Глав: 4 | Статей: 193
Оглавление
В конце 1941 года свершилось одно из тех чудес, которым не перестает удивляться мир. Разгромленная, обескровленная, почти полностью уничтоженная Красная Армия словно восстала из мертвых, сначала отбросив Вермахт от Москвы, затем разгромив армию Паулюса под Сталинградом и окончательно перехватив стратегическую инициативу в Курской битве, что предопределило исход войны.

Новая книга авторитетного военного историка, посвященная этим событиям, — не обычная хроника боевых действий, больше, чем заурядное описание сражений 1941 — 1943 гг. В своем выдающемся исследовании ведущий американский специалист совершил то, на что прежде не осмеливался ни один из его коллег, — провел комплексный анализ советской военной машины и ее работы в первые годы войны, раскрыв механику «русского военного чуда».

Энциклопедический по охвату материала, беспрецедентный по точности и глубине анализа, этот труд уже признан классическим.

Изучив огромный объем архивных документов, оценив боевые возможности и тактические приемы обеих сторон, соотношение сил на советско-германском фронте и стиль ведения войны, Дэвид Гланц подробно исследует процесс накопления Красной Армией боевого опыта, позволившего ей сначала сравняться с противником, а затем и превзойти считавшийся непобедимым Вермахт.

Эта фундаментальная работа развенчивает многие мифы, бытующие как в немецкой, так и в американской историографии. Гланц неопровержимо доказывает, что решающая победа над Германией была одержана именно на Восточном фронте и стала отнюдь не случайной, что исход войны решили не «генералы Грязь и Мороз», не глупость и некомпетентность Гитлера (который на самом деле был выдающимся стратегом), а возросшее мастерство советского командования и мужество, самоотверженность и стойкость русского солдата.

Примечание 1 : В связи с низким качеством исходного скана таблицы оставлены картинками.

ЭВОЛЮЦИЯ ВОЙСК НКВД В ХОДЕ ВОЙНЫ

ЭВОЛЮЦИЯ ВОЙСК НКВД В ХОДЕ ВОЙНЫ

Накануне начала операции «Барбаросса» Политбюро коммунистической партии Союза ССР дало НКО указание численно усилить четыре фронта, на которые в случае войны ложилась основная тяжесть боевых действий: Северный, Северо-Западный, Западный и Юго-Западный фронты, создав пятый фронт, названный Южным. Кроме того, предполагалось сформировать отдельное командование для управления так называемыми армиями второй линии. Штаб этого нового командования, которое Ставка 25 июня назвала Группой Резервных Армий, находился в Брянске и отвечал за поддержку передовой обороны Красной Армии вдоль западной границы Советского Союза.[292] Командовать этой новой группой Ставка поручила 29 июня генерал-лейтенанту войск НКВД И. А. Богданову, назначив ему комиссаром С. Н. Круглова, комиссара государственной безопасности 3-го ранга.[293]

Накануне войны Политбюро распорядилось сформировать новые охранные войска НКВД для защиты тылов передовых действующих фронтов Красной Армии. Согласно этой директиве, НКВД должен был поддерживать каждый действующий фронт специально подобранным для данной цели комплексом дивизий, полков, батальонов и пограничных отрядов, подразделениями оперативных, железнодорожных и конвойных войск (см. таблицу 5.6). В конечном итоге 29 июня Ставка назначила пятерых генералов НКВД командовать войсками охраны тылов этих фронтов и «армий второй линии» и шестого — командовать Московским военным округом.[294]

Несмотря на страшный хаос, вызванный стремительным наступлением вермахта, и на массовое расстройство мобилизационной системы Красной Армии, НКВД приложил все усилия для выполнения распоряжений Политбюро. Сразу же после начала вторжения было завершено формирование 21-й, 22-й и 23-й мотострелковых дивизий НКВД из 11 оперативных полков НКВД, дислоцированных на Северном, Северо-Западном и Юго-Западном фронтах, а также одного мотострелкового полка на Западном фронте.

Последующая мобилизация добавила к структуре НКВД 41 500 человек, 16 000 которых были набраны в приграничных военных округах. Одновременно управления НКВД во внутренних военных округах Советского Союза формировали и укомплектовывали личным составом в соответствии с мобилизационными планами дополнительные соединения НКВД. Однако из-за катастрофических потерь, понесенных Красной Армией в начальный период войны, Ставка была вынуждена обратиться к НКВД с требованием передать дополнительную живую силу, соединения и командные кадры на укрепление Красной Армии.[295]

Например, 29 июня 1941 года Ставка приказала НКВД «немедленно сформировать 15 новых дивизий, включая десять стрелковых и пять мотострелковых дивизий», использовав в качестве ядра каждой новой дивизии по 1500 командиров и военнослужащих из пограничных и оперативных войск НКВД.[296] За набор этих новых дивизий отвечал лично Народный Комиссар Внутренних Дел Л. П. Берия. Это были первые из в общей сложности 25 дивизий, которые НКО потребовал от НКВД сформировать к 17 июля 1941 года. В результате НКВД сформировал на Западном стратегическом направлении 243-ю, 244-ю, 246-ю, 247-ю, 249-ю, 250-ю, 251-ю, 252-ю, 254-ю и 256-ю стрелковые дивизии, на Северо-Западном направлении — 257-ю, 259-ю, 262-ю, 265-ю и 268-ю стрелковые дивизии, а на Южном направлении- 12-ю, 15-ю, 16-ю, 17-ю и 26-ю горнострелковую дивизии.[297]

В августе-сентябре 1941 года, когда вермахт угрожал Ленинграду окружением, командование Ленинградского фронта сформировало из имеющихся пограничных и других охранных войск три стрелковых дивизии НКВД, отдельную стрелковую бригаду НКВД и несколько полков НКВД. В их число входили 1-я, 20-я и 21-я стрелковые дивизии НКВД, которые в сентябре-октябре 1941 года приняли активное участие в обороне осажденного города.[298]

В начале декабря, после того, как войска вермахта взяли Харьков и угрожали Ростову, Юго-Западный фронт свел воедино остатки 91-го, 92-го, 94-го и 98-го погранотрядов с 6-м, 16-м и 28-м мотострелковыми полками НКВД, образовав 8-ю мотострелковую дивизию НКВД. В декабре 1941 — январе 1942 года эта новая дивизия в составе 21-й армии Юго-Западного фронта приняла участие в наступательных операциях близ Белгорода, и лишь в июле 1942 года ее передали Красной Армии как 63-ю стрелковую дивизию.[299]

Вслед за катастрофическими поражениями Красной Армии в начале октября 1941 года под Вязьмой и Брянском Главное Управление Внутренних Дел НКВД сформировало 12 октября 1941 года из оперативных, охранных и пограничных войск пять стрелковых и три мотострелковые дивизии.[300] Эти дивизии, получившие обозначения 5-й и 6-й, 10-й, 11-й и 12-й стрелковых, 7-й, 8-й и 9-й мотострелковых дивизий НКВД, были сформированы в Тихвине, Калинине, Туле, Воронеже, Ростове, Сталинграде, Краснодаре и Саратове и отвечали за прикрытие этих районов и борьбу с вражеской агентурой. Однако ухудшающаяся оперативная обстановка вынудила Ставку преобразовать 10-ю и 11-ю стрелковые, 8-ю и 9-ю мотострелковые дивизии НКВД в обычные дивизии Красной Армии, соответственно 181-ю стрелковую, 2-ю гвардейскую стрелковую, 63-ю и 41 -ю стрелковые дивизии, и использовать их в активных боевых действиях.[301]

В то время, когда войска вермахта летом 1942 года в ходе операции «Блау» стремительно продвигались к Сталинграду и Кавказу, ГКО распорядился организовать в структуре НКВД еще одну волну стрелковых дивизий, главной задачей которых должна была стать защита ключевых экономических объектов и транспортных артерий в подвергающихся угрозе районах. В число этих соединений вошли 10-я Сталинградская стрелковая дивизия НКВД и стрелковая дивизия внутренних войск НКВД имени Орджоникидзе. На последнюю возложили ответственность за оборону одноименного с ней города и Военно-Грузинской дороги, служившей жизненно важной пуповиной между Северным Кавказом и Закавказьем. В тот же период НКВД также сформировал Грозненскую, Сухумскую и Махачкалинскую стрелковые дивизии внутренних войск НКВД для выполнения схожих задач в других частях Кавказа.

В итоге на протяжении войны НКВД сформировал в рамках собственной структуры и выставлял на поле в общей сложности 53 дивизии, 20 бригад и несколько сотен полков различных родов войск-либо отдельных, либо приданных фронтам и армиям Красной Армии. Кроме того, были сформированы сотни более мелких частей и подразделений — таких, как батальоны и отряды НКВД, а также 30 бронепоездов.[302] Из структуры НКВД в состав Красной Армии были переданы значительные силы, в том числе 103 000 человек к августу 1941 года, 75 000 — в 1942 году, три полных дивизии НКВД в конце 1942 года, а в начале 1943 года-отдельная армия войск НКВД, которую ГКО и Ставка сформировали в октябре 1942 года.[303] Получив в феврале 1943 года новое обозначение и став 70-й армией, это объединение состояло из шести стрелковых дивизий НКВД, сформированных из пограничников шести восточных военных округов (см. таблицу 5.7).

За лето наступающая немецкая армия уничтожила или нанесла тяжелые потери большинству погранотрядов НКВД на западных границах Советского Союза. В результате НКВД в середине сентября расформировал свои оставшиеся 13 погранотрядов, 2 резервных полка и 4 пограничных комендатуры. 26 сентября вместо них были учреждены новые пограничные полки численностью по 1394 человека в каждом.[304] Например, в Ленинградской области 104-й, 106-й, 6-й и 99-й пограничные полки НКВД пришли на смену бывшим 8-му, 106-му, 6-му и 99-му погранотрядам.[305]

Поскольку эти новые полки тоже оказались слишком хрупкими для эффективного обеспечения безопасности тыла или выполнения боевых задач, НКВД усилил некоторые из них артиллерийскими и минометными подразделениями, а также вооружил противотанковыми ружьями и автоматами. Другие полки были преобразованы в бригады или дивизии. Например, 6-й стрелковый полк НКВД воевал и как отдельный, и в составе 21-й дивизии НКВД.[306] Когда эти полки не участвовали в активных боевых действиях, они охраняли тылы действующих фронтов, боролись с агентами и группами, засылаемыми немецким абвером (контрразведкой), и формировали заградительные отряды для пресечения бегства солдат Красной Армии.

В начале 1943 года Главное Управление войск НКВД реорганизовало подчиненные ему войска, разделив их на четыре основных управления в соответствии с поставленными перед ними задачами. В их число входили:

• Управление пограничных войск;

• Управление внутренних войск, включающее в себя внутренние (бывшие оперативные) войска, конвойные войска и железнодорожные и строительные войска;

• Управление истребительных батальонов;

• Управление пожарных бригад.

Кроме того, НКВД создал отдельное Управление особых отделов (или ОО), которое контролировало все особые отделы в действующих фронтах и армиях, организовывало контрразведывательные операции и действия агентов в тылу вермахта.

В то же самое время НКВД реорганизовал пограничные войска, разбив их на комендатуры, полки и отряды и возложив на них ответственность за обеспечение безопасности в пограничных областях Советского Союза. Теперь пограничный полк имел в своем составе 800-1000 человек, состоял из трех батальонов по шесть-семь рот, разведроты, медицинского, транспортного взводов и взвода химзащиты. Такие полки служили основным «строительным материалом» новых пограничных войск НКВД. По оценкам немецкой разведки, пограничные войска НКВД к 1 января 1943 года имели в своем составе от 100 000 до 160 000 бойцов.

В конце 1943 года и в 1944 году НКВД сформировал дополнительные полки и отряды пограничных войск для охраны новых границ Советского Союза и обеспечения внутренней безопасности на территориях, освобожденных от немецкой оккупации, особенно в Прибалтийских республиках, Белоруссии и на Украине. Например, в августе 1944 года 1-й Белорусский фронт использовал 157-й, 127-й и 18 пограничные полки в восточной Польше против войск Комитета Польского Национального Освобождения, а 1-й Украинский фронт применял схожим образом 2-й, 16-й и 83-й пограничные полки для борьбы с силами украинских националистов в Западной Украине.[307] С другой стороны, когда в последний год войны протяженность боевого фронта сильно сократилась, НКВД часто проводил сокращения своей войсковой структуры, сливая полки.[308]

К середине 1943 года Управление внутренних дел НКВД управляло наиболее важными войсками НКВД, включая внутренние, конвойные, железнодорожные и охранные войска. Управление свело эти войска в дивизии, бригады и полки — последние либо входили в состав дивизий, либо действовали отдельно. Эти дивизии, бригады и полки являлись полностью боеспособными войсками, развернутыми для поддержки фронтов Красной Армии либо действовавшими отдельно под началом Главного Управления войск НКВД. Структура стрелковых (и мотострелковых) дивизий НКВД была гибкой: каждая имела по восемь полков, в ряде случаев моторизованных и кавалерийских, а также различные отдельные батальоны. Кроме того, некоторые дивизии имели артиллерийский дивизион или даже полк, во всех дивизиях имелись отдельные части, в том числе противотанковый и саперный батальоны той же организации, что и в стрелковых Дивизиях Красной Армии, а также отдельные разведывательные и снайперские роты. Численность этих дивизий варьировалась в диапазоне от 8 000 до 14 000 человек.

В военное время бригады НКВД первоначально формировались в составе нескольких полков, а позже — различного числа отдельных батальонов и вспомогательных подразделений, насчитывая примерно по 5000 бойцов каждая. Стрелковый полк НКВД состоял из штаба со взводами разведки, химической разведки и саперов, разведроты, трех стрелковых батальонов, противотанковой батареи (четыре 45-мм орудия), минометной роты (четыре 82-мм и восемь 50-мм минометов) и роты противотанковых ружей (27 штук). На самом нижнем командном уровне каждый из стрелковых батальонов состоял по меньшей мере из трех, а иной раз даже девяти стрелковых рот и пулеметного взвода общей численностью как минимум в 397 человек.

Вдобавок к дивизиям, бригадам и полкам внутренних войск, а также железнодорожных, конвойных и охранных войск НКВД сформировал несколько отдельных соединений, выполнявших на протяжении всей войны важные и высокоспециализированные, но куда менее заметные задачи. Наиболее важным из этих соединений была так называемая Отдельная мотострелковая бригада особого назначения[309] — или сокращенно ОМСБОН (ОМСБОН НКВД СССР).

ОМСБОН ведет свою историю от 27 июня 1941 года, когда Политбюро ЦК КПСС и НКО предписали НКВД создать особую группу отрядов, «предназначенных главным образом для ведения разведывательно-диверсионной деятельности в фашистском тылу». Первоначально эти войска состояли из двух бригад, а также саперно-подрывной и автотранспортной рот и роты связи. Однако в октябре 1941 года НКВД реорганизовал эти войска в Отдельную мотострелковую бригаду особого назначения, состоявшую из двух мотострелковых полков, отдельных рот боевого охранения, саперной и связной, медицинской и парашютно-десантной служб, нескольких училищ и авиачасти. В октябре 1943 года НКВД преобразовал ОМСБОН в Особый отряд для выполнения задач, поручаемых Центральным (Главным) Управлением НКВД, НКГБ (Народным Комиссариатом Государственной Безопасности) и командованием 2-й мотострелковой дивизией НКВД, в подчинении у которой бригада состояла с октября по декабрь 1941 года.[310]

Когда Особый отряд был полностью сформирован, он мог выделять из своего состава для поддержки действующих фронтов Красной Армии отряды численностью в 1000-1200 человек в каждом, специальные отряды по 30-100 человек и небольшие группы от 3 до 10 человек для ведения разведывательно-диверсионной деятельности в глубоком тылу врага. Особый отряд и подчиненные ему отряды и группы выполняли эти задания по поручению Ставки и Главного Разведывательного Управления (ГРУ) Генерального штаба по всему фронту на протяжении всей войны. Кроме того, с октября по декабрь 1941 года они выполняли те же задания по поручению командования Московской зоной обороны, в 1941 и 1942 годах — поддерживали Западный фронт и его 16-ю армию, в 1942 и 1943 годах действовали по поручению Главного штаба обороны Кавказа на Северном Кавказе, а также проводили операции на Брянском и Закавказском фронтах, в 1943 году — на Центральном фронте, в 1943 и 1944 годах — на 1-м Белорусском фронте, а в 1944 и 1945 годах — практически на всех фронтах Красной Армии.[311]

Центральное Управление НКВД на протяжении всей войны возлагало на ОМСБОН и сменивший ее Особый отряд выполнение широкого спектра различных задач. Наиболее распространенные задания, выполняемые этими войсками, включали в себя разведывательные и общевойсковые операции на фронте, особые задания (создание инженерно-минных заграждений и комбинированных систем с использованием новых технологий), установку и снятие минных полей вокруг важных государственных объектов, а также диверсии, разведывательные операции и воздушные десанты в глубоком тылу врага, проводимые силами подразделений, небольших групп и отдельных бойцов.[312]

С конца 1941 и по 1944 год ОМСБОН и Отдельный отряд обучили и подготовили внушительный набор специалистов по разведке и диверсиям — так называемый СПЕЦНАЗ (специального назначения),[313] в том числе 84 командиров среднего звена, 519 сержантов, 803 радистов, 534 инструкторов по подрывному делу, 5255 подрывников, 126 водителей, 107 минометчиков, 350 снайперов и свыше 3000 парашютистов. В свою очередь, это кадровое ядро высокопрофессиональных специалистов составило 212 специализированных отрядов и групп общим числом в 7316 человек, выполнявших широкий спектр самых разных задач на фронте и в тылу врага.

Кроме того, кадровые бойцы СПЕЦНАЗА обучили еще 580 специалистов по подрывной и диверсионной технике для других специализированных частей, действовавших под прямым руководством Ставки, а также сотни специалистов для партизанских отрядов.[314] Например, в феврале, марте и апреле-1943 года подчиненные ОМСБОН отряды минеров очищали от мин важные районы недавно освобожденных городов, таких, как Харьков; в то время как три группы общей численностью в 500 человек восстанавливали и ремонтировали линии связи в Воронежской, Курской и Орловской областях.

Кроме ОМСБОН и Особого отряда, также диверсии в тылу у немцев под контролем НКВД проводило Инженерное Управление Красной Армии. В его войска входили разведывательно-диверсионные части 1-й гвардейской бригады минеров, которая подчинялась Московскому военному округу, а также отдельные гвардейские батальоны минеров, подчиненные индивидуальным действующим фронтам Красной Армии. 1-ю гвардейскую бригаду минеров Ставка сформировала в августе 1942 года, а в сентябре придала ее Московскому военному округу.

Одновременно она придала свои первые два батальона минеров (13-й и 15-й) Воронежскому и Северо-Кавказскому фронтам. К концу 1943 года практически каждый действующий фронт Красной Армии получил по собственному специализированному батальону минеров.

В начале войны Ставка потребовала от НКВД сформировать в дополнение к описанным выше разведывательно-диверсионным частям особые военизированные формирования, предназначенные для помощи регулярным охранным войскам НКВД. Летом 1941 года под контролем центрального и областных штабов НКВД было начато создание специальных истребительных[315] батальонов и полков. Эти силы в первую очередь отвечали за «охрану тылов от интриг вражеских агентов». В директивах, изданных позже, НКВД также потребовал от истребительных отрядов создавать в тылу у немцев партизанские отряды для выполнения заданий того же рода, какие выполняли отряды и группы ОМСБОН.[316] Первоначально каждый истребительный батальон состоял из 100-200 человек, вооруженных стрелковым оружием, гранатами и легким пехотным оружием.[317] Всего за войну (но главным образом в первый ее год) НКВД сформировал сотни таких батальонов в каждом из своих штабов в республиках и областях[318] Советского Союза.

Помимо административных и охранных задач в системе ГУЛАГ, наиболее печально известные задачи, выполняемые войсками НКВД во время войны, были связаны с поддержанием дисциплины в действующих фронтах и армиях Красной Армии — в первую очередь путем пресечения дезертирства, а также с набором живой силы для действующих войск Красной Армии. Уже с конца 1941 года Ставка требовала от НКВД создавать и применять заградительные отряды,[319] в специфическую задачу которых входило пресекать бегство и дезертирство солдат Красной Армии, а также организовывать мобилизацию (в том числе и силой) в ряды Красной Армии гражданских лиц призывного возраста в освобожденных Красной Армией областях.

Удивительно, что, несмотря на внушительную численность, повсеместный характер и множество важнейших задач, выполняемых войсками НКВД Советского Союза за годы войны, исторические труды полностью игнорируют их деятельность. Хотя эти войска сыграли лишь незначительную роль в оперативных и тактических боевых действиях, они проводили обширные и значительные разведывательно-диверсионные операции в тылу врага и выполняли равно важную роль в обеспечении безопасности в тылу действующих фронтов Красной Армии и в стране в целом. Более того, драконовские меры по наведению дисциплины, осуществляемые в рядах Красной Армии этими бойцами в черной форме,[320] помогли удержать Красную Армию от развала в критическое для нее время и в конечном итоге внесли существенный вклад в достижение победы.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.156. Запросов К БД/Cache: 0 / 0