Кингкобры» поступили в 128-ю САД, базировавшуюся на Камчатке, где ими вооружили 888-й ИАП (истребительный авиаполк) и 410-й ШАП (штурмовой авиаполк, ставший истребительным). Прибыли Р-63 и в 9-ю, и в 10-ю воздушные армии.

Для них летчики 1-й перегоночной дивизии проложили маршрут до Хабаровска. Здесь к началу боевых действий скопилось 97 Р-63, которые не успели разобрать по полкам.



Неизвестный советский летчик из 26 ГвИАП на фоне своего самолета. Расположение знака Гвардии характерно для истребителей этого полка.

Во время недолгой кампании на Дальнем Востоке «Кингкобры» использовались для сопровождения бомбардировщиков и разведчиков, прикрытия с воздуха войск и кораблей, штурмовки и бомбардировки японских позиций. На второй день наступления 40 Ил-4 под прикрытием 50 Р-63 бомбили укрепрайон Чучжоу, откуда японцы обстреливали советский город Иман. Части 190-й и 245-й дивизий поддерживали наступающие советские и монгольские войска, действуя, в основном, как истребители-бомбардировщики и штурмовики, в также прикрывая транспортные самолеты, доставляющие горючее передовым танковым и механизированным подразделениям. Бомбы брали советские, ФАБ-100, для чего несколько переделывали бомбодержатели. Подкрыльевые крупнокалиберные пулеметы, стоявшие на Р-63 некоторых серий, обычно не ставили. 888-й и 410-й полки наносили удары японским базам на Курильских островах, а затем обеспечивали высадку на них десантов.

Японская авиация практически не оказывала серьезного противодействия наступающей Советской Армии, поэтому проверить качества «Кингкобры» в воздушных боях не удалось. Единственный успешный бой на Р-63 провел младший лейтенант И. Ф. Мирошниченко из 17-го ИАП (190-я ИАД). 15 августа он вместе со своим ведущим, Героем Советского Союза Сиротиным, атаковал два японских истребителя, напавших на заходящие на посадку транспортные самолеты в районе Ванемяо. Один японец был сбит, другой скрылся, уйдя на бреющем полете среди холмов. Тип японских машин в различных документах указывается по-разному: и как «И-97» (то есть «Накадзима» Ки. 27), и как «Оскар» (по американскому коду так обозначался Ки.43). Но и тот, и другой являлись давно устаревшими самолетами, так что исход боя был фактически предрешен с самого начала.

Летом 1945 года «Кингкобры» попали в морскую авиацию. К моменту объявления войны 7-я ИАД ВВС Тихоокеанского флота успела получить 10 Р-63, а в течение августа – еще несколько десятков. Но в боевой строй их ввести не успели, и никакого участия в войне они не принимали.

Сдача истребителей советской миссии в Фэрбенксе прекратилась сразу же после капитуляции Японии. Успели получить 2400 «Кингкобр» из 2450, заказанных советской стороной по IV протоколу. Из них 2397 прилетели через Аляску и только три привезли морем через Мурманск. Но движение по трассе «Алсиба» продолжалось и некоторое время после капитуляции. В Елизово на Камчатке последнюю «Кингкобру» доставили 29 сентября.

В Красноярске и Уккурее к сентябрю 1945 года скопилось такое количество Р-63, что до осени 1946 года летчики строевых частей забирали их, перегоняя по всему Дальнему Востоку. Распространялись «Кингкобры» и в европейской части страны. Ими пополняли 5-ю гв. ИАД в Прибалтике, 269-ю ИАД в Армении (ее полки стояли в Ереване, Ленинакане и Октемберяне). В 1946 году в Сибири оснастили Р-63 101-й ГвИАП.

В США «Кингкобры» не вернулись. Этот самый современный истребитель «ленд-лиза» после войны занял прочное место в советской авиации, – это была самая массовая импортная машина. В 1946 году на Р-63 перевооружили 6-ю ГвИАД на Украине, первым их осваивал 20-й ГвИАП, стоявший в Зельцах.

«Кингкобры» получили и части, базирующиеся за рубежом, – в Германии, Австрии, Китае. Так, их получили части 1-й ГвИАД, размещавшиеся в Нойхаузене, и 83-го ИАК, находившегося в Порт-Артуре. Переучивание личного состава и комплектование новой техникой обеспечивали 4-я и 6-я запасные авиабригады. На Р-63 летали и морские летчики. Например, на Балтике ими располагали 314-й (ранее 21-й) и 246-й ГвИАП.

В СССР изготавливались двухместные учебно-тренировочные варианты «Кингкобры», по схеме аналогичные двухместным «Аэрокобрам». Для 3-й воздушной армии также переделки осуществляла рембаза в Шауляе. Там в 1946-47 годах выпустили 25 учебных Р-63У (все их испытывал летчик С. Я. Татушин). Подобную модификацию изготовляли и авиамастерские в Тбилиси, там они назывались Р-63 В.

По крайней мере, один самолет был кустарным образом переделан в двухместный в 6-й ИАД (г. Тирасполь). Эта машина получила у летчиков нелестное прозвище: «Сарай дефектов и отказов». Часть «Кингкобр» попытались использовать в «мирных целях». Эти скоростные самолеты должны были доставлять матрицы центральных газет в другие города. Сформировали группы летчиков. Других сведений обнаружить пока не удалось.

«Кингкобры» оставались в строю вплоть до поступления реактивных истребителей. Их замена началась с 1950 года. Напоследок они сыграли важную роль в массовом переучивании летчиков на реактивную технику – истребители МиГ-9, а затем МиГ-15.

Уже после снятия Р-63 с вооружения боевых частей они еще надолго задерживались в летных училищах как переходные машины; кое-где их видели еще во второй половине 50-х годов.

Из строевых полков эти самолеты полностью убрали к концу 1953 года. 246-й ГвИАП перешел на МиГ-15вмае 1951 года,314- й – ровно через год, в мае 1952 года, 5-й ГвРАП на Дальнем Востоке заменил Р-63 на Ла-11 в марте 1950 года. До 1951 года служили они в 307-м и 308-м ИАП на Курилах. Чуть позже американские истребители сдали истребительные полки ВВС Тихоокеанского флота. Там они захватили и начало войны в Корее, когда вся советская авиация находилась в боевой готовности. В принципе, не исключалось, что «Кингкобры» могут вступить в бой с американскими самолетами. Но смена поколений авиационной техники произошла очень быстро, и Р-63 остались не у дел.



Странный экземпляр Р-63А, белый круг за выхлопными патрубками соответствует испытательной машине, и номер в носу – строевому подразделению.

В 1952 году американские истребители- бомбардировщики то ли по ошибке, то ли намеренно проштурмовали приграничный аэродром Сухая речка. В результате были повреждены 8 уже не летавших Р-63, стоявших линейкой на краю площадки.

И наконец стоит упомянуть и применение в СССР в качестве истребителя американского бомбардировщика «Дуглас» A-20G. В годы войны в советской авиации служило около 3000 этих двухмоторных бомбардировщиков – различных вариантов от DB-7 до A-20J, но самым массовым были модели «G» – их было 1441.

В основном самолеты использовались в качестве фронтовых бомбардировщиков, торпедоносцев и разведчиков. Однако небольшое количество летчиков морской авиации использовало A-20G в качестве истребителя. Мощное вооружение, установленное в носу (четыре 20-мм пушки и два пулемета) позволяло ему успешно бороться с летающими лодками и транспортными Ю-52.

Интересно, что несколько летчиков, летая A-20G, достигли статуса аса. Наиболее результативным был Иван Шаманов. Летное училище он закончил в 1928 году, до войны летал в гражданской авиации, с началом войны был призван в армию. К сентябрю 1943 года Шаманов выполнил 129 боевых вылетов и потопил четыре корабля противника и сбил 8 самолетов. За эти успехи 22 января 1944 года был удостоен звания Героя Советского Союза.

Еще несколько A-20G-1 в полевых условиях были модернизированы до ночных истребителей. В сентябре 1943 года 173-й БАИ был перевооружен с Пе-2 на A-20G-1, заодно став 112-м авиаполком специального назначения (АПСН). Следом 45-й БАИ стал 113-м АПСН. Эти два полка были сосредоточены в 56-й АД, где участвовали в ночных атаках объектов на территории Германии и охоте на вражеские самолеты.



Очень редкая фотография строевого Р-63С-5. Фотографии советских «Кингкобр» на фронте вообще неизвестны.

10 января 1944 года оба полка получили статус гвардейских и стали соответственно 26-м и 27-м ГвАПДИ (Гвардейский авиаполк дальней истребительной авиации). Большинство A-20G получило примитивные советские РЛС «Гнейс-3», кроме того, было дополнено вооружение установкой в бомбоотсеке двух 20-мм пушек и двух 12.7-мм пулемета.

Большинство времени летчики провели в тренировках, поучаствовать им пришлось в 3 воздушных боях. Всего капитан Казанов сбил два Не-111, а лейтенант Шестериков – планер DFS 230.

Результаты были более чем скромные, поэтому дальнейшее перевооружение было признано нецелесообразным.

Оглавление книги


Генерация: 0.148. Запросов К БД/Cache: 0 / 0