Глав: 4 | Статей: 193
Оглавление
В конце 1941 года свершилось одно из тех чудес, которым не перестает удивляться мир. Разгромленная, обескровленная, почти полностью уничтоженная Красная Армия словно восстала из мертвых, сначала отбросив Вермахт от Москвы, затем разгромив армию Паулюса под Сталинградом и окончательно перехватив стратегическую инициативу в Курской битве, что предопределило исход войны.

Новая книга авторитетного военного историка, посвященная этим событиям, — не обычная хроника боевых действий, больше, чем заурядное описание сражений 1941 — 1943 гг. В своем выдающемся исследовании ведущий американский специалист совершил то, на что прежде не осмеливался ни один из его коллег, — провел комплексный анализ советской военной машины и ее работы в первые годы войны, раскрыв механику «русского военного чуда».

Энциклопедический по охвату материала, беспрецедентный по точности и глубине анализа, этот труд уже признан классическим.

Изучив огромный объем архивных документов, оценив боевые возможности и тактические приемы обеих сторон, соотношение сил на советско-германском фронте и стиль ведения войны, Дэвид Гланц подробно исследует процесс накопления Красной Армией боевого опыта, позволившего ей сначала сравняться с противником, а затем и превзойти считавшийся непобедимым Вермахт.

Эта фундаментальная работа развенчивает многие мифы, бытующие как в немецкой, так и в американской историографии. Гланц неопровержимо доказывает, что решающая победа над Германией была одержана именно на Восточном фронте и стала отнюдь не случайной, что исход войны решили не «генералы Грязь и Мороз», не глупость и некомпетентность Гитлера (который на самом деле был выдающимся стратегом), а возросшее мастерство советского командования и мужество, самоотверженность и стойкость русского солдата.

Примечание 1 : В связи с низким качеством исходного скана таблицы оставлены картинками.

Отдельные танковые полки

Отдельные танковые полки

Еще одна причина уменьшения в 1943 года числа отдельных танковых бригад у Красной Армии заключалась в том, что НКО заменял их множеством новых видов отдельных танковых полков, специально созданных для поддержки стрелковых войск, особенно во время операций по прорыву обороны противника. Хотя НКО и сформировал в начале 1942 года несколько экспериментальных отдельных танковых полков, всерьез он начал этим заниматься только с сентября 1942 года. К этому времени отдельные танковые полки были организованы по той же схеме, что и полки механизированных бригад и корпусов, то есть состояли из двух рот средних танков по 11 танков Т-34 в каждой, одной роты легких танков с 16 танками Т-70 и штабного командирского танка при общей численности в 339 человек и 39 танков, в том числе 23 танка Т-34 и 16 танков Т-70 (об организации и численности танковых полков с 1941 по 1943 год см. таблицу 7.3).

Когда НКО начал в январе 1943 года усиливать структуру танковых и механизированных войск Красной Армии, он также реорганизовал танковые полки по единообразной схеме. Теперь танковые полки состояли из штабной роты с двумя танками Т-34, трех рот средних танков с 10 танками Т-34 в каждой, одной роты легких танков с 7 танками Т-70, роты автоматчиков из 94 человек и взвода противотанковых ружей с 18 противотанковыми ружьями. Общая численность танкового полка составляла 572 человека и 39 танков, в том числе 32 танка Т-34, 7 танков Т-70, а также три бронемашины.[382]

Как и в случае с танковыми бригадами, начиная с середины 1943 года НКО принялся заменять легкие танки в своих танковых полках танками Т-34 — процесс, который наконец завершился в феврале 1944 года. К тому времени танковые полки механизированных бригад и некоторые отдельные танковые полки состояли из трех танковых рот и имели в общей сложности 35 танков Т-34 и 401 человека, в то время как другие отдельные танковые полки сохраняли 39-танковую структуру.[383]

В дополнение к стандартным танковым полкам в конце 1942 и в 1943 году НКО начал формировать особые виды танковых полков, предназначенные для выполнения таких специализированных боевых функций, как уничтожение укрепленных полевых позиций противника и очищение минных полей для содействия наступлению мобильных войск Красной Армии. Например, в октябре 1942 года НКО начал забирать из танковых бригад и отдельных танковых батальонов тяжелые танки KB и объединять их в новые отдельные гвардейские полки тяжелых танков прорыва. Эти новые «дотокрушительные» полки тяжелых танков формировались для поддержки стрелковых войск во время операций про прорыву подготовленной вражеской обороны, дабы избежать катастрофических потерь боевой техники, обычных при таких операциях. Танковые полки прорыва состояли из штабной группы с одним тяжелым командирским танком, четырех рот тяжелых танков по пять танков КВ-1 или КВ-2 в каждой, ремонтной роты и одной бронемашины для командира полка и его штаба при общей численности полка в 215 человек, 21 танк KB и одну легкую бронемашину.[384]

Еще позже, в июне 1943 года, НКО переформировал некоторые из танковых полков в полки инженерных танков. Перед ними ставилась задача очищать минные поля и ликвидировать искусственные заграждения на направлениях главных ударов Красной Армии. Эти полки имели по 22 танка Т-34, из них 16 оснащались Катковыми минными тралами, а также по 18 танков-амфибий ПТ-3[385] для преодоления небольших речных преград.

В целом НКО с сентября по декабрь 1942 года сформировал 77 отдельных танковых полков, включая 15 полков тяжелых танков прорыва. Позднее число танковых Полков в Красной Армии постоянно увеличивалось, дойдя к 1 февраля 1943 года до 94, к 1 июля — до 110, а к 31 декабря — до 115, из которых 34 были полками тяжелых танков и еще несколько — полками инженерных танков.

Оглавление книги


Генерация: 0.224. Запросов К БД/Cache: 3 / 0