Глав: 4 | Статей: 193
Оглавление
В конце 1941 года свершилось одно из тех чудес, которым не перестает удивляться мир. Разгромленная, обескровленная, почти полностью уничтоженная Красная Армия словно восстала из мертвых, сначала отбросив Вермахт от Москвы, затем разгромив армию Паулюса под Сталинградом и окончательно перехватив стратегическую инициативу в Курской битве, что предопределило исход войны.

Новая книга авторитетного военного историка, посвященная этим событиям, — не обычная хроника боевых действий, больше, чем заурядное описание сражений 1941 — 1943 гг. В своем выдающемся исследовании ведущий американский специалист совершил то, на что прежде не осмеливался ни один из его коллег, — провел комплексный анализ советской военной машины и ее работы в первые годы войны, раскрыв механику «русского военного чуда».

Энциклопедический по охвату материала, беспрецедентный по точности и глубине анализа, этот труд уже признан классическим.

Изучив огромный объем архивных документов, оценив боевые возможности и тактические приемы обеих сторон, соотношение сил на советско-германском фронте и стиль ведения войны, Дэвид Гланц подробно исследует процесс накопления Красной Армией боевого опыта, позволившего ей сначала сравняться с противником, а затем и превзойти считавшийся непобедимым Вермахт.

Эта фундаментальная работа развенчивает многие мифы, бытующие как в немецкой, так и в американской историографии. Гланц неопровержимо доказывает, что решающая победа над Германией была одержана именно на Восточном фронте и стала отнюдь не случайной, что исход войны решили не «генералы Грязь и Мороз», не глупость и некомпетентность Гитлера (который на самом деле был выдающимся стратегом), а возросшее мастерство советского командования и мужество, самоотверженность и стойкость русского солдата.

Примечание 1 : В связи с низким качеством исходного скана таблицы оставлены картинками.

ВВЕДЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

Ранним утром 22 июня 1941 года свыше трех миллионов солдат войск Оси внезапно и без объявления войны устремились через границу Советского Союза, начав осуществление печально знаменитой операции «Барбаросса». Имея в первых рядах четыре мощные танковые группы, надежно прикрытые с воздуха и кажущиеся непобедимыми, войска вермахта за удивительно короткий срок — менее шести месяцев — продвинулись от западных границ Советского Союза до самых окраин Ленинграда, Москвы и Ростова.

Столкнувшись лицом к лицу с этим внезапным и безжалостным вторжением немцев, Красной Армии и Советскому государству пришлось отчаянно сражаться за само свое существование. Война, охватившая территорию площадью примерно в 600 000 квадратных миль, продолжалась почти четыре года — прежде чем Красная Армия в конце апреля 1945 года победоносно водрузила советский флаг над развалинами гитлеровской рейхсканцелярии в Берлине.

Война, называемая в Советском Союзе «Великой Отечественной», стала беспрецедентно жестокой. Это был настоящий «культуркампф» — смертельная борьба между двумя культурами, погубившая целых 35 миллионов русских солдат и мирных граждан, почти 4 миллиона немецких солдат[1] и неизвестное количество штатских немцев, причинившая невообразимый ущерб населению и экономической инфраструктуре большей части Центральной и Восточной Европы.

Когда 9 мая 1945 года этот конфликт закончился, Советский Союз и его Красная Армия оккупировали изрядную часть Центральной и Восточной Европы. Через три года после победы на Европу опустился железный занавес, на 40 с лишним лет разделив континент на противостоящие лагеря. Но что еще важнее — опаляющее воздействие этой войны на русскую душу длилось не одно поколение, определив послевоенное развитие Советского Союза и внеся свой вклад в его кончину в 1991 году.

По иронии судьбы, несмотря на громадный масштаб и глобальное воздействие Великой Отечественной войны Советского Союза, она до сих пор остается в значительной мере неизвестной и непонятной — как для жителей стран Запада, так и для русских. И что еще хуже, эти неизвестность и неверное понимание, затемняя вклад Красной Армии и Советского государства в конечную победу союзников, серьезно извратили историю Второй Мировой войны в целом.

Те на Западе, кто вообще хоть что-то знал о советско-германской войне, рассматривали ее как таинственную и жестокую четырехлетнюю борьбу между злейшими политическими врагами в Европе — и одновременно самыми могущественными ее армиями. Противники вели боевые действия на территории величина, сложность и климатические условия которой придавали конфликту вид серий никак не связанных между собой акций. Война представлялась чередой отдельных наступлений и отступлений, которые перемежались месяцами позиционных боев либо периодически разыгрывавшимися сражениями грандиозных масштабов — такими как битва за Москву, Сталинградская битва, Курская битва, Белорусская битва, битва за Берлин.

Скудость информации о советско-германской войне, доходящей до англоязычного читателя, подкрепила естественную склонность американцев (и западноевропейцев) рассматривать ее как всего лишь фон для более драматических и значительных сражений на западном театре военных действий — таких как битва при Эль-Аламейне, высадки в Салерно, Анцио и в Нормандии, сражения за Арденны.

Вполне понятно, что на Западе преобладал искаженный и дилетантский взгляд на эту войну — ведь почти все истории этого конфликта основывались на немецких источниках. А они, как и следовало ожидать, описывали его как борьбу с безликим и бесформенным противником, главными свойствами которого являлись огромность его армии и безграничный запас щедро расходуемых человеческих ресурсов. На столь бледном фоне выделялись лишь самые сенсационных событий.

Это общее неверное восприятие разделяли даже те, кто был осведомлен несколько лучше. Специалисты знали о Московской, Сталинградской и Курской битвах, о контрударе фон Манштейна в Донбассе и у Харькова, о боях в Черкасском котле и у Каменец-Подольска, о крахе группы армий «Центр» и об остановке советских войск у ворот Варшавы. Но сами термины, используемые для описания этих боев, а также настойчивое обозначение их как «войны на Восточном фронте», указывают, что даже осведомленность знатоков базировалась в первую очередь на немецких источниках. Это отсутствие достаточных знаний о советско-германской войне и полного ее понимания мешает адекватно представить важность и значение данной войны в контексте всей Второй мировой в целом.

Кто же виноват в продвижении этого несбалансированного взгляда на данную войну? Некая доля вины определенно лежит на западных историках, хотя у большинства из них не оставалось никакого иного выбора, кроме как полагаться на немецкие работы — единственные доступные достоверные источники. Помог созданию этого несбалансированного виляли па войну с обеих сторон и этноцентризм, заставляющий людей воспринимать лишь то, что касается лично их. Однако еще более важную роль тут сыграла неспособность советских — а также и российских историков снабдить западных (и российских) читателей и исследователей достоверными сведениями о войне. В данном случае идеология, политические мотивации и стойкие-предубеждения, порожденные «холодной войной», сошлись воедино, препятствуя работе и искажая восприятие многих советских и российских историков.

Хотя советские и российские историки написали много подробных, качественных и удивительно точных исследований о войне и сражениях и операциях времен войны, правительственные цензоры слишком часто вынуждали их либо обходить стороной, либо игнорировать факты и события, считавшиеся позорными для государства, его армии или же самых знаменитых генералов. Наиболее доступные для западных читателей общие работы по этой войне одновременно являлись наиболее политизированными и наименее точными, а самые научные из имеющихся работ до недавнего времени были засекречены официальными государственными органами по политическим и идеологическим причинам. Даже сейчас, по прошествии более десяти лет после падения Советского Союза, политическое давление и ограниченный доступ к архивам не позволяют российским историкам исследовать или обнародовать многие события, подвергнутые в прошлом цензуре.

Эти печальные реалии подорвали достоверность советских и российских исторических трудов, позволив преобладать в науке трактовкам и интерпретациям, основанным на немецких материалах — а заодно снизили доверие к тем немногим западным исследователям, которые включали в свои работы советские исторические материалы. Именно поэтому даже сегодня западных читателей так привлекают всяческие сенсационные, небеспристрастные и крайне неточные сведения о различных аспектах этой войны, и поэтому по-прежнему бушуют споры о ее цели, ходе и значении.

Трилогия о Красной Армии на войне, частью которой является данная работа, написана с целью способствовать установлению верного взгляда на историю. Первый ее том, «Колосс поверженный. Красная Армия в 1941 году» (1998), рассматривал Красную Армию на пороге мировой войны. Несмотря на свои колоссальные размеры и амбиции, она, как показал последующий ход боевых действий, оказалась колоссом на глиняных ногах. И все же, несмотря на беспрецедентные катастрофические поражения, понесенные в 1941 и 1942 годах, Красная Армия восстала как феникс из пепла и сумела нанести хваленому вермахту беспрецедентные поражения под Сталинградом в ноябре 1942 года и под Курском в июле 1943-го. После Курской битвы, Красная Армия начала победоносный марш, который привел ее к победе над нацистской Германией, закончившись в Берлине в апреле-мае 1945 года.

«Советское военное чудо» — второй том данной трилогии. Он подробно исследует жизненно важные аспекты «забытой войны» и анализирует Красную Армию военного времени с организационной точки зрения. Его первая часть, «Красная Армия в войне», дает оперативный обзор общего хода войны и освещает ее «забытые сражения» — то есть примерно 40 процентов всех операций этой войны, которые советские и российские историки по разным причинам умаляли, игнорировали или скрывали ради сохранения репутаций и национальной гордости. Здесь также делаются новые выводы и подводятся итоги многих крупных споров, связанных с первыми 30 месяцами войны.

Во второй части, названной «Войска», подробно изучается Красная Армия как эволюционирующее учреждение, руководимое и движимое людьми из плоти и крови. Используя богатство недавно открытых советских (российских) архивных материалов, автор анализирует все стороны Красной Армии, включая такие показатели как численность и структурная организация. Здесь же описывается эволюция боевых приемов Красной Армии, а также ее крайне сложная командная и административная, структура, системы и методы обучения и подготовки войск.

Приподымая завесу над «забытыми сражениями» Красной Армии, настоящая работа также исследует и никогда ранее не изучавшиеся элементы советских вооруженных сил. И их число входят как «теневая армия» Советского Союза, ее срочные войска НКВД, так и крайне важные, но доселе совершенно неизвестные широкой публике инженерные, железнодорожные, автотранспортные и строительные войска.

Автору остается лишь выразить благодарность нынешнему российскому правительству за обнародование и издание постоянного и все возрастающего потока относящихся к войне архивных материалов.

Оглавление книги


Генерация: 0.126. Запросов К БД/Cache: 0 / 0