Главная / Библиотека / Тяжёлый танк Т-10 /
/ ТЯЖЁЛЫЙ ТАНК Т-10 История создания

Глав: 14 | Статей: 14
Оглавление
Тяжёлый танк Т-10, по сравнению со своим ровесником – средним танком Т-54, известным всему миру, долгое время был окутан тайной секретности. Всего лишь раз ему удалось выбраться за рубеж – в Чехословакию в 1968 г. в составе войск стран Организации Варшавского Договора. И с тех пор Т-10 привлекал самое пристальное внимание натовских генералов, полагавших, что за «железным занавесом» скрывается восьмитысячный кулак танков прорыва. Т-10 стал последним в ряду советских тяжёлых серийных танков. Его производство было прекращено в 1965 г. Интересно, что «десятка» едва не оказалась последней и в ряду машин марки ИС, названных так в честь И.В. Сталина. В ходе своей разработки, начавшейся в 1948 г., будущий танк именовался в документах ИС-8, затем ИС-9 и, наконец, ИС-10, но, в конце концов, был принят на вооружение под нейтральным обозначением Т-10.

ТЯЖЁЛЫЙ ТАНК Т-10 История создания

ТЯЖЁЛЫЙ ТАНК Т-10

История создания

Тяжёлый танк Т-10, по сравнению со своим ровесником – средним танком Т-54, известным всему миру, долгое время был окутан тайной секретности. Всего лишь раз ему удалось выбраться за рубеж – в Чехословакию в 1968 г. в составе войск стран Организации Варшавского Договора. И с тех пор Т-10 привлекал самое пристальное внимание натовских генералов, полагавших, что за «железным занавесом» скрывается восьмитысячный кулак танков прорыва.

Т-10 стал последним в ряду советских тяжёлых серийных танков. Его производство было прекращено в 1965 г. Интересно, что «десятка» едва не оказалась последней и в ряду машин марки ИС, названных так в честь И.В. Сталина. В ходе своей разработки, начавшейся в 1948 г., будущий танк именовался в документах ИС-8, затем ИС-9 и, наконец, ИС-10, но, в конце концов, был принят на вооружение под нейтральным обозначением Т-10.

Причины появления Т-10 станут более ясными, если вернуться в победный 1945-й. Сражения Второй мировой войны Красная Армия завершила, располагая значительным количеством тяжёлых танков ИС-2. Кроме того, уже был принят на вооружение новый тяжёлый ИС-3, весьма эффектно представленный западным союзникам на совместном военном параде в сентябре 1945 г. в Берлине. Тогда пятьдесят две машины ИС-3 71-го гвардейского тяжёлого танкового полка прошли строем перед трибунами, произведя сильнейшее впечатление на присутствовавших иностранных военных чинов. Они выглядели настоящими бронированными монстрами на фоне миниатюрных американских М-24 «Чаффи» и британских «Комет».

Предполагалось, что в ближайшие годы новейшие ИС-3 составят основу советских танковых войск. Поэтому, несмотря на завершение боевых действий, их серийное производство продолжалось высокими темпами. Однако вскоре выяснилось, что ИС-3, да и другие танки разработки военных лет мало пригодны для службы в мирное время. Надёжность и ресурс этих машин оказались весьма низкими, хотя планировалось эксплуатировать их годами, а не в течение относительно короткого отрезка времени, как это было во время войны.

Окончательно веру военных специалистов в ИС-3 подорвало известие о том, что в ходе одного из контрольных обстрелов корпус танка после попадания 100-мм бронебойного снаряда точно в ребро лобовой части («щучий нос») лопнул по сварным швам и практически развалился. Машина полностью вышла из строя. В результате в 1946 г. производство ИС-3 прекратили, так и не развернув его в полную силу, а все выпущенные танки подверглись модернизации по программе устранения конструктивных недостатков.



Танк ИС-3 на параде в подмосковной танковой части

Теперь перед советскими танкостроителями стояла задача создания более совершенного тяжёлого танка с учётом накопленного годами опыта применения и эксплуатации боевых машин.

К этому времени в СССР действовали два танковых завода – Ленинградский Кировский (ЛКЗ) и Челябинский тракторный (ЧТЗ).

В Челябинске танковое производство было развёрнуто в 1941 г. после эвакуации на Урал из осаждённого Ленинграда оборудования и специалистов Кировского завода. Здесь в местных цехах заработало мощнейшее производство тяжёлых танков КВ и ИС – на Челябинском Кировском заводе (ЧКЗ).

В 1942 г. на базе специального конструкторского бюро СКБ-2 того же эвакуированного ЛКЗ создали Опытный танковый завод №100 – полностью самостоятельное предприятие, подчинённое непосредственно Ж. Котину, заместителю наркома танковой промышленности. Основной его задачей стала разработка проектов новых танков.

Специалисты танкового КБ, оставшиеся на ЧКЗ, занялись доработкой конструкций уже выпускавшихся машин, а также совершенствованием технологических процессов производства. Параллельно они по своей инициативе начали разработку собственных проектов новых танков.

Весной 1944 г. после снятия блокады Ленинграда на ещё полуразрушенном Кировском заводе было решено наладить производство самоходных артиллерийских установок ИСУ-152. Здесь же был организован филиал Опытного завода №100, куда стали постепенно возвращаться из эвакуации ленинградские конструкторы. Должность директора филиала занял Ж. Котин. Под его руководством развернулись работы над проектом нового хорошо вооружённого тяжёлого танка с мощной броней, получившего заводское обозначение «объект 260», а позднее – индекс ИС-7.

Высокий уровень защиты ИС-7 обеспечивался не только увеличением толщины броневых листов, но и за счёт значительного их наклона, а также применением дифференциального бронирования. Форма лобовой части корпуса была аналогична ИС-3 – «щучий нос» несколько сглаженных очертаний. Масса ИС-7 достигала 68 т. Поэтому для обеспечения достаточной подвижности требовалось повысить мощность силовой установки. Планировалось установить два дизеля В-11 или В-16 общей мощностью 1200 л.с., применив электрическую трансмиссию, аналогичную испытанной на опытном образце танка ИС-6 («объект 253»),

Однако до изготовления первого варианта ИС-7 в металле дело не дошло. Построили только его деревянный макет в натуральную величину и после устранения замечаний макетной комиссии в 1946 г. начали проектирование второго варианта. В том же году было принято решение о постройке двух опытных экземпляров. Ведущим конструктором машины назначили инженера Г. Ефимова, а общее руководство осуществлял А. Ермолаев.

Второй вариант «объекта 260» существенно отличался от принятого проекта.

Поскольку работы по созданию спарки двигателей В-16 не удалось выполнить в срок, на обеих опытных машинах установили дизель ТД-30, разработанный на базе авиационного двигателя АЧ-300. Для его охлаждения впервые на советских танках применили эжекционную систему. Вместо электрической трансмиссии пришлось поставить обычную механическую.

Нововведением в конструкции танка стала ходовая часть без поддерживающих роликов – верхняя ветвь гусеницы лежала непосредственно на опорных катках. Использование траков с резинометаллическим шарниром значительно увеличило износоустойчивость гусеницы и уменьшило шум при движении танка.

Первый экземпляр опытной машины вооружили 130-мм орудием С-26. Заряжание его было раздельно-гильзовым, масса снаряда составляла 33 кг. Поэтому для повышения скорострельности и облегчения работы экипажа установили механизм заряжания с пневмоприводом, разработанным совместно с НИИ артиллерийского вооружения.

Танк также вооружался двумя 14,5-мм пулемётами КПВ-44 и двумя 7,62-мм пулемётами ДТ. Однако в ходе разработки «ассортимент» оружия расширили. На башне смонтировали крупнокалиберный КПВ-44, отведя ему роль зенитного, два 7,62-мм пулемёта РП-46 спарили с орудием, два таких же боковых – поставили с обеих сторон корпуса на надгусеничных полках, ещё два РП-46 со следящим приводом разместили на турельной установке в корме башни.

Экипаж танка состоял из пяти человек, причём четверых из них разместили в башне: командира – справа от орудия, наводчика – слева и двух заряжающих – сзади; они же управляли и пулемётами.



Деревянный макет первого варианта танка ИС-7 в натуральную величину, выполненный для проверки компоновочных решений


Опытный экземпляр танка ИС-7, хранящийся в музее в Кубинке

Первый экземпляр опытной машины был готов 8 сентября, второй – 25 декабря 1946 г. На ходовых испытаниях они показали поразительную для такой машины скорость – 60 км/ч, средняя скорость по булыжной дороге составила 32 км/ч. Ни один из тяжёлых танков того времени не мог похвастаться такими скоростными характеристиками.

В течение всего 1947 г. параллельно с длительными испытаниями двух первых опытных ИС-7 велась работа по созданию его следующего – улучшенного – варианта. Так, усилили бронирование корпуса и башни после обстрела 88-мм, 122-мм и 128-мм снарядами на полигоне НИИБТ их образцов, изготовленных на Ижорском заводе. Толщину лобовых и верхних бортовых листов увеличили до 150 мм, поставив их под вертикальными углами наклона 50° – 52°, кормовых – до 70 мм при 55° наклона. Башне придали менее уязвимую форму – она стала более округлой; толщину её лобовой части довели до 240 – 350 мм при угле наклона 45° – 0°, боковых листов – до 185 – 240 мм при углах 30° – 45°. Такую броню, да ещё установленную под большими углами, не могли пробить самые крупные из существовавших в то время 128-мм и 130-мм бронебойных калиберных снарядов (БКС).

Новый вариант ИС-7 вооружили новой 130-мм пушкой С-70 с длиной ствола 54 калибра. Её БКС массой 33,4 кг имел начальную скорость 900 м/с и пробивал 163-мм броню, установленную под углом 30°, на расстоянии 1000 м, а 143-мм – на 2000 м.



Улучшенный вариант танка ИС-7 с новым 130-мм орудием С-70, заменившим С-26. Внешним отличием служила конструкция дульного тормоза с круглыми отверстиями. 1948 г.

Боекомплект С-70 составлял 30 выстрелов. Вместо довольно громоздкого пневматического механизма заряжания, использовавшегося на первых машинах, был разработан малогабаритный цепной механизм с электроприводом.

Характерным внешним отличием пушки С-70 от С-26 служила конструкция дульного тормоза: на С-70 он был с небольшими круглыми отверстиями, а на С-26 имел щелевую конструкцию.

Танк получил прибор управления огнём со стабилизатором, обеспечивавшим наведение прицела независимо от пушки. Приведение её ствола к стабилизированной линии прицеливания и производство выстрела происходили автоматически.

Количество пулемётов на ИС-7 довели до восьми: два – крупнокалиберные, остальные – 7,62-мм РП-46. Прибавился второй КПВ-44 на крыше башни – для ведения огня и по воздушным, и по наземным целям. Все они имели дистанционное управление. Боекомплект к пулемётам составлял 400 патронов для КПВ и 2500 – для РП.

На танке установили серийный 12-цилиндровый дизель М-50 мощностью 1050 л.с. при 1850 об/мин, применявшийся на быстроходных морских катерах. На прежнем ТД-30, созданном на базе авиационного АЧ-300, в ходе испытаний выявился ряд существенных недостатков.

Двигатель М-50 отличали довольно большие габариты, что потребовало новых конструктивных решений для его установки в танк без увеличения высоты корпуса. Пришлось разработать новые короткие торсионы подвески (т.н. «пучковые»), состоявшие из семи тонких стержней; такие, чтобы оказалось достаточно места для размещения картера двигателя. Сам корпус высотой 2426 мм оказался даже ниже на 300 мм, чем танк ИС-2, и на 24 мм, чем ИС-3.

Удалось обеспечить и требуемую плавность хода машины. Для этого применили гидравлические амортизаторы двухстороннего действия, поршень которых разместили внутри балансира подвески.

В течение 1948 г. на ЛКЗ изготовили четыре опытных образца нового варианта ИС-7. После проведения заводских испытаний их передали на государственные. Председателем Государственной комиссии был назначен генерал-майор А. Сыч. Главный испытатель Министерства транспортного машиностроения СССР Е. Кульчицкий так вспоминал об этих испытаниях: «Мне была оказана большая честь, я получил предложение первым придать движение этому замечательному танку. Трудно передать словами свои ощущения. При скорости более 60 км/ч эта тяжёлая машина легко откликается на самые незначительные усилия, прикладываемые к рычагам и педалям. Передачи переключаются маленьким рычажком, машина абсолютно покорна водителю».

Действительно, километры пробега по испытательной трассе в районе Красного Села опытные экземпляры машин, которые вели водители-испытатели В. Ляшко и К. Ковш (они испытывали еще первые КВ), прошли без замечаний. Однако при боевом обстреле на полигоне случилось непредвиденное: один из снарядов, скользнув по наклонному борту, ударил в блок подвески и тот отскочил от днища вместе с катком. Машина села на грунт, и один из членов комиссии сравнил танк с «колоссом на глиняных ногах». Затем во время пробега на одной из машин загорелся двигатель, правда, уже выработавший свой гарантийный срок на испытаниях. Автоматическая система пожаротушения дала два срабатывания, но ликвидировать возгорание не удалось. Экипажу пришлось покинуть машину, и она полностью сгорела. При этом выяснилось, что резиновые баки для топлива, которые конструкторы установили на танк вместо обычных металлических для экономии веса, являются источником дополнительной пожароопасности.

Несмотря на выдающиеся характеристики, ИС-7 не получил одобрения Госкомиссии, хотя в то время ни один из тяжёлых танков не имел такого комплекса основных боевых показателей. Так, немецкий тяжёлый танк «Королевский Тигр» при сравнимой массе существенно уступал ИС-7 по всем параметрам, равно как и американские опытные тяжёлые Т29, Т30, Т32, Т34.

Кроме ряда неудач во время испытаний, на отрицательное мнение комиссии повлияла, в первую очередь, его слишком большая масса. В результате комбинации на ИС-7 сверхмощного артиллерийского вооружения с большим числом пулемётов танку потребовался экипаж из пяти человек, что повлекло за собой увеличение забронированного объёма. Попытка обеспечить высочайший уровень защиты довела массу машины до рекордных 68 т – вместо запланированных 65,5 т.



Танк ИС-3. В послевоенные годы предполагалось, что эти машины составят основу советских танковых войск

«Объект 260» не был принят на вооружение. Однако в ходе работы над проектом конструкторы накопили богатейший опыт, и на более поздних типах советских танков можно увидеть многие опробованные на ИС-7 узлы и агрегаты.

Определённую негативную роль в судьбе ИС-7 сыграл другой тяжёлый танк – 60-тонный ИС-4, разработанный и запущенный в производство на ЧКЗ в 1947 г., после прекращения выпуска ИС-3. ИС-4, обладавший на момент своего создания самым мощным среди отечественных танков бронированием, из-за большого удельного давления на грунт (0,9 кг/см2 ) имел невысокую проходимость, да и не очень надёжную трансмиссию. При этом его вооружение было таким же, как и на ИС-2 и ИС-3. Но самым большим недостатком ИС-4 являлось то, что его масса превышала грузоподъёмность железнодорожных платформ, а автострадные мосты просто не выдерживали эту махину. В результате ИС-4 фактически дискредитировал идею создания танков массой более 60 т, что, по-видимому, и вызвало скептическое отношение военных специалистов к ещё более тяжёлому ИС-7.

Возможно и ещё одно объяснение отказа от производства ИС-7. Зарождающаяся в тот период концепция возрастания роли танков в вероятной ракетно- ядерной войне требовала заблаговременного развёртывания большого числа танковых соединений, а значит и производства максимально возможного количества танков ещё в мирное время. Потери сухопутных войск в первые две недели гипотетической войны прогнозировались в 30 – 40%. В подобной ситуации принятие на вооружение ИС-7 с сомнительными перспективами массового выпуска военные сочли недопустимым. ЛКЗ на тот момент не располагал достаточными мощностями, а производство на ЧКЗ было практически нереальным.

Однако в условиях разгорающейся «холодной войны» армии настоятельно требовалась новая тяжёлая машина, превосходящая по своим характеристикам танки военных лет – ИС-2, ИС-3, ИС-4, но в то же время относительно недорогая, надёжная, технологичная, которую можно было бы запустить в серию сразу на нескольких танковых заводах.

Задание на такой танк ГБТУ выдало в конце 1948 г. В нём особо подчеркивалось, что масса машины не должна превышать 50 т. Танк, получивший обозначение «объект 730» и индекс ИС-8, поручили разработать КБ Челябинского завода. Однако главным конструктором танка был назначен Ж. Котин, хотя в то время он работал на Кировском заводе в Ленинграде.

Такая «странность» определялась сложившейся к тому времени ситуацией, когда в стране образовалось два самостоятельных центра по разработке и производству тяжёлых танков: один, как упоминалось ранее, находился на Урале – это Челябинский тракторный завод с отлично налаженным танковым конвейером; другой – в Ленинграде, на Кировском заводе, где танковое производство после войны ещё не было восстановлено в полном объёме, но где в СКБ-2 сосредоточились крупные силы конструкторов- танкостроителей. Учитывая, что новый тяжёлый танк планировалось запустить в производство и в Челябинске, и в Ленинграде, считалось важным, чтобы в его разработке участвовали конструкторы обоих предприятий. Практика показывала, что созданную на одной базе и под определённую технологию машину очень трудно поставить в производство на другом заводе. По предложению заместителя Председателя Совета Министров СССР В. Малышева, руководившего всю войну Наркоматом танковой промышленности, филиал Опытного завода №100 в Ленинграде, директором которого являлся Ж. Котин, в 1949 г. был реорганизован во Всесоюзный научно- исследовательский институт ВНИИ-100. Это означало, что, имея статус всесоюзного, институт получал полномочия выдавать рекомендации в масштабах всей танковой отрасли.

Итак, общее руководство проектными работами по новому танку ИС-8 было возложено на Ж. Котина, а непосредственным руководителем проекта стал его заместитель А. Ермолаев. Разрабатывать документацию решили в Челябинске. Туда выехала бригада ленинградских конструкторов для совместной работы со специалистами ЧКБ.



Танки ИС-3 71-го гвардейского тяжёлого танкового полка на совместном военном параде в Берлине в честь победы. Сентябрь 1945 г.

В первую очередь, разработчики постарались в полной мере использовать накопленные за годы войны статистические данные по поражению отдельных деталей корпуса и башни танков. Это позволило провести дифференциацию бронирования – использовать основную массу брони для защиты наиболее поражаемых участков и избежать перетяжеления тех мест, куда снаряды попадали реже.

Конфигурацию носовой части корпуса заимствовали от танков ИС-3 и ИС-7 («щучий нос»). Толщину лобовых листов оставили как у ИС-3 – 120 мм, но изменили углы их наклона, повысив бронестойкость этой части машины за счёт увеличения так называемой эффективной толщины брони. По этой же причине борта танка сделали составными, поставив верхнюю их часть под углом к вертикали, а нижнюю выполнив гнутой. Литая «приплюснутая» башня походила по своей конфигурации на башню ИС-3, но имела большие углы наклона стенок.

Основное вооружение оставили таким же, как на ИС-3, – заслуженное 122-мм танковое орудие Д-25. Правда, в ЦКБ-9 его несколько модернизировали. Слишком низкой была скорострельность, связанная с раздельным заряжанием, из-за чего возможно было производить всего 2 – 3 выстр./мин. Более того, на подготовку первого выстрела уходило не менее 20 с (для сравнения: благодаря унитарному заряжанию «Королевский Тигр» мог произвести первый выстрел через 8 с). Заряжающему приходилось действовать в два приёма. Сначала из одной боеукладки он брал снаряд массой более 25 кг и досылал его в зарядную камору ствола. Затем из другой боеукладки – гильзу с зарядом около 20 кг и уже досылал её вслед за снарядом.

Теперь на ИС-8 предусмотрели специальный механизм досылания. Заряжающий только укладывал снаряд на специальный лоток сбоку от казённой части орудия, а затем включался электропривод цепного досылателя, загоняя его в ствол. Подобная операция повторялась и с гильзой. Благодаря такой механизации скорострельность орудия, получившего уже индекс Д-25ТА, удалось повысить до 3 – 4 выстр./мин.

Наведение пушки и спаренного с ней 12,7-мм крупнокалиберного пулемёта ДШК осуществлялось с единого пульта управления с помощью автоматизированного электропривода ТАЭН-1. В командирской башенке для обеспечения целеуказания имелось следящее устройство.

В качестве силовой установки танк получил дизель В-12-5 мощностью 700 л.с. с такой же эжекционной системой охлаждения, как на ИС-7. От него же заимствовали и удачную трансмиссию – 8-скоростную коробку передач с механизмом поворота, объединенные в одном картере, и сервопривод управления.

Ходовую часть с семью опорными катками и поддерживающими роликами, а также гусеницу заимствовали у танка ИС-4; имея ширину 720 мм, она обеспечивала удельное давление 0,77 кг/см2 .

Подобное использование проверенных конструкторских решений, постановка уже отработанных узлов и агрегатов позволили существенно сократить сроки проектирования. В апреле 1949 г. технический проект ИС-8 был готов. В мае приступили к сборке опытной машины. В том же году после испытаний выпустили установочную партию из десяти танков.

В апреле – мае 1950 г. машины передали на госиспытания, состоявшиеся на полигоне НИИБТ в Кубинке. По их результатам Государственная комиссия рекомендовала ИС-8 («объект 730») в серийное производство. Летом 1950 г. в Туркмении, вблизи города Мары, были проведены их гарантийные испытания, а осенью и войсковые.

Первоначальный проект нового танка несколько раз подвергался изменениям, поэтому менялся и его индекс – с ИС-8 на ИС-9, а затем на ИС-10.

Испытания окончательного варианта машины завершили к декабрю 1952 г. Однако в начале марта 1953 г. умер И.В. Сталин, в честь которого и была в своё время принята аббревиатура «ИС», принятие танка на вооружение затянулось и состоялось только в конце года. В постановлении СМ СССР №2860-1215 от 28 ноября и приказе министра обороны №244 от 15 декабря новая машина именовалась уже не ИС-10, а просто Т-10.

Серийное производство Т-10 разворачивалось медленно. В 1953 г. успели выпустить лишь десять машин, в следующем – 30, а в 1955 г. – 90.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.213. Запросов К БД/Cache: 0 / 0